Денис Васильевич Давыдов

593777_600

Портрет Дениса Васильевича Давыдова. Джордж Доу. Военная галерея Зимнего Дворца, Государственный Эрмитаж

Денис Васильевич Давыдов (1784 – 1839) — генерал-лейтенант. Один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года и герой Отечественной войны 1812 года. Поэт, где отразилась его военная карьера, известен как автор любовной лирики и в то же время военный писатель, автор первого у нас «Опыта теории партизанских действий».

Денис Давыдов — потомок Минчака Касаевича, из числа выходцев Золотой Орды, который считается родоначальником рода Давыдовых. В 1793 г., отец его командовал полтавским легкоконным полком, который представился на смотр Суворову. Оставшись доволен полком, Суворов принял приглашение командира полка и заехал к нему на дом. Тогда полководец напророчил Давыдову военную судьбу и укрепил желание мальчика стать военным. До 17-летнего возраста, Давыдов провел детство в деревне, не забывая учения. В начале 1801 года он прибыл в Петербург, желая определиться в кавалергардский полк, как самый блестящий кавалерийский гвардейский полк, в который выбирались рослые и видные нижние чины. Но Давыдов был роста небольшого, хотя крепкого сложения, и это обстоятельство служило препятствием его зачисления в кавалергарды. Только 28 сентября 1801 г. он успел, наконец, поступить в этот полк эстандарт-юнкером, так как получил лишь домашнее образование и не был подготовлен к военной службе.

denis_axt

Худ. Л. Нецветаев. Денис-ахтырец.

Этот пробел в своем образовании Давыдов сам сознавал и решился пополнить его со свойственною ему энергией. 9-го сентября 1802 г. Давыдов был произведен в корнеты, 2-го ноября 1803 г. в поручики, а 13 сентября 1804 г., за свои сатирические стихи, переведен из кавалергардского полка в новосформированный тогда Белорусский гусарский (потом гусарский короля нидерландского) полк, стоявший тогда в Киевской губ., в окрестностях Звенигородки.

Переход от блестящей петербургской жизни к Звенигородке, с ее деревенской простотою, притом накануне событий 1805 г., когда вся гвардия принимала участие в последовавших с 1805—1807 гг. войнах с Наполеоном, сильно не правился Давыдову. В Белорусском полку Давыдов оставался недолго, и 4 июля 1806 года был переведен в гвардейский гусарский полк, стоявший в Павловске. В Белорусском полку, при его мирной стоянке, Давыдов нашел, по его же словам, «более дружбы, чем службы, более рассказов, чем дела, более золота на ташках, чем в ташках, более шампанского, чем печали…». В конце 1806 г. Россия снова начинает войну с Наполеоном. Фельдмаршал граф Михаил Федотович Каменский, несмотря на его старость, был назначен главнокомандующим армии, выставленной против Наполеона. Не имея рекомендаций и сгорая лишь желанием попасть на войну, гусарский поручик Давыдов, в четвертом часу пополуночи 16 ноября, является без доклада к фельдмаршалу, заявляя, что имеет настоятельную потребность его видеть. Давыдов сам рассказывает подробности этого, более чем странного обращения к фельдмаршалу, который, придя в понятное изумление от подобной выходки, спросил: «Да кто вы такой?» Тот назвал себя. — «Какой Давыдов?» Узнав имя отца Давыдова, фельдмаршал смягчился, припомня свою приязнь к отцу и даже к деду Давыдова, и обещал ему назначение в армии, что и последовало 3-го января 1807 г.: его назначили адъютантом к кн. Багратиону, который командовал авангардом действующей армии.

594985_600

Аверьянов А. С пакетом

Первые его впечатления о войне были тяжелыми: он увидел груды убитых и обезображенных тел, по собственному признанию, первые ночи не мог спать. В январе 1807 г. он получил боевое крещение при Вольсдорфе; будучи в передовой цепи, Давыдов смело повел ее в атаку и, увлекшись наступлением, едва не попал в плен. За смелые действия он получил свой первый орден — святого Владимира 4-й степени. Затем Денис Васильевич участвовал в сражениях под Прейсиш-Эйлау, Гутштадтом, Деппеном, при Гейльсберге (орден святой Анны 2-й степени) и Фридланде (сабля с надписью: «За храбрость»).

В 1808-1809 годах, во время войны со Швецией, Давыдов, находясь в авангардном отряде Кульнева, совершил с ним поход в Северную Финляндию до Улеаборга и знаменитый переход по льду Ботнического залива к берегам Швеции. В том же 1809 году он в качестве адъютанта Багратиона участвует в боевых действиях против турок на Дунае, а после отъезда из армии Багратиона, в 1810 году, переходит к Кульневу, у которого, по собственным словам, «кончает курс аванпостной службы, начатой в Финляндии».

593543_600

Демаков Евгений Александрович. Поэт, гусар и партизан Денис Давыдов в кругу однополчан

Громкую военную славу Денис Давыдов снискал в Отечественную войну. 8 апреля 1812 г., Давыдов был переименован в подполковники и назначен в Ахтырский гусарский полк, расположенный в окрестностях Луцка, получив в команду 1-й батальон полка (в полку было 2 батальона, по 4 эскадрона в каждом). 18 мая Ахтырский полк выступил в поход к Брест-Литовску, в авангарде, состоявшем под начальством генерал-адъютанта, кн. Васильчикова. Между тем, армии Наполеона, дурно обеспеченные средствами продовольствия, мародерствовала, но жители разбегались, брать было нечего.

Это обстоятельство и получаемые сведения о непрочности тыловой базы французов, внушили подполковнику Давыдову мысль просить в свое распоряжение особую команду доброконных кавалеристов, для поисков на тыл французских войск, с целью уничтожения их продовольственных транспортов. Горячо преследуя эту цель, Давыдов обратился к кн. Багратиону с просьбою, о дозволении доложить ему свои мысли о партизанской войне. Августа 21 он был принят кн. Багратионом и, между прочим, сказал ему: «Что делают толпы казаков при авангарде? (т. е. перед фронтом противника). Пустите часть их в середину каравана, следующего за Наполеоном: они истребят источники силы и жизни неприятельской армии». Мысль эта понравилась кн. Багратиону, и он доложил о том Кутузову, который, соглашаясь с предложенною ему мыслью, но признавая опасность ее выполнения, дозволил употребить для этой цели только 50 чел. гусар и 150 казаков; но в действительности Давыдову дали только 50 гусар и 80 казаков. Давыдов доказывал, что этого слишком мало, чтобы сделать что-нибудь заметное. — «Дайте мне 1000 казаков, говорил он, и вы увидите что будет!» — «Я дал бы тебе с первого раза 3000, ибо не люблю ощупью дела делать», сказал кн. Багратион. Но всегда осторожный Кутузов, опасаясь за судьбу выделяемой в тыл неприятеля партии, решился не увеличивать ее состава. Таким образом Давыдову принадлежит и мысль и ее первое применение, в вопросе о развитии партизанских действий в 1812 г..

partizan

Худ. Л.Нецветаев. Партизаны.

Получив разрешение, Давыдов предпринял обходное движение на Медынь и появился в тылу французов в селе Скугореве. Пораженные появлением русских мундиров среди французских войск, местные жители были уверены, что это переодетые французы, и прежде чем убедились в противном, встречали русских военных выстрелами или ударом топора. Этому недоразумению немало способствовала и гусарская форма, в которой являлся перед жителями и сам Давыдов и бывшие при них гусары, мундиры которых были похожи на французские. Поэтому Давыдов отпустил бороду и надел крестьянский зипун и в таком виде заручился полным доверием жителей, советуя им нападать на неприятельские небольшие отряды и сообщать ему о всех движениях противника. Результаты не замедлили появиться. Так, 2-го сентября, в тот день когда Наполеон вступал в Москву, Давыдов узнал, что в селе Токареве находятся французские мародеры. Налетев на них, разбил прикрытие, охранявшее обоз с награбленными у жителей припасами, отбил все награбленное и взял 90 чел. в плен. В тот же день он отбил другой обоз и захватил в плен 70 чел., затем вечером того же числа он уже появился у Царева-Займища, где дневал следовавший в Москву неприятельский транспорт, под прикрытием 250 чел. конницы. Внезапным нападением Давыдов отбил транспорт, взял в плен 2-х офицеров и 119 рядовых, а также 10 фур с провиантом и одну с патронами. Раздавая жителям ружья от пленных и отбитые патроны, выбрал нескольких лиц потолковее и объяснил им, что они должны нападать на отдельно встречаемых французов и мелкие партии противника, а перед сильными партиями отступать в разных направлениях, с целью раздробить неприятеля на мелкие партии, завлекать в засады и т. п.

partizan (1)

Вдали ползет обоз хранцузский. Худ. Н. Тропина

Почти не проходило дня, чтобы где-нибудь не был отбит или неприятельский транспорт, или обоз с награбленным французами провиантом. Случалось приводить в плен разом до 250 чел. Образовались по пути отступления французской армии другие партизанские отряды: графа Орлова-Денисова, Сеславина, Фигнера и др., которые соединялись иногда вместе, составляя отряд до 1200 и более человек. 27 октября, под Ляховцами, они присоединились к отряду гр. Орлова-Денисова, состоявшему из псковского драгунского полка и 6 казачьих полков, атаковали отряд генерала Ожеро и принудили его сдаться, с 2000 рядовых и 60 офицерами. Вслед за тем Кутузов усилил отряд Давыдова двумя казачьими полками, что придало еще больше самостоятельности его действиям. Под Красным партизаны взяли в плен генералов Альмерона и Бюрта, множество обозов и до 200 нижних чинов. 9 ноября Давыдов напал при Копысе на неприятельский кавалерийский склад, охраняемый 3000 чел., разбив их наголову, овладев складом и, взяв 285 чел. в плен, вплавь переправился через Днепр и выслал партии к Шклову и Староселью. После переправы через Березину, Кутузов поручил Давыдову сделать быстрый набег на Гродно и захватить собранные там припасы, под охраною 4000 отряда венгерцев при генерале Фрейлихе, из корпуса кн. Шварценберга. Давыдов послал Фрейлиху письмо, предлагая сдать город. Полагая, что отряд Давыдова есть авангард русской армии, австрийский генерал сдал Гродно, со всеми запасами ценностью, более чем на миллион рублей. За свои подвиги в 1812 году, Давыдов был награжден орденами: св. Георгия 4-й ст. за дело при Копысе, и за другие дела чином полковника, и орденом св. Владимира 3-й степени.

594805_600

Наполеон приговаривает к расстрелу партизан. Александр Апсит

В 1813 году, по переходе через границу, отряд полковника Давыдова вошел в состав корпуса генерал-адъютанта Винценгероде, и участвовал в поражении под Калишем саксонцев 1 февраля. Привыкнув к самостоятельности своих действий, он, не испросив особого разрешения, сделал с казаками набег на столицу Саксонии, Дрезден, и занял половину ее (Нейштадт), 10 марта, заключив капитуляцию с французским генералом Дюрютом. Это сочли самовольством, и Давыдов был лишен командования отрядом. Но, говорит он, «справедливость царя покровителя была щитом». Такого бойца, как Давыдов, нельзя долго держать без дела, и его вскоре отправили в отряд генерал-майора Ланского, удалив из корпуса Винценгероде, который сам собирался было овладеть Дрезденом и не мог простить предупредившему его в этом деле Давыдову. Состоя в отряде Ланского, Давыдов участвовал в делах под Пределем, Гартой, Эцдорфом, Насеном, Юбигау, Дрезденом (27 апр.), Бауценом, Рейхенбахом и в других делах, до заключения перемирия. По возобновлении военных действий 15 августа, он снова участвует в делах и боях: под Риотау, Люценом, Цейцом, Альтенбургом, Пенигом, Хемницом, Наумбургом, в битве под Лейпцигом (4 и 6 окт.), Кезеном, и почти во всех авангардных делах, до берегов Рейна, получив за то Высочайшее благоволение.

594490_600

С оружием в руках – расстрелять. Василий Верещагин

В 1814 г., в пределах Франции, Давыдов командовал Ахтырским гусарским полком и находился при армии прусского фельдмаршала Блюхера, и участвовал со своим полком в делах при Бриенне и Ларотьере, за которое после (21 дек. 1815 г.) был произведен в генерал-майоры. Затем был в делах при Монмирале, Шато-Тьери, Меро, Эперне; в трехдневном бою при Лаоне и под Фершампенуазом, и, наконец, после битвы при Краоне, командуя гусарской бригадою, вступил 19 марта, вместе с другими войсками, в Париж. По возвращении в пределы России, Давыдов отправился в отпуск в Москву и затем состоял, в 1815 г., при начальнике 1-й драгунской дивизии, потом, в 1816 г., при начальнике 2-й конноегерской дивизии, при начальнике 2-й гусарской дивизии; 7 ноября назначен командиром 1-й бригады той же дивизии; 19 февр. 1818 г. назначен начальником штаба 7-го пех. корпуса, а в 1819 г. на таковую же должность в 3-м пехот. корпусе; а 14 ноября 1823 г., за болезнью, уволен от службы с мундиром.

Партизаны.-Неизвестный-художник.-1-я-половина-XIX-в.

Партизаны. Неизвестный художник. 1-я половина XIX в.

Автор «Опыта теории партизанских действий»

Частые служебные перемещения Давыдова показывают, что он не находил себе места для служебной деятельности в мирное время. Живя в деревне или в Москве, он занялся составлением записок, посвященных партизанской войне, с целью показать ее важное значение на ход стратегических операций целых армий. Этот свой первый научный труд: «Опыт о партизанах» — Давыдов посвятил имени Императора Александра I с надписью на рукописи: «Je ne suis qu’un soldat et je n’ai que du zèlе». Эта рукопись хранится в библиотеке главного штаба и в 1821 году вошла в изданное в Москве более обширное сочинение Давыдова под названием: «Опыт теории партизанского действия». В 1-й части названного труда (взятой из рукописи, о которой мы говорили), весьма обстоятельно изложены партизанские действия в войнах—1618, 1742, 1809 и 1812 гг. В двух остальных частях изложены системы партизанских действий, трактуется и о прикрытии тыла армии. Это сочинение сразу выдвинуло Давыдова в ряды талантливых писателей по военному искусству, доказав его начитанность и оригинальность мышления в применении теории к практике. Давыдов доказывал, что Россия имеет огромное преимущество в организации казацких войск, мало стоящих казне, способных к быстрым передвижениям и отважным по натуре и представляюших громадную боевую силу, способную действовать на сообщение неприятельской армии, важную для рекогносцировок и прикрытия собственного тыла армии. Мысль эта высказывалась настойчиво в статьях Давыдова в «Отеч. Записках» где он помещал «Дневник партизанских действий» своих. Высказанные знаменитым партизаном мысли приобретают даже теперь все большее число сторонников, и в последнее время, создается новая боевая сила из киргизской конницы, организуемой по образцу казацкой и столь же пригодной для партизанской войны, принесшей столько пользы русским войскам в борьбе с Наполеоном. Понятно поэтому, что Давыдов был глубоко поражен словами Наполеона, в его корреспонденции, где он отрицает пользу, принесенную нам нашими партизанами в борьбе с французами. Это вызвало в 1825 году ответ Давыдова, вышедший отдельною книжкою (65 страниц) под названием: «Разбор трех статей в Записках Наполеона».

восприятие

Крестьяне у тел убитых французов. Кон.ХIX в.

В этих «Записках Наполеона», между прочим, сказано: «во время движения на Москву он никогда не имел в тылу своем неприятеля. Во время двадцатидневного пребывания в Москве ни одна эстафета, ни один транспорт с зарядами не были перехвачены; ни одна укрепленная почтовая станция не была атакована; артиллерийские транспорты и военные повозки дошли беспрепятственно…». Против этих-то слов и возражал Давыдов, как партизан 1812 года: «Я считаю себя», говорит он, «рожденным единственно для рокового 1812 года». Известно, что Наполеон даже неудачи свои любил объявлять официально победами и не стеснялся вводить Францию в заблуждение. Даже поход его из Москвы 1812 г., он объявлял «переменою квартиры армии, так как для зимы русские жилища не пригодны». Ho Давыдов, считая «дерзостью» опровергать голословно великого человека, приводит из французских же бюллетеней доказательства, что действия русских партизанов в 1812 г. наносили большой вред французской армии. То же, по его словам, можно сказать и о действиях наших партизанских партий в 1807 в восточной Пруссии, хотя действия этих партий были делом лишь частной инициативы и не входили в расчеты главнокомандующих.

Тарутинский лагерь, А.Ю.Аверьянов, 2002 г.

Тарутинский лагерь. Художник: А.Ю.Аверьянов, 2002 г.

Своими учеными трудами Давыдов занимался на досуге, пока не началась, в 1826 г., война в Персии. В день священного коронования своего в Москве, Император Николай обратился к присутствовавшему на выходе Давыдову, с вопросом: «может ли он служить на действительной службе»? Получив утвердительный ответ, он изъявил желание послать его в Грузию. В августе 1826 г., Давыдов отправился на Кавказ и был назначен временным начальником войск, расположенных на границе эриванского ханства. После первой встречи с неприятелем, 19 сент. у селения Атымлы и после постройки крепостцы Джелал-Оглу, он отправился, для поправления расстроенного здоровья, на кавказские минеральные воды. В 1827 г. он уже возвратился в Россию и снова предался семейной жизни до польского мятежа 1831 года. 12 марта он прибыл в главную квартиру нашей армий в м. Шенице и затем в Красностав, где принял начальство над отрядом из трех казачьих и одного драгунского полков. 6 апреля он взял приступом город Владимир Волынский и уничтожил шайку мятежников; после того, соединясь с отрядом графа Толстого, Давыдов отбросил корпус Хржановского на батареи Замостья, а затем командовал авангардом и отдельными отрядами в корпусе генерала Ридигера, за что был награжден чином генерал-лейтенанта, орденами Св. Анны 1-й ст. и Св. Владимира 2-й ст. По окончании войны, Давыдов снова отправился в свое имение Симбирской губернии, где и скончался 23 апреля 1839 года.

594203_600

Орловский А.О. Портрет Дениса Давыдова 1814

Личная жизнь

Первый раз Давыдов влюбился в Аглаю де Грамон. Но она предпочла выйти замуж за его двоюродного брата — высоченного кавалергардского полковника А. Л. Давыдова.Потом он влюбился в юную балерину — Татьяну Иванову. Несмотря на то, что Денис часами стоял под окнами балетного училища, она вышла замуж за своего балетмейстера. Давыдов очень сильно переживал по этому поводу.

Проходя службу под Киевом, Давыдов в очередной раз влюбился. Его избранницей стала киевская племянница Раевских — Лиза Злотницкая, дочь генерала Антона Осиповича Злотницкого. В это же время Общество любителей российской словесности избрало его своим действительным членом. Он был очень горд, так как сам называть себя поэтом не осмеливался до этого.

Непременным условием родителей Лизы было, что Денис исхлопочет у государя казенное имение в аренду (это была форма государственной поддержки лиц небогатых, но отличившихся на службе). Давыдов поехал в Петербург хлопотать. Очень сильно помог В. А. Жуковский, который Давыдова просто обожал. С его помощью достаточно быстро Давыдову было предоставлено «в связи с предстоящей женитьбой» в аренду казённое имение Балты, приносившее шесть тысяч рублей в год.

Но тут он получил новый удар. Пока он хлопотал в Петербурге, Лиза увлеклась князем Петром Голицыным. Князь был картёжник и кутила, к тому же его недавно выгнали из гвардии за какие-то тёмные дела. Но был необычайно красив. Давыдову был дан отказ. Причём Лиза даже не захотела с ним увидеться, передав отказ через отца.

Давыдов очень тяжело переживал отказ Лизы. Все его друзья принялись спасать его и для этого подстроили ему встречу с дочерью покойного генерала Николая Александровича Чиркова, Софьей (1795—1880). Она была по тем временам уже в зрелом возрасте — 24 года. Но друзья наперебой её нахваливали. Миловидна, скромна, рассудительна, добра, начитанна. И он решился. Тем более ему уже было 35 лет. Но свадьба чуть не расстроилась, так как мать невесты узнав про его «зачашные песни» велела отказать Давыдову как пьянице, беспутнику и картёжнику. Друзья покойного мужа еле её уговорили, объяснив, что генерал Давыдов в карты не играет, пьёт мало — а это только стихи. Ведь он поэт!В апреле 1819 года Денис обвенчался с Софьей. Как только у них с Софьей стали рождаться дети, у Дениса пропало желание тянуть военную лямку. Он хотел находиться дома, возле жены. Давыдов то и дело сказывался больным и уходил в многомесячные отпуска. Даже Кавказская война, куда он был направлен под началом генерала Ермолова, его не увлекла. Он пробыл в действующей армии всего два месяца, а затем выпросил у Ермолова шестинедельный отпуск для поправки здоровья. Заехав для вида на минеральные воды, разослав для убедительности несколько писем о своей болезни (в том числе и Вальтеру Скотту), он помчался на Арбат в Москву, где его в то время ждали уже три сына и беременная в очередной раз Софья. Всего в браке Дениса и Софьи родилось девять детей.

После польской кампании, когда ему было 47 лет и он только и думал о покое, от него наконец отстали. В отставку, правда, ему так и не дали уйти, но не трогали и вся его служба ограничивалась ношением генерал-лейтенантского мундира.Последние годы жизни Д. В. Давыдов провел в селе Верхняя Маза, принадлежавшей жене поэта, Софье Николаевне Чирковой. Здесь он продолжал заниматься творчеством, вёл обширную переписку с А. Ф. Воейковым, М. Н. Загоскиным, А.С. Пушкиным, В. А. Жуковским, другими писателями и издателями. Бывал в гостях у соседей — Языковых, Ивашевых (в Ундорах), А. В. Бестужева, Н. И. Поливанова. Посещал Симбирск. Выписывал книги из-за границы. Охотился. Писал военно-исторические записки. Занимался воспитанием детей и домашним хозяйством: выстроил винокуренный завод, устроил пруд и т. д. Одним словом, жил в своё удовольствие.

Но в 1831 году поехал навестить сослуживца в Пензу и без памяти влюбился в его племянницу 23-летнию Евгению Золотарёву. Он был на 27 лет старше её. Несмотря на то, что он очень любил свою семью, ничего не мог с собой поделать. Скрыть тоже не получилось. Этот страстный роман продолжался три года. Потом Евгения вышла замуж за первого попавшегося жениха, а Денис, отпустив возлюбленную в этот раз легко, без мук, вернулся в семью.

22 апреля 1839 года около 7 часов утра на 55-м году жизни Денис Васильевич скоропостижно скончался апоплексическим ударом в своем имении Верхняя Маза. Прах его был перевезен в Москву и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря. Жена Софья Николаевна пережила Дениса более чем на 40 лет.

594102_600

Худ. Л.Нецветаев. Д.В.Давыдов.

Давыдов и Пушкин

Певец-гусар, ты пел биваки,
Раздолье ухарских пиров,
И грозную потеху драки,
И завитки своих усов.
С веселых струн во дни покоя
Походную сдувая пыль,
Ты славил, лиру перестроя,
Любовь и мирную бутыль…
……
Красноречивый забияка,
Повеса, пламенный поэт…

Так воспринимал молодой Пушкин «гусарскую» лирику Давыдова, яркую и эмоциональную, навеянную патриотическим пафосом Отечественной войны 1812 года, одним из героев которой он был. Позднее Пушкин признавал, что он не сделался подражателем Батюшкова и Жуковского благодаря Давыдову, который «дал ему почувствовать еще в Лицее возможность быть оригинальным».

dr_friend

Худ. Л.Нецветаев.

Личное знакомство поэтов началось еще со времен «Арзамаса», членами которого они состояли. С воспоминаниями о встречах на юге можно связать портрет Давыдова, набросанный Пушкиным в начале 1825 года на полях рукописи «Евгения Онегина». В 1820-е годы Давыдов жил в Москве, и Пушкин в свои приезды сюда встречался с ним (1829, 1831). Об одной из встреч поэт-партизан писал П. А. Вяземскому в начале 1830 года: «Пушкин хвалил стихи мои, сказал, что в молодости своей от стихов моих стал писать свои круче и приноравливаться к оборотам моим». Давыдов был в середине февраля 1831 года среди близких друзей поэта на «мальчишнике» накануне его свадьбы с Н. Н. Гончаровой.

Первую половину 1830-х годов Давыдов жил с семьей в своем симбирском имении и в обширной переписке с Вяземским и другими современниками неизменно интересовался Пушкиным. Он ждет продолжения «Онегина» и признается, что «эта прелесть» у него вечно в руках. Подсказанные им крылатые фразы и поговорки использованы поэтом в качестве эпиграфов к «Пиковой даме» и «Капитанской дочке». Январь 1836 года Давыдов провел в Петербурге и почти ежедневно встречался с Пушкиным и их общими друзьями. В одну из таких встреч поэт подарил другу «Историю Пугачева», сопроводив ее обращением к нему:

Тебе певцу, тебе герою!
Не удалось мне за тобою
При громе пушечном, в огне
Скакать на бешеном коне…
Вот мой Пугач: при первом взгляде
Он виден — плут, казак прямой!
В передовом твоем отряде
Урядник был бы он лихой.

«Это для меня диплом на бессмертие»,— сказал растроганный Давыдов. В это же время Пушкин привлек Давыдова к участию в «Современнике» и опубликовал в нем шесть его стихотворений и две статьи о партизанской войне и занятии Дрездена в 1813 году. Трагическая смерть Пушкина поразила Давыдова, и в письме к Вяземскому он писал: «Какое ужасное происшествие! Какая потеря для всей России!.. А Булгарины и Сенковские живы и будут живы, потому что пощечины и палочные удары не убивают до смерти».

124114161_i26575

1817 год. Александр Пушкин, Денис Давыдов и Василий Львович Пушкин

О либерализме Давыдова

Давыдов в 20-х годах печатался в лучших журналах и альманахах, но многие его стихи ходили только в рукописях. Из них некоторые («Послание к Бурцеву» и ряд. др. гусарских) впоследствии вошли в прижизненное собрание его стихотворений, 1832, иные — политические басни — увидали свет через 70 лет после их написания, а сатира «Сон» — только в наше время. Особенной популярностью пользовалась «Современная песня» (1836), где Давыдов, либерал первой четверти века, осмеял новую формацию либералов и говорунов николаевского времени.

Давыдов явился идеологом того круга либерального офицерства, у которого свободомыслие не доходило до реального протеста, ограничиваясь некоторой попыткой освобождения от «оков света» и свободоязычием. В соответствии с основными темами его лирики (прославление лихой гусарской жизни, насмешка над начальством, над пустыми условностями и т. д.) находятся бойкость стиха, непринужденность тона и бесцеремонность выражения. Резкий отход от громкой лирики (у Давыдова совсем нет од), демократизация стиля — заслуги Давыдова в истории русской поэзии.

0004-008

Давыдов Денис Васильевич (гравюра). Источник иллюстрации: Иегер О. Новейшая история / Пер под ред. П.Н. Полевого. -СПб.: Изд. А.Ф.Маркса, [1894], 692с.

800px-DV_Davydov

Гравюра П.Ф. Бореля. Денис Давыдов

загруженное

Гампельн, Карл — Портрет Дениса Васильевича Давыдова. Эрмитаж

verhmaza

Худ. А.Боголюбов. Д.Давыдов в Верхней Мазе.

Лит.: Глинка В.М., Помарнацкий А.В. Давыдов, Денис Васильевич // Военная галерея Зимнего дворца. — 3-е изд. — Л.: Искусство, 1981. — С. 100-102.Геннадий Серебряков Денис Давыдов (ЖЗЛ)
Залесский К.А. Наполеоновские войны 1799-1815. Биографический энциклопедический словарь, Москва, 2003.
Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М. 1997 г.
Жерве В. В., Партизан-поэт Давыдов, СПб, 1913; Розанов И., Поэты двадцатых годов 19 века, М., 1925.
Л.А. Черейский. Современники Пушкина. Документальные очерки. М., 1999, с. 175-176.
Петров А. Давыдов, Денис Васильевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.

Портреты деятелей сходных направлений деятельности:

  • Вебинары марта
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.02.2019 at 2:58 дп

    Дух пряный марта был в лунном круге, Под талым снегом хрустел песок. Мой город истаял в мокрой вьюге, Рыдал, влюблённый, у чьих-то ног. Ты прижималась всё суеверней, И мне казалось — сквозь храп коня - Венгерский танец в небесной черни Звенит и плачет, дразня меня. А шалый ветер, носясь над далью,- Хотел он выжечь душу […]

  • Ирина Дедюхова «Безбрежные воды Стикса». Часть III
    Posted by Ирина Дедюхова on 21.02.2019 at 1:50 пп

    Это совсем еще не конец, нас, очевидно, ждет следующая книга о захватывающих приключениях представителей правоохранительных структур города Ижевска с терроризмом и экстремизмом… пока еще не совсем ясно, кого именно, хотя детали понемногу уточняются. Но экшн попёр! Это уже не подготовительная методическая работа, вводящая нас в тонкости бытия «Ижевска фантастического» (а с ним и нашего мистического […]

  • Вебинары февраля
    Posted by Ирина Дедюхова on 30.01.2019 at 2:58 дп

    Еще и холоден и сыр Февральский воздух, но над садом Уж смотрит небо ясным взглядом, И молодеет божий мир. Прозрачно-бледный, как весной, Слезится снег недавней стужи, А с неба на кусты и лужи Ложится отблеск голубой. Не налюбуюсь, как сквозят Деревья в лоне небосклона, И сладко слушать у балкона, Как снегири в кустах звенят. Нет, […]

  • Выбора нет?.. Часть IV
    Posted by Игорь Гнатюк on 18.03.2019 at 1:23 дп

    Ну, выбрали тут, значит, президента, показав, что никакого выбора у них не было. В ЦИК с помощью продажного путинского электората уж совершенно немыслимую сумму нарисовали… то есть процент, конечно, но ведь не бесплатно. Если уж совсем задаром настолько ссучились, то это ведь не только за гранью приличий, но и свидетельствует об утрате обычной человеческой адекватности.  […]

  • Газовый спор. Часть V
    Posted by Diana on 17.03.2019 at 1:19 дп

    А между тем, дела обстоят следующим образом. Европа очень довольна, что нынче у руля в России слошное ворье, в задачу которого входит лишь выкачивание природных богатств из России и сдача их по дешевке за ихние бумажные деньги. Газпром выходит практически с демпинговыми ценами, поскольку все риски и неминуемые просчеты такой торговлишки попросту перекладывает на российского […]

  • Война унитазов. Часть II
    Posted by Evdokiya on 16.03.2019 at 1:46 дп

    Невыносимо жаль денег, сил, времени, спущенных в эти прохудившиеся унитазы…  Поэтому у всех год назад после выборов и было похоронное настроение. Даже у тех, кто поступился собственной совестью, вбрасывая бюллетени, устраивая "сбой" на выборах… чтоб эти унитазы еще шесть неконституционно отжатых у страны годков за нормальных людей жили и катались сыром в масле. И все […]