Николай Владимирович Рузский

Н. В. Рузский, 1914. Журнал "Нева", № 37, 1914. С. 714

Н. В. Рузский, 1914. Журнал «Нева», № 37, 1914. С. 714

Николай Владимирович Рузский (1854 — 1918) — генерал-адъютант, генерал от инфантерии, член государственного и Военного советов, во время Первой мировой войны командующий 3-й армией, а затем главнокомандующий армиями Северо-Западного и Северного фронтов, участник заговора против императора Николая II, изменник. В ставке Рузского (Псков) Царь подписал акт отречения. Убит большевиками в качестве заложника,перед расстрелом сам рыл себе могилу.

Родился 6 марта 1854 года в дворянской семье, жившей в Калужской губернии. Не совсем обычная фамилия генерала объясняется тем, что по преданию, род Рузских берет свое начало от дворянина А.М. Лермонтова, жившего в XVIII веке в подмосковном городе Руза. Отец будущего генерала ‒ Владимир Виттович Рузский служил чиновником и скончался, когда Николай пребывал еще в детском возрасте, в связи с чем мальчик был взят под покровительство Московского опекунского совета.

В 1865 году Николай поступил в 1-ю петербургскую военную гимназию, которую окончил по первому разряду (1870). Затем последовало обучение в Константиновском военном училище, которое он также закончил по первому разряду (1872). Преподавание в этом училище под воздействием военных реформ Александра II и Д. Милютина велось по новым методикам, оживлявшим теоретические и практические занятия, и Рузский получил здесь хорошие знания. Молодой человек был зачислен в лейб-гвардии Гренадерский полк. Ротным командиром он принял участие в Русско-турецкой войне 1877‒1878 гг., отличился при взятии крепости Горный Дубняк, был ранен в ногу. За отвагу и мужество, проявленные в боях с турками, Н.В. Рузский был награжден орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость».

Русская армия в русско-японской войне - Генеральный штаб. Рисунки Андрея Каращука

Русская армия в русско-японской войне — Генеральный штаб. Рисунки Андрея Каращука

Желая продолжить образование, отличившийся молодой офицер в 1878 г. был прикомандирован к запасному батальону для подготовки к поступлению в Николаевскую Академию Генерального Штаба, обучение в которой открывало большие возможности для карьерного роста. Окончив академию по первому разряду (1881), Рузский был назначен помощником старшего адъютанта штаба Казанского военного округа. Карьера талантливого офицера складывалась более чем успешно. В 1882 году он был уже старшим адъютантом штаба Киевского военного округа; с 1887-го служил начальником штаба 11-й кавалерийской дивизии, а с 1891 года был начальником штаба 32-й пехотной дивизии. В 1896 г. Рузский некоторое время командовал 151-м пехотным Пятигорским полком, но в конце того же года получил чин генерал-майора и должность окружного генерал-квартирмейстера штаба Киевского военного округа. А в 1903-м «за отличие» Рузский был досрочно произведен в чин генерал-лейтенанта.

Русская армия в русско-японской войне - Летняя униформа. Рисунки Андрея Каращука

Русская армия в русско-японской войне — Летняя униформа. Рисунки Андрея Каращука

Однако, пользовавшийся расположением командующего войсками округа генерала М.И. Драгомирова, ценившего своего подчиненного за ум и характер, Рузский далеко не у всех вызывал такую же высокую оценку. Генерал Генерального штаба Адариди так отзывался о Рузском: «Трудно понять, как такой знаток людей, каким был Драгомиров, мог его выдвинуть, так как ни особым талантом, ни большими знаниями он не обладал. Сухой, хитрый, себе на уме, мало доброжелательный, с очень большим самомнением, он возражений не терпел, хотя то, что он высказывал, часто никак нельзя было назвать непреложным. К младшим он относился довольно высокомерно и к ним проявлял большую требовательность, сам же уклонялся от исполнения поручений, почему-либо бывших ему не по душе. В этих случаях он всегда ссылался на состояние своего здоровья».

Русская армия в русско-японской войне - Казаки. Рисунки Андрея Каращука

Русская армия в русско-японской войне — Казаки. Рисунки Андрея Каращука

Русско-японская война застала генерала Рузского в должности начальника штаба Виленского военного округа. Имевший хорошую репутацию и авторитет, генерал был направлен на театр военных действий начальником штаба 2-й Маньчжурской армии. Он участвовал в сражениях при Сандепу и Мукдене и, по мнению Генерального штаба, проявил себя как один из лучших генералов и ценных работников. При отступлении Русской армии от Мукдена, находясь в арьергарде армии, Рузский, упав с лошади, получил травму, но, несмотря на увечье, остался в действующей армии.

После окончания войны Н.В. Рузский, как ценный штабной работник, был привлечен к разработке «Положения о полевом управлении войсками в военное время». В 1907 г. его ввели в состав Верховного военно-уголовного суда по расследованию дела о сдаче Порт-Артура. А в 1909-м Рузский был назначен командиром 21-го армейского корпуса, но вскоре был отстранен от командования ввиду слабого здоровья. Для генерала снова началась штабная служба: он был членом Военного совета при военном министре, занимался разработкой уставов и наставлений, был одним из авторов Полевого устава 1912 г.

Русская армия в русско-японской войне - Силы приграничной и военно-морской группировки Порт-Артура. Рисунки Андрея Каращука

Русская армия в русско-японской войне — Силы приграничной и военно-морской группировки Порт-Артура. Рисунки Андрея Каращука

В 1909 г. Рузский был уже «полным генералом», получив чин генерала от инфантерии. За два года до начала Первой мировой войны он был назначен на пост помощника командующего войсками Киевского военного округа генерала Н.И. Иванова и должен был, в случае военного конфликта с Германией и Австро-Венгрией сразу же взять на себя командование армией, сформированной на базе округа.

Когда разразилась Мировая война, Рузский возглавил 3-ю армию. Пользовавшийся личным доверием и расположением Императора, в сентябре 1914 года Рузский был произведен в генерал-адъютанты, а за успешные бои с австрийцами и взятие Львова был награжден сразу двумя степенями высший воинской награды ‒ ордена Святого Георгия (4-й и 3-й). За Галицийскую битву, в ходе которой русские войска заняли почти всю восточную Галицию, Буковину и осадили Перемышль, Рузский был удостоен ордена Святого Георгия 2-й степени, став, таким образом, одним из трех русских военачальников, награжденных тремя степенями военного ордена. (Помимо Рузского три степени ордена Св. Георгия за Первую мировую войну имели лишь Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич и командующий Юго-Западным фронтом генерал Н.И. Иванов). В это время Рузский обрел всенародную славу как «завоеватель Галиции», его портреты печатались на страницах всероссийской прессы, подвиги генерала изображались на лубках и прославлялись в незатейливых стихах, присылаемых их авторами в газеты.

Русская армія 4 августа 1914 года параднымъ маршемъ подъ барабанный бой переходитъ германскую границу. Лубочная картинка временъ Первой міровой войны

Русская армія 4 августа 1914 года параднымъ маршемъ подъ барабанный бой переходитъ германскую границу.
Лубочная картинка временъ Первой міровой войны

Находясь на пике славы, в сентябре 1914 г. Рузский вместо Я.Г. Жилинского был назначен Главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта. Под его командованием солдаты Русской армии сражались в Варшавско-Ивангородской, Лодзинской и Августовской операциях. Но в ходе них выяснилось, что Рузский допустил целый ряд серьезных ошибок, дорого стоящих нашей армии. Во время Лодзинской операции Рузский, несмотря на достигнутый нашими армиями успех, отдал приказ об отступлении, из-за чего группа германских войск смогла выйти из окружения. А в Августовской операции именно его действия стали причиной катастрофы 10-й армии генерала Ф.В. Сиверса. Кроме того, как отмечали современники, у Рузского была привычка обвинять в своих ошибках и неудачах подчиненных, которые, как правило, и расплачивались за стратегические провалы командующего фронтом. А некоторые успехи Рузского позже были оценены военными историками как желание генерала стяжать себе славу, а не как продуманные действия, направленные к общему успеху.

Военный мотоциклист. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Военный мотоциклист. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Генерал А.П. Будберг вспоминал: «Генерала Сиверса обвинили и покарали ‒ он командовал 10 армией и ответил полностью за постигшую ее катастрофу. Следователем, судьею и экзекутором явился Главнокомандовавший Северо-Западным фронтом генерал-адъютант Рузский, фактически несравненно более виновный в разгроме нашей армии (…). Ведь все самые подробные данные о положении наших корпусов и дивизий и об обнаруженных против них неприятельских силах были отлично и своевременно известны оперативному отделу штаба фронта… (…) Эти сведения не могли оставлять сомнений в том, какая опасная для 10 армии операция была начата против нее неприятелем. Затем, штабу фронта было отлично известно, что на всем 170 верстном фронте 10 армии не имелось ни одного батальона в резерве, и что, следовательно, в руках генерала Сиверса не было ни малейшей возможности встретить немецкий обход соответственным контрманевром, т.е. активными действиями своего резерва против обходящего неприятеля.

Авиатор. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Авиатор. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

При таких условиях само фронтовое Главнокомандование обязано было трезво оценить всю опасность положения 10 армии, взять на себя руководство и ответственность и само приказать генералу Сиверсу немедленно и со всей поспешностью увести его растянутые и безрезервные корпуса из под уже неотвратимого и неостановимого и в высокой степени опасного флангового удара, и не считаться при этом уже ни с чем другим, кроме избавления целой армии от нависшей над ней и неоспоримой угрозы двойного обхода…» Но наказание понес только генерал Сиверс, отстраненный от командования, Рузский же вышел сухим из воды.

Генерал А.А. Брусилов оставил о Рузском следующий отзыв: «…человек умный, знающий, решительный, очень самолюбивый, ловкий и старавшийся выставлять свои деяния в возможно лучшем свете, иногда в ущерб своим соседям, пользуясь их успехами, которые ему предвзято приписывались». А известный военный историк А.А. Керсновский, анализируя взятие Рузским Львова, писал, что штаб 3-й армии, упорно не желал считаться с создавшейся на театре войны обстановкой: «Генерал Рузский был всецело под влиянием своего начальника штаба генерала В.М. Драгомирова, а этот последний твердо решил искать лавров на штурме «первоклассной крепости» Львова.

ВОЙЦЕХ КОССАК "СОПРОВОЖДЕНИЕ ПЛЕННОГО"

ВОЙЦЕХ КОССАК «СОПРОВОЖДЕНИЕ ПЛЕННОГО»

С 13 по 20 августа расплывчатые директивы штаба фронта (полупросьбы, полуприказания) указывали на всю важность и решительность событий на люблинском и томашовском направлениях и на всю срочность помощи 5-й армии. Рузский и Драгомиров оставались глухими к этим доводам, преследуя лишь свои узкоэгоистические цели. Отписываясь на уговоры фронта двигаться главными силами на север от Львова и направить XXI корпус и конницу в тыл Ауффенбергу, штаб 3-й армии все продолжал ломить фронтально на никому ненужный Львов…»

ВОЙЦЕХ КОССАК "УЛАН СОПРОВОЖДАЕТ РУССКИХ ПЛЕННЫХ"

ВОЙЦЕХ КОССАК «УЛАН СОПРОВОЖДАЕТ РУССКИХ ПЛЕННЫХ»

Подводя итог первого года войны, Керсновский резюмировал: «…Было сорвано наше «наступление в сердце Германии». Генерал Рузский, на немощные плечи которого была возложена эта грандиозная задача, с нею не справился. Не сумев ничего организовать, не желая ничего предвидеть, ни даже видеть совершившееся, он сделал все от него зависевшее для осуществления неслыханной катастрофы. Катастрофы этой не произошло благодаря стойкости войск и энергии штаба 5-й армии, возглавлявшейся мужественным П. Плеве.

Производство снарядов. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Производство снарядов. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Тактический позор Лодзи ‒ позор Брезин ‒ выправлялся крупным стратегическим успехом. Германская армия ретировалась из-под Лодзи растерзанной. (…) Армиям Северо-Западного фронта оставалось преследовать ее и даже просто следовать за ней, дав тем временем возможность Юго-Западному фронту нанести решительный удар австро-венгерским армиям у Кракова. Но генерал Рузский не желал видеть этих выгод. Растерявшийся, деморализованный, он все свои помыслы обратил на отступление ‒ отступление сейчас же и во что бы то ни стало. Рузскому удалось навязать свои взгляды стратегически пустопорожнему месту, именовавшемуся «Ставкой Верховного главнокомандующего», ‒ и Ставка целиком пошла по плачевному камертону штаба Северо-Западного фронта. Всю свою вину генерал Рузский свалил на подчиненных».

В марте 1915 года Н.В. Рузский, сославшись на болезнь, покинул фронт, сдав командование генералу М.В. Алексееву. Его ближайший помощник, начальник штаба Северо-Западного фронта генерал М.Д. Бонч-Бруевич, вспоминал: «Весной 1915 года генерал Рузский заболел и уехал лечиться в Кисловодск. Большая часть «болезней» Николая Владимировича носила дипломатический характер, и мне трудно сказать, действительно ли он на этот раз заболел, или налицо была еще одна сложная придворная интрига».

В. КОССАК "КОНВОИРОВАНИЕ РУССКИХ ПЛЕННЫХ"

В. КОССАК «КОНВОИРОВАНИЕ РУССКИХ ПЛЕННЫХ»

Получив назначение членом Государственного и Военного советов, Рузский на некоторое время отошел от непосредственного командования войсками, однако уже в июне 1915-го он, по личному решению Императора Николая II, несмотря на выявленные недостатки и ошибки, вновь получил командование армией, а с августа того же года был поставлен на пост главнокомандующего армиями Северного фронта. Впрочем, с декабря 1915 по август 1916 года Рузский по состоянию здоровья сдавал командование фронта, а вернувшись на этот пост, отличался большой осторожностью, он старался притягивать к себе возможно большее число войск, но избегал решительных действий.

Отступление русских войск в Польше. Май 1915 год

Отступление русских войск в Польше. Май 1915 год

А.А. Керсновский крайне нелестно отзывается о полководческих талантах Рузского: «Стоит ли упоминать о Польской кампании генерала Рузского в сентябре ‒ ноябре 1914 года? О срыве им Варшавского маневра Ставки и Юго-Западного фронта? О лодзинском позоре? О бессмысленном нагромождении войск где-то в Литве, в 10-й армии, когда судьба кампании решалась на левом берегу Вислы, где на счету был каждый батальон… И, наконец, о непостижимых стратегическому ‒ и просто человеческому ‒ уму бессмысленных зимних бойнях на Бзуре, Равке, у Болимова, Боржимова и Воли Шилдовской? (…)

С.Ф. Бауэр. Захват русской артиллерии

С.Ф. Бауэр. Захват русской артиллерии

Один лишь Император Николай Александрович всю войну чувствовал стратегию. Он знал, что великодержавные интересы России не удовлетворит ни взятие какого-либо «посада Дрыщува», ни удержание какой-нибудь «высоты 661» (…) но, добровольно уступив свою власть над армией слепорожденным военачальникам, не был ими понят. Все возможности были безвозвратно упущены, все сроки пропущены. И, вынеся свой приговор, история изумится не тому, что Россия не выдержала этой тяжелой войны, а тому, что русская армия могла целых три года воевать при таком руководстве!»

Генерал-адъютант Рузский, герой Львова. Лубок времен Первой мировой войны.

Генерал-адъютант Н.В. Рузский, герой Львова. Лубок времен Первой мировой войны.

Зато в событиях февраля 1917 года генералу Рузскому довелось «отличиться». Поддерживая связи с думской либеральной оппозицией (которая, заметим, всячески его прославляла как выдающегося полководца) и являясь одним из активных участников военного заговора против Государя, Рузский сыграл крайне важную роль в отречении Императора Николая II.

«Вожди армии фактически уже решили свергнуть царя, ‒ вспоминал хорошо осведомленный о планах российской оппозиции британский премьер Д. Ллойд-Джордж. ‒ По-видимому, все генералы были участниками заговора. Начальник штаба генерал Алексеев был безусловно одним из заговорщиков. Генералы Рузский, Иванов и Брусилов также симпатизировали заговору». Об этом же писал и генерал Бонч-Бруевич: «Мысль о том, что, пожертвовав царем, можно спасти династию, вызвала к жизни немало заговорщических кружков и групп, помышлявших о дворцовом перевороте. По многим намекам и высказываниям я мог догадываться, что к заговорщикам против последнего царя или по крайней мере к людям, сочувствующим заговору, принадлежат даже такие видные генералы, как Алексеев, Брусилов и Рузский».

"Первая мировая война". Художник Ф. Рубо. 1915 год.

«Первая мировая война». Художник Ф. Рубо. 1915 год.

В итоге, вместо того, чтобы защитить своего Императора и направить имевшиеся в его распоряжении силы для подавления вспыхнувшей революции, Рузский, забыв о присяге, активно посодействовал ее торжеству. А между тем, если верить генералу А.С. Лукомскому, Николай II, не чувствуя «твердой опоры в своем начальнике штаба генерале Алексееве», «надеялся найти более твердую опору в лице генерала Рузского». От генерала, таким образом, зависело очень многое. Как справедливо отмечает Г.М. Катков, «Государь был вправе ждать, что главнокомандующий Северным фронтом первым делом спросит, какие будут приказания». Но Рузский, по свидетельству дежурного флигель-адъютанта полковника А.А. Мордвинова, вместо того, чтобы поддержать Царя, бывшего к тому же Верховным главнокомандующим, повел себя совсем иначе: «Теперь уже трудно что-нибудь сделать, ‒ с раздраженной досадой говорил Рузский, ‒ давно настаивали на реформах, которые вся страна требовала… не слушались… теперь придется, быть может, сдаваться на милость победителя». Контр-адмирал А.Д. Бубнов писал о Рузском: «Этот болезненный, слабовольный и всегда мрачно настроенный генерал нарисовал Государю самую безотрадную картину положения в столице и выразил опасения за дух войск своего фронта по причине его близости к охваченной революцией столице…».

Император Николай II (слева) беседует с генералом Рузским (справа). В центре генерал-лейтенант Янушкевич. 1914 год

Император Николай II (слева) беседует с генералом Рузским (справа). 1914 год

Император Николай II и Н.В.Рузский, в центре генерал-лейтенант Янушкевич

Император Николай II и Н.В.Рузский, в центре генерал-лейтенант Янушкевич

Состоявший при министре Двора барон Р.А. фон Штакельберг, находившийся в эти дни в царском в поезде, отмечал в своих воспоминаниях: «Я твердо убежден, что действия, и поведение Рузского в эти исторические дни имели большие последствия на дальнейшее развитие событий. Чтобы иметь правильное представление о событиях и роли в них Рузского с момента нашего прибытия во Псков надо было точно знать содержание переговоров Рузского в эту ночь с Родзянкой, Алексеевым и другими командующими фронтами. К сожалению, это останется тайной Рузского, тайной, которая ляжет вечным проклятием на его совести. (…) Его поведение внушало нам большое недоверие. Опираясь на Родзянко и прочих своих товарищей единомышленников, он принудил Государя дать согласие на отречение от Престола. Мы не могли отделаться от чувства, что Царь находится в руках предателей».

Отречение Николая II. Художник Иван Владимиров.

Отречение Николая II. Художник Иван Владимиров.

В роковой для монархии день, 2 марта 1917 года командующий Северо-Западным фронтом генерал Н.В. Рузский, по словам министра Двора Ф.Б. Фредерикса, оказывал на Царя явное давление: «…Государь колебался и противился, (…) подпись под отречением была у него вырвана насильно грубым обращением с ним генерала Рузского, схватившего его за руку и, держа свою руку на манифесте об отречении, грубо ему повторявшего: «Подпишите, подпишите же. Разве вы не видите, что вам ничего другого не остается делать. Если вы не подпишете, ‒ я не отвечаю за вашу жизнь». ‒ Я попробовал вмешаться, ‒ рассказывал Фредерикс, ‒ но Рузский мне нагло заметил: «Я не с вами разговариваю. Вам больше нет здесь места. Царь должен был бы давно окружить себя русскими людьми, а не остзейскими баронами»».

В. Алексеев. Николай II накануне отречения. 2005

В. Алексеев. Николай II накануне отречения. 2005

По свидетельству Штакельберга, в тот момент, когда депутат А.И. Гучков, приехавший к Императору, стал настаивать на том, что в сложившихся условиях отречение неизбежно, «Рузский имел бестактность, перед тем как Государь имел возможность высказаться, заявить: «Это уже случилось»». Сам же Рузский так трактовал свою роль в отречении Государя: «Я убедил его отречься от престола в тот момент, когда для него самого ясна стала неисправимость положения».

В этот день Император Николай II записал в своем дневнике следующие строки: «Утром пришел Рузский и прочел свой длиннейший разговор по аппарату с Родзянко. По его словам, положение в Петрограде таково, что теперь министерство из Думы будто бессильно что-либо сделать, так как с ним борется социал-демократическая партия в лице рабочего комитета. Нужно мое отречение. Рузский передал этот разговор в ставку, а Алексеев всем главнокомандующим. К 2 1/2 ч. пришли ответы от всех. Суть та, что во имя спасения России и удержания армии на фронте в спокойствии, нужно решиться на этот шаг. Я согласился. Из ставки прислали проект манифеста. Вечером из Петрограда прибыли Гучков и Шульгин, с которыми я переговорил и передал им подписанный и переделанный манифест. В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость и обман!»

Павел Рыженко «Вторая присяга» 2013

Павел Рыженко «Вторая присяга» 2013

«Имя Рузский, ‒ заключал Штакельберг, ‒ будет во всем мире символом измены русских генералов, русских дворян, русских солдат и всех слоев русского народа своему Императору». Позже рассказывали, что Государь, находясь под арестом, так отозвался о Рузском: «Бог не оставляет меня, Он дает мне силы простить всех моих врагов и мучителей, но я не могу победить себя еще в одном: генерал-адъютанта Рузского я простить не могу!»

Николай II (у Ипатьева). Рожков Виталий Алексеевич

Николай II (у Ипатьева). Рожков Виталий Алексеевич

Изменивший своему Императору генерал Рузский быстро сошел с исторической сцены. Воспользоваться плодами революции и, тем более, стать ее «героем», ему не довелось. В марте он провел перегруппировку фронта. Уже 25 апреля 1917 года, когда началось «распадение» армии, он потерял пост главнокомандующего фронтом и уехал в Кисловодск. «Даже умный и образованный Рузский наивно полагал, что достаточно Николаю II отречься, и поднятые революцией народные массы сразу же успокоятся, а в армии воцарятся прежние порядки, ‒ вспоминал перешедший на сторону большевиков генерал Бонч-Бруевич. ‒ Поняв, что желаемое «успокоение» не придет, Рузский растерялся. Интерес к военной службе, которой генерал обычно не только дорожил, но и жил, ‒ пропал. Появился несвойственный Николаю Владимировичу пессимизм, постоянное ожидание чего-то худшего, неверие в то, что все «перемелется ‒ и мука будет». …Рузский, насколько я знаю, не собирался после февральского переворота ловить рыбку в мутной воде и лезть в доморощенные Бонапарты. (…)

Захват белогвардейских шпионов. Иван Владимиров

Захват белогвардейских шпионов. Иван Владимиров

Рузский не помышлял о контрреволюционном перевороте и не собирался участвовать в заговорах, в которые его охотно бы вовлекли. Однако хотя к царской фамилии он относился в общем отрицательно, ни широты кругозора, ни воли для того, чтобы сломать свою жизнь и пойти честно служить революции, у него не хватило. Он сделал, впрочем, попытку заявить о своей готовности служить новому строю. Почему-то он выбрал для этого такой необычный способ, как телеграмму, адресованную моему брату Владимиру Дмитриевичу (видному большевику. ‒ А.И.), связанному с Центральным Исполнительным Комитетом, но никакого отношения к Временному правительству не имевшему. Возможно, что не раз слыша от меня о моем брате, Рузский и решил обратиться к нему. Являвшегося в это время военным министром московского промышленника и домовладельца Гучкова он не выносил и считал, что тот губит армию. Телеграмма Рузского была напечатана в «Известиях Петербургского Совета рабочих и солдатских депутатов», но на этом и закончилась попытка Николая Владимировича определить свое дальнейшее поведение».

 Д. Шмарин. Трагедия Крыма. Расстрел белых офицеров в 1920 году. 1989 г.

Д. Шмарин. Трагедия Крыма. Расстрел белых офицеров в 1920 году. 1989 г.

Буквально сразу же после объявления большевиками красного террора, 11 сентября 1918 года, находившийся на лечении в Ессентуках генерал был арестован. После того, как Рузский отклонил предложение возглавить части Красной армии, 19 октября 1918 года он, в числе прочих заложников, был казнен на Пятигорском кладбище. Как показал белым один из свидетелей казни Рузского, убит он был чекистом Г.А. Атарбековым. «Рузского я зарубил сам, ‒ говорил Атарбеков, ‒ после того, как он на мой вопрос, признает ли он теперь великую российскую революцию, ответил: «Я вижу лишь один великий разбой». «Я ударил, ‒ продолжал Атарбеков, ‒ Рузского вот этим самым кинжалом (при этом Атарбеков показал бывший на нем черкесский кинжал) по руке, а вторым ударом по шее»»…

Расстрел казаков. Картина Дмитрия Шмарина

Расстрел казаков. Картина Дмитрия Шмарина

Таким образом, сыграв одну из ключевых ролей в торжестве революции, генерал Рузский вскоре стал одной из ее многочисленных жертв, успев незадолго до своей трагической смерти воочию увидеть реальные плоды, которые принес стране организованный при его активном участии государственный переворот.

***

Причастие перед боем. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Причастие перед боем. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

С началом мировой войны Рузский 19.7.1914 назначен командующим 3-й армией Юго-Западного фронта. В состав армии (при начальнике штаба ген. В.М. Драгомирове) вошли XXI АК (ген. Я.Ф. Шкинский), XI АК (ген. В.В. Сахаров), IX АК (ген. Д.Г. Щербачев), Х АК (ген. Ф.В. Сиверс), а также 9-я, 10-я, 11-я кав., 3-я Кавказская казачья дивизии. В армии имелось 685 орудий. Кроме того, подвозился III Кавказский АК (генерал-лейтенант В.А. Ирман) и 8-я кав. дивизия. В Галицийской битве армия Рузского наступала на Львов по фронту Куликов-Миколаев. 6 авг. перешел границу и, сократив фронт с 120 до 75 км, предпринял лобовой удар по австро-венгерским войскам. Несмотря на поступавшие ему сообщения о неудачных действиях рус. армий на Томашевскоми Люблинском направлениях, Рузский продолжал упорное движение на Львов, который считал важнейшей целью своего наступления.

13(26) авг. на р. Золотая Липа у Золочева вступил в бой с частями 3-й австро-венгерской армии генерала Р. Брудермана, 14(27) авг. нанес ей решительное поражение и отбросил по всему фронту. 16(29) авг. в ходе сражения под Перемышлянами — отбил атаки 3-й армии, а 17(30) авг. Х АК прорвал австро-венгерский фронт. Однако, Рузский не выделил сил для преследования отступающей 3-й армии. 19 авг. (1 сент.) XXI АК разгромил у Куликова австро-венгерскую группу, предназначенную для обороны Львова, и 20 авг. (2 сент.) подошел вплотную к Львову. 21 авг. (3 сент.) части армии взяли Львов. После занятия города двинулся главными силами в район Равы-Русской, где 24 авг. (6 сент.) XI и IX АК столкнулись с VI, IX и XVII корпусами 4-й австро-венгерской армии. 26 авг. (8 сент.) армия Рузского попала в тяжелое положение из-за оторвавшегося XXI АК., кроме того, на левом фланге был отброшен Х АК и у Вальдорфа был прорван фронт армии. 29 авг. (II сент.) австро-венгерские войска прервали сражение.

Пулеметчик. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Пулеметчик. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Занятие Львова создало Рузскому популярность в общественных кругах. 23 авг. за успешные действия награжден сразу орденом Св. Георгия 4-й и 3-й степени; был первым кавалером ордена Св. Георгия в мировую войну. 3.9.1914 назначен главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта. Считал, что действия рус. войск в Галиции должны носить оборонительный характер, а все усилия необходимо направить против Германии. Вступив в должность, отвел 1-ю армию за Неман, 10-ю — за Бобр, 2-ю — за Нарев. После совещания в Холме передал 2-ю армию для проведения Иван-городской операции. 30 сент. (13 окт.) под командование? переданы 2-я (ген. С.М. Шейдеман) и 5-я (ген. П.А. Плеве) армии, действовавшие на Варшавском направлении. Предоставив командующим армиями «действовать по своему усмотрению», Рузский сосредоточил основные усилия на формировании Принаревской группы для защиты Варшавы со стороны Восточной Пруссии, сосредоточив здесь XXVII, VI и 1 Туркестанский АК. В середине окт. перевел на Млавское направление 1-ю армию. За Галицийскую битву 25.10.1914 награжден орденом Св. Георгия 2-й степени. 15 (28) сент. начал силами 1-й и 10-й армий проведение Августовской операции. 16(29) сент. предписал армиям фронта выйти к 22 сент.(5 окт.) на линию Сталлупенен-Сувалки-Граево. В ходе Лодзинской операции 9(22) нояб. отдал приказ об отступлении, несмотря на успешное развитие событий и резкие протесты ген. Плеве и П.К. Ренненкампфа. Результатом действия Рузского стал выход из окружения группировки германского генерала Р. Шеффер-Бояделя.

В походе.Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

В походе.Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Всего в Лодзинской операции наши войска потеряли ок. 110 тыс. чел. и 120 орудий, противник -ок. 50 тыс. чел. и 23 орудия. На Седлецком совещании 15(28) нояб. настоял на приостановке успешного наступления Юго-Западного фронта и на подтверждении своего решения об отводе войск. Обвинив в своих неудачах подчиненных, добился отстранения от командования ген. Шейдемана и ген. Ренненкампфа. Добивался от Ставки разрешения отойти на Варшавские крепостные позиции, но потерпел неудачу. В янв. 1915 Pузский, поддавшись на проведенные герм. командованием демонстрации сил у Воли-Шидловской и Ломжи, бросил на второстепенные направления все резервы (гвардейский, II, XXVII корпуса). Также по настоянию Рузского 10-я армия провела Ласдененскую операцию, не давшую результатов, но поглотившую остававшиеся резервы. В февр.-марте армии фронта вели тяжелые бои у Гродно и Прасныша. При этом действия Рузского во многом стали причиной катастрофы, постигшей 10-ю армию Ф.В. Сиверса в Августовских лесах.

Сестра милосердия. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Сестра милосердия. Русская армия в Первой мировой. Открытки художника Г. И. Георгиева.

Затем, благодаря успешным действиям 12-й армии ген. Плеве, поддержанной частями 1-й и 10-й армий, герм. армиям был нанесено поражение во 2-м Праснышском сражении. Однако несмотря на достигнутый тактический успех, армии фронта понесли тяжелые потери более чем в 3 раза превышавшие потери герм. войск. 13.3.1915 Рузский заболел и покинул ТВД, сдав командование ген. М.В. Алексееву. 17.3.1915 назначен членом Государственного, а 20 мая также Военного советов.

По выздоровлении 30.6.1915 получил 6-ю отдельную армию, а 18.8.1915, когда Северо-Западный фронт был разделен на два, назначен главнокомандующим армиями Северного фронта, прикрывавшего пути на Петроград. В состав фронта вошли 5-я, 10-я и 12-я армии, Рузский отличался большой осторожностью; он старался притягивать к себе возможно большее число войск, но избегал решительных действий. В дек. 1915 Рузский заболел и 6 дек. сдал фронт, с 16.5.1916 также был председателем Всероссийского общества памяти воинов рус. армии, но 1.8.1916 опять вернулся на должность главнокомандующего армиями Северного фронта. Получив назначение, сразу же отменил проведение 12-й армией Р.Д. Радко-Дмитриева операции и высадки десанта в тыл герм. армии. В течение 1916 армии фронта занимали пассивную позицию. При планировании кампании 1917 Pузский предложил нанести удар на стыке Северного и Западного фронтов в районе Вильно-Сморгонь. Решительно выступил против плана, разработанного ген. В.И. Гурко и А. С. Лукомским. По новому плану ген. Алексеева фронту отводилась вспомогательная роль, а главный удар наносила 5-я армия ген. АМ.Драгомирова на Свенцяны. Принял выдающееся участие в том давлении, которое оказали высшие командиры на Николая II, чтобы побудить его отречься от престола.(Ковалевский Н.Ф.)

***

Вступление в командование русскими войсками императора Николая II стало переломным моментом в ходе Первой мировой. Это произошло 23 августа (5 сентября) 1915 года. Время для вступления в командование отступавшей армией венценосцем было выбрано крайне неудачное. Вот как оценивал ситуацию военный историк А. Керсновский: «Это был единственно верный выход из создавшейся критической обстановки… Верховный главнокомандующий и его сотрудники не справлялись больше с положением – их надлежало срочно заменить. А за отсутствием полководца заменить Верховного мог только государь». И далее: «История часто видела монархов, становящихся во главе победоносных армий для легких лавров завершения победы. Но она еще ни разу не встречала венценосца, берущего на себя крест возглавить армию, казалось, безнадежно разбитую, знающую заранее, что здесь его могут венчать не лавры, а только терния»…Царь лично участвовал в разработке планов кампаний и планировании операций. Его присутствие на совещаниях было зримо, действовало на всех успокаивающе, внося атмосферу деловитости. Новыми в Ставке стали поездки Главковерха на передовую, где царь получил возможность лично на месте убедиться в положении дел, побеседовать с окопниками. Не раз бывал и в госпиталях, где запросто общался с ранеными защитниками Родины….Это можно считать мистикой, но со дня вступления государя в новую должность ни пяди русской земли не было отдано врагу. Именно в его бытность Главковерхом одержана крупнейшая победа Первой мировой, получившая название Брусиловский прорыв. Благодаря Николаю новый командующий Юго-Западным фронтом талантливый генерал А. Брусилов имел поддержку и все необходимое для наступления, что было невозможно при прежнем командовании. Об этом откровенно написал в своих мемуарах сам прославленный полководец. (Роман Илющенко. Полководец или чудотворец?)

Nikolai_Ruzsky

Н. В. Рузский (Википедия)

369508_20_i_061

Генерал Николай Рузский. Ист.:  Полководцы Первой Мировой [Русская армия в лицах] Рунов Валентин Александрович

369508_20_i_064

Командующий фронтом генерал Н. В. Рузский и начальник его штаба генерал М. Д. Бонч-Бруевич. Ист.:  Полководцы Первой Мировой [Русская армия в лицах] Рунов Валентин Александрович

Лит.: Ковалевский Н.Ф. История государства Российского. Жизнеописания знаменитых военных деятелей XVIII — начала XX века. М. 1997 г.
Андрей Иванов, Николай Владимирович Рузский. «Я убедил его отречься от престола» // «Могильщики Русского царства» на сайте Русская народная линия

 

  • Вебинары сентября
    Posted by Ирина Дедюхова on 31.08.2017 at 4:33 дп

    Едва плеснёт в реке плотва, Листва прошелестит едва, Как будто дальний голос твой Заговорил с листвой. И тоньше листья, чем вчера, И суше трав пучок, И стали смуглы вечера, Твоих смуглее щёк. И мрак вошёл в ночей кольцо Неотвратимо прост, Как будто мне закрыл лицо Весь мрак твоих волос. Николай Тихонов «Сентябрь» Программа вебинаров 6 сентября Астрологический […]

  • Ирина Дедюхова «Безбрежные воды Стикса»
    Posted by Ирина Дедюхова on 27.08.2017 at 8:04 пп

    Книга I. Месть Единорога Представленная первая часть трилогии «Безбрежные воды Стикса» немного знакома читателям по достаточно объемному циклу Синопсис романа, публиковавшемуся в блоге «Огурцова на линии».  В этом цикле уже было опубликовано 22 части, но история была рассмотрена лишь в узком аспекте  и фрагментарно. К тому же, первые части публиковались еще пять лет назад в […]

  • Дедюхова И.А. Позови меня трижды…
    Posted by Ekaterina Deduhova on 14.08.2017 at 6:28 пп

      Как прост и непонятен разговор. Полунамеки, шепот полутайный Двух голосов, сплетенных жизнью в хор, Безудержный, беспечный и печальный. Как прост и непонятен разговор. Им дела нет до нашей суеты, До наших взглядов и до осужденья. Нет слов древнее: «Только я и ты», Все звуки исчезают на мгновенье, И разум слепнет, и слова пусты Пред […]

  • Музей восковых фигур
    Posted by Dir on 26.09.2017 at 1:33 дп

    Под высоким осенним небом хочется чего-то не менее прекрасного и высокого, но уже на земле. Чего-то эдакого… одухотворяющего, на крайний случай сбычи мечт. И ведь правда, сбываются; хотя больше как-то по-мелочи, как-то немножко локально. А вот так чтобы э-э-эхх, чтобы раскатись-губа… это ведь тоже есть, но у таких невзрачных фигур, сами знаете. Вот сейчас посмотрим, что […]

  • Мошенничество на доверии. Часть IV
    Posted by a_ukraina on 25.09.2017 at 1:19 дп

    Все помнят, как с развалом СССР, а с ним и нормального, вполне демократического и цивилизованного законодательства в пользу тех, кто любит мошеннически менять правила игры, — все преференции сместились в пользу тех, кто может лишь паразитировать, изображая "бурную деятельность", намеренно при этом создавая какие-то несуществующие проблемы… Взять хотя бы эту пресловутую "борьбу со сталинизмом", явно […]

  • Два кусочека колбаски
    Posted by Dir on 24.09.2017 at 1:24 дп

     Год новый наступил Кушать стало нечего Ты меня пригласил И сказал доверчиво Милая ты моя Девочка голодная Я накормлю тебя Если ты не гордая Два кусочека колбаски У тебя лежали на столе Ты рассказывал мне сказки Только я не верила тебе… Смешная примитивная песенка полу-голодных девяностых вдруг стала актуальной для пары самых сытых с виду деятелей. […]