Видео дня

Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Университет высоких технологий СПб

О жилищных спекуляциях в России

Предлагаю вашему вниманию ещё одну «старую» статью И.А.Дедюховой. К сожалению, актуальность её не утрачена и ныне, и упомянутые персонажи никак не могут покинуть поля нашего внимания вместе с созданными ими проблемами. Господи, как же они все надоели!…

Наверно, пора уже открывать на «Технаре» цикл «Сказка о потерянном времени». Смотришь и думаешь, насколько все-таки некрасиво ведут себя люди в отношении всего общества — хичнечески, безжалостно… А, собственно, за что? Статья 2008 года, но в ней приводятся злоключения автора с того момента, как она высказала простую мысль — ипотека лишь вспомогательный механизм для тех, кто хочет улучшить свои жилищные условия, это вовсе не механизм государственной жилищной политики.

С этого момента мы видели, как рухнула государственная программа «Доступное жилье», рынок жилья превратился в жизненную кабалу для многих людей. А  «идеологи»  внедрения ипотечного кредитования на «государственной основе» — показали себя… какими-то вселенскими мошенниками. Вспомнить лишь г-на Полонского («У кого нет миллиарда — пошел в жэ!» от брата Аркадия Дворковича Михаила), побываавшего уже и камбоджийской тюрьме, в Израиле и еще у черта на куличках.

Сейчас нас вновь просят «затянуть пояса потуже» те, у кого поясок давно перестал сходиться на нечестных, необоснованных ничем… «доходах» за бюджетный счет. Растет число обездоленных. Ведь жилье в России — это насущная необходимость!

Но не стоит говорить, будто кто-то «не знал/не догадывался». Обо всем предупреждали сразу же, все выкладывали бесплатно и на блюдечке, заменяя собой все администрации президента и всех советниковПоэтому изначальная мотивация игнорирования подобной конструктивной критики с последующей попыткой физической расправы над автором — свидетельствует о том, что люди отлично понимали, чем занимаются на самом деле в высшей иерархии государственного управления.

Приятного чтения!

И.А. Дедюхова

О ЖИЛИЩНЫХ СПЕКУЛЯЦИЯХ В РОССИИ

18.10.2008

Ипотечные страданья

Недавно блогосфера и прочие информационные ресурсы бурно обсуждали странное письмо Кошмана и Полонского, адресованное журналистам. Созданной этими господами «Ассоциации строителей России» требовался срочный пиар, а журналистам — информационный повод рассказать о своих стесненных жилищных условиях и тяжком непосильном труде с надрывом для здоровья. Десять лет журналисты жили душа в душу со спекулянтами жилищного рынка Кошманом и Полонским, десять лет радовались динамичному развитию, а нынче — развод и девичья фамилия.

Излишняя активность журналистов, как и обращение к ним через голову потребителя, несколько насторожили. Да и само письмецо обыгрывалось, как по нотам. Словно сами журналисты его себе написали, заранее подготовив ответы.

Понятно, что Полонский у нас вовсе не строитель, а банкир и космонавт, а кто такой Кошман… в двух словах и не объяснишь. Но вот такого рода фразочки становятся слишком значимыми: «миллионам простых людей, не имевшим ранее и не имеющим ныне возможности взять ипотечный кредит.» Показная забота о «миллионах простых людей» и вообще «о счастье народном» из уст людей, занимающихся в России журналистикой… давно вызывает чувство острой неловкости.

По всему русскому интернету немедленно вышли плотные стаи обиженных журналистов, которые «работали по 16 часов в сутки», копили денюжку на ипотеку, а «строители повышали цены на жилье», получали «сверхприбыли», а с ними не делились и не реагировали на критику… Думаешь, может, свет невольно загораживаешь журналистам, которые, оказывается, столько важного и содержательного пишут о жилищном строительстве…

На обсуждении нестоящей внимания выходке дурного тона, тут же собирается толпа страниц на дцать, где среди комментариев в полном созвучии с моим манифестом Людям реального сектора, встречается издевка о «людях фундаментального сектора экономики», к которым отчего-то все дружно относят авторов письма. Вместе с тем странички пестрят заголовками — «Это не кризис ипотеки!» и бессвязным толкованием причин, побудивших Полонского и Кошмана снизойти до журналистов:

причина в ином. высокие цены на жилье уже не способны привлечь покупателя… соответственно у застройщиком мало денег — соответственно дома не строят — соответственно «кирпичи для домов» не закупают… от этого целая отрасль страдает… все не от желания помочь… от жадности стороителей и их перекупщиков…

Удивительная активность… причем тех, кто никогда ничего не писал о стройке… необъяснимое желание вступить в ипотеку… порицание «алчности строителей» на фоне утрированного сочувствия к «страдающей отрасли» и «застройщикам»… т.е. тем самым «несчастным девелоперам», дружным плачем о судьбе которых и начался, собственно, нынешний кризис…

Нет, сомнений быть не может! Кошман с Полонским выслали письмецо не просто «на деревню дедушке», к незнакомым друзьям-журналистам, скромным труженникам бормотологического сектора России, энтузиастам с Шоссе Энтузиастов. В конвертике, кроме письмеца, явно присутствовало нечто более существенное. Забесплатно о жилье-работе наши бормотологи до трусов не выворачиваются.

Тут же идут оптимистические сообщения из новостной ленты, которые окончательно все расставляют по своим местам. Вот для чего выскочила бормотологическая братия внимание отвлекать! Квартиры никто не покупает, качество не соответствует цене, к тому же возникла идея под шумок «кризиса» кутнуть на бюджетную денежку. Все думала, где же у нас Ресин? Все проявились, а о нем не слыхать. Странно.

А он, оказывается, на обычном месте — чистит бюджет, отрабатывая собственное участие в жилищных спекуляциях, а в данном случае — у всех на глазах цинично сплавляя «лишние», профицитные средства из бюджета Москвы спекулянтам. Не думаю, будто Ресин не знает, что отдавать бюджетные средства «просто так» нельзя, это прямой путь к инфляции спроса. Однако в кризисной ситуации бюджетные деньги, под визги журналистов «а теперь уже поздно нам писать про любовь!«, — вновь направляются не в реальный сектор, а финансовым прокладкам на поддержание высоких цен на жилье.

Вот уже Кошман в кругу журналистов сообщает, что основные тревоги позади, цены на квартиры не упадут более чем на 50%. Письмо им написано с перепугу, что жилье может подешеветь раза в три-четыре. Но успели вовремя подсуетиться, массовка не подвела, справились!..

…Я помню приезд Кошмана в Ижевск в 1997 г. в наш ведущий жилищный трест, который строил и Олимпийские объекты и Олимпийскую деревню в Москве. Он приехал убедиться, что лучшее ДСК РСФСР банкротится «правильно». На этот его приезд возлагали надежды многие строители. Помню, как к нему пытались прорваться оставшиеся в живых специалисты технического отдела ДСК…

Все было тщетно! Кошман знал, что ведущее предприятие советской строительной отрасли гибнет без подрядов, без финансирования, построив весь Ижевск! Он был неприступен и непроницаем. Его не трогали слезы и просьбы о помощи. Потом трест лишили всех площадок в городе, инфраструктуру к которым строители готовили более 10-ти лет… Правда, с трестом расплатились. В 1999 г. за 1994-1996 гг. без всякой индексации.

Я помню и смех одной дамы из Сбербанка, отказавшей тресту в предоставлении кредита на основании, что оборудование, которое он предлагал в залог — «неликвидное». А теперь, значит, речь под журналистский шумок идет о «повышении ликвидности» банков?.. И во всем строители виноваты?

Журналисты обвиняли строителей во всех грехах легко и непринужденно много лет:

Чиновники спекулируют заботой о людях, пишут законы, которые ничего не решают. Но квадратный метр стоит столько, что законы не помогают. Строители зарабатывают на каждой квартире минимум полцены. Сверхприбыли почти как у нефтяников.» (АиФ, № 50 (1259), декабрь 2004 г., «Жилье. Очередь длиною в жизнь»).

Каждый раз приходилось выходить и просить журналистов не лгать! Вот в 2004 г. — такая просьба с подробными доказательствами прозвучала в новогоднем обращении к писучей братии и потребителям отрасли в статье «Ну чего вам пожелать?..» Помогло, но не надолго. Я же прошу бесплатно, а кошманы-ресины просят… доходчивее и проникновеннее.

В 2006 г. в жилищно-строительном строчилове произошло значимое событие — журналистам начали платить за популяризацию монолитных турецких этажерок без ограждающих конструкций, непригодных для жилья. Но после журналисты докатились до таких диких обвинений в адрес строителей, что пришлось вновь плюнуть на технику безопасности в своем скромном строительном производстве и сказать пару нелестных слов:

«Строительная мафия» — это чиновники самого высокого ранга, решившие поиметь с созданной ими же жилищной проблемы. Строители-то здесь играют по прописанным правилам. Ну, мы, конечно, не таджики, мы не до такой степени бесправны, но мы лишь чуть-чуть менее бесправны, нежели таджики.

…Подрядчиков, связанных с криминалом, нет уже почти десять лет. Всё давно подмято властью! И когда представители власти врут, будто за всё отвечает какая-то «строительная мафия», хочется спросить: а кто этой «мафии» позволил слить функции заказчика и подрядчика в один флакон? Кто это у нас такой добрый, что выдал разрешение на застройку не конкретному заказчику, а заказчику и подрядчику в одном лице, уничтожив все контрольные функции, превратив надзор за качеством в фикцию?..

…Государство, причём — начиная с нашего президента, и до последнего клерка, — главный спекулянт и главный мафиози на жилищном рынке, вовсе не заинтересованный в том, чтобы окружающие не зависели от него в решении своих жилищных проблем.

(«Государство — главный спекулянт и главный мафиози на жилищном рынке»)

Поскольку письмо журналистам от Кошмана пришло уже после остановки операций со счетами клиентов ведущими банками и после замораживания жилищного строительства по городам и весям России, в канун официального объявления гражданам о «финансовом кризисе» властями, — будет весьма интересно рассмотреть, кто нынче пишет жалистные письма, а кто предыдущие 10 лет динамично развивался и в какую именно сторону.

* * *

По моему глубокому убеждению, российским журналистам надо законодательно запретить писать о жилищном строительстве. Раз у самих стыда нет, так хоть средствами цензуры помочь этим нравственно дезориентированным людям меньше грешить. 16 часов в сутки — это очень много даже для России.

После обрушения Басманного рынка в феврале 2006 г. у журналиста канала «Россия» Бориса Соболева возникла интересная мысля: столкнуть в эфире двух противоборствующих субъектов — Канчели и Дедюхову.

Интервью с Канчели было записано на катке, с которым затем возникли проблемы, как и с другими покрытиями великого зодчего. И захотелось второму каналу показать, что и Дедюхова чем-то там у себя занимается. Все-таки, когда посреди Москвы происходит массовое убийство 60-ти человек, здесь ведь всем надо отметиться. Хотя бы из соображений «а мы здесь ни при чем-с!»

На втором канале подошли к теме шире, не столь узко, как в «Известиях», где, переврав технические термины, после интервью со мной дали заверения архитектора в том, будто «никто и не думает о разрушении системы лицензирования» и мнение анонимного «специалиста», что «Известия» заняли полосу сущей ерундой. Не получилось занять чем-то более важным или хотя бы денежным. Столько на звонки в Ижевск потратились, жаль было выбрасывать.

Вот и Борис Соболев тоже долго дозванивался до Ижевска с достаточно… гм… сложным предложением. Согласно которому, я должна была в монтажной каске с каким-нить производящим впечатление прибором — объяснить своим студентам возле реального объекта, что обрушение здесь неминуемо. Очевидно, так журналистам в Москве представляются будни Дедюховой.

Честно говоря, я была в растерянности. Отклонения монолитных халабуд от вертикали в 15-20 см на 20 м вместо нормативных 2 см — и невооруженным глазом ловятся… Было бы глупо стоять рядом с высокоточным нивелиром. Еще глупее я бы выглядела перед студентами в монтажной каске на морозе в 28 градусов. Тут мне начали звонить журналисты нашего телецентра, гордые тем, что сам Борис Соболев попросил их снять Дедюхову в как можно более дурацком сюжете.

До разговора по душам со студентами, я бы на такое не решилась. Но студенты у меня практически все со знакомыми фамилиями, строители во втором-четвертом поколении… Что поделать, мы все связаны со стройкой с детства, не кошманы, короче. Обсудив предложение второго канала с будущими коллегами, организовав транспорт для себя и телевизионщиков — мы решили дать бой. Решили, что пойдем без касок, но в шубах, с циничным смехом и шутками. Вначале выскажутся сами студенты, а я в самом конце добавлю.

День для съемки выдался великолепный — «мороз и солнце». Повезли мы журналистку и оператора на строительство замечательного турецкого жилого комплекса «Ниагара» в виде монолитной этажерки. Несмотря на крепкий морозец, там вовсю шло бетонирование, причем, из стоящего рядом бетоно-растворного узла, что нам категорически запрещалось. Ограждающих конструкций никаких, на пронизывающем ветру болтались черные тряпки, повсюду чернели свежие подтеки, бетон на глазах «седел»… Ну, несложно было догадаться, сколько такое простоит и как.

И ради такой «красотищи» — был остановлен собственый ДСК, отдана площадка, подготовленная для двухуровневой транспортной развязки с отдельным полотном, которое должно было отвести грузовые фуры от центра города, задыхающегося в пробках… Самые страшные времена были уже позади, мы уже могли даже весело шутить над происходящим, но эти дети хорошо помнили отчаяние своих родителей в конце 90-х, поэтому выступили блестяще.

На фоне омерзительной турецкой кустарщины студенты бодро объяснили, как обстоят дела с проектированием и возведением этого объекта. У журналистки отвисла челюсть, вместо нее вопросы нам с огромным интересом задавал оператор. Мне оставалось лишь крикнуть взбудораженным туркам, спрятавшимся за пропускную будку: «Покажите производственную документацию! Почём опиум для народа?»

Сворачивая микрофоны, журналистка зло борматала себе под нос: «А я чуть в ипотеку не вступила… Мне этот ужас так расхваливали!» Мы тепло расстались. Журналистка сказала, что сюжет выйдет целиком вечером в новостном блоке, откуда его запишут на канале «Россия», а уж как он будет смонтирован там — надо спрашивать с Бориса Соболева.

Но спрашивать с Бориса не пришлось. Вместо нас отчего-то вышел сюжет о трудной судьбе медведей на Севере Удмуртии. Мне названивали встревоженные студенты, и я решилась перезвонить журналистке. Она холодно отчеканила, что пленка уничтожена, а материал даже не дали смонтировать, узнав, каким именно объектам я предсказала неудачную эксплуатацию.

И Борис Соболев и наша тележурналистка знали, чем мне грозит эта выходка. Все же у нас не Москва, а мы вышли на объекты, крышуемые нашим местным президентом и его закадычным другом на подхвате. Уж не знаю, какие в Москве девелоперы, а у нас — эти двое. И они на многое способны. Поэтому один из моих студентов спросил прямо: «Что теперь с нами будет, Ирина Анатольевна?» Я заверила всех, что подстраховалась.

Это действительно было так. Ни за что бы не подставила ребят, если бы в кармане не было билета в Москву на НТВ. Экскурсия была в четверг, а передача с Соловьевым вышла в воскресенье. Поэтому в понедельник, когда со мной решили разобраться, было уже поздно. Но те, кто нас протащил с такими откровениями через свое телевидение, знали, что делали. Это только американские блокбастеры заканчиваются общим ликованием, когда герой прорывается на национальное телевидение.

Возвращаясь домой, я думала, выживу ли, если передача «Субботним вечером с Владиром Соловьевым» все же выйдет в эфир? О многом пришлось подумать, ворочаясь на железнодорожной полке. В конце концов я уже была согласна и на медведей Удмуртии. Во вторник я уже отчитывалась в нашем министерстве строительства… Но разгрома не получилось, поскольку все молоденькие клерки были моими бывшими студентами и некстати поздравляли меня с «прорывом».

Казалось бы, нормальному человеку достаточно письменных и устных объяснений, честного пионерского слова о том, что далее из этого района Удмуртии никто не услышит даже слабого писка. Но поднятая тема нового жилья, крышуемого на государственном уровне, не выходила у меня из головы.

Вернее, она бы вышла, конечно. Легко и непринужденно. Если бы медведями Удмуртии заменили только меня. Но на каждом занятии я видела, как пренебрежительно смотрят в сторону мои будущие коллеги с хорошо знакомыми фамилиями тех самых строителей, которые «на каждом квадратном метре жилья зарабатывают минимум полцены».

Статью «Решить проблему» я написала для журнала «Огонек», предварительно договорившись о публикации. Статья была вполне корректной, но там были фотографии (далеко не самые ужасные), сделанные ребятами на нашем «обследовании». И как только статья ушла в редакцию, так все двери передо мною захлопнулись. В очередной раз я убедилась в дружной смычке наших журналистов, в их умении устраивать как мощные кипежи, так и общие бойкоты.

Статью я поместила в интернете, значительно расширив содержание, упомянув Ресина, не стесняясь в строительной лексике, поскольку в тот же день, как только в «Огоньке» окончательно подтвердили отказ в публикации, мне пришлось убегать от машины, целенаправленно давившей меня не только на глазах студентов и преподавателей, но и стоявших рядом невозмутимых гаишников.

Получилось не так уж плохо. По крайней мере, студенты после такого афронта, когда я прыгала по грязным спрессованным снежным кучам, пытаясь уйти в частную застройку возле нашего корпуса, хоть и хихикали за спиной, но смотрели прямо в глаза, как это и принято на стройке. Я отдаю себе отчет, что не пристрелили меня только благодаря участию в программе НТВ, а задавить меня на дороге, которой я пользуюсь регулярно в течение четверти века, довольно проблематично.

Но когда осенью того же 2006 г. журналисты вышли попиарить свои лучшие чувства на смерти журналистки Политковской, которую столь же непринужденно примочил главный заказчик ее нетленки… решив, что в мертвом виде она ему нужнее… тут уж, как говорится, «извините, я играл в Зените!»

Нет, я не рвусь в героини, поэтому очень даже рада, что осталась жива после несостоявшегося телевизионного сюжета, организованного Борисом Соболевым. Конечно, пришлось жить дальше… что в российской провинции сопряжено с бытовым героизмом ежедневного выживания. Премий за такое у нас не раздают. Незаменимых людей в российской журналистике нет. И если мне однозначно отказано писать о жилищном строительстве за пробежки перед авто, то это лишь означает, что выйдут маститые журналисты закрывать собою амбразуры дотов — за гонорар и премии.

Вместо моей статьи «Огонек», как бы в полном сочувствии к обманутым вкладчикам, стонет о судьбе долгостроев, которых «с нетерпением ждут новоселы», отмечая, что ведь это типа «дешевое жилье«. По фотографии этого «жилья», которая не лучше забракованных журналистами моих фоток, понятно, на какую денежку вышли сочувствовать вкладчикам журналисты.

Рис. 1. На развалинах пирамид. Огонек, №10, 2006 г.

Эта конструктивная система изначально не предназначена для эксплуатации в жилищном строительстве России. Ее внедрение в угоду зарубежным подрядчикам и финансистам — государственное преступление. Внедрить подобную кустарщину в практику строительства без крышевания чиновников самого высокого уровня — невозможно, проект не прошел бы обычного согласования даже у санитаров и пожарных, не говоря о строительной экспертизе. Причем, делалось такое при полном осознании государственными преступниками, что будет разрушена собственная индустриальная база строительства.

Я не стану объяснять журналистам или обманутым вкладчикам, что именно показано на этом фото российским строителям. Я лишь скажу, что это такое на самом деле. Это — типовик отеля где-нибудь на Синае или Красном море, кстати, с превышенной этажностью. Ограждающие конструкции здесь не предусматриваются вообще. Вместо них здесь должен устанавливаться однослойный витраж в распор с перекрытиями. Две распашные однослойные балконные дверцы — и ничего больше. Конструкция усиленно эксплуатируется 7-10 лет в режиме «7 дней, 8 ночей», а далее подвергается реновации.

И вот такое — в ипотечные кредиты, чтобы окончательно закабалить граждан по месту проживания. Такое — точечной застройкой, чтобы поднять на дыбы всю инфраструктуру среднеплотной жилищной застройки! Плевать на всех! Плевать даже на природу! Ведь как такое не назови, хоть «Ниагара» — Красное море в Предуралье не разольется.

А вот сколько такое простоит в наших условиях… Что, сложно сказать вслух, что это вообще-то стоит раз в пять дороже советских аналогов последних серий, строится в три раза дольше, а с чиновничьими прокладками выливается в сумму, на которую жилец будет работать всю жизнь, вместо того, чтобы жить для себя и своих детей? Но еще сложнее сказать, как такое будет стоять и за чей счет подвергнется скорой «реновации».

…Ну, вкратце разобравшись, как все эти десять радостных лет наши журналисты по 16 часов в сутки писали о строительстве, давайте рассмотрим, чьи письма они не брезгуют публиковать повсюду, широко освещать и комментировать. О Полонском и говорить не стоит, он скоро улетит в космос, а вот Кошман с нами останется.

Рersona non grata

А теперь, собственно, об элементарной человеческой брезгливости, которая даже российскому журналисту должна подсказать, от кого следует бубликовать письма, а от кого… не стоит. Чисто ради себя самого, поскольку выгода от таких адресатов и таких писем — мизерна в сравнении с тем, что будет в остатке. Ну, хотя бы ради последнего случая типа «российская журналистика вновь понесла тяжелую утрату».

С этим… типом наши журналисты делили скромные радости 10 лет… Родился Кошман на радость нашим журналистам в типичном местечке, закончил автодорожный техникум, а далее пошел пристраиваться в дорожно-транспортную инфраструктуру Советской Армии, где, врать не будем, все местечковые уроженцы жили замечательно.

После с удовольствием участвовал в разбазаривании и прочей «приватизации» этой самой дорожно-транспортной инфраструктуры вместе с Аксененко. После… руководил Госстроем, хотя не имел соответствующего базового образования и опыта работы. Но был обогащен иным опытом. Поэтому при нем Госстрой впервые изменяет своему назначению и жестко проводит курс деиндустриализации отрасли, крышевания зарубежных подрядчиков и производителей импортных теплоизоляционных материалов.

Только за эту строчку в биографии его можно отнести к канибалам и фашистам без всяких уголовных последствий. Я видела, что здесь творилось со строителями… Видела этот взгляд Кошмана, долго не отдавая себе отчета, почему он так смотрит. Потом, когда мы всей фирмой голодной зимой 1998 г. радовались, что в шесть утра на базаре оказались первыми покупателями и нам удалось «с колес» купить пять свинных голов за полтинник… я поняла, что Кошман смотрел на нас летом 1997 г. как на покойников, мы уже были давно списаны им со счетов.

Журналисты вряд ли понимали суть тех решений, которые принимал Госстрой под руководством Кошмана, слабо ощущая какие-то неприятные запахи. Органолептически.

В полную силу наш герой развернулся в Чечне. Но вряд ли журналисты догадываются, что убийство Яндарбиева в Катаре тоже связано с кратким периодом пребывания Кошмана в Чечне, с финансовыми потоками, которые прошли через него «на восстановление народного хозяйства». Как, впрочем, и дело Сергея Аракчеева, поскольку незаконно осужденным по этому делу инкриминировался расстрел бригады чеченских строителей. Без экспертизы, при наличии жесткого алиби обвиняемых, подтвержденного не только многочисленными свидетелями, но и документально.

За финансовые потоки «на восстановление» среди местных «кадров», подобранных Кошманом, шла серьезная борьба. Впоследствии возникла необходимость все же придания этому «празднику жизни» некоторого налета «мирного строительства»… «восстановления законности»… поэтому в зверском расстреле бригады рабочих обвиняют первых попавшихся офицеров, затрачивая огромные бюджетные средства на получение обвинительного заключения после двух оправдательных приговоров судов присяжных.

Такие средства не тратятся ради какой-то там «справедливости». И уж не чеченцам, радовавшимся осуждению Аракчеева, полагать, будто все это затевалось ради них. Никто ведь не проверил наиболее вероятную версию этого преступления, связанную с профессиональной деятельностью потерпевших, которых расстреляли прямо на работе. Так что все это «торжество справедливости» свершалось исключительно ради высокопоставленного московского чиновника.

…Вообще письмо и последовавший вой журналистов — выглядят глупо на фоне простого сопоставления дат. О Кошмане и его Ассоциации писали постоянно. Он регулярно появлялся на телевидении. Как расценивать это письмо от 8 октября, если накануне 2 октября Кошман красовался в течение 20 минут в эфире как раз на канале «Россия»?

Проще честно сказать, какой откат получили журналисты вот с этих и аналогичных «правительственных мер». Только что товарищи перли правильным курсом, вдруг увидали «ужасающую картину». Оглянулись на себя, а они-то, оказывпается, лежат на лопатках! Но забота ведь не о себе, о людях, которым «Банки перестают давать ипотечные кредиты… Если не давать деньги на ипотеку, значит люди не смогут улучшать жилищные условия, создавать семьи и рожать детей».

Ипотека… стала в России любимой финансовой игрушкой подобных беззаветных деятелей. Беда в том, что это — долгоиграющая игрушка и весьма дорогостоящая для сектора домохозяйств. По сути, цена жизни каждого. При этом стремительно приближается время «реновации» монолитных халабуд. Ведь и в Москве полно такого жилья, где облицовка уже начала сыпаться на головы счастливым заемщикам ипотечных кредитов.

Биография Кошмана свидетельствует лишь об одном — он всегда умел сдернуть вовремя, не гнушаясь средствами. И все — ради людей! С хорошо знакомой партийной заботой — ‘облюдях думать надо!«. Исключительно заботой «облюдях» объясняется и проталкивание через соплеменников ФЗ «О саморегулируемых организациях в строительстве» по типу созданной им Ассоциации.

Оказывается, все проблемы жилищного строительства в России можно решить запросто, дав возможность кошманам отрывать «входные билетики» или пропуски на свой собственный рынок. Стоимость билета — обычный размер чиновничего отката, к которому Кошман так привык на государственной службе и не собирался отвыкать на вольных хлебах — лимон.

Вот как комментирует Кошман лоббирование этой явной уголовщины. Заметим, что он отчего-то полностью забыл о системе федеральных унитарных предприятий Спецстроя, с местечковой простотой отнеся огромный строительный комплекс, до которого еще не смог дотянуться шаловливыми ручонками, — к «коммерческим организациям».

Николай Павлович, согласно новому закону с 1 января 2009 г. в России прекращается выдача лицензий на осуществление строительной деятельности. Год отводится на то, чтобы перейти на сертификацию. А с 1 января 2010 г. действие лицензий полностью прекращается. Открытие представительства АСР как-то связано с принятием закона, отменяющего лицензирование строительной деятельности в России?

КОШМАН: В России сегодня сто процентов строительных компаний – коммерческие организации. Государство еще пытается навязывать свои правила игры, но теряет влияние на них.

Почему, скажем, российское строительное сообщество поддержало принятие закона о саморегулируемых организациях в строительной сфере и пошло на отмену лицензирования? Хотя, замечу, при этом была развернута мощная кампания против отмены лицензирования. Сторонники лицензирования заявляли, что с отменой этой формы госрегулирования в строительной сфере умрет само строительство, что это будет национальная трагедия. Так вот, когда я работал в Госстрое, то иногда подписывал по 6–7 тысяч лицензий в неделю. И уже тогда, в 2003 г., я прекрасно понимал, что при таком подходе мы просто губим профессионализм. Потому что получить лицензию теоретически в состоянии любая фирма «Рога и копыта». Сегодня, если судить по количеству выданных лицензий, в России находится около 300 тысяч строительных компаний. Из них реально работают на рынке не больше 30–35%.

Я думаю, что беда, которая случилась с обманутыми дольщиками у нас – это результат все той же системы лицензирования. Люди, заложившие свои участки, дачи, дома, машины, и сегодня от безысходности организующиеся в партии и выдвигающие политические лозунги, по сути дела остались один на один со своей бедой. Ни государство, никто не может с ними рассчитаться, хотя на лицензиях, которые были выданы недобросовестным фирмам, стоит государственная печать. То есть на примере обманутых дольщиков государство продемонстрировало свою неспособность разрешать такие проблемы и нести за них ответственность, а тем более их предотвращать.

Ну, а Кошман, отрывая билетики, все предотвратит. Раньше, когда он отрывал билетики на лицензии, он никак не мог предотвратить. Все понимал, мучался угрызениями, но не мог. А сейчас, когда его оттолкнули от кормушки с лицензированием, он всем показал кузькину мать и еще не такое покажет! Благо, что, при оставшихся у кормушек кошманах, государство неспособно что-либо выдающееся показать, кроме фиги всем обманутым вкладчикам, а такие вот «ассоциации», пишущие трогательные письма журналистам — они, конечно.

Какую ипотеку хотят люди

Все заботятся об ипотеке, не уточняя, что это такое в России, прикрываясь заботой о людях. Я решила никому из людей ничего не навязывать, поэтому провела свой личный опрос, причем москвичей, которые бы действительно хотели приобрести жилье в ипотеку.

Я не поддерживаю мысль о том, будто государство «должно дать». Я видела, как бесплатная раздача жилья партийными бонзами губила отрасль, продлевая агонию «руководящей роли КПСС», как сформировала из потребителя отрасли — социального иждивенца, ни слова не промычавшего, когда на его глазах грабили государственный сектор России.

Но, как раньше никто не дифференцировал потребительский спрос, так и нынче потребитель практически не имеет права выбора. О каком «рынке» мы говорим? Потребителю подсовывается жилье, опасное для жизни! Которое рушится под собственным весом в период строительства! И только потому, что нынешние представители государственного сектора не хотят нести ответственность за долголетнее крышевание сектора заграницы, кошманы, думая о нас, и создают эти Ассоциации эпистолярных плакальщиков. Поэтому — далее по пунктам.

1. Взяли бы вы ипотеку в 8% годовых (речь идет о 8%, поскольку российские банки отказались от государственных кредитов в 8%)?

100% респондентов ответило восторженным мычанием. Поэтому ответ здесь будет: «У-у-у-у!..»

2. Что для вас важнее: свободная планировка или абсолютная безопасность, надежность и долговечность жилья?

Сами понимаете, что все респонденты, скрепя сердце, выбрали второе. Впрочем, скрипели сердцем они недолго, как только я им показала планировки последних советских серий, сообщив стоимость 1 кв м в лимитах подрядных работ.

3. Почему вы не взяли ипотечный кредит раньше?

Этот вопрос вначале не был услышан большинством, пребывавшим в эйфории от советского лимита. Каждый респондент вначале излил ностальгические чувства потребителя по советским лимитам. На повторный запрос практически все респонденты твердо сформулировали ответ: «Не нравилась цена зашкаливающим спекулятивным процентом«, далее респонденты пояснили, как интуитивно чувствовали, что в стоимости жилья более 60% спекулятивная надбавка.

4. Считаете ли вы, что эта надбавка создана строителями?

Все респонденты ответили в духе статей Анны Политковской: «Надбавка создана при Путине«, половина респондентов считает, что надбавка создана им лично.

Опрос проводился среди лиц обоего пола, с высшим образованием, имеющим работу и зарплату в среднем 2 тыс. долларов США, снимающих жилье в столице, не имеющих строительного и экономического образования.

Давайте рассмотрим две схемы типичного и нетипичного государственного инвестирования строительства жилья.

Рис. 3. Два мира — две системы, то есть две схемы инвестирования

Слева на рис. 3 показано нормальное, не уголовное движение средств в рамках государственных программ. Если посчитать государственные средства и выпускать в рамках этих программ надежное и одновременно действительно доступное жилье, — здесь не остается места сектору заграницы.

Государственную программу можно назвать таковой, если между гражданином и государством на пути движения бюджетных средств — нет никаких посредников и прокладок. Система в этом случае работает нормально и стабильно, она бескризисна! Сектор домохозяйств отдает государственные средства по гарантированным государствам расценкам, на работу по программам выходят лишь те предприятия, которые работают по утвержденной смете с индексами и коэффициентами Госстроя, придерживаются нормативных требований в строительстве.

Что здесь дурного? Ах, да! Не указано места, где кошманы могут встать — входные билетики отрывать…

А вот справа мы видим все, что могут натворить кошманы в государственном секторе, спекулируя на естественной потребности человека в жилье, ниже плинтуса опуская слово «государство». Как никогда не было у этой кочевой рвани государства, как уж они никогда не ставили государственные интересы — выше личных, так и этой схемке самое место — возле тюремной параши. И все наворочано — с думой «облюдях»! Ведь так нуждаются люди в подобной местечковой «ипотеке»…

Ну как такое не затрясет от «финансового кризиса»? Здесь не показано множество прокладок, не отражен скромный насест отрывальщиков билетиков. Хорошо бы все думальщики «облюдях» сразу отмечали, где их насест в этой схемке.

Но видно, что для сектора домохозяйств «в рамках государственной поддержки» — с уголовным цинизмом формируются два потока. Правый поток создается сектором заграницы, на дешевых иностранных кредитах, 90% которых напрямую идет из резервных российских фондов. Это как бы — «производственный» поток, идущий на создание жутенького «продукта». На схеме указаны средние размеры чиновничьих откатов и стоимости землеотвода.

Цена этого «продукта» получается запредельной и по правой части, пылесосом отсасывающей все сбережения сектора домохозяйств. Поэтому на покупку этого «продукта» государство по финансовым и другим коммерческим непроизводственным прокладкам организует левый финансовый поток, спускает «ипотеку» — по принципу детской присказки «сорока-белобока»: этому дала, этому тоже дала… Всем дала добрая сорока, оказавшаяся у государственной кормушки! Вот только потребитель будет расплачиваться жизнью за подобную «доброту». А прокладки получат и сейчас из бюджета, и после, как только эта шарманка вновь закрутится.

Счет пошел на триллионы. До сих пор центробанки давали банкам десятки или даже сотни, но все-таки миллиардов долларов.

Я несколько лет просила вдуматься в само звучание цели «государственных жилищных программ» и разного рода «национальных проектов»: государство направляет средства коммерческим банкам на погашение разницы между желаемой банками прибыли и… как бы более человеческой. Это само по себе — залог регулярных кризисов. Это же не работа! И сегодня можно видеть, во что обходится всему обществу шулерское подыгрывание сектором государства — одному из незначительных субъектов сектора предпринимательства.

Банки существуют, поскольку другие работают! И не наоборот. А когда другие работают — брокеры спекулируют. Но если брокеры спекулируют так, что другие уже не могут работать — то вовсе необязательно «спасать» такую «систему». Нет, можно делать все, что угодно, но за свой личный счет, не за счет бюджета. А сейчас по левому потоку спускаются огромные бюджетные средства — «на спасение финансового рынка» и «девелоперов». Лишь бы жилье не подешевело! Поэтому я и говорю, что государство, в лице сиамского близнеца Путин-Медведев, — главный спекулянт на рынке строительства жилья.

А что, никому непонятно, что единственное спасение в кризисной ситуации — это снять с бюджетного довольствия все непроизводительные прокладки? Непонятно, что кризис заложен в самом «финансовом рынке», который и рос бурно и динамично развивался в оплакиваемые кошманами 10 лет?..

Всех, конечно, спасти не удастся, спасут лишь некоторых. На всех бюджета не хватит. При этом и речи нет, чтобы кто-то из «спасаемых» сокращал управленческие расходы и собственное потребление. За все десять лет эти «спасаемые» и не потрудились разработать инструменты инвестирования реального сектора. Турки и югославы — выходят со своими дешевыми кредитами. Но наш финансовый сектор привык окучивать беззащитного частника. Да и государственные дотации на «погашение разницы между ипотечным кредитом и нормой прибыли» — полностью разучили наши банки работать головой, а не пятой точкой.

А кому вообще, кроме «эффективных собственников», наше государство с такой широтой компенсировало «недополученную прибыль»? Да еще и с заботой о том, чтобы обстановка была максимально комфортной, чтобы нервы по пустякам не тратились:

Российская финансовая система должна наконец-то получить обещанные ей финансовые средства, выделенные государством в рамках пакета антикризисных мер. В этом случае нервозная обстановка на рынке должна стать более психологически комфортной.

Из-за нервозной обстановки многие банки решили поступить в полном соответствиии с обычной практикой — не выдавать клиентам депозитные средства. Клиенты, желающие получить свои средства, вносят большой дискомфорт в работу российской финансовой системы:

Сразу несколько банков ввели запрет на досрочное расторжение депозитного договора, хотя это прямо противоречит Гражданскому кодексу. Среди них «Капитал кредит», Уральский банк реконструкции и развития (УБРиР), «Глобэкс» и «Российский капитал»…

Неужели за все годы самим ни разу в голову не пришло, что за система создана? Почему с периодичностью в 2 года надо выходить и рассказывать потребителю через СМИ, как ему позарез нужна такая ипотека ради приобретения такого жилья, как вся эта «система» героически пластается, чтобы загнать потребителя в многолетнюю долговую кабалу? Угу, предварительно подправив «Жилищный Кодекс», чтобы иметь возможность выгнать в шею ненужного заемщика с детьми на улицу.

Впрочем, лишь сейчас кошманы и прочие докатились до такого цинизма, что принялись вслух утешать себя в СМИ: «Жилье не подешевеет. Или подешевеет на 10%… нет на 30%… максимум на 50%» — даже не понимая, насколько это нелепо слышать от сектора государства!

Впрочем, не менее нелепо выглядят и действия премьер-министра, создавшего еще в должности президента страны эту замечательную систему с регулярными кризисами.

«Принято решение выделить дополнительно на нужды министерства обороны для обеспечения жильем военнослужащих 21 млрд руб. Я исхожу из того, что эта мера позволит решить много социальных проблем и позволит также поддержать строительный сектор Российской Федерации», — цитирует РИА «Новости» господина Путина. По его словам, цены, по которым будет приобретаться жилье, не должны быть спекулятивными, а должны строго соответствовать «уровню сегодняшнего дня».

Военные всегда сами с успехом строили себе жилье, но деньги Путиным выделяются не на строительство, а для покупки. И при этом премьер, как заклинатель змей… или партийный агитатор утверждает, что цены «не должны быть». Задолжали ему цены, что ли?

Он и сам уже взросленький, должен понимать, что созданная им система — спекулятивная, а его действия — напрямую раскручивают маховик цен и инфляцию спроса. Спекулятивная цена, завышающая стоимость продукта низкого качества в несколько раз — это и есть цена, полностью соответствующая «уровню сегодняшнего дня». Он сам — спекулянт по жизни! Он ведь и сам не работал, а спекулировал на должности много лет.

Мы видим, что система, изображенная в правой части схемы — нежизнеспособна. Ее цикл становится все короче. Но каждое вращение этого маховика — это цена наших жизней, вне зависимости от того, взяли мы ипотеку или нет…

©2008 Ирина Дедюхова. Все права защищены.

См. статью в блоге ОГУРЦОВА НА ЛИНИИ

 

Читать по теме статьи И.А. Дедюховой, не утратившие актуальность сегодня:

Оставить комментарий