Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

ЖЗЛ: Евгений Пригожин. Часть VI

Вообще любые выходки фабрики клонов Пригожина на общественной сцене, международной арене, отдают таким обескураживающих уголовным хамством, будто главный Карабас Барабас этих деревянных марионеток так и остался сознанием в лагерях, где отсидел 9 лет за растление малолеток. Но он и здесь, в сущности, не изменял своему уголовному амплуа.

Но само становление на общественной сцене субъекта с непередаваемым уголовным налетом на личности и совершенно пустыми, "рыбьими" глазами, выявляющими и аналогичную душевную пустоту, ставит множество вопросов к нынешней кремлевской администрации, давно потерявшей тормоза и утратившей какие-либо нормы приличия.

06 Март 2018 г. "Кремлеботами работают неудачники". Грустные будни "фабрики троллей"

Марат Буркхард участвовал в весьма абсурдном проекте: оставлял тысячи комментариев под новостными сообщениями на малопосещаемых форумах провинциальных городов. По нашим сведениям, его отдел теперь расформирован. Однако, несмотря на все разоблачения, десятки "кремлеботов" продолжают трудиться в Петербурге, создавая фальшивые аккаунты в соцсетях и заваливая комментариями российские и иностранные сайты. Перед выборами президента России их активность возросла.

16 февраля в США специальный прокурор Роберт Мюллер заочно предъявил обвинения 13 российским гражданам. В обвинительном документе говорится о том, что "Агентство интернет-исследований", финансируемое Евгением Пригожиным, в 2014–2016 годах пыталось расколоть американский электорат перед выборами президента США.

Опираясь на американские данные, журналисты телеканала "Дождь" установили структуру руководства "фабрики". Согласно этой публикации, руководят агентством "верховные тролли" Михаил Быстров и Михаил Бурчик. Оперативным управлением иностранного отдела занимается Джейхун Асланов, ему помогала Катарина Аистова. У Катарины было два помощника – дежурные менеджеры Агата Бурдонова и Максим Елфимов. Бурдонова вышла замуж за работающего в компании Facebook программиста Дмитрия Федорова и в декабре 2017 года переехала жить в США. Бывшая сотрудница "фабрики" даже не думала скрывать, что покинула Россию, в январе опубликовала на своем Youtube-канале видео о своей жизни в Америке, но удалила его после публикации "Дождя".

Идейных, которые на самом деле верят в "крымнаш", "путинкрут" и так далее, немного. Процентов 5–10

До недавнего времени о деятельности "фабрики" рассказывали только бывшие сотрудники. Однако в начале февраля в Телеграме появился канал под названием "Исповедь кремлебота". Автор утверждает, что он – действующий тролль, работает "в отделе русскоязычных "ботов-срущих-в-комменты", которых даже внутри фабрики считаются вторым сортом".

Дать интервью Радио Свобода "кремлебот" отказался, испугавшись, что это может привести к его деанонимизации. Однако разрешил цитировать свой канал.

У нас нет доказательств того, что "кремлебот" – подлинный сотрудник "фабрики", но его бывшие коллеги, к которым мы обратились за консультацией, говорят о достоверности его рассказов. "Кремлебот" пишет, что получает 35 тысяч рублей, с премиями получается 40–45. При этом "штрафуют за любую мелочь, и на приличные суммы, так что иногда получается, что вся бонусная часть оказывается съедена".

"Фабрика троллей", когда-то работавшая в Ольгино, а затем на улице Савушкина, теперь существует по новому адресу в Петербурге: улица Оптиков, д. 4, корпус 3. Забавно, что гугл-карты выдают при поиске этого адреса "офисы кремлеботов".

Основное поле деятельности автора канала "Исповедь кремлебота" – Youtube. Он даже публикует список "фабричных" аккаунтов, откуда идут фальшивые комментарии. Атакуют кремлеботы и Youtube-канал Радио Свобода. Последнее их нашествие случилось в феврале, когда был опубликован видеосюжет о том, что США обвинили российских военных в распространении интернет-вируса NotPetya.

Мы публикуем выдержки из канала "Исповедь кремлебота", объединив их по темам

Что за люди работают троллями?

Стандартный тролль – существо зашуганное и слабое

В основном, неудачники. Те, кого не берут на какую-либо другую нормальную работу. Если пообщаться на эту тему в коллективе, то почти все говорят: "Никуда не брали, а сюда взяли".

Есть, конечно, технические спецы, методисты, начальники. Они нормальные деньги получают. Стандартный же тролль – существо зашуганное и слабое.

Что касается политических взглядов, то на собеседовании при трудоустройстве на этот счет задают вопросы. Но по моим наблюдениям, действительно идейных, которые вот на самом деле верят в крымнаш, путинкрут и так далее, немного. Процентов 5–10. Остальным без разницы, о чем строчить комменты.

Но есть интересный психологический момент. Занимаясь подобной работой, люди начинают искать самооправдания и зачастую находят.

Набирают настолько неумных людей, что они не могут и два слова связать

Текучка действительно большая. Перед трудоустройством никто толком не объясняет, чем ты будешь заниматься. Суть работы понимаешь, только когда уже приступил к ее выполнению.
Не все выдерживают заниматься такой тупейшей деятельностью. Нормальных людей изматывает за 2–3 месяца.

Еще один фактор: иногда набирают настолько неумных людей, что они не могут и два слова связать. Приходится от них избавляться.
Также не все успевают выполнять план по количеству комментов, тоже перегорают со временем.

Но есть и люди, которые годами сидят, и их, видимо, всё устраивает.
И еще, как я писал ранее, есть совсем идейные, которым эта работа в удовольствие, и они, наверное, просыпаются утром с улыбкой, что пора идти на любимую работу и противостоять госдепу, либералам, пятой колонне и так далее.

У нас на фабрике есть самый настоящий репетитор по русскому языку.
Если сильно накосячишь в каком-то слове или неправильный оборот употребишь или совсем криво предложение построишь, то вызывает к себе и проводит беседу. Это не шутка. Некоторые индивиды вообще от него не вылезают, настолько всё плохо.

Ну а если человек совсем не вытягивает – увольнение.

Испытываю диссонанс от того, что называю себя кремлебот, тролль. Потому что сами себя мы так не именуем.

Какие мы, в конце концов, боты, если живые люди за компьютерами сидят.

О структуре фабрики троллей

Заказ может прийти не только из Кремля

"Фабрика троллей – это довольно большая структура с несколькими отделами. Кроме тех, кто "срёт в комменты", есть еще люди, которые ведут подставные СМИ, есть иностранные отделы, которые направлены на другие страны (речь не только про Украину). Есть люди, которые занимаются массовыми накрутками через ботнеты.

Само наименование "кремлебот" по сути не совсем верное.
Потому что заказ может прийти не только из Кремля. Может обратиться и какой-либо влиятельный человек, например, владелец банка, аэропорта, завода и так далее.

А иногда бывают и совершенно коммерческие заказы. От фабрики отпочковались несколько компаний, которые в частном порядке оказывают подобные услуги.

Допустим, у вас интернет-магазин гигантских надувных желтых уточек. Уточки эти очень некачественные и сдуваются от первой же дубинки омона. Соответственно, в интернете у вас полным-полном негативных отзывов. Что делать?

Можно заплатить деньги дочерней структуре фабрики троллей, и на сайты с отзывами немедленно набежит толпа закаленных сетевыми баталиями с либералами моих (бывших) коллег и расскажет, насколько хороши ваши надувные уточки, а те, кто пишет про них плохо – "конкуренты, которые завидуют".

Есть и противоположная услуга вариант – утопить конкурента в негативе.

Минимальный тариф – 20 тысяч в месяц, но если с репутацией совсем плохо – придется выкладывать многие сотни тысяч рублей.

Не верьте отзывам в интернете!

О подготовке к выборам

Всех сотрудников фабрики обязали идти на выборы. Сказали голосовать за кого угодно, но сходить надо. Отчитываться будем фоткой из кабинки. Кто не пойдет – останется без премии.

С Грудининым вообще смешно. Половину дня пишу комменты типа: "Какой смысл в забастовке, все идем голосовать за Грудинина! Он реально против Путина! Нет смысла сидеть дома! Все за Грудинина!"
Вторую половину занимаюсь тем, что доказываю, какой он недостойный, лживый, отвратительный. Счета за границей, миллиарды вывел из страны, нарушает законы, не платит налоги, да и вообще камуняка.

Говорят, после 18 марта будут сокращения штата. Посмотрим, удержусь ли на месте. На самом деле, не сильно бы расстроился.

Качество комментов снизилось

Возможно, вы заметили, что в последнее время снизилось качество комментов в исполнении кремлеботов.

Переубедить противников действующего курса мы уже не можем

Раньше приходилось подбирать какие-то аргументы, цифры смотреть, росстат, википедию открывать в конце концов. Теперь можно ограничиться оскорблениями.

Мне обидно с профессиональной точки зрения, раньше было интереснее.

Но все-таки, почему?

Первое – увеличение числа "протестно настроенных граждан".
Ты им один развернутый коммент – они тебе сто. Поэтому лучше сто на сто, не важно, какого качества.

Второе – переубедить противников действующего курса мы уже не можем, и не беремся за это. Сейчас идет борьба за основную массу населения. А с этой самой массой надо говорить на ее языке. Проще надо быть, и народ к вам потянется. Или к нам.

Знаете, зачем кремлеботы в комментах постоянно оскорбляют Навального одними и теми же словами? "Анальный", "овальный", "сисян" и так далее. Понятно, что по методичке, но с какой целью?

Для "установления стойкой ассоциативной связи". Вот слышишь ты "Навальный", и тебе в голову сразу приходит какой-нибудь гадкий эпитет. По крайней мере идея такая, не знаю, работает ли на практике.

О предъявленных в США обвинениях Пригожину и его подручным

Это обвинения против больших начальников, некоторых из которых никто и не видел ни разу. Рядовых сотрудников не коснулось, но я думаю немного все поднапряглись.

Евгений Пригожин

Евгений Пригожин

Иностранный отдел существует давно: по крайней мере, как я устраивался на фабрику, он уже был. Набирают туда людей со знанием английского приличного уровня. Сидят они отдельно, у них там своя кофемашина, и мы особо не пересекаемся. В последние годы отдел только разрастается, но все равно до русского пока далеко.

Видел ли я своими глазами, что они бомбили американские социальные сети и топили за Трампа? Нет, не видел и подтвердить не могу. Но вполне могу это допустить, иначе зачем столько англоговорящих.

Важно не спалиться, что они не настоящие американцы

Периодически у них проходят собрания не только по работе, но и разборы английского. По всей видимости, важно не спалиться, что они не настоящие американцы.

Кстати, если подучу английский до хорошего уровня, то смогу к ним перевестись, и зарплата вырастет. С такими перестановками проблем на фабрике нет.

Хотя я не сильно бы хотел этого, впечатление они на меня производят неприятное. Высокомерные какие-то, что ли.

Всем пофиг

Чем дольше работаю, тем больше убеждаюсь, что фабрика – это проект по распилу денег.

Нет, ну представьте себе, сидит куча человек в одном офисе и строчат комменты по методичке.

Это так тупо, что у меня слов нет. Можно ведь было реального компьютерного бота сделать, который бы еще быстрее отвечал.

Учредители – пилят бабки. Простой тролль – пашет на зарплату

Тем более, учитывая качество комментов в последнее время, запрограммировать его можно легко. Видит ключевое слово "навальный" – выдает "лёшка овальный". Видит "путин" – пишет "крут." Видит "обама" – пишет "обезьяна". Но компьютерную программу дорого не продашь Кремлю. А вот фабрику с огромным фондом заработной платы – запросто.

Никто тут на самом деле не хочет бороться с оппозицией. Учредители – пилят бабки. Простой тролль – пашет на зарплату. Всем пофиг. А мне больше всех.

Существование кремлеботов (тогда еще "едроботов") знающие люди просекли давно. Однако в последние полгода о нашем присутствии в инфопространстве узнали вообще все.

Люди стали воспринимать любые провластные комментарии как проплаченные

И это плохо для фабрики не только потому, что наши комменты перестали воспринимать всерьез. Ирония состоит в том, что люди стали воспринимать любые провластные комментарии как проплаченные. Забавно, когда накидываются на обычного человека с прокремлевской позицией – "кремлебот, мразь, тебя купили!" Смотреть на это очень смешно.

Моя мысль состоит в том, что теперь, чем больше мы выдаем сообщений в мир, тем больше вредим власти. В плюс уже ничего не идет. Какая ирония, не правда ли?

Сейчас у нас установка писать: "Я реальный человек, я реально за Путина, почему ты называешь меня ботом?"

Но уже поздно.

Стоит ли вступать с кремлеботом в спор?

Я считаю, что нет. Лучше оставить коммент неотвеченным, чем завязать дискуссию и раскрутить ветку. Обсуждение привлечет лишнее внимание, а первый (кремлеботский) комментарий увидит большее число человек.

Фабричные меры безопасности

– "Соглашение о неразглашении конфиденциальной информации". Можете смеяться, но этой бумажки реально боятся большинство коллег.
– Когда ты попадаешь на фабрику, когда начинаешь заниматься такими вещами, скажем так, социально неодобряемыми, то, соответственно, и сам не захочешь какому-то говорить, что ты кремлебот.
– Камеры наблюдения. Они везде. Предыдущего сливщика информации разоблачили как раз из-за записей с камер наблюдения.
– Пропускной режим. Очень строгий.
– Общая атмосфера секретности, общего дела, того, что "мы все в одной лодке". Вместе прячемся от журналистов у входа, вместе зашториваем окна от фоторепортеров, ну и плюс начальство промывает мозги на эту тему.
– Программа учета рабочего времени установлена на каждом компьютере, и всё, что ты делаешь, видит твой начальник.
– Ходящие внутри стен фабрики легенды о тех несчастных, что попались на разглашении.

Хех, я не считаю себя диверсантом, а меня, похоже, считают. Вот только что разослали всем сотрудникам сообщение-напоминание о "возможных последствиях" за "несанкционированное разглашение конфиденциальной информации".

Интересно, это в мой огород или совпало? Похоже, в мой.Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Насколько "эффективным" был весь этот сброд на выборах президента России… все видели. Поэтому с фабрики троллей Пригожина вылезали даже не люди, а тупые боты, заполненные "сетевым срачем" середины нулевых, давно никому не интересным.

Все это очень хорошо напоминало становление всех этих "оппозиционных движений" вроде марионетки Навального с его "сетевыми хомячками".

Но что-то многое связывает с этой фабрикой и таких деятелей, как Аркадий Бабченко, внезапно удививший всех инсценировкой самоубийства (см. Смерть паяца).

Думаешь, а что это Аркаша, которому не удалось соскочить в Ладью Харона, вдруг так начал жалеть этих самых троллей за сложные условия труда? Жалость выбивает, что ли?

Даже поинтересовалась об этом у ИА, знающей Аркашку как облупленного. Она мне сказала, что прежде в общественных провокациях рисковали собственной душонкой. Так, например, сам Аркашка изображал в сети какого-то спецназовца, прошедшего Афган и Чечню, без рук и без ног, очень нуждающегося в финансах на специальный компьютер, чтоб в клаву носом тыкать. Там еще и Максим Мошком подтверждал, что типа все это — чистая правда.

Выявить это с Аркашкой труда не составило и проихошло совершенно случайно, как бывает все с нашим Классиком. В результате Бабченко пришлось ретироваться из Москвы. А в совершенно аналогичных случаях тролли… как бы ничем не рискуют! И теперь Аркадий им всем очень завидует. Хотя раньше более всего ценил личную популярность, на том и прокололся.

21 Февраль, 2018 г. «Фабрика троллей» Евгения Пригожина

Предприниматель Евгений Пригожин (слева) обслуживает Владимира Путина в своем ресторане в пригороде Москвы

Новый всплеск интереса в международной прессе к фигуре предпринимателя Евгения Пригожина, которого часто называют «кремлевским ресторатором» и «поваром Путина», вызван докладом спецпрокурора США Роберта Мюллера. В тексте доклада выдвинуты обвинения против тех российских граждан, которые пытались оказать влияние на исход президентских выборов в США в 2016 году.

И самым известным фигурантом этого документа как раз и является Евгений Пригожин. С его именем связывают финансирование частной военной компании «Вагнера» и фирмы «Интернет-исследования», более известной, как «Фабрика троллей».

Необходимо отметить, что повышение интереса к фигуре предполагаемого хозяина «Интернет-исследований» со стороны западной прессы в качестве ответной реакции вызывает большую, чем раньше, закрытость тех, кто имел какое-то отношение к деятельности «Фабрики троллей». Так, корреспонденту Русской службы «Голоса Америки» вежливо отказали в комментариях журналисты, писавшие статьи о бизнес-проектах Пригожина, связанных с медиа.

На днях бывший сотрудник «Фабрики троллей» Марат Миндияров дал телефонное интервью газете “The Washington Post”, а накануне стало известно, что вскоре после этого интервью в квартиру Миндиярова, которую он снимает вместе с другом, пришли сотрудники полиции и доставили их обоих в РУВД города Гатчины Ленинградской области. Поводом стал, якобы зафиксированный звонок с телефона друга, где сообщалось о заминировании. После допроса задержанных отпустили.

«Тролли пытались получить информацию о частностях нашей работы»

Побеседовать с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» согласился старший юрист «Команды 29» Максим Оленичев, который представлял интересы бывшей сотрудницы «Фабрики троллей» Ольги Мальцевой, подававшей иск против своих бывших работодателей.

Максим Оленичев напомнил, что во время рассмотрения этого трудового спора в Невском районном суде Санкт-Петербурга были выслушаны показатели свидетелей, которые «поясняли, как они осуществляли свои функции на разных этажах в здании на улице Савушкина».

У этих сотрудников были задания публиковать комментарии к российским новостям, формировать перепосты и копирайты текстов с размещением их на различных сайтах. «Судя по многочисленным публикациям, связанным с “Фабрикой троллей”, и с показаниями в суде, можно сделать вывод, что эта работа была направлена на формирование положительного имиджа российской власти и на поддержку лояльности действующего президента», –отмечает Оленичев.

Здание где действовала «Фабрика троллей» в Санкт-Петербурге. Россия

Здание где действовала «Фабрика троллей» в Санкт-Петербурге. Россия

Собеседник «Голоса Америки» также рассказал, что «Команда 29» ведет чат в Telegram, где даются разного рода консультации. «И несколько раз в этом чате различные тролли, как мы предполагаем, писали различные выдуманные истории и пытались получить от нас информацию о частностях нашей работы.

Если бы люди искренне хотели получить информацию о нашей деятельности, то оно могли бы связаться с нами по телефону, указанному на нашем сайте. Но они предпочли общаться через чат, чтобы самим остаться в тени», –высказывает предположение Максим Оленичев.

«С точки зрения профессиональной этики их деятельность не является журналистикой»

Корреспондент Фонда защиты гласности по северо-западу РФ Роман Захаров рассказал, что он внимательно следил за публикациями петербургских журналистов-расследователей о деятельности «Фабрики троллей». «Ведь деятельность троллей не только распространялась на такие исключительные случаи, как попытка оказать влияние на выборы в США, но и на внутрироссийские события. И, конечно, их деятельность в большей степени направлена против оппозиционного и демократического дискурса в нашей стране. И журналисты это в полной мере ощутили», – делится соображениями Роман Захаров.

Сам он общался с некоторыми сотрудниками «пригожинских СМИ» и лично знаком с руководителями ряда средств массовой информации, входящих в конгломерат «Фабрики медиа». И некоторые из них даже упомянуты в докладе Роберта Мюллера. При этом, сотрудники конгломерата всячески открещиваются от каких-либо связей с «Интернет-исследованиями».

«С ними я общался подробно, и они мне отвечают и кулуарно, и официально, что они являются настоящими журналистами, у них есть редакционная политика, они ни от кого не зависимы, и так далее. Противопоставлять этому можно только факты. И ни в одном из расследований не показано, что каким-то образом “Фабрика троллей” влияла на их редакционную деятельность. Но результатами этой деятельности так или иначе пользуются все структуры, близкие к Пригожину», – подчеркивает корреспондент Фонда защиты гласности.

При этом Роман Захаров не считает, что на сотрудников «Фабрики троллей» обязательно должны распространяться как права, так и обязанности журналистов. «Потому что они не работают в зарегистрированных средствах массовой информации. Но и с точки зрения кодекса профессиональной этики деятельность этих людей, как и сотрудников других подобных организаций, ни в коем случае не является журналистикой», – убежден Захаров.

«Наглость всего этого образования»

Корреспондент «Голоса Америки» попросила своих собеседников поделиться мыслями о причинах нынешнего всплеска интереса к Евгению Пригожину.

Максим Оленичев полагает, что причина не только в том, что принадлежащая «кремлевскому ресторатору» «Фабрика троллей» пыталась оказать влияние на ход агитационной кампании в США. «Не секрет, что во время выборов в Бундестаг осенью прошлого года “Фабрика троллей” также пыталась участвовать в формировании умонастроений граждан Германии. Но тогда Facebook пошел навстречу германскому правительству, и перед выборами стал удалять фейковые аккаунты, и путем выявления стал препятствовать их распространению.

Поэтому Запад очень заинтересован в том, чтобы иметь информацию о том, как функционирует “Фабрика троллей”, и как на нее можно воздействовать», – замечает старший юрист «Команды 29». И добавляет, что деятельность российских интернет-троллей, скорее всего, будет продолжаться. «Мы как раз через суды пытались получить доступ к их информации, и, что называется, вывести троллей на чистую воду, с тем, чтобы общество понимало, кто там работает и какими методами. Но нам это удалось только частично. Но поскольку запрос на их деятельность существует, и они хорошо скрыты, то это очень удобный способ манипулировать общественным сознанием. Он не требует серьезных затрат, и мы проявления работы “Фабрики троллей” еще увидим», – прогнозирует Максим Оленичев.

Роман Захаров считает, что внимание западной прессы привлекла «наглость всего этого образования». «Раскрыта мощная структура, которая была создана, якобы, на частные деньги, хотя мы понимаем, каким образом такие “частные деньги” появляются у российских олигархов или мини-олигархов. Они появляются благодаря близости к ныне действующей российской власти», – поясняет эксперт.

И добавляет, что это повышенный интерес к персоне Евгения Пригожина привлек «внимание к проблеме с так называемыми “сепаратистами” – людьми, которые, якобы, добровольно отстаивают свою русскую идентичность на Донбассе». И это, в свою очередь, привело «к полному дезавуированию постоянных формальных ответов России на вопросы о том, что “нашей армии там нет”.

То же самое и здесь. Ведь мы понимаем, что это (“Фабрика троллей” – А.П.) – “бойцы невидимого фронта”, фактически, оплаченные деньгами Кремля. И здесь даже не надо срывать маску.

Ну, конечно, следующий шаг будет сделан, когда мы общими усилиями докажем, что не просто близость, а действия в интересах Кремля, что они были инспирированы нынешней властью. Так что ждем следующих витков событий. Хотя, как мы видим, для официальных лиц в Соединенных Штатах Америки многое уже стало понятно, потому что список опубликован достаточно подробный, и там уже никаких тайн нет. А для нас тайны остаются», – подытоживает Роман Захаров.

Валерий Ширяев: Евгений Пригожин принимал участие в борьбе на самом верху

Корреспондент «Новой газеты» Валерий Ширяев рассказывает в интервью Русской службе «Голоса Америки» о том, как Евгений Пригожин получил доступ к первым лицам российской власти: «Евгений Пригожин стремился расширить свой бизнес и попасть в закрытые, «заповедные» места, Его ресторан «Старая таможня», да и другие его рестораны в Санкт-Петербурге – ничем не выдающиеся, а ресторанный бизнес, при всей его прибыли, – не сверхдоходный. Соответственно, он начал искать доступ в Кремль, «Белый дом» российского правительства, государственные загородные комплексы. Добиться на это разрешения можно было только через Федеральную службу охраны, он начал искать там контакты, и нашел их – к 2010 году у него были разрешения на обеспечение питания и в «Белом доме», и в администрации президента».

Пригожину, продолжает Ширяев, сходило с рук то, что могло бы в другом случае стать скандалом международного уровня: «Есть документы от 2010 года о том, как один из его официантов, точнее, человек, который распоряжается официантами, гражданин Финляндии Юхан Шкерин составил полный отчет Пригожину о том, что говорили во время совместного обеда Владимир Путин и Сильвио Берлускони. Эти документы попали в ФСБ, было даже возбуждено дело, но ему не дали хода. Когда его спрашивали, зачем он собирал отчеты о разговорах Путина, он сказал, что, мол, для будущих мемуаров. Вполне возможно, это всего лишь предположение, кто-то в ФСО просил его делать такие отчеты, и это были агентурные отношения».

«Потом он начал искать другие способы доказать свою нужность, и когда началась волна протестов в Москве в 2011-2012 годах, он помог НТВ снять фильм «Анатомия протеста» (на материалы этого фильма ссылались российская прокуратура при расследовании действий организаторов митинга 6 мая 2012 года в Москве – ГА). Таким образом, он начал бизнес в области информационных технологий и пиара, а его служба безопасности занималась провокациями и политическим сыском. Я стал Пригожиным заниматься, когда нам пробовали в редакцию пытались пристроить его агента – Марию Купрашевич, которую мы перевербовали», – вспоминает корреспондент «Новой газеты» первое личное знакомство со следами деятельности «кремлевского повара».

Валерий Ширяев уверен, что высокое покровительство у Пригожина сохраняется: «Очевидно, что Пригожин принимал участие в каких-то битвах на самом верху, потому что он также организовывал публикацию негативных материалов о Дмитрии Медведеве и Аркадии Дворковиче, таких, как публикации блогеров, сатирических мультфильмов. У него есть совершенно очевидный покровитель в «башнях». Пригожин начал кормить военные городки, чем Шойгу был очень недоволен, но я не представляю себе, что могло заставить Шойгу отдать ему подряды на огромные деньги, кроме приказа с самого верха».

Журналист предполагает, что финансирование ЧВК «Вагнера» было возложено на Евгения Пригожина кем-то, решившим воспользоваться бизнесменом как сторонним каналом, который бы не связывал напрямую российские власти и воюющих в Сирии частных бойцов: «До последнего времени, пока «вагнеровцы» не заключили прямой договор с сирийскими властями, он их финансировал, это же означает – каждый месяц вынимать огромную сумму денег. Он мог получить подряды, о которых я сказал, чтобы у него была возможность располагать деньгами на такие выплаты. Ну, и зарабатывал на этом он тоже, я уверен».


И… разверзлись хляби небесные! Все вывалилось во всем нынешнем блеске и фаворе самых непрезентабельных обитателей питерского бомонда, блистающих распущенностью и вседозволенностью. 

Вот вам и пик расцвета фабрики троллей господина Пригожина. Ну, совершенно ясно, что лишь на таком шикарном учреждении может кому-то тюкнуть в пустую маковку "мысль" о том, чтобы "поиграть" с летками с суицидные игрища вроде "Синий кит"

Да так, чтобы, как это описывается в статье В вечном стремлении наживы, высокими технологиями отсечь весь нужный контент, причем, на уровне провайдеров!

DPI — это, по сути дела, обычный сетевой компьютер, сервер. У сервера есть два порта: в один трафик входит, из другого — выходит. Этот компьютер принимает поток IP-трафика и каждый пакет проверяет по каким-то определенным правилам, принимая решение: пропускать его к пользователям или дропнуть — то есть удалить. Но этих условий может быть очень много: цель такой технологии — блокировать пакеты не массово (исключительно по IP-адресу, например), а только за конкретное соответствие тому или иному шаблону. Поскольку нужно принимать решение по каждому пакету, требуется большая вычислительная мощность. И даже если ее хватает, чтобы проверять трафик в режиме реального времени, на поиск соответствий уходит очень много ресурсов.

Иными словами, установка DPI — это увеличение задержек и уменьшение скорости передачи данных интернета в России при любых условиях.

Качество связи ухудшится, а злодеев вы так и не поймаете.

В вечном стремлении наживы

То есть любого можно с помощью провайдеров окружить так, чтоб он ел и пил только приготовленное на мутной фабрике клонов Пригожина.

Соратник Евгения Пригожина рассказал всю правду о «фабрике троллей»

Кто создал «фабрику троллей», организовал Ddos-атаки против СМИ, избивал блогеров и «увольнял» главреда РИА «Новости». Интервью экс-соратника Евгения Пригожина.

Человек, который стоял у истоков медиаимперии Евгения Пригожина — Андрей Михайлов, — мастер черного пиара, организатор провокаций против Forbes и других средств массовой информации, «папа всех троллей из Ольгино», дал интервью «Новой газете». Он подробно рассказал о том, кто и как атаковал бизнесменов из числа конкурентов «кремлевского повара» и журналистов разных изданий. В конце 2013 года Михайлова отстранили от дел: у заказчиков и исполнителей не сошелся бюджет на несколько десятков миллионов рублей, стороны обвиняли друг друга, и Михайлов остался без работы.

Может, он и не стал бы делиться секретами бывшего работодателя. Но переход к непривычной открытости может быть способом защиты. В мае 2017 года, согласно заявлению, которое Михайлов подал в полицию, некие мужчины вывезли его в лес, избили, заставили написать расписку на 3 миллиона рублей и переписать на себя долю в бизнесе. Как говорит Михайлов в своем заявлении, похитителей возглавлял знакомый ему по совместной работе на Пригожина юрист (фамилия имеется в редакции), и вряд ли тот действовал по своей инициативе.

— Когда началось ваше сотрудничество с Евгением Пригожиным? Как вы вообще к нему попали, прислали резюме?

— Началась эта история в конце весны или в начале лета 2012 года, когда один мой знакомый, не будем его сюда впутывать, сказал, что есть интересная тема, есть заказчики, которые в моих способностях заинтересованы. Я согласился на разговор. Пригласили в кафе «Таверна» на Васильевском острове. Пришел, на втором этаже, на небольшом балкончике меня ждали двое. Один из них был всем сегодня хорошо знакомый [Евгений Аркадьевич] Гуляев [руководитель службы безопасности Пригожина].

СПРАВКА

Евгений Аркадьевич Гуляев

много лет работает начальником службы безопасности у Евгения Пригожина. В прошлом — оперативный сотрудник ленинградской и петербургской милиции, начинал в Управлении специальной службы милиции (существовавшее до середины 90-х годов подразделение, отвечавшее за работу с иностранцами), закончил службу в ГУ МВД по Северо-Западному федеральному округу.

Его роль в службе безопасности Пригожина подтверждается данными из украденной в 2013 году «Анонимным интернационалом» переписки сотрудников компаний Пригожина, многочисленными совместными поездками и полетами с установленными сотрудниками Пригожина, в том числе с командирами «группы Вагнера» Дмитрием Уткиным и Андреем Трошевым.

В мае 2016 года попал на видеозапись среди сотрудников компании «Конкорд» при задержании на площади Трезини оперативниками ФСБ автомобиля с Евгением Пригожиным за незаконное использование спецсигналов.

— А вы тогда с Гуляевым не были знакомы?

— Нет, я его раньше не знал. На встречу пришли два человека. Кто был с Гуляевым, сейчас и не вспомню, потом с ним не сталкивался. Понятно было, что [выходцы] из органов. Сидят люди определенной наружности, профессия накладывает свой отпечаток. Кожаные куртки, ну и так далее…

— Они как-то представились, сказали, где работают?

— Гуляев сказал, что недавно назначен начальником службы безопасности «Конкорд Кейтеринг», и у него проблема: надо срочно что-то придумать, пока его не выгнали с работы.

Задача у него была что-нибудь предпринять в отношении [предпринимателя] Кирилла Зиминова и его компании «Карамель Кейтеринг». Нужно было сделать так, чтобы на мероприятие, которое обслуживает Зиминов, пришли люди из бизнеса, пресса и чтобы там кому-нибудь «поплохело»…

чтобы что-нибудь произошло: «Подумайте, помаракуйте, что-нибудь сделайте, иначе меня уволят».

— А зачем?

— Я так понял, что работодатель Гуляева был очень обижен на своего бывшего компаньона Зиминова. Когда-то начинали вместе бизнес, потом пути разошлись, и были обидки чисто личного характера. Во-вторых, близилось какое-то событие… Петербургский международный экономический форум. «Конкорд» очень хотел этот форум обслуживать, а контракт был у «Карамели», и надо было этот контракт поломать.

— Называли какие-то сроки, бюджет определялся?

— По поводу сроков говорилось, что надо скорее, и все. Буквально через два дня мною был подготовлен сценарий, по которому готовится некое публичное мероприятие с участием представителей власти и бизнеса, журналистов. Организация фуршета поручается «Карамели», заказываются всякие салатики с майонезом, рыба, булочки с кремом — чтобы была возможность спровоцировать некие желудочные расстройства. Бюджет сейчас точно не назову, может быть, тысяч 250–350. Входила аренда зала на улице Зодчего Росси, точнее, не площади Островского, кейтеринг, ну и оплата мне и моим людям. Скорая помощь частная для «отравленных» должна была приехать своя, контакты скорой дал Гуляев. Сценарий сразу утвердили и дали отмашку.

— Что за мероприятие организовали?

— Созвали что-то вроде круглого стола по проблемам малого бизнеса. Организатором выступил мой знакомый Сергей Соловьев, он якобы создавал новый бизнес-журнал. Я пригласил его исполнить эту роль. За деньги.

— Это тот самый Соловьев, который год спустя приобрел известность после провокаций в отношении Дмитрия Быкова и журнала «Форбс»?

— Он самый. Но никто потом не вспомнил историю с круглым столом и Соловьева не узнал.

— И как прошел фуршет?

— Всего было около 40 человек: бизнесмены, представители ассоциации предпринимателей, депутаты Законодательного собрания. Подставных было человек десять, в основном из службы безопасности «Конкорда», эти за зарплату работали. Симптомы отравления проявились у наших шестерых ребят. Один даже полежал в больничке. Правдоподобно инсценировали отравление: у одного из наших людей очень профессионально получалась пена изо рта, если положить мыло под язык.

— Никто из посторонних лиц не был отравлен?

— Нет, только свои. Да и не было никакого отравления, чистая постановка.

— Заказанный результат был достигнут?

— Сначала не было отзыва в прессе, я через день пошел в интернет-кафе и сделал рассылку по СМИ. Много кто дал новости об отравлении, и ни за одну публикацию платить не пришлось, сами подхватили. Что случилось с контрактами «Карамели» на обслуживание [Петербургского международного экономического] форума — честно, не помню. Не интересовался.

СПРАВКА

«Отравленные»

Рассказ Андрея Михайлова подтверждается публикациями петербургской прессы о круглом столе «Перспективы развития предпринимательства», который прошел 15 июня 2012 года на площади Островского, дом 11. Как сообщалось, «шестеро предпринимателей» получили пищевое отравление на фуршете, организованном «Карамель Кейтеринг». В качестве организатора мероприятия выступал Сергей Соловьев, который представлялся как главный редактор журнала «Новый предприниматель», посвященного проблемам развития малого бизнеса.

Журнала «Новый предприниматель» никогда не существовало. Сергей Соловьев, которого можно видеть в сюжете Delovoe.tv (01:09-01:30), — тот же самый человек, который в 2013 году выступал под видом «предпринимателя» в провокациях против писателя Дмитрия Быкова и журнала «Форбс».

— Как вы лично познакомились с Евгением Викторовичем Пригожиным?

— Через какое-то время после круглого стола я был приглашен в один из офисов на Васильевском острове — не в центральный офис на набережной Лейтенанта Шмидта, в другой, сейчас не помню, на 6-й или 17-й линии [Васильевского острова]. Присутствовал сам Гуляев, люди из его команды. Говорят: есть такой проект «За честные СМИ» или как-то так. У них уже было зарегистрировано свое СМИ «Газета о газетах», надо было открывать сайт газеты и другие сайты, писать непосредственно информацию. Мне предложили заняться организационными вопросами. Когда я подготовил предложения по проекту, меня отвели к главному.

— Где и когда произошла ваша встреча?

— В конце лета, может, в самом начале осени 2012 года. Было сказано: сейчас пойдем в офис на набережной, где сидит наш руководитель Евгений Викторович.

Это было в его кабинете. Туда можно попасть двумя путями. С центрального входа на набережной Лейтенанта Шмидта, через турникет и на второй этаж, либо из Академического переулка, чтобы, типа, тебя никто не видел. Хороший дубовый кабинет, все стильно, прагматично, большой экран для видеоконференций. Массажный кабинет — рядом.

Меня представили Пригожину как человека, который будет непосредственно заниматься проектом «Газеты о газетах», я ему доложил концепцию.

Евгений Викторович был очень доволен, тут же выдал наличкой из сейфа деньги на четыре номера — миллиона полтора рублей.

Правда, после выпуска трех номеров стал орать, что все прогадили, проект надо закрыть, а тебя так и так… сурово наказать, в общем. Но должен сказать, что руки ко мне он никогда не прикладывал, да и ни к кому при мне не прикладывал. Хотя слухи об этом ходили.

— Вы часто встречались с Пригожиным?

— За все время — три или четыре раза, может, пять. Евгений Викторович лично вручал премию. Под Новый год один раз, под хорошее настроение два, за хорошую работу три. За Дмитрия Быкова, за «Форбс». Тогда и задача лично им ставилась.

— В чем была концепция «Газеты о газетах»?

— Смысл был в чем?

Надо было, чтобы СМИ напечатали несуществующую информацию и чтобы взяли за это деньги наличкой. Они это сделали.

Сначала была история с «Аргументами и фактами». Что-то с обеспечением бахилами в поликлиниках. Это был «первый выстрел», я почти и забыл. Ну и много проектов запускалось параллельно. «Невские новости» были зарегистрированы, «Новостное агентство Харькова». Зачем, мы и сами толком не знали. Была команда: а давайте сделаем еще парочку изданий и будем по ним работать. Чисто заготовка. Обсуждалось это в конце декабря 2012 года, регистрация была вроде в начале 2013-го.

— Начало 2013 года — это история с Дмитрием Быковым? Кстати, почему именно Быков?

— Надо было найти «продажного журналиста». Возникла идея с Быковым, так как он у нас считался по значимости вторым человеком после Навального.

Предложили, было сказано: работаем по нему. Связались с Быковым через агентство, которое организовывало его поездки. Вытаскивали как можно дальше из больших городов, чтобы не возникло форс-мажоров. Так появилась Нижняя Тура. Договор заключался с агентством, согласовали дату, 22 февраля. Договорились с ДК, развесили афиши. У Евгения Викторовича [Пригожина] все шло в режиме быстро-быстро, времени на подготовку никогда не было, все «с колес».

Нужно было, чтобы Быков сказал что-нибудь в поддержку местного политика, которого играл наш Сергей Соловьев. Быкову про поддержку политика не говорили, его к этому подвели.

Он встречался с нашим Соловьевым, очень представительным мужчиной. Соловьев сказал, что будет баллотироваться куда-то, все выступление Быкова снималось на видео, и что он должен был сказать, он сказал. Что было задумано, получилось. (Это интерпретация Михайлова. В реальности Быков не стал рекламировать «депутата», а только поблагодарил его за приглашение — «Новая»)

— Тот же Соловьев сыграл бизнесмена в российском «Форбсе»?

— Это был следующий этап. Там был не просто номер «Форбса», а юбилейный номер, и там была статья нашего Соловьева с непроверенной информацией и без пометки «реклама» — мы должны были показать, что в «Форбсе» тоже все покупается.

СПРАВКА

Провокации против СМИ

Провокации против «АиФ», Дмитрия Быкова, «Форбс» и некоторых других изданий с участием Андрея Михайлова и Сергея Соловьева были предметом журналистских расследований «Новой газеты» в 2013 году.

— Весной 2013 года, как раз на День Победы, под DDoS-атаками легли сайты «Новой газеты», «Эха Москвы», «Московского комсомольца», «Дождя», «Форбса» и петербургской «Фонтанки.ру». Вы можете сказать, кто организовывал эту акцию?

— Кто организовывал атаку, не знаю, я этих людей и в глаза не видел. Заказывал один из наших, Кирилл Фульде.

Где он сейчас и на кого работает, понятия не имею. Максима Болонкина, который записал обращение от имени движения «Сетевые хомячки», якобы организовавшего DDoS-атаки, нашли через каких-то знакомых, через вторые-третьи руки, и наняли за небольшие деньги.

Обращение записывалось прямо в офисе «Газеты о газетах» в «Петровском форте». Были варианты «Сетевых хомячков» развивать, но не пошло. Евгений Викторович сегодня хочет такой проект, завтра не хочет. Он человек импульсивный.

— Сколько стоила эта акция?

— Бюджет сейчас не назову по памяти. Не один миллион рублей, но точно не вспомню. Примерно 5–7 миллионов рублей.

— Как вообще осуществлялось финансирование подобных акций?

— Если нужна нестандартная акция, то докладывается сценарий, составляется смета. Если Пригожин согласен, то либо сам выдает наличку, либо ставит штамп «Согласовано» с факсимиле, и деньги выдает бухгалтерия. Это на 17-й линии в бизнес-центре «Сенатор». Финансами заведовали два человека — Ирина Мухина и Юлия Холодкова. К кому-нибудь из них. Либо выдавали сразу, либо звонили и уточняли.

— Примерно в это время вы перешли от точечной работы к массированной. Появились те самые «тролли из Ольгино», которые давно стали мемом. Чья это была идея?

— Это идея непосредственно Евгения Викторовича Пригожина. Приходилось читать, что это заказ Кремля, «домашнее задание», которое Пригожин выполняет в обмен на миллиардные госконтракты. Исходя из того, что я видел и слышал, — уверен, что ни от кого он «поручений» не получал, ни с кем не советовался и разрешения не спрашивал.

И никогда ни от каких «башен» команд не было, все исходило непосредственно от Пригожина.

Даже помещение для «фабрики троллей» подобрал он лично, это здание в Лахте стоит как раз по дороге к нему на дачу (дом Евгения Пригожина в коттеджном поселке «Северная Венеция» на Лахтинском Разливе. — Ред.). Кстати, «фабрикой троллей» мы никогда эту структуру не называли, это чисто журналистский бренд, который прилип намертво.

— Вам по «троллям» какие задачи ставили?

— Для начала нужно было целиком арендовать здание, параллельно туда набирался народ. 2013 год был очень активный, много ставилось задач параллельно. Сотрудники должны были не только сбрасывать информацию в блоги, но и искать отрицательную информацию в Сети по ключевым словам.

Тогда плотно сотрудничали с [предпринимателем в сфере IT Игорем] Ашмановым, внедряли [систему мониторинга в социальных медиа] «Крибрум».

Он помогал создавать и обслуживать систему — не сам, конечно, его сотрудники. Но Пригожин лично встречался с Ашмановым, и это была первая и последняя встреча, когда Евгений Викторович лично встречался с исполнителем.

— Вы присутствовали на этой встрече?

— Встреча была в Москве, я там не присутствовал, но я эту встречу организовывал.

— Сколько человек работало на старте проекта?

— Сначала было человек 200. Было разбито по подразделениям, кто-то работал по Украине, кто-то по Америке.

В реальности тролли работали неэффективно. У меня параллельно действовала другая команда, команда профессионалов — их было человек десять — которая перекрывала всю эту структуру.

— Мы можем назвать по именам этих «десять профессионалов»?

— Мы не можем назвать этих людей, потому что… потому что мы не можем их назвать.

СПРАВКА

Фабрика

Рассказ Андрея Михайлова об организации «фабрики троллей», подконтрольных СМИ, и его личном участии в этой деятельности подтверждается документами, имеющимися в его распоряжении: штатными расписаниями, оригиналами расписок в получении денег авторами, справками, электронной и бумажной перепиской, накладными и т.п. «Новая газета» ознакомилась с этими документами (копии есть в распоряжении редакции).

— Ваша деятельность не ограничивалась сетевой активностью и иногда выходила в офлайн? Расскажите, как вы познакомились с Валерием Амельченко, который рассказал о грязной работе на людей Пригожина. Какую еще работу он выполнял — для вас или для организации, на которую вы работали?

— Могу путать, это был 2012 или 2013 год. Случайно его узнал, знакомый через знакомого… Суть заключалась в том, что у Евгения Викторовича периодически возникали обидки на каких-то людей, и поручалось с этими людьми как-то разобраться. А Валера [Амельченко] — это человек, который при первой встрече сказал: я готов на все, только платите мне деньги.

— Каким образом использовалась его «готовность на все»?

— Пока я на Пригожина работал, ничего сильно криминального не было. В начале 2013 года была история с хозяйкой клиники на Петроградской стороне.

— Мы говорим о Елене Черевко, владелице ООО «Дента-Л» на Большом проспекте, 9?

— Да, она была вроде председателем ТСЖ того дома, а у Пригожина там или был ресторан, или он собирался его открывать, не помню точно, да и тогда особо не интересовался причинами. Гуляевым это подавалось так, что женщина неуважительно отнеслась к Евгению Викторовичу, он был недоволен. Личная обида. Кого-то подложили ей под колеса, спровоцировали наезд.

— Кто ставил этот «спектакль»?

— Задачу сымитировать ДТП ставил Гуляев. Был известен номер ее [Черевко] машины, клиника. Дальше был нанят человек, который согласился попасть под машину. Нужная машина едет, ее сопровождали, давали информацию. Человек был наготове. В нужный момент он кидался под машину. Разрабатывалось все службой безопасности.

Смысл этой акции мне был непонятен, результат неизвестен. С моей стороны были только исполнители, я дал им Валеру Амельченко и того парня, который согласился под колеса упасть, — зовут его Николай, а фамилию не вспомню сейчас, если и знал.

Вся режиссура и действие — это служба безопасности, Валера с Николаем непосредственно взаимодействовали с Гуляевым по этой теме. Там кроме них человек пять из СБ было задействовано, у меня есть видеозаписи, которые они делали, там Амельченко хорошо виден, как он «доброго самаритянина» играет, который бросается пострадавшему помогать.

— На записи видны и другие «сочувствующие», вы их узнаете?

— Нет, это, скорее всего, кто-то из СБ, их всех не упомнишь.

СПРАВКА

«Наезд»

Рассказ Михайлова о провокации в отношении Елены Черевко подтверждается ее собственным комментарием, данным изданию «Собеседник» в 2016 году (от разговора с «Новой» Черевко уклонилась), а также предоставленными Михайловым несколькими видеозаписями, сделанными на месте происшествия 7 февраля 2013 года, по которым видно, как было организовано подставное ДТП. На кадрах видео хорошо различим и узнаваем Валерий Амельченко, «оказывающий помощь» «пострадавшему».

— Какие еще задания исполнял Амельченко?

— Намекаете на сочинского блогера летом 2013 года? Было дело. Этот блогер [Антон] Грищенко, huipster, писал какие-то неправильные вещи, и с ним нужно было строго поговорить.

— А откуда он взялся, кто о нем вспомнил? Я понимаю, Дмитрий Быков — это цель. А с чего вдруг Грищенко, о котором никто и не слышал?

— Уже велась в интернет-поисковиках целенаправленная работа по негативным отзывам, там

нашли про президента нашего, Владимира Владимировича Путина, что-то очень обидное, и непосредственно Евгением Викторовичем был предложен этот вот клиент.

Я не помню, кто конкретно давал по нему данные. Мне данные наружного наблюдения на него приносили, это шло через Гуляева. С ним сказали строго поговорить, чтобы он больше так не делал.

— Я правильно понимаю, что Амельченко вылетал в Сочи «поговорить» вместе с напарником — Владимиром Гладиенко? Кстати, откуда в вашей структуре взялся Гладиенко?

— Гладиенко — это друг Валеры. Как они передвигались, что они делали, я даже не знаю.

— Huipster перестал писать, удалил свои аккаунты — значит, задача была выполнена. Что там что-то случилось с его рукой — об этом мне стало известно уже позже от Валеры, когда они [с Гладиенко] вернулись. Как он сказал: прямо инструментом по руке — и нормально.

— Каким инструментом?

— Прутом железным.

СПРАВКА

Нападение на блогера

Рассказ Михайлова о нападении на Антона Грищенко в Сочи в октябре 2013 года подтверждается фото скрытого наружного наблюдения за Грищенко, предоставленными Михайловым, а также словами Валерия Амельченко (впоследствии он свой рассказ дезавуировал, но аудиозапись его авторизованного интервью находится в распоряжении редакции). Историю частично подтверждает Владимир Гладиенко, который говорит, что действительно в указанное время вылетал на несколько дней в Сочи вместе с Амельченко, хотя и отрицает факт нападения на блогера.

— Зачем Амельченко ездил на Украину в конце 2013 года?

— Одна из целей — он раздавал деньги за выступления. За организацию митингов. Как кассир поехал.

— Он что-то организовывал?

— Нет, сам он организовать ничего не мог, он должен был просто выдать деньги определенным людям. Курьер. Кому и за что — надо поднимать бумаги, вспоминать. Понимаете, при мне у него была пара эпизодов, в дальнейшем у Амельченко был прямой контакт с Гуляевым, и он мог работать напрямую. Вопросы я ему не задавал, но знаю, что его куратор, который сейчас непосредственно им занимается, — это Андрей Пичушкин. Когда я работал на Пригожина, я Пичушкина знал как еще действующего сотрудника полиции, но он и тогда работал «на сторону», на Гуляева, а значит, на Пригожина.

К тому же это был конец 2013 года, и меня уже отодвигали от работы. Могу сказать, что той осенью мы зарегистрировали на Украине с дюжину некоммерческих организаций, часто на родственников того же Гладиенко, но использовались ли они и как — я уже не знаю.

— Еще какие-нибудь акции вне Сети вы организовывали?

— Я же говорю: все шло в параллели, 2013 год вообще был сумасшедший, проект за проектом, и в интернете, и не только. Осенью одновременно работали по больницам в Самаре, где надо было перебить контракты на питание больных, и по РИА «Новости» по всей стране.

— Почему именно Самара?

— Задача была поставлена Гуляевым. Необходимо было обеспечить выигрыш всех тендеров по поставке еды в больницы Самары.

А почему именно Самара — такой вопрос не задавался, не знаю. Давался список больниц, в которых нужно было сделать некие постановочные действия, связанные с плохой едой и антисанитарией. Подавался сценарий, смета, он [Гуляев] показывал Пригожину, было одобрено, поставлена печать.

— Сколько человек было задействовано?

— Суммарно 12 человек. Из которых четверо были из службы безопасности Пригожина. Восемь — местных, для операции со сбором подписей и инсценировки с гробом, который выносили к городской администрации.

Делали постановочные видеоролики с тараканами в больницах, с недовольными пациентами, с пикетчиками.

Была сложность. Нужно было запустить в больницы тараканов. Оказалось — проблема. Думали, что можно отловить и засунуть в банку, но оказалось, что тараканов в Петербурге на свободном выпасе нет.

Поехали на Кондратьевский рынок, там закупили рыженьких, усатеньких. Уж зачем они там продаются, я не знаю. Крыса сама нам удачно в кадр попала, ее никто не покупал и не привозил.

— Тараканов привозили из Петербурга и в самарских больницах из баночки высыпали?

— Да, несложное дело. Сбор подписей, вынос гробика к администрации. Я так понимаю, что видеоролики делались, чтобы Пригожин отвез кому-то, нужному человеку, чтобы получить контракты. Ролики (имеются в распоряжении редакции) делались не для широкого просмотра, но по местным новостям это проскочило.

— Результат был достигнут?

— Да. Как мне сказали, на тот момент задача была выполнена.

СПРАВКА

Атака на конкурентов

Рассказ Михайлова о самарских событиях подтверждается представленными им документами, в том числе как черновым отснятым материалом, так и готовыми видеороликами, а также перепиской, отчетами и сметами, включая расходы на закупку тараканов (документы находятся в распоряжении редакции).

— Вы упомянули РИА. Чем не угодило новостное агентство?

— Предполагаю, что у Пригожина была цель убрать [с должности главного редактора РИА «Новости» Светлану] Миронюк. Подавалось это под соусом: проверяет ли крупнейшее новостное агентство информацию? Что было причиной и что послужило поводом? Не знаю.

Была поставлена задача мне через Гуляева — нужно проверить на чистоту информации. Придумать новость, занести под это денег и разместить. Выбрали Владивосток, Новосибирск и Петербург.

Писался сценарий, сочинялась фейковая абсолютно новость. Вывели новую породу собак в Петербурге. Во Владивостоке бесплатно цирковые артисты выступают. И подобные смешные вещи, абсолютно фейковые. Человек с улицы приходит в РИА и размещает.

Как это делалось? Обязательно выяснялось, кто занимается размещением новостной информации в редакции, далее разговаривали с этим человеком.

Новостника просто дурили, а потом через третьего человека ему передавали деньги, якобы за размещение новости, создавая мнение о продажности. Конечно, все скрыто писалось на видео.

— А в действительности договоренности с журналистами РИА были?

— Нет, сотрудники, которые размещали новости, денег не брали. Это имитация. Вот то, что они новости не проверяли, — это да, без проверки размещали заведомые фейки.

Потом писалась справка о выполненной работе, делались видеоролики о продажном РИА «Новости», отдавалось все это Гуляеву, Гуляев передавал Пригожину. Как использовал это Пригожин, мне неизвестно, в Сети эти видео вроде не появлялись. Но Миронюк была снята в декабре 2013 года, значит, задача была выполнена.

— Кто этих людей, которые размещали фейки в РИА, готовил, нанимал, направлял?

— Это я. В Петербурге были одни, а в поездку поехали другие ребята. Знакомые все ребята, которые работали в структуре Пригожина. Они были на зарплате для выполнения определенных мероприятий, так что цена всей операции — оплата перелетов и гостиниц.

СПРАВКА

Атака на РИА «Новости»

Рассказ Михайлова об операции против РИА «Новости» подтверждается как черновыми видеоматериалами, так и смонтированными видеороликами, перепиской, справками и другими документами (имеются в распоряжении редакции).

«Новая газета» поговорила с двумя предполагаемыми участниками провокаций во Владивостоке и Новосибирске. Константин Подмарев свое участие отрицал. Антон Грачев признал, что участвовал в событиях, но от подробного разговора отказался.

— Вы согласились открыто рассказать не только о том, как создавалась медиаимперия Пригожина, но и об организации явных провокаций в реальном мире. Зачем вы это делаете и на какую реакцию со стороны Пригожина рассчитываете?

— Что ж, в лес меня уже вывозили, надеюсь, повторяться не будут. Но я не хочу, чтобы моя первая поездка осталась безнаказанной. Реакцию предсказать не берусь, но практика показывает, что сидеть тихо под корягой — худший вариант защиты.

Источник

Продолжение следует…

Читать по теме:

Один комментарий на “ЖЗЛ: Евгений Пригожин. Часть VI”

Оставить комментарий