Видео дня

Ближайшие вебинары
Свежие комментарии
Архивы

Flag Counter

Роснефтянские страданья. Часть II

TheraphosidaeПоневоле задумаешься, когда с одной стороны все нагоняют ажиотаж по стоимости нефти и том, что завтра нам всем звездец, поскольку мы неизвестно каким макаром «всей страной» взяли и перешли на какую-то «сырьевую экономику», — а с другой стороны сама «Роснефть» просит из Фонда национального благосостояния (ФНБ) 301,5 млрд рублей…

Интересно, что нам на наши проекты просить не у кого, тут и рта не раскроешь, чтоб тебя не ободрали за здоров-живешь. А вот Роснефть усиленно вслух строит планы аж на четыре приоритетных проекта стоимостью 1,43 трлн (с НДС в номинальных ценах), как это пафосно сообщает «Ведомостям» ее представитель.

Ну да, в тот самый момент, когда пенсионеров придушили, раз они больше никаким «проектом» не являются. Что с них взять, кроме стоимости участка сами знаете какого. Все уж выжато до капли, отработанное сырье.

Около 300 млрд рублей просит «Роснефть» из ФНБ на четыре проекта стоимостью 1,43 трлн Госкомпания придумала, как сохранить размер своей заявки

«Роснефть» просит из Фонда национального благосостояния (ФНБ) 301,5 млрд руб. на четыре приоритетных проекта стоимостью 1,43 трлн (с НДС в номинальных ценах), сообщил «Ведомостям» ее представитель. Ранее госкомпания не раскрывала стоимость этих проектов.

Госкомпания вообще б рта не раскрывала, если б могла. Чтоб не отвлекаться от процесса, и не «оказывать своими словами давление на рынок», как выразился в одном интервью Сечин. Да вот беда, надо сказать — сколько хотят? Понятно, что хотелось бы.. всё и сразу, весь ФНБ на корню.

17.06.2015 г. Поддержать из ФНБ четыре нефтяных проекта Минэкономразвития и Минэнерго согласились этой весной. Госкомпания запросила на них около 300 млрд руб., говорили ранее четыре чиновника.

В списке нефтяных проектов газовое месторождение «Роспан», два месторождения Ванкорского кластера – Русское и Юрубчено-Тохомское, а также Ачинский НПЗ. Отдельно учитывается ненефтяной проект – судостроительный центр «Звезда». Общие инвестиции в Ванкорский кластер могут составить 3 трлн руб., оценивал вице-президент «Роснефти» Святослав Славинский. Для Ачинского НПЗ обсуждалась цифра 42 млрд руб., говорил «Ведомостям» министр энергетики Александр Новак. У Дворковича был вопрос по проекту «Роспан», но Минэкономразвития готово поддержать проект, знает федеральный чиновник.

 Но нужно обоснование какое-то, почти формальность. В итоге, что-то пришлось придумывать, списки писать. Вон, и Дворкович «Роспан»-ом заинтересовался, считай уже убыток.

17.06.2015 г. Но в мае вице-премьер Аркадий Дворкович попросил скорректировать заявку, рассказывали два чиновника: «Роснефть» хотела получить максимально разрешенную сумму (до 40% от стоимости проектов), а не исходя из реальной потребности проектов. Обсуждалось также и сокращение числа поддерживаемых проектов, говорит человек близкий к «Роснефти».

Менять цифру в заявке госкомпания не стала, но пожелание Дворковича выполнила: доля финансирования из ФНБ, и правда, снизилась, поскольку выросла стоимость самих проектов, объясняет один из чиновников. Исходя из данных «Роснефти», госкомпания просит профинансировать из ФНБ четыре проекты на 21%, а их цена могла вырасти почти в два раза (исходя из запроса выделить около 300 млрд руб. и предельной доли в 40%).

Это же ведь так просто — процентик… подогнать! Всю дорогу этим только и балуются. Одна дочь башкирского народа ключевую ставку крутит-не накрутится, а «Роснефть» со стоимостью проектов играется. Главное ведь, чтоб сумма не изменилась, првада?

17.06.2015 г. Компания не подгоняла сумму, она изначально была такой, ее рассчитывали эксперты, аккредитованные при Минэкономразвития, утверждает представитель компании. Но один из чиновник настаивает: «Минэкономразвития просило уточнить паспорта проектов, проверить стоимость, они проверили, уточнили – и стоимость выросла» (по его данным, сумма заявки немного снизилась – до 296 млрд руб.). Расходы – понятие растяжимое, их можно по-другому структурировать, подкрутить, раздуть, добавить новые, ранее не учтенные, поясняет собеседник «Ведомостей». Необязательно это уловки компании, спокоен он: «Стоимость инвестпроектов часто вырастает – ничего необычного в этом нет».

Сначала министерства были полны решимости сократить заявку «Роснефти». Не хотели «шарашить» максимальную сумму, говорил федеральный чиновников. Фактически некоторые проекты «Роснефти» уже завершены на 70%, при перерасчете суммы должны были уменьшиться, оценивал чиновник Минэнерго: например, 40% от стоимости одного из проектов – это около 26 млрд руб., а реальная потребность – 4 млрд. Первоначально «Роснефть» просила из ФНБ на финансирование 28 проектов 1,3 трлн руб.

Да ничего необычного, когда с одной стороны все стоноты простонали про «сырьевую экономику», с другой стороны столько бабла требуется из других сфер на эту «сырьевую экономику», а доходов — шиш с маслом.

С момента обрушения отечественной нормативной системы в строительстве (помните отлитое в граните Владимиром Путиным про сметы… удорожающие строительство?) расходы стали понятием настолько растяжимым, что уже ни на какую голову не налазит. Даже на светлую голову председательницы Счетной палаты Татьяны Голиковой. В конце-концов для уголовного сознания нет никакой разницы — космодром «Восточный», Приморский океанариум или эти вот «ненефтяные проекты». Сразу уже объявить все скопом олимпийскими объектами, чтоб было понятно НПЗ или разработка месторождения обойдутся государству в стоимость всех аналогичных объектов вместе взятых. Примерно, как Олимпиада в Сочи по стоимости превысила все предыдущие. Торжество эффективного строительства.

17.06.2015 г. Вопрос в проработке, лаконичен представитель Минэкономразвития. Его коллега из Минэнерго отказался от комментариев, а представитель Дворковича не ответил на запрос.

Человек, близкий к Сечину, жалуется, что процесс выделение помощи застопорился: «Чиновники на словах поддерживают проекты, но на деле не помогают, согласование идет медленно». Минэнерго и Минэкономразвития хотели приурочить выделение помощи к Петербургскому экономическому форуму, рассказывает один из чиновников. Заявка должна пройти два этапа: компания делает стратегическое обоснование проекта, если его одобряют, – комплексное, после чего правительство принимает финальное решение. Минэкономразвития пока не рассматривало даже стратегическое обоснование – сперва нужно получить одобрение президента, который принимает все решения по ФНБ, говорит федеральный чиновник.

Конечно, изумительная подборка, паноптикум просто. И чиновник, прекрасно ориентирующийся в размерах «откатов», и Сечин, использующий строго паучью терминологию: выделение идет слишком медленно. Но самый нонсенс заключается в том, что «одобрение президента» получается предварительно. Вот, мол, будет одобрение, тогда компания (! — и правильно, профильных министерств ведь уже нет), подготовит стратегическое обоснование, а если его одобрят, то (!)комплексное. Здесь уже просто обсценная лексика просится, если пытаться расценивать слово «комплексная» как элемент государственного управления. Ни одно акционерное общество по определению неспособно разработать стратегический проект. Но здесь, скорее всего, «комплексный» использовано в более простом, приземленном смысле — с кем именно и каким процентом делиться.

17.06.2015 г. Минэкономразвития уже собрало отзывы всех заинтересованных ведомств и отправило сводное заключение в правительство, знает федеральный чиновник. Минфин ранее указал в письме Минэкономразвития (копия есть у «Ведомостей»), что не согласовывает выделение денег, так как заявка недостаточно обоснована. Минфин хочет сохранить резервы в кризис, объяснял чиновник, близкий к Минфину. Но даже отрицательное заключение Минфина – это лишь позиция одного из министерств: хоть и имеет большой вес, но не вето, отмечает другой чиновник. Представитель Минфина не ответил вчера на запрос «Ведомостей».

Впрочем, «Роснефть» готова обойтись и без денег ФНБ. Выделение средств ФНБ ускорило бы реализацию проектов, но учитывая длительность процесса и отсутствие положительного решения на данный момент, компания формирует свой бизнес-план без учета этих средств, говорит представитель «Роснефти».

То есть ждать «Роснефти» совершенно некогда, процесс отсасывания финансов должен быть непрерывным. То есть было бы очень желательно присосаться и к трубе (точнее, как мы выяснили ранее к НДС) и к ФНБ одновременно. Потому, как уже подросло молодое, бодрое, орденоносное поколение. Но уж если не удастся, то они и у трубы как-нибудь прокормятся. Но тогда уж нам устроят такое… такое… полный бизнес-план, в общем и целом.

Продолжение следует…

 Читать по теме:

Один комментарий на “Роснефтянские страданья. Часть II”

Оставить комментарий