Видео дня

Ближайшие вебинары
Свежие комментарии
Архивы

Flag Counter

Опасные гастроли. Часть II

Признаюсь, не поверила Ирине Анатольевне, когда она заметила, что статью о «московских гастролях» с националистическим «чесом» по провинции — следует дать лишь как первую часть, хотя мне казалось, что сказанного уже достаточно. Но она заметила, что действительность всегда дает отклик на каждое статью, причем, заставляет «заговорить» и прежние публикации.

Московских гастролеров никогда не останавливала истинная реакция провинции. Хотя первые «гастроли» по провинции были не столь явными, но само участие «столичных артистов» сразу вызывало стойкое чувство какого-то подлога, переигрывания, перехлеста. Создавалось впечатление, что это не столь важно, главное — сделать авансовый отчет о командировке: сдать билеты, квитанции, опубликовать в прессе об устроенном дебоше…

На днях нежным и неожиданным для всех образом из карельской колонии выпустили Михаила Ходорковского — без каких-либо формальностей, вручив заграничный паспорт, оформленный без всякого заявления и мытарств, устраиваемых для «простых смертных»… вновь продемонстрировав, как в самой столице оценивают нынешнюю «судебную власть», как относятся к «громким делам» и даже связанному с ними «правозащитному движению», касающемуся весьма ограниченного круга платежеспособных клиентов.

Явлением в Берлин самого именитого «борца за свободу слова» Михаила Ходорковского — нам было продемонстрировано, что для граждан, объегоривших целое государство, и после ряда «непоняток» в виде десятилетней отсидки — поистине «нет преград ни в море ни на суше».

Но все «проскакивают» мимо недавнего происшествия в Бирюлево, а министр внутренних дел г-н Колокольцев считает приличным, не объяснившись по поводу приема в собственном кабинете истерзанного азербайджанца, предварительно избитого ногами на камеру и доставленного в вертолете крайне унизительным для человеческого достоинства способом, — заявлять о новом витке «борьбы с экстремизмом». Хотя все сделали вывод, что московским гастролерам только на руку, когда убивают и режут кого-то в провинции, а вот у себя они все будут устраивать театрализованные представления «понарошку».


Flora Но от чего бы не вспомнить «как все начиналось». И поскольку «отклик» на предыдущую часть статьи получился по теме Ирины Анатольевны, то считаю необходимым поговорить именно с ней о самом начале всех этих «гастролей». Так с чего же все начилось, Ирина Анатольевна?

И. Дедюхова Начиналось все с конца 2003 года, когда вдруг начали поднимать тему «антисемитизма» и «национализма». Она отрабатывалась как бы в таких частных беседах на форумах. Мол, «сколько вокруг антисемитизма развелось». Вначале это выглядело частной ложью отдельных граждан, которым необходимо было под этим соусом получить визу или грин-карту. Все было мелочно, убого. Но тогда приходилось каждый раз отмечать, что нельзя к России подходить с общими мерками, поскольку это уникальное явление, а страна не просто многонациональная, но здесь нет необходимой для возникновения национализма «чистоты крови», поскольку потомки тех, кто никогда не отделял себя от истории и жизни страны — всегда имеет весьма сложный этнический состав. Люди-то живут не обособленно, она общаются и работают вместе. А когда у них есть нечто такое общее, такого масштаба, как Россия — то и частные национальные трения решаются другим путем.

В то же время пошло какое-то деление на «быдло» и «аристократию». Все «аристократы», как один, начали «стыдиться за то, что они — русские». Тоже пришлось объяснять, что в истории России много трагических страниц, но нет постыдных. В отличие от. Да и наиболее болезненным было упоминание, что вся аристократия в России всегда была многонациональной, у нас цари в последнее время лишь на одну шестнадцатую были «исконно русскими», если не учитывать всем известных адюльтеров.

Позднее, к 2005 году появляется лозунг «Россия для русских!» Все помнят, как я выступала против него, объясняя, что он не соответствует ни истории, ни культуре России.

Flora Как вы считаете, для чего все это делалось?

И. Дедюхова Как раз в этот момент, когда в стране появилась часть денег за повышение стоимости энергоносителей (большая часть сразу оседала на зарубежных счетах) — управление во всех сферах сводилось к фразе «дать денег». Нужна была какая-то изначальная причина, чтобы оправдать часть мер в отношении собственных сограждан. Да в этот момент действительно появляется на общественной сцене несколько поколений молодых людей, еще рожденных в СССР, которые просто не могут вписаться в жизнь. Нынче ведь совершенно на каннибальский манер уже говорят о «лишних людях», как о «лишних ртах» в диком племени, которых до весны можно прикончить.

Если начинать обустраивать жизнь и заниматься хозяйством — сразу выяснится, что никого «лишнего» нет. А если вести дела так, чтобы пограбить родную страну на манер колонии, а после «свалить» — так требуется ведь оправдание. Ну, что не ты сам — мерзавец, на котором негде клейма ставить, а типа вынужден так поступить. Как это все говорят — «у меня не было другого выхода».

Я не думала, что эти «идеи» будут, что называется, «взяты на вооружение». Но в возникающих «движениях» можно было усмотреть желание «убить нескольких зайцев», то есть комплексный подход. А такого рода вещи можно организовать только на государственном уровне.

Flora В чем выражалась «комплексность» в организации националистических движений, у которых, как я понимаю, не было подходящей «почвы» в России хотя бы потому, что здесь превалируют люди «сложного этнического состава»? Уж не станем употреблять националистические термины «полукровка», «нечистая кровь», что и вы, как я знаю, выслушивали в свой адрес.

И. Дедюхова Комплексность заключалась, прежде всего, в дискредитации населения России в глазах мирового сообщества. Но попутно шло навязывание каких-то странных «вождей», о которых опять никто ничего не знал. Шло выдвижение «национальных вопросов — первыми в повестке дня, хотя у всех были первыми вопросы экономического блока. Ведь и «питательная среда» искусственным образом формировавшихся «неформальных движений» — состояла из молодых людей, которым были перекрыты иные пути вписаться в общество.

Вместе с тем, намеренно «затыкался рот» всем, кто поднимал общественно-значимые проблемы, действительно волновавшие общество. Помню конец 2006 года, очень тяжелого для меня лично. 13 сентября у меня умерла мама, и почти сразу у отца обнаружилась последняя стадия рака. До этого мама несколько лет лежала парализованной, поэтому все силы были брошены, чтобы ухаживать за ней. В таких условиях я пишу огромную статью «Как нам реорганизовать жилищный сектор России», которую у меня вымогают… совершенно бесплатно. Ею пользуются до сих пор без всяких ссылок. Но прямо по ней принимались постановления, поправки в законодательство, которые лишь усугубили обстановку.

После выступления на НТВ в 2006 году — со мной наотрез отказываются сотрудничать какие-либо журналы или газеты, поскольку там я дала однозначно понять, что обрушение Басманного рынка — это новый, чисто столичный способ «расчистки территорий». Статью о жилищном секторе публикует ресурс «Полярная звезда». Но как только ресурс «поднимается», они ставят интервью с Беловым-Поткиным в связи с прогремевшей в сентябре 2006 года Кондопогой… Чем это заканчивается? Я, естественно, больше с ними «не дружу», ресурс загнулся, несмотря на то, что они попытались и в дальнейшем пиарить аналогичные фигуры. Хотя можно было бы сделать выводы о приоритетах в общественных интересах и после нудного и никчемного «интервью» Белова-Поткина.

Flora Ирина Анатольевна, я помню, вы первая, одна из немногих обратили внимание, что Белов-Поткин со своим «ДПНИ» прибыл в Кондопогу чуть ли не накануне перед публичным зверским мордобоем с членовредительством на «национальной почве».

И. Дедюхова Да, если раскладывать все сказанное им тогда, строго хронометрируя, можно было установить, что так и получает. Как только прибыл — так все и началось. Да ведь и я знаю, что никто из жителей Кавказа, включая чеченцев, не станет вести себя подобным образом в новой среде, на новом месте, среди новых людей, — если не получит твердых гарантий безнаказанности. Если вообще его не поставят в типичные неправовые условия «у меня не было другого выхода».

Flora Скажите, а как вы тогда воспринимали эти события в Кондопоге? Как их воспринял ваш подзащитный Эдуард Ульман? Кстати, я помню, что он открыто просил вас выступить его общественным защитником на суде, но вы отказались. Почему?

И. Дедюхова События в Кондопоге я восприняла… как удар финкой в спину. Эдуард тогда позвонил, он хотел знать мое мнение, как на такое реагировать. Я ему честно сказала, что подобный эксцесс лишь осложнит его защиту. Хотя… видите ли, спецназ психологически готовили, что они идут сражаться «против зверей». Я лишь отдаленно представляю ту «психологическую обработку», которую они все проходили… по тем роликам, с истязанием пленного солдатика, которые показывали по Первому каналу при захвате заложников в Норд-Осте. Мне тогда этого хватило надолго…

Но у нас как раз по делам военных тогда налаживался человеческий диалог с чеченцами. Вначале мне стали писать чеченцы из заграницы, затем прямо в мой блог вышел Тимур Алиев, писавший по делам военных. И я у него писала в блоге, получая какие-то дикие комментарии от некоторых граждан. Но все потихоньку налаживалось! Мы начали говорить и обсуждать все происходящее — без навязываемых посредников. А Кондопога… она разрушила все. Смакуемые подробности про отрезанные уши… как-то не располагают к человеческому общению.

Flora То есть все попытки наладить человеческий контакт оказались впустую после Кондопоги?

И. Дедюхова Результат все же был. Весной 2006 года готовились массовые «дела военных», по военкоматам уже ездили чеченские эмиссары, узнавая место жительства, прежде всего, летчиков. А после… даже Рамзан Кадыров заявил, что им не нужно «скармливать человечину». Поскольку я вполне доказала, что все дела военных были построены именно таким каннибальским образом: скармливали беззащитных в административно-правовом отношении, выводя из-под удара истинных виновников. К тому же, у нас было полнейшее взаимопонимание с чеченской стороной начинающегося разговора о том, что главные преступники — не среди рядового или среднего командного состава, а в Москве.

Flora И как только вы стали говорить напрямую, без московских посредников, так последовала Кондопога, после чего общение стало невозможным. Приведу выдержку из публикаций блога «Технарь», посвященных годовщине событий в Кондопоге.

На «полных парах» к месту событий отправляется лидер Движения против нелегальной иммиграции Александр Поткин – Белов (занимательный момент, в город проникает по-железнодорожнически, т.е. пешком по железнодорожной ветке). Впрочем, пусть скажет сам.

«…Уже Кондопога. Опасаясь (как потом оказалось оправданно), что на въезде в город будут стоят патрули, которые будут тормозить все машины, въезжающие в город изадерживать всех неместных, мы решили выйти из такси за километр до города ипройтись вдоль жд. полотна. Таксист получил указания проехать в город пустым и ждать нас там. Что он и сделал (он потом возил нас весь день)…».

Если взглянуть на те события из августа 2010 года, то прибытие в Кондопогу этого персонажа можно назвать, хоть и заведомо навязанной, но всё же некоей чертой, после которой убийства и увечья людей превращаются в «информационный повод» и разворачиваются боевые действия информационной войны. Налицо применение методов, так полюбившихся местечковым: это и распихивание задницами, и плевки в сторону покойного И.В. Сталина, использование типичных фраз: «вить мы такие б-е-едные» и «как известно», указания на неизбежность русского бунта, наглое чтение моралек: «русским пора становиться нацией», ну и куда уж без погромов и компенсации после них.

В этот период вы вводите понятие «информационная война», на ваших ресурсах у вас появляются рубрики «Информационные войны». Что это такое на ваш взгляд? Какое это имеет значение для обычных людей?

И. Дедюхова Как войну не назовешь, а это все равно война. Информационная война — это разновидность гражданской войны, поэтому столько намеков о нашей «неблагодарности», будто Гайдар и иже с ним — «спасли от братоубийственной войны, голода и холода». И «национальный вопрос» — используется здесь… в качестве самооправдания.

С одной стороны… оправдывают себя, убеждая, будто национальность так уж много значит в жизни. С другой стороны, тоже можно убедить себя самого, будто собственная национальность для других — значит намного больше, чем ваши личные качества. Ну, наверно, это правило распространяется лишь на дурные качества каждого.

У меня интересовались по делам военных — почему я начала ими заниматься? Ни у кого из тех, кто бесстыдно получает с этих дивиденды (не говоря о гонорарах) — не интересуются, что характерно. Но спрашивают у меня, понимая, что ничего, кроме неприятностей, лично я с этих дел не получила, хотя вовсе не считаю себя… матерью Терезой.

Здесь не только, как, возможно, потом напишут — «обостренное чувство справедливости». Нет, именно «делами военных» (как, кстати, и разного рода военными мемуарами без анализа причин) сама война расползалась по стране. О военных мемуарах вспомнила не зря, в большинстве была заложена совершенно негуманная идея «опустить в дерьмо» читателя, досадить ему за то, что, пока автор переживал нечто экстремальное в Чечне, — большинство читателей «сидело в тапках у телевизора».

И все с истерикой — «Опять скажете, что не вы нас туда посылали?» Естественно, не мы! И если хоть в ком-то была изначально заложена «военная жилка», то они сами должны были разбираться вовсе не с нами, а с теми, кто их туда посылал. Кстати, дела военных были для меня и таким способом перенаправить по адресу вопрос о том, кто кого и куда «посылал».

Мало кто из военных вдобавок понимал, что все эти «боевые действия» ухудшали положение населения, состояние экономики, а многие вещи, недопустимые в мирной жизни, — делали как бы «обычными». У нас с этого времени произошло серьезное сокращение гражданских прав. А окончание «военной операции» без разбора ее причин и следствий, при полной амнистии сепаратистов — просто загнало многие процессы внутрь, многим навсегда «заткнуло рты». А многих навсегда лишило дома и надежды на справедливость.

И при этом… масса демагогии о том, будто они все — «отдавали долги Родине», не то что мы. Пришлось напомнить, что все на них и у них — за наш счет. Чтоб хоть не плевали на макушку… за свои беспримерные подвиги.

Flora В это время, как я выяснила, герой моего предыдущего очерка Константин Крылов возглавлял СМИ «Спецназ России». Он постоянно «подкручивал» читателей в духе крайних националистических взглядов.

И. Дедюхова Это всегда поражает в «белобилетниках», отлично знающих, что за из кровожадные призывы — кровь проливать будут совсем другие. Но, согласитесь, что возглавить ресурс «Спецназ России» — без деятельного участия спецслужб невозможно.

Господин Крылов безапелляционно указывает виновных в развале СССР, отчего-то используя показательное демагогическое словосочетание «Как известно…»: «…Как известно, главной силой, работавшей на расчленение Союза, были «национальные окраины». Все они составляли нечто вроде единого фронта, направленного против союзного руководства…».

И куда уж без бунта-то, без него такие деятели только к физической работе по обслуживанию выгребных ям могут быть допущены. Вот и кипятиться Константин: «…В последние годы русоедская политика только набирает обороты. Легальная и нелегальная миграция захлестнули страну. Чудовищная «антифашистская компания», откровенно направленная на травлю русских людей и русского национального чувства, поощрила агрессивность диаспор. Чёрные убивают русских, уже ничего не боясь. В таких условиях русский бунт уже неизбежен. Скорее, следует удивляться долготерпению народа, а также его природной незлобивости…»

И к финалу вообще нечто запредельное: «…И только сейчас возникает совершенно новое явление – русский национализм. Националисты – это люди, которые считают, что нужно отказаться от самой идее служения кому бы то ни было. Нам нечему больше учиться. Мы никому ничего не должны. Мы никому ничем не обязаны. И уж тем более мы не обязаны отказываться от своего, ужиматься и «освобождать место». Пусть лучше другие ужмутся и освободят место для нас….Наша горькая и тяжёлая юность слишком затянулась. Впрочем, мы многому научились за эти века. Мы умный, образованный, сильный и дисциплинированный народ. Нам не хватает одного: осознания своих интересов как единственной и высшей цели нашего существования. Русским пора становиться Нацией…»

Малопонимающее существо с небритой ряшкой позволяет себе сказать такие слова в адрес нации, создавшей государство, в котором проживает это существо, в адрес нации, которая в настоящее время отвечает своими жизнями и кровью за то, что позволила местечковым влезть в оперативное управление государством. Всё, в отношении Крылова нормативные слова у меня закончились. А вот ещё полюбуйтесь: Владимир Попов. Что произощло в Кондопоге?

В статье вместе с типичной борьбой за «место под Солнцем» с ДПНИ и прочего тому подобного предлагается буквально следующее: «…Необходимо радикально улучшить самоощущение русского народа в России. Это возможно только при условии воссоздания русской национальной государственности. Поэтому мы предлагаем следущую ПРОГРАММУ НЕОТЛОЖНЫХ МЕР ПО МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ…»

Здесь некоторые мероприятия ПРОГРАММЫ: «…Массовое строительство грузовых и пассажирских дирижаблей… Создание новых приемов войны без физического контакта с противником…. Создание новой государственной религии русского народа на основе традиционных религий… Создание и внедрение компьютерных программ предсказания вероятности и времени будущих событий…»

А вот этим В.Попов отличился: «…Особое место в криминалитете занимают чеченские банды. Во многих регионах России они выполняют роль «зондеркоманд», используемых бюрократической верхушкой начиная с уровня губернаторов и приближенных к ним региональных олигархов для расправ с конкурентами в бизнесе и в политике…» На первый взгляд – ничего серьёзного – просто частное мнение.

Flora То есть господину Крылову и тогда было нечего предложить новоявленной «нации», кроме строительства дирижаблей.

И. Дедюхова Он ведь не занимался насущными проблемами и потребностями нации — макроэкономикой, строительством, литературой. Но и делами военных «занимался»… крайне странно и непоследовательно.

Он сейчас позиционируется в качестве крупного «философа», хотя никаких «теорий» или изысканий за ним не числится, кроме дирижаблей и пустой демагогии. У него и тогда прорывалось раздражение против «незлобливости» русского народа. Видно, сам он не чувствует себя — частью нации, не ощущает это осознание силы. Крылов имеет ущербное местечковое мировоззрение, но его спич лишь подтверждает, что в его задачу входило именно возбудить ненависть, по поводу чего и была начирикана соответствующая статья 282.

А народ попался незлобливый, как стельная корова, он его возбуждает-возбуждает, а тот не возбуждается… Я ему объясняла еще в 2005 году, что ненависть — это у нормального человека крайне непродолжительное чувство, его в течение дня-то поддерживать — психических ресурсов организма не хватит. Сам овощ, так мог бы поверить русскому писателю, я-то прорабываю психологически достоверные образы.

Они не зря носятся с этой «ненавистью», как с писанной торбой. «Знает кошка, чье мясо съела» — как говорят в народе. Но ведь человеческое неприятие имеет массу иных, менее разрушительных оттенков — презрение, брезгливость, гадливость… мало ли?

Flora Я знаю, что делами военных вы занялись именно из-за Константина Крылова. Как это произошло?

И. Дедюхова Ну, немного не совсем так, но «сыграл свою роль», конечно. В конце апреля 2006 года по сети начали распространять обращение к президенту Владимиру Путину, составленное Аркадием Бабченко, по поводу группы Эдуарда Ульмана. В то же время появилось ЖЖ Аракчеева, которое вела его невеста Людмила (не знаю, в каких отношениях они сейчас с Сергеем). А защита заявляла, что преступление Сергей Аракчеев совершил, будучи пьяным.

По заявлению адвоката потерпевших Людмилы Тихомировой, подсудимые расправились с чеченскими жителями не во время боевого задания, а в свободное время, когда разъезжали по Грозному в пьяном виде

Ничем свое заявление адвокат Тихомирова подтвердить не могла. Но в обращении Бабченко про Ульмана говорилось примерно так, что «большинство преступлений в Чечне военными совершается в нетрезвом виде, а Эдуард Ульман не был пьян». Меня возмутило именно то, что Бабченко косвенно подтверждает необоснованное заявление адвоката Тихомировой. Кроме того, в обращении ни слова не говорилось о том, что группа Ульмана находилась в засаде, никто им приказа перейти в другой режим несения службы не передал, зато из штаба поступил приказ об уничтожении задержанных.

Начало мая — это всегда начало огородного сезона. Но я, имея двух детей, оставила все насущные заботы и составила нормальное обращение. И вот тут… впервые столкнулась с нынешней «военной жилкой». Во-первых, очень гадко вышли меня комментировать модераторы военных сайтов, причем, большинство из них было офицерами ФСБ и в чинах… не ниже полковников. Затем вдруг в мае 2006 года по моему поводу собирается «конференция военных писателей» в Одессе, куда пригласили и Макса Мошкова, поскольку на его Самиздате были мои основные работы, — чтобы… объявить мне «бан навечно». Находись мы в Чечне, примочили бы без проблем, как я понимаю. Хотя, конечно, еще неизвестно, кто кого… там-то. А здесь — с полной гарантией, нагло и подло.

А почему? Да потому что в своем варианте обращения я четко указала, что Ульман находился на боевом задании, выполнял приказ и… потребовала привлечь к уголовной ответственности руководителей операции. В конце концов, это же армия, а не походный бардельер, катающийся в воспаленном мозгу у Тихомировой. На то и военная прокуратура, как гритца.

В этот момент Крылов и все его соратники за «права угнетенных русских» — дружно распространяют обращение Бабченко, слаженно, явно по приказу.

Flora Честно скажу, Ирина Анатольевна, что про то, как вы стали заниматься «делом Ульмана», я слышала несколько более романтическую историю. И даже в нее верила. Мне сказали, что вы — влюбились в Эдуарда Ульмана. Очень было похоже, когда вы печатали «Птички на проводе», «Ульман звонит», потом он у вас каждый вечер просиживал в ЖЖ…

И. Дедюхова История с «влюбленностью» имеет для меня достаточно гадкий осадок. В сущности, я полагала, что мое участие ограничится написанием нормального грамотного обращения, которое не стыдно подписать любому гражданину. Но так уж получается, что в любой истории оказываешься завязанной отнюдь не на «любви», а на предательстве. Сама роль в жизни русской литературы — в восстановлении справедливости.

Но это опять-таки не означает, что превращаешься в нечто типа советского собеса… или исполкома. Там все же в личности Эдуарда было нечто, что меня туда «совершенно случайно» развернуло и заставило ознакомиться с обращением Аркашки Бабченко. К примеру, он всегда тупо твердил, что защищал Россию. Многие вещи я делаю вовсе не потому, что мне так уж этого хочется, а версия с «любовью» — это ведь как бы именно «по моему хотенью», а никакого моего желания не было. Или вы полагаете, много желания писать про сегодняшнее ЖКХ? Так могут судить лишь те, кто не совсем понимает феномен русской литературы. Настоящей, конечно, а не той, что сегодня за нее выдается.

Ульман действительно звонил часто. Но он знал, что… я каждый день тогда «качалась на качелях» с умиравшим от рака отцом. Когда теряешь надежду, потом обретаешь, потом теряешь… Вначале с мамой, потом с отцом… было здорово не до любви.

Но и я понимала, что больше всего его беспокоят собственные дела. Ситуация после Кондопоги стала… непредсказуемой. Нормальный процесс после Кондопоги закончился.

«…Действия представителей прокуратуры, считает Белов, подрывают доверие общества не только к правосудию, но и к самой власти.

«В этой ситуации создается реальная угроза перехода оппозиции из легального поля в нелегальное, – предрекает он. – Т.е. появляются приморские, орловские и прочие партизаны».

Если в ближайшее время власти не пересмотрят свою практику, страну «просто захлестнет партизанское движение», убежден Белов….»

Наверное, очень пушисто и прекрасно будет обществу, коль партизаны от нелегальной оппозиции заведутся! И это общество вот так сразу и проникнется к такой оппозиции, ну прямо искренним доверием! Тьфу!

Вот и выходит, что на первый план наглядно выпирает провокационная направленность деятельности ДПНИ, лидеры которого в погоне за рейтингом старались дестабилизировать ситуацию в Кондопоге, участники которого устраивают постоянную провокационную возню, выливают на свет мутные потоки агитационных материалов. Для чего всё это? Да просто – для дискредитации любого протеста. И становится понятным выбор «героев» всех публичных разбирательств – чем маргинальнее «герой», тем более выражен нужный эффект.

Это написано, спустя четыре года после Кондопоги. А в тот момент, когда все свежо… было много поводов созвониться и акромя «лямур». Никто в «партизанские отряды» не собирался, конечно. От этого бреда надо было сразу Белова-Поткина полечить, пока но не перешел у него в неизлечимую форму.

Flora Ирина Анатольевна, а как получилось, что одновременно вам пришлось вступиться и за Сергея Аракчеева?

И. Дедюхова К Аракчееву я долго присматривалась. Но меня удивляла его защита. Если все было так, как писала его невеста Людмила, то защите можно было постараться вообще не доводить дело до суда. Удивило, например, что он был вынужден нанять адвокатку, которая переучилась на юриста… с медсестры. После дела Аракчеева ее взяли в московскую адвокатскую контору. И, по-моему, на втором суде присяждных она устроила цирк: ворвалась в зал заседаний в маске с игрушечным автоматом. Как бы «отметая» доказательство шофера Юнусова (зачем-то оставленного в живых) — будто он «опознал Аракчеева по бровям».

До середины лета 2006 года в качестве общественного защитника Аракчеева выступал Ройзман. Потом все к Сергею охладели, он сломал ногу, играя в футбол. Помнится, и я тогда на него сильно разозлилась, решив, что он это сделал нарочно. Но… Сергей потому и попал в это дело, что был изначально никому неинтересен: простой парень, родители очень простые, заступиться некому. Понимаете?

И если у Ульмана хоть общественные защитники всегда были нормальные, да и адвокат был грамотный, то дело Аракчеева-Худякова вообще имело место быть лишь при полном бардаке в защите. Поэтому… и сегодня особое внимание обращаешь на его нынешних защитников.

Военных он тоже не интересовал… и по тому, что был как бы «ничейным», у них вообще к таким парням… отношение, как к скотине на убой. Но они все шарахались от Аракчеева еще по одной причине. Если Ульман не отпирался, а сразу сказал, что… «выполнял приказ», то, хоть это и отрицала невеста Сергея Людмила, но Сергей подписал признание. Мне его прислали. Но тот же человек честно сказал, что «незначительные физические воздействия» к нему применялись. Ну, типа пить не давать или связать «ласточкой». После этого письма у меня рухнул ящик на майл.ру… а потом, как вы знаете, и вовсе уничтожили все мои компьютеры.

Меня напрягала страшная несправедливость этих дел военных… ко мне лично. Я, женщина, должна тратить свое время, свою жизнь — на защиту военных, которые меня ни от чего не защитили, да и предавали вообще с первой минуты, стоило мне рот открыть! Зачем нам армия? Полиция? Все эти суды? Чтобы с нами непонятно за что счеты сводили?

Вы почитайте про поведение судьи на процессе Аракчеева-Худякова в Википедии — все эти приемы перешли из военно-полевых судов в гражданские.

Flora То есть вас «заинтриговало» нетипичное поведение защиты Сергея Аракчеева? Именно в этом заключалась та несправедливость в отношении него?

И. Дедюхова Знаете, у меня осталось в первой половине 90-х неоконченное высшее, правда, связанное с моей основной профессией, — по юридическим основам управления недвижимостью. Но в свое время я как бы пыталась «бороться со злом» непосредственно в разваливавшейся советской ментовке.

Не уяснить, что защита каждый раз становится в неконструктивную позицию по поводу эксгумации и экспертизы… было невозможно. В советской ментуре не было «законов Шариата», но к эксгумации, в основном, прибегали только в фильмах про милицию и детективах. Потому что стоило про такое заикнуться, тебя тут же дергали за ухо и орали, что ни один труп с собой на тот свет не берет ни причин, ни мотивов.

Защита Аракчеева всю дорогу требовала: добудьте нам труп из могилы, выньте пулю, — и докажите, что она из пистолета Аракчеева. Ишь, мол, похоронили «по законам Шариата»!

А любой мент может сказать, что из трупов пульки давно вынуты, что их могли наоборот давным-давно эксгумировать и разрядить в них обойму из оружия Аракчеева, пока он в Ханкале парился. Надо искать причины и мотивы, а не трупы. Если мотивы не вскрыть, трупов и свежих — только прибавится. Это ведь не я, это так матерые менты говорили. А уж них есть резоны, согласитесь.

Flora Вы считаете, что Аракчеева предавали защитники?

И. Дедюхова Тут не все так просто. И мое уголовное дело показывает, что такие дела не лепятся, если не сдадут «свои», у которых рыло в пуху и руки по локоть. Ульмана, заметим, все равно не сдало свое руководство, а Аракчеева и Худякова — «выделило», как впрочем и мое руководство «выделило» меня. Как это делается, я вполне видела на своем деле, меня в обратном уже никто не переубедит. И отмечу, что группа Ульмана в том трагическом для нее задании — находилась в ведении чужого руководства, которое ее и подставило.

Я не говорю, что руководство Худякова или Аракчеева виновно в этом конкретном случае расстрела мирных жителей, но… оно прикрылось этими ребятами по каким-то другим «проколам». Вообще все эти «дела военных» — были призваны прикрыть в Чечне действия «маасковских гастролеров» на куда более высоком уровне, чем руководство Аракчеева или Ульмана. Так это всем понятно.

Но потому-то Сергей Аракчеев периодически оказывался беззащитным, что от него за версту шибало такой… ненужностью, было видно, что он ничейный. И его общественная защита строилась так: как только я выхожу проводить по его делу проработку, так он вдруг хоть немного оказывается «нужным» собственной защите. Лето 2006 года я же только и разбирала, как на его судьбе его защитники свои дела устраивали!

А в задачу костиков крыловых — все эти разборки входило свести все на низовой уровень. Типа разбирайтесь сами, кто из вас кто — по национальности. Но когда разбираешься, как, к примеру, люди, якобы защищавшие Аракчеева на его несчастные копейки — получали квартиры и должности, там ведь уже не до «национального» становится. Как тогда всех офицериков от ФСБ трясло от моего пренебрежительного замечания про «насиональность». Хотя у офицера должны превалировать честь и доблесть, а не национальность, ё-моё.

В деле Аракчеева сразу бросалось в глаза то, что никто не расследовал версию, связанную с профессиональной принадлежностью погибших. Простите, уничтожается бригада строительных рабочих, странным образом оказывается в живых шофер, несущий бред про то, как его куда-то возили и что-то внушали. А КаМАЗ сожгли… Да аналогичных историй ведь и не в Чечне — сколько угодно, в них нет ничего демонического, там и в трупах ковыряться не надо, сразу надо брать след по профессиональной принадлежности.

Причем, как мне рассказывала Людмила, на каждом суде сидит владелец предприятия, которому принадлежал КаМАЗ и погибшая строительная бригада, требует «справедливого возмездия убийцам», а никто не выяснил — куда направлялся КаМАЗ и откуда, а главное — почему это шофер Юнусов остался в живых «опознавать по бровям».

Причем, сам этот свидетель, что характерно, в Чечне жить уже не смог, перебрался в Москву. А там в его квартиру летом 2006 г. кто-то забрался на пятый этаж, его самого не обнаружил, но избил племянника… Об этом я пишу, мы все посылаем письма в Думу, в Военную Прокуратуру, президенту страны…

Перед Новым 2007 годом Сергею неожиданно меняют меру пресечения. С его делом возникает такая прозрачность, что от него требуется дополнительное признание, на котором начинает настаивать его защитник. Ведь защитник приходил к Сергею в тюрьму, требовал признания, угрожал, что не станет защищать, если тот расскажет всем о «тюремных переговорах».

Мы тогда опять рассылаем письма, собираем деньги… Сергей получает огромную поддержку, даже Люся рассказывает, что он первым делом интересуется: «А как в Интернете?»

В тот момент он действительно является консолидирующей фигурой. И многое в нашем обществе пошло бы не так, если бы нам удалось общими силами, несмотря на устроенное в Кондопоге, спасти хотя бы одного невиновного. Да и дела с «распилами» бюджетных средств на восстановление — не заходили бы настолько… до гноища Оборонсервисов и Агролизинга. Ведь дело Аракчеева-Худякова — состояло в том, что двумя офицерами решили прикрыть драку за бюджетные транши на восстановление. Разве сегодня это хоть кому-то неясно?

И в этот момент… начинаются «маасковские гастроли»… митинг 10 января 2007 года. Сразу скажу, что ребят выпустили бы и так, у нас везде были бумаги. А по этому митингу и постановления не было никакого принято. Письма, публикации, поддержка и составленные требования об отказе о защитника — уничтожили любую возможность оказания давления на Сергея, поэтому держать его смысла не было. Но надо было срочно… грести под себя!

Надо сказать, милиция тогда была еще не «реформированная», особо никто еще с гражданами не распоясывался. Это… потом все пришло из «военного делопроизводства». Поэтому милиция на том митинге вела себя культурно. Чего не скажешь об участниках.

Все шло с какой-то истерикой, какими-то нападками в сторону здания, о Сергее Аракчееве толком вообще никто ничего не сказал. Рогозин вообще стоял молча. Собрались на националистический шабаш, Константин Крылов «зажигал». У меня в старых компьютерах — полный фотоотчет о его демаршах и нападках на милиционеров. В сети сейчас это последнее фото осталось. Он там возбуждал молодежь криками, что «русский офицер может убивать чеченцев».

10 января, в 16.00, непосредственно у Министерства Обороны (выход из м. Арбатская) состоится митинг в поддержку С. Аракчеева и Е. Худякова. Соответствующее уведомление в мэрию уже подано (заявители – участники движения НАРОД — П. Милосердов, А. Волынец, П. Святенков).
Оснований для отказа в проведении со стороны мэрии пока заявлено не было.
Первый массовый митинг в поддержку С. Аракчеева и Е. Худякова был проведен 10 января 2007 года. Вскоре после этого Аракчееву и Худякову была изменена мера пресечения — с содержания под стражей на подписку о невыезде. Полагаем, что данный митинг сыграл в этом не последнюю роль.

Предыдущий митинг, прошедший 10 января 2007 года, несмотря на уведомление, поданное в предусмотренные законом сроки, был разогнан силами милиции и ОМОН. Исходя из этого, можно предположить, что будут приняты меры силового воздействия и к участникам данного мероприятия. Несмотря на это – приходите. Не бойтесь. Правда – за нами. Куда идти: метро Арбатская; У Министерства Обороны (выход из м. Арбатская) Адрес в сети

К этому бессовестному заявдению про «непоследнюю роль» хочется добавить… пару ласковых. Соратник Крылова — Вовик Милитарев, придя с митинга написал вечером в ЖЖ, что только сейчас до него дошло, что «Дедюхова права, Аракчеев ни в чем не виновен»! То есть на митинг они пошли — именно закреплять версию обвинения, доказывая, будто Аракчеев, как Раскольников, — «не тварь дрожащая, а право имеет».

Ну, там мы все и поцапались. Я им припомнила все подлости, начиная с обращения Аркашки Бабченко. И после этого… совершенно бесстыдно, сразу после обыска в моей квартире в декабре 2010 года Константин Крылов делает заявление прессе, что, мол, я всегда была экстремистской, а его даже уничтожить обещалась в январе 2007 г. Ну, и чего ж три года ждал, терпел из последних сил? Честно скажу, я их хорошо тогда по косяку размазала. И какую бы роль они не приписывали своему «митингу», а видно задачу окончательного оболгать Сергея не выполнили, поэтому у Крылова в мой адрес это первое обвинение и вырвалось.

Можно подумать, это я когда-нибудь призывала мочить всех, чтоб потом ему дирижабли строить. И что о такого руки пачкать, если такие сами отлично аннигилируются? Слушайте, но кому нафик нужен «защитник нации», если он не соображает, что в его тяжком случае посещения сортира на букву «М» — надо все же девочек защищать, а не ябедничать?

Flora Как я понимаю, получив из ваших публикаций «полный расклад» и убедившись, что Аракчеев действительно невиновен в инкриминируемом преступлении, Дмитрий Рогозин становится его общественным защитником, введя в процесс и Дмитрия Аграновского.

8 января 2008 года общественный защитник лейтенанта Сергея Аракчеева Дмитрий Рогозин направил в Военную коллегию Верховного Суда России кассационную жалобу на обвинительный приговор своему подзащитному, вынесенный 27 декабря.

В ней он настаивает на отмене приговора Северо-Кавказского окружного военного суда от 27.12.2006 и просит прекратить делопроизводство в отношении Аракчеева. Дмитрий Рогозин убежден в невиновности Сергея Аракчеева, которую подтверждают как судебные доказательства, так и свидетельские показания. Кроме того, по мнению Рогозина, в ходе судебного разбирательство были допущены серьезные нарушения норм Уголовно-процессуального кодекса РФ и ущемлены права Сергея Аракчеева на защиту.

Поскольку полный текст приговора и стенограмма судебного заседания по-прежнему не получены, сторона защиты не может аргументированно оспорить приговор Аракчееву и Худякову в вышестоящей инстанции, однако жалоба Рогозина подана в срок, определенный законом, и будет дополнена аргументированной жалобой после ознакомления с необходимыми документами.

Напомним, сторона защиты решительно заявила о намерениях оспорить обвинительный приговор офицерам Аракчееву и Худякову. Так адвокат Алексей Дулимов заявил: «В данном приговоре нет ни слова объективности». По его словам, в приговоре были искажены факты. Второй защитник Аракчеева Дмитрий Аграновский также заявил о намерении обжаловать решение. «У нас для Верховного суда есть еще больше, что сказать, чем для суда первой инстанции», — заявил Аграновский.

И. Дедюхова Да, именно вечером, после этого митинга «разогнанного ОМОНом» (разгон заключался во временном «заточении» Крылова в «воронок», чтоб не буянил) они это поняли. Поэтому и Рогозин все раздумывал, стоит ли об это дело «мараться».

Flora Даже так?

И. Дедюхова Именно так! Без твердой гарантии в полной невиновности Аракчеева — Рогозин ни за что бы не «вступил в игру». А в таких делах, когда речь шла о его личном светлом будущем, он был куда придирчивее Верховного Суда.

Он внимательно изучал и мой хронометраж, по которому видно, что сама картина преступления изначально составлена неверно. Он проработал все… Вот скажите, из-за чего у вас была уверенность, будто я защищала Ульмана из-за «лямур-тужур»?

Flora Не знаю… Многие так писали!

И. Дедюхова А мне писали, не сошла ли я с ума, что защищаю человека, сознавшегося в совершенном зверском (с мирной точки зрения) злодеянии? И очень хорошо в своих доводах объясняли, насколько пагубно это на мне отразится. Но я тогда понимала, что разобрать это дело до конца — единственный путь, чтобы покончить со всеми недомолвками, вывести эту «вялотекущую», «не признанную официально» войну на чистую воду. И там бы единственный путь — раз и навсегда разобраться с теми, кто отдает приказ: «У тебя — груз двести, понял?»

А вот у тех, кто идет пиариться на этом деле, строить свою карьеру — задача «не испачкаться». Ведь при любой нынешней карьере своего дерьма навалом, а тут… Поэтому доказательство полнейшей невиновности Сергея Аракчеева — в самом участии в его процессе хитрована Дмитрия Рогозина, его последующая карьера.

Впрочем, немного не так! Именно последующая карьера Рогозина, несмотря на его заявления в суде, на то, что вел он там себя с тем же дешевым «геройством» обычного московского гастролера, подставляя подзащитного, — является доказательством для меня лично, что убийство бригады чеченских рабочих связано именно с их профессиональной принадлежностью.

Это я говорю, как строитель. Можно даже посмотреть, с каким «багажом» из Чечни вернулся Кошман, который тут же начал рушить строительный рынок России введением «билетиков» СРО.

Flora Но как только пришел Рогозин, ваша активность в защите Аракчеева резко упала.

И. Дедюхова Это тоже не «из ревности», мне дала понять Людмила, что мое участие их всех раздражает. Как бы и я сама добивалась, чтобы Рогозин, которому тогда нечего было делать и «до пятницы он был совершенно свободен» как Пятачок, — обратил на это дело внимание. Просто… когда он «лег» на него, я поняла, что он не позволит как-то проявить себя обществу, не оценит общественных усилий. Это будет только его шоу.

В какой-то момент я даже испугалась за Сергея. Но они с Людой были полностью очарованы и Аграновским и Рогозиным. И кто я там — в сравнении со столичными гастролерами? Ах, один Дима сказал то, другой Дима сказал другое… как они остроумны, как они над всем издеваются… А там надо было вкалывать! Но все остроумие вертелось возле «законов Шариата» и злосчастной пули.

Там сама ситуация была… патовая. На Аракчеева это дело повесили, в силу того, что он был «никому не нужен», кроме матери, которая у нас тоже… из состава «лишних людей». Я всем доказываю, что Аракчеев нам нужен, потому что он — невиновен. А сами понимаете, что Сергей и Людмила прошли к тому моменту, они и понимали, что им нужна огласка, и боялись, что с ними тогда вообще расправятся из-за той степени «нужности», которую я им начала придавать. Они же намного лучше нас всех представляли — с кем имеют дело.

До Рогозина после угроз защитника в тюрьме в январе 2007 года — у Аракчеева было много шансов вообще до суда не дожить. То, что он слабоват психологически — бросалось в глаза. У меня были серьезные подозрения, что его вообще хотели до суда «кончить самоубийством». Но… когда я поняла, для чего этот парень мог понадобиться Рогозину… мне стало страшно. Хотя… личная обида помогла заглушить это неприятное тянущее чувство.

Новые защитники… будто нарочно вышли все наработки затаптывать. Я высказала такое опасение Людмиле, хотя уж все поняла. И услышала от нее, что там такие деньги крутятся, что те жалкие копейки, которые мы собрали — кошкины слезы. Там и у Аграновского гонорар… Зацените, я об этом ударе по соплям (Мол, куда вылезла провинция без денег! Пляши на подхвате — и довольно с тебя!) — помалкивала, время от времени подавая голос за Сергея.

Flora Да, тогда «гастроли» только начинались. Добавлю пространную цитату из статьи о нашем нынешнем пермском гастролере.

Мыслепреступление. Не судите по словам. «Пора кончать с этой странной экономической моделью» — за эти слова, произнесенные прошлой осенью на митинге «Хватит кормить Кавказ», публицисту Константину Крылову грозит два года условно по статье 282 УК РФ. 13 сентября Замоскворецкий суд Москвы продолжит рассмотрение дела о мыслепреступлении. Почему судят Крылова — разбирался The New Times

Пишет Кашин, щедро приписывая Константину Крылову какие-то разборы «экономических моделей». Хотя я помню отработку этого лозунга по Фейсбуку, вы тогда накануне митинга им предложили лозунг «Хватит кормить Москву!», который пришелся многим по душе. Ведь понятно, что все «странности» экономического моделирования — в столице, а вовсе не в Чечне.

И. Дедюхова Как и истоки дела Ульмана и Аракчеева. Но можно посмотреть на этих «защитничков нации». Как доходит до их шкурки — так начинают лгать и изворачиваться. А сказанного раньше — вполне было достаточно, чтобы раз и навсегда прекратить эту «деятельность». И уж точно не Крылову угодливо лезть с публичным доносом на меня.

Flora У вас не возникает ощущения слаженной работы?

И. Дедюхова Да оно давно возникло и не проходит. Поэтому, уж чего точно никто не ожидал, что мы в этом блоге напишем письма с требованием признать все эти никому не нужные «направления политической деятельности» — экстремистскими. И как в случае с ДПНИ, так и в случае с Крыловым и прочими — каждый раз убеждаешься, что настоящий экстремизм без поддержки государственных структур невозможен.

Flora Но я обратилась к вам по поводу вашего недавнего разговора в ЖЖ Ирека Муртазина «Дефицит милосердия?» — о новой защитнице Сергея Аракчеева — Марине Юденич. С вашего позволения приведу его целиком, формат позволяет. Прихвачу еще пару характерных комментариев.

irek_murtazin 23 декабря, 12:03
Ходорковского помиловали, Алехину из Pussy Riot выгнали из колонии по амнистии, Сердюкова почти простили…  А лейтенант Сергей Аракчеев все сидит.
Хотя дважды суд присяжных признавал его невиновным в том, за что позже его приговорили к 15 годам лишения свободы. И полковник Леонид Хабаров сидит.

irek_murtazin 2013-12-23 10:00 чтобы иметь право осуждать Ходорковского, надо осидеть хотя бы лет пять. Медлил, значит раньше не было возможности писать… Что касается Олимпиады, то в чем не прав Ходорковский? Вы считаете, что Олимпиада — не праздник спорта?

magadan31kvart 2013-12-23 08:10 «Ходорковского помиловали»

Вы так ждали его пресс-конференции, уважаемый Ирек Муртазин, поделились бы впечатлениями о ней, о отважном политзеке, пишущем личные письма президенту В. Путину о своих планах, и Ходорковский поддержал Олимпиаду в Сочи как праздник, дерзко, смело, всю правду начальству в глаза сказал, и прогрессивной общественности заодно.

alecks912 2013-12-23 13:54 о ДА. ОИ-36, праздник-аналог.

Ravil Ravil 2013-12-23 14:33 ха-ха. Олимпиада- прааздник спорта!… и дровосеков :) Какой там нахер спорт? Ничего там кроме политики, да мелкошкурных интересов отдельных распорядителей. Ну еще повод поорать, про «с колени совсем уже почти встали».

irek_murtazin 2013-12-23 15:40 Не балета же?

ogurcova 2013-12-23 10:02 Этот вопрос, Ирек, не надо посылать «всему обществу», а спросить конкретно с тех, кто пиарился на Аракчееве — с того же Ройзмана, с Рогозина, потом Костик Крылов много на митингах юродствовал и изображал националиста… да хоть с Марины Юденич, которая заставила Аракчеева подлое письмецо написать летом 2011 годы — с признаньем любви ко всему чеченскому народу. А то повадились! Вначале булками пихаются, вначале шантажируют, истерят, спекулируют, откровенно гадят и провоцируют — а после «вопросы всему обществу»! За Аракчеева Рогозин в Брюссель съездил и должность при казне получил. А уж какая падаль Константин Крылов — а тож чот там в насионализме! Все и считают, что с одного дела Аракчеева больше не выжмешь. Но после письма Марины Юденич — с нее и спрашивайте, мараться больше никто об это дело не будет!

Вот ведь красота была с Ульманом! Он сразу сказал, что как приказали, так и сделал. С его защитой — ну, никакой конкуренции! Заметь, Ирек, как я сказала, что его эвакуируют — так и вышло.
А сколько от Аракчеева булками отпихивались желающие защищать? Как из тюряги достанешь, как только все обвинение раскидаешь — так лезет маасковская гопота… первым делом тебе на макушку класть. Задолбали своими уголовными замашками! Так что Аракчеев — на совести маасковского продажного плебса, нечего вопросы задавать в пространство.

irek_murtazin 2013-12-23 10:18 при чем тут Юденич? Она, как мне кажется, искренне пытается добиться освобождения Аракчеева

ogurcova 2013-12-23 11:18 Она писатель? Она исследовала вопрос или, как все прочие, у меня переперла без ссылки? Тогда она должна была достичь каких-то более существенных результатов!
«Искренне пытается» — это не для писателя. Я считаю, что ей и «искренность» следовало проявить немного пораньше, но если человек владеет словом, то хоть что-то она могла добиться для Аракчеева? Вас устроит вариант, что она — типа искренняя, но никчемная, как все столичные писучие дамочки.
Хотя я ей отказываю и в искренности, видя бабский тупой расчет. И не шибко старается! Говорю же, в таких вещах «победы» чреваты последствиями. А пока Аракчеев сидит — он же неиссякаемый источник вдохновенья.
Только мне не надо впаривать про «искренность» таких… (слово есть нехорошее, по словарю Ожегова).
Это значит, летом 2011 г. меня судят за то, что некие чеченцы, не видевшие ни меня, ни мой блог — якобы оскорбились. Мне ж Ульмана-то припомнили. Я ж в Эквадор не сдернула, под рукой.
И в это время ваша искренняя Юдненич подбивает Аракчеева написать письмо о любви к чеченцам. А наша прокуратура садит какого-то чеченца с диктофоном, который начинает приставпть к моему адвокату, когда я буду делать аналогичное заявление…
После этого я решила, что Аракчеев отсидит — сколько ему там Господь положит. Чтоб под каждую маасковкую пробл*дь не подстраивался.
Сидит? И пусть сидит! Нахрен нужен такой «защитничек»!

irek_murtazin 2013-12-23 11:35 Вы предлагаете мне осуждать Марину за то, к примеру, что она дважды публично напоминала Путину об Аракчееве?

Ravil Ravil 2013-12-23 14:40 Пусть в третий раз напомнит. Аракчеев еще срок в довесок получит по «вновь открывшимся».

irek_murtazin 2013-12-23 15:13 Не сомневаюсь, что и в третий раз напомнит, как только представится случай

ogurcova 2013-12-23 18:11 Нет, я считаю, что у Путина склероза нет, а ваша Марина напоминала о себе, а вовсе не про Аракчеева.
И тут есть один момент! На деле Аракчеева пиарились все, устраивая театрализованные представления и публичные истерики. Но лишь Марина заставила самого Аракчеева написать такое письмо, понимая, что Сергей находится в безвыходном положении. То есть оказалась самой подлой и непорядочной.
=================================================
Да, теперь подведем черту.
Итак, все, кто выскакивал каждый раз, как только я в очередной раз расставляла все по местам, — придерживались в «линии защиты» типичной уголовной отмазкой, мол, этого не делал Аракчеев и все. А после двух судов присяжных этого маловато!
А во Константин Крылов доказывал, будто Аракчеев право имеет убивать, как «русский офицер».
Простите, меня-то каждый раз просили не заикаться про Аракчеева, мол, с ним теперь все будет чудесно, а в моих услугах настолько не нуждаются, что можно просто булками пихаться на местечковый манер, — как только я раскладывала по полкам в рабочей версии КТО на самом деле уничтожил бригаду чеченских строителей.
Не заметить того, что все опять скатываются к этим осточертевшим спекуляциям «опознания по бровям», алиби и театральным представлениям в зале суда, лишь бы не сказать главного — было невозможно.
Понимаете, в деле есть признания Аракчеева. Позиция обвинения такова, что выбранный путь защиты — бесперспективен. Но каждый раз я доказывала, что настоящий убийца — рядом! И никакой эксгумации несчастных не требуется, там надо было проследить строительные тендеры и бюджетные потоки. Даже возможные объекты указывала!
Поэтому… все «защитники Аракчеева» всегда выходили затаптывать именно полный расклад этого дела, когда совершенно понятно, почему Сергея пытали и выбивали признания.
И каждый раз в этом заинтересована была не столько чеченская, сколько массковская сторона…

Так вам понятно, что мне посэрэ, насколько «благородными» вы считаете друг друга?
Это не говоря о «Марине» — которую выпинали, когда все на этом поимели. Ну, хоть Путину напомнила.

И. Дедюхова Ну, что я могу к этому добавить? Я ведь помню, как эта дамочка жеманилась с каким-то дамским романом, взяв такой псевдоним, намекая «скажем, я имею на это право». И когда мои посты гремели в ТОПах — ее ничего не трогало, кроме самых примитивных гламурных бирюлек.

Вот дамочка решила «делать карьеру». Она задает Медведеву вначале вопрос об Аракчееве. Из этого ролика мы узнаем, что они в колонию полиграф таскали… зачем-то. Типа надо ж убедиться. Материалов дела ей было недостаточно. Возможно, она вообще читать не умеет. Она ж писатель! Ей это ни к чему.

Вдоволь поиздевавшись над безответным Аракчеевым с полиграфом полиграфычем, опять заводят ту же пестню про пульку. Но трупы потому и жгут вместе с КаМАЗом, чтоб потом все пульки… того. И заставить бы ее самолично пару могилок вскрыть под вой родственников да после в трупах поковыряться… отпала бы охота буйду повторять.

А дальше она уже… растет над собой! В Брюссель ее не послали, как Дмитрия Рогозина, но у ней ведь все лучшее — спереди! Она уже выступает в качестве «доверенного лица» Владимира Путина. Кто знает, может, перед нами новая Наталья Тимакова? Но про Аракчеева — второй вопрос. А первый — угадайте какой? Про ЖКХ! Спрашивается, что она может знать про ЖКХ, не обворовав и здесь мои карманы?

С этими обращениями по Аракчееву воровство началось еще с лета 2006 года. Ну, вначале я рассчитывала, что просто их составлю, передам военным, что они не будут хоть предавать своих. Просто скажут, что типа «коллективно мыслили». Чего смеяться, разве кто-то может написать так, как я? Но я же не рассчитывала, что наши военные умеют «пихаться задницей» — круче, чем на одесском привозе! Что они мне начнут баны навеки объявлять и прочее. Но… даже я не представляла, что можно ко мне явиться в ЖЖ, где я прошу всех писать письма по составленным мною обращениям, и заметить, что типа надо под моими письмами и обращениями — поставить «настоящего автора», какого-то «полковника из Хабаровска».

А нынче, как видите, впору осознать и собственную «ненужность». На защите Аракчеева и Ульмана я отпахала два с лишним года, это была тяжелая работа. Даже… просто психологически! Но меня к сему дню — не должно было быть в живых, о чем отлично знали те, кто ввел в игру в 2009 году Марину Юденич.

И нынче уже под всеми моими письмами статьями и прочим — именно она выступает в качестве «полковника из Хабаровска». Попутно она обнаруживает у меня много чего интересного… решает это тоже запросто прибрать себе. И сколько раз слышу этот вой: «Ведь не важно, кто хорошую мысль озвучит!» Это, как правило, воют те, у кого нет ни одной мысли, кто никогда ничего не писал, потому за труд не считает. Я, к примеру, не нанимала ни одного журналиста, получающего за мой труд деньги — мои мысли «озвучивать». Сама свои мысли я могу донести куда более грамотно и корректно.

Flora И все-таки меня поражает жесткость вашей формулировки «Сидит? И пусть сидит!»

И. Дедюхова А меня поражает подлость формулировки Юденич, спертой у меня про «консолидирующую фигуру». Сергей такой фигурой быть как раз не захотел, он свой выбор сделал. В пользу массковских гастролеров. Тоже тогда высказал, что типа все будут «консолироваться», а сидеть ему?.. Решил, что гастролеры его прям «поднимут» и карьеру сделают. И тут ничего не поделаешь. Но Сергей… он, конечно, абсолютно невиновен, но слишком верил тем, кто откровенно на нем пиарился. С другой стороны… как его осуждать? Жить хотелось парню!

Ай, это всегда так! Что, он этого не знал в душе с самого начала? Конечно, знал! Он отлично знал, кто пиарится, а кто… вовсе не по тому, что мне прям все истории шибко нравятся. Я в эти дела, заметим, влипла, как только не справились суды присяжных. Пока у присяжных все было нормально, и моя помощь не требовалась.

Но после  всего пережитого… ведь многого и не говоришь… к этому начинаешь относиться иначе. Однако одно остается неизменным — презрение к спекулянтам на чужих проблемах и чужом несчастье. И цена этому — тюремный срок абсолютно невиновного Аракчеева. Да, слабака по многим вопросам и отнюдь не Спинозы по складу умища. Но сидящего за чужие грехи. В том числе и тех, кто пиарился на нем и «строил карьеры».

Читать по теме:

Читать по теме более ранние статьи блога «Технарь»:

8 комментариев на “Опасные гастроли. Часть II”

  • avatar fa_kot says:

    О том, что Аракчеева сдали и свои, как самого безобидного, — это вполне верю!
    Упомянутый чеченец, притащившийся в суд над И.А. Дедюховой «защищать национальность», честно сказал, что вообще был не в курсе чего-то такого. Никто ему не сообщал ни из их «Конгресса», ни раньше. То есть если у местных рыло в пуху и руки по локоть — они и ищут, на кого перевести стрелки.
    И все, отработанное в «делах военных» — перешло в гражданские суды, превратившиеся в «военно-полевые», как по закону военного времени. Спасибки маасковским «борцам за нацию»! Отчего ж до сих пор ни одного дирижбанделя не построили? Пинка ждут?

    • avatar a_ukraina says:

      А меня больше всего возмущает даже не то, что Юденич вдруг «потрясло в Аракчееве», спустя год после осуждения. Но ее первый вопрос Путину про ЖКХ — ставит основной вопрос к ней. КТО ОНА ТАКАЯ? Она способна решить что-то? Все, что она знает про ЖКХ — украдено с этого ресурса.
      Она над этими материалами не работала, она просто идет и крадет! «Узнала из Интернета»!
      Неприятно глядеть на совершенно бессовестную женщину.

  • avatar agk_ru says:

    Отличный разбор полетов. На всех этих харях подзаработавших на посадке Аракчеева, навеки горит печать иуды. Подохнут с ней. Негодяи.
    И эта «писаатсель, блогер», как она себя отрекомендовала, тоже решила подсуетиться, свой кусок мяса вырвать.
    Для меня очень важна внешность человека, манера держаться. Вы посмотрите внимательно на эту артистку. Одновременно хочется быть и гламурной кисой (прикид, причесочка замысловатая, говор с этаким томным пристаныванием) и, типа, борцом за правду. Фальшь так и прет.
    С такими доверенными лицами Путин остатки доверия граждан растеряет.

    • avatar Flora says:

      Согласна с вашим мнением, Андрей. Любая женщина заметит в поведении г-жи Юденич еще массу особенностей. Что поделать, такие сегодня у Сергея «защитники».
      А я все же думаю над «вновь открывшимися обстоятельствами». Наверно, такие дела возникают лишь только тогда, когда тебя предают свои. В иных случаях они по умолчанию невозможны.
      Именно военные в новой истории показали всю глубину предательства не только Родины, но и самих себя прежде всего.

  • avatar Ирина says:

    Уважаемая Ирина,

    У Вас какой-то дар видеть иголку в стоге сена. Попала сразу на вторую часть, и первую читать просто не в состоянии. Буду читать позде.

    Возвращаюсь назад в Россию после очень долгого отсутствия, и набираюсь зананий, чтобы не попасть в ужас как попал Аракчеев.

    • avatar a_ukraina says:

      Для вас это, может, и «иголка». А мы вообще-то два года следили за этими публикациями по делам военных, знаем, сколько труда и сил они стоили Ирине Анатольевне! У меня — пачка ответов из администрации президента, из Генеральной прокуратуры, из судов разных инстанций! Мы собирали деньги, подписывали коллективные обращения.
      Это московских гастролеров, привыкших плевать на чужой труд и усилия, — мелочно6е и ростовщическое отношение к чужим достижениям.
      А судьба человека — не иголка в стогу.
      Правда о том, что произошло с этими людьми — нам нужна так же, восстановление справедливости в отношении Аракчеева.
      Что вы можете или не можете — мало кого интересует. Куда и откуда возвращаетесь — тоже. Однако не стоит начинать здесь со лжи.

    • avatar Flora says:

      Ирина, Аракчеев попал в этот ужас по простой причине — его в самом начале предали собственные товарищи. Во-первых, его сдало начальство. А уж потом на суде рядовые сказали, что оболгали его в ходе следствия.
      Этот ужас давно стал обыденностью в нашей «правоохранительной системе». Впрочем, многие его не замечают, пока это не касается их лично.

  • avatar Игорь Гнатюк says:

    У вас, Ирина Анатольевна, изложена история Бойца в «Армагеддоне №3», все дело с Ульманом вплетено в роман. А почему Юденич не написала роман про Аракчеева? Два года занимается делом, а роман написать слабо? Вылезла пиариться на чужом? Какой это писатель? Пустое место — Юденич!

Оставить комментарий