Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

Аракчеева выпускают!

Фото: Василий Дерюгин / Аракчеевская реформа состоялась

Итак, сегодня произошло такое вот невиданное «торжество справедливости»! Истязавшийся много лет офицер, осужденный по ложному доносу, еще и отсидевший за уголовников и мерзавцев 8 лет Сергей Аракчеев — «выпускается на волю».

В данном случае, понимая, с кем имеем дело эти последние двадцать с лишним лет, просто опасаешься поинтересоваться, как его собираются «отпускать»? Частями?.. Что-то Ходорковского вначале вывезли из привилегированной колонии для крупных воров, причем, немедленно и среди ночи… а уж после начали широковещательные обобщения о собственных представлениях о правосудии.

Как стало известно «Ъ», бывший офицер российской армии Сергей Аракчеев, осужденный в 2007 году на 15 лет колонии за убийство в Чечне мирных жителей, получил право на реабилитацию по ряду снятых с него обвинений. При вынесении приговора по нескольким статьям УК экс-лейтенант был оправдан и теперь получил право на компенсацию ущерба и извинение. Кроме того, в ближайшее время осужденный может уже просить суд об условно-досрочном освобождении.

Право на реабилитацию за 34-летним Сергеем Аракчеевым признал Северо-Кавказский окружный военный суд (СКОВС). Заседание СКОВС проходило с участием защиты офицера, двух представителей потерпевших и прокурора. Теперь Сергей Аракчеев имеет право на компенсацию вреда, нанесенного ему необоснованным уголовным преследованием по ст. 162 УК РФ (разбой) и ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий), а также извинение от прокурора.

Дело в том, что на Ирину Анатольевну Дедюхову, в два захода участвовавшую в защите Сергея Аракчеева, постоянно велись нападки с намеками, мол, «зря она в это дело ввязалась». После этого шла стереотипная фраза, которую я неоднократно слышал как сигнал, не требующий никаких пояснений: «Она этим себе очень навредила!»

У нас есть здесь интервью об этом деле, поскольку еще до суда над Дедюховой, осужденной за негативную оценку зашкаливающей все разумные рамки уголовки ночного погрома в детском лагере «Дон» в июле 2010 года, с нее потребовали уничтожить материалы именно по этому делу.

Суть там, в принципе, простая. На двух офицеров решили повесить массовое убийство бригады чеченских строителей. Дело было весьма нелепым, поскольку совершили это циничное преступление отнюдь не два человека. При этом шофер остался в живых, утверждая, будто опознал Сергея Аракчеева «по бровям».

Сергея вызвали в военную прокуратуру, там закрыли, держали очень долго, избивали, требовали признаний. Со своим «подельником» Сергей познакомился уже на суде. И вот такое «правосудие» от беспредела военной прокуратуры — было после распространено по прецеденту и на мирных граждан, исключительно провинциалов, преимущественно на женщин. С праздничком, дамы!

Потом у Сергея было два суда присяжных, где его оправдали, потом решили осудить его «тройкой». Но дело в том, что в разное время его защищали вначале Евгений Ройзман, а после Дмитрий Рогозин сделал на нем шикарную карьеру вплоть до запуска на околоземную орбиту в качестве «доктора философских наук».

Признаюсь, не поверила Ирине Анатольевне, когда она заметила, что статью о «московских гастролях» с националистическим «чесом» по провинции — следует дать лишь как первую часть, хотя мне казалось, что сказанного уже достаточно. Но она заметила, что действительность всегда дает отклик на каждое статью, причем, заставляет «заговорить» и прежние публикации.

Московских гастролеров никогда не останавливала истинная реакция провинции. Хотя первые «гастроли» по провинции были не столь явными, но само участие «столичных артистов» сразу вызывало стойкое чувство какого-то подлога, переигрывания, перехлеста. Создавалось впечатление, что это не столь важно, главное — сделать авансовый отчет о командировке: сдать билеты, квитанции, опубликовать в прессе об устроенном дебоше…

На днях нежным и неожиданным для всех образом из карельской колонии выпустили Михаила Ходорковского — без каких-либо формальностей, вручив заграничный паспорт, оформленный без всякого заявления и мытарств, устраиваемых для «простых смертных»… вновь продемонстрировав, как в самой столице оценивают нынешнюю «судебную власть», как относятся к «громким делам» и даже связанному с ними «правозащитному движению», касающемуся весьма ограниченного круга платежеспособных клиентов.

Явлением в Берлин самого именитого «борца за свободу слова» Михаила Ходорковского — нам было продемонстрировано, что для граждан, объегоривших целое государство, и после ряда «непоняток» в виде десятилетней отсидки — поистине «нет преград ни в море ни на суше».

Но все «проскакивают» мимо недавнего происшествия в Бирюлево, а министр внутренних дел г-н Колокольцев считает приличным, не объяснившись по поводу приема в собственном кабинете истерзанного азербайджанца, предварительно избитого ногами на камеру и доставленного в вертолете крайне унизительным для человеческого достоинства способом, — заявлять о новом витке «борьбы с экстремизмом». Хотя все сделали вывод, что московским гастролерам только на руку, когда убивают и режут кого-то в провинции, а вот у себя они все будут устраивать театрализованные представления «понарошку».

Опасные гастроли. Часть II

Участие строителя И.А. Дедюховой в этом деле было действительно весьма опасным. Во-первых, она выступала категорически против спекуляций националистов, устраивавших в начале 2007 года митинги в Москве с утверждениями, будто «русский офицер имеет право убивать….» далее шло оскорбительное наименование чеченской национальности.

Как сами националисты лгали и изворачивались потом… это что-то! Мужики, если Костик Крылов лгал сразу после обыска у Дедюховой в ноябре 2010 г., что она ему после таких митингов в январе 2007 года пригрозила «физической расправой» и назвала «кремлевско-жидомассонской сволочью», то дальше-то куда?

Раз уж настолько серьезная угроза жизни и непереносимое оскорбление, то чего молчал три года, а не донес, раз доносительство именно у «гусских националистов» — праздник жизни?

Перед Новым 2007 годом Сергею неожиданно меняют меру пресечения. С его делом возникает такая прозрачность, что от него требуется дополнительное признание, на котором начинает настаивать его защитник. Ведь защитник приходил к Сергею в тюрьму, требовал признания, угрожал, что не станет защищать, если тот расскажет всем о «тюремных переговорах».

Мы тогда опять рассылаем письма, собираем деньги… Сергей получает огромную поддержку, даже Люся рассказывает, что он первым делом интересуется: «А как в Интернете?»

В тот момент он действительно является консолидирующей фигурой. И многое в нашем обществе пошло бы не так, если бы нам удалось общими силами, несмотря на устроенное в Кондопоге, спасти хотя бы одного невиновного. Да и дела с «распилами» бюджетных средств на восстановление — не заходили бы настолько… до гноища Оборонсервисов и Агролизинга. Ведь дело Аракчеева-Худякова — состояло в том, что двумя офицерами решили прикрыть драку за бюджетные транши на восстановление. Разве сегодня это хоть кому-то неясно?

И в этот момент… начинаются «маасковские гастроли»… митинг 10 января 2007 года. Сразу скажу, что ребят выпустили бы и так, у нас везде были бумаги. А по этому митингу и постановления не было никакого принято. Письма, публикации, поддержка и составленные требования об отказе о защитника — уничтожили любую возможность оказания давления на Сергея, поэтому держать его смысла не было. Но надо было срочно… грести под себя!

Надо сказать, милиция тогда была еще не «реформированная», особо никто еще с гражданами не распоясывался. Это… потом все пришло из «военного делопроизводства». Поэтому милиция на том митинге вела себя культурно. Чего не скажешь об участниках.

Опасные гастроли. Часть II

Нет, это нормально, когда нам подсовывают картавых «русских националистов», ябедничающих на женщину, поскольку она помешала им закреплять обвинительную часть своими митингами-доносами, утверждая, что Аракчеев никого не убивал!

Бывший лейтенант инженерно-саперной роты отдельной дивизии оперативного назначения внутренних войск МВД имени Дзержинского был осужден СКОВС за убийство трех мирных жителей Чечни. При этом по остальным обвинениям Сергей Аракчеев был оправдан, что и стало поводом для его защиты потребовать реабилитации.

В таких случаях надо все же писать, что военно-полевым судом (хотя военное положение в Чечне так и не было объявлено) Аракчеева судили уже после двух судов присяжных.

И то что только он, имеет право на компенсацию, вообще-то является очередным подлым наездом на права населения! И не только той огромной части в вне Чечни,  возмущение которой против этого откровенного «жертвоприношения» и попыток выявить наиболее подходящую «сакральную жертву»  —  навсегда прекратило это «скармливание человечины» (с. И.А. Дедюховой, не раз потом повторенная Рамзаном Кадыровым).

Мы вообще-то все это время имеем с наглым глумлением над законом! И отлично помним, как высшие чины Чечни наезжали на Валерия Зорькина, обнаглевшего нынче до оскорбления всего общества своими дебильными представлениями о «духовных скрепах крепостничества».

А тогда делегация Чечни являлась в Конституционный суд — требовать гарантированной расправы над выделенными в качестве «сакральной жертвы» офицерами. Они эту гарантию получили, она им была очень нужна для собственной безнаказанности и неподсудности, — а с этими гарантиями КС РФ обрушил всю судебную систему. Все ведь поэтапно делается, верно?

Но ведь чем была неудобна и опасна Ирина Анатольевна в деле Сергея Аракчеева? А тем, что прошла стройки 90-х отнюдь не в Чечне и много чего повидала. Она сделала упор, что потерпевшие были ее коллегами, отлично понимая, какая там началась драка за бюджетные дотации на восстановление.

Она удивлялась, почему не допрашивают руководителя фирмы, которому принадлежала машина, на которой единственный свидетель-шофер подвез несчастных к месту жуткой расправы.

А все потому, что и здесь, прямо в центре Ижевска, строя рынок в не где-то на окраине, а прям таки у главной магистрали города, мы с ней тоже стояли под дулами автоматов, когда наглые распоясавшиеся торгаши не только отказывались заплатить за работу, но и требовали наши инструменты, сварочники и машину.

И мы знали, что обращаться в правоохранительные органы бессмысленно. Мы грузились под дулами автоматов. Уверяю вас, такое не забудешь. И меньше всего при этом думалось о чьей-то «национальности».

А главным архитектором тогда был бывший сокурсник И.А. Но он заявил, что сделать ничего не может, а рынок все равно примет без исполнительной документации.

Так что… какая разница? Чечня это или нет — законодательство рушили по всей России, а ради этих траншей на восстановление — рушили и нормативную систему, чтобы смешать в блендере права подрядчика и заказчика, уничтожить приемочные комиссии.

Как видите, права офицеров на чье-то убийство по национальному признаку здесь мимо денег. И лишь полностью предавшие собственную профессию и всех нас клейменные «юристы» — в массовом убийстве бригады строительных рабочих будут игнорировать версию, связанную с профессиональной деятельностью потерпевших.

Но.. интересный момент, который всегда скоренько проезжала «защита» Аракчеева, о странностях которой неоднократно писала Ирина Анатольевна. Руководитель фирмы, в которой работали потерпевшие, аккуратно ездил на суды… из Москвы. Он там бурно изображал горечь и сочувствие. Но жить в Чечне отчего-то не мог.

Разве не понятно, почему ему нельзя было оставаться в Чечне? Да как бы не врали представители военной прокуратуры, кого бы они не подсовывали в качестве «сакральной жертвы» — жители самой Чечни отлично знали, кто на самом деле виновен в преступлении.

Не желая расследовать это дело в установленном порядке, намеренно стараясь осудить невиновных, военная прокуратура помогала уйти от ответственности настоящим преступникам. Пусть не лгут, будто они не знали, кто на самом деле расправился с чеченскими строителями.

А летом 2006 года промелькнуло сообщение, будто некие злоумышленники в Москве забрались в квартиру этого до глубины души потрясенного руководителя фирмы, которому принадлежала машина, которого ни разу не допросили в суде, чтобы выяснить, куда и зачем они направлялись. Так вот  в окна… на пятом этаже (!!!) и жестоко избили его племянника, не обнаружив его дома.

В деле Аракчеева сразу бросалось в глаза то, что никто не расследовал версию, связанную с профессиональной принадлежностью погибших. Простите, уничтожается бригада строительных рабочих, странным образом оказывается в живых шофер, несущий бред про то, как его куда-то возили и что-то внушали. А КаМАЗ сожгли… Да аналогичных историй ведь и не в Чечне — сколько угодно, в них нет ничего демонического, там и в трупах ковыряться не надо, сразу надо брать след по профессиональной принадлежности.

Причем, как мне рассказывала Людмила, на каждом суде сидит владелец предприятия, которому принадлежал КаМАЗ и погибшая строительная бригада, требует «справедливого возмездия убийцам», а никто не выяснил — куда направлялся КаМАЗ и откуда, а главное — почему это шофер Юнусов остался в живых «опознавать по бровям».

Причем, сам этот свидетель, что характерно, в Чечне жить уже не смог, перебрался в Москву. А там в его квартиру летом 2006 г. кто-то забрался на пятый этаж, его самого не обнаружил, но избил племянника… Об этом я пишу, мы все посылаем письма в Думу, в Военную Прокуратуру, президенту страны…

Опасные гастроли. Часть II

И опять об этом пишет одна Дедюхова, а защищавший Аракчеева в тот момент Ройзман на подобное даже не реагирует! Можно подумать, что Ройзману все мирское чуждо, но он тогда не мог ответить по Аракчееву, поскольку у многих появились подозрения по поводу того, как тратит денежки, собираемые для больных деток. Он до борьбы с наркоманией боролся на собираемые деньги — с педиатрией.

Дедюхова его неоднократно критиковала, что он не имеет права заниматься подобными вещами в статусе депутата думы, что он должен бюджетными потоками руководить, контролируя их целевое назначение, а не из людей деньги вышибать.

А нынче, как мы знаем, Ройзман показал, что «ничто человеческое ему не чуждо», проявив нетипичный интерес к жилплощади одной своей пожилой посетительницы. Возможно, он и Аракчеева защищал не слишком активно, зная, что взять с того нечего.

Адвокаты Дмитрий Аграновский и Алексей Дулимов, представляющие интересы бывшего офицера, заявили «Ъ», что не могут сообщить, почему именно сейчас, через семь лет после приговора, защита обратилась в суд. По словам господина Аграновского, его клиент по-прежнему отбывает наказание в одной из колоний строгого режима Нижегородской области, куда был переведен из другого исправительного учреждения по его собственной просьбе из соображений личной безопасности. Интересно, что уже в новой колонии Сергей Аракчеев недавно оформил законный брак со своей невестой.

Да чего ж здесь непонятного? Здесь, во-первых, понятно, что через КоммерсантЪ ведется прямая переписка с И.А. Дедюховой, заявившей, что она не знает, в каких отношениях сейчас Сергей Аракчеев со своей невестой Людмилой.

Осталось лишь понять… почему сейчас, да? Почему хотя бы не на день раньше уголовника Ходорковского? Почему не после обещания президента Путина — грудастой писательнице Марине Юденич, которая устроила Аракчееву допрос с применением детектора лжи?..

Здесь надо обратить внимание на то, чем эта защита занималась всю дорогу.

Защита Аракчеева всю дорогу требовала: добудьте нам труп из могилы, выньте пулю, — и докажите, что она из пистолета Аракчеева. Ишь, мол, похоронили «по законам Шариата»!

А любой мент может сказать, что из трупов пульки давно вынуты, что их могли наоборот давным-давно эксгумировать и разрядить в них обойму из оружия Аракчеева, пока он в Ханкале парился. Надо искать причины и мотивы, а не трупы. Если мотивы не вскрыть, трупов и свежих — только прибавится. Это ведь не я, это так матерые менты говорили. А уж них есть резоны, согласитесь.

Опасные гастроли. Часть II

То есть, присутствовавший на каждом суде Дмитрий Рогозин в качестве «общественного защитника» выкаблучивался там, намеренно загоняя судебное расследование в тупик.

Адвокат Аграновский считает, что его подзащитному угрожает реальная опасность, поэтому он не может распространяться о возможном развитии событий, так как не хочет, чтобы Сергей Аракчеев повторил судьбу Юрия Буданова, застреленного вскоре после освобождения. При этом адвокат кратко пояснил, что имеется «положительная тенденция». Можно лишь предположить, что в скором времени, используя в том числе решение СКОВС, сторона защиты будет ходатайствовать об условно-досрочном освобождении заключенного. По закону такая возможность предусмотрена по отбытии двух третей от назначенного наказания.

А само-то наказание было… за что? Давайте, полюбуемся, как Дмитрий Рогозин отлично устроился в Брюсселе, засадив своего подзащитного за решетку. И все помнят, как Дедюхова неоднократно обращалась к Аграновскому с просьбами «заняться делом», а не спекуляциями на «законах Шариата»!

Все помнят и скандалы, связанные с тем, что у нее при этом холуями Рогозина изымались абзацы статей и публиковались от его имени. Но за исключением сути самого дела, вовсе не связанного с необходимостью эксгумации трупов.

г. Революцию опишут в микроблогах. Корреспондент Russia Today размышляет о феномене микроблогов и блогов в политической сфере, а также приводит примеры самых ярких записей из дневников высокопоставленных чиновников, в том числе из Twitter посла России в НАТО Дмитрия Рогозина.

В качестве аватара Дмитрий Рогозин использовал свое фото, стилизованное под известный портрет Че Гевары. В своем микроблоге Рогозин выкладывает саркастические замечания, и из-за своего аватара и тона посланий может быть принят за обычного политического блогера. Но он таковым не является. Более того, Дмитрий Рогозин, посол России в НАТО,  – один из немногих высокопоставленных политиков в стране, который попытался оcвоить феномен Twitter.

«Дело было вечером, делать было нечего!» Но, конечно, этот «доктор философских наук», получивший за свои выходки в суде теплое местечко в Брюсселе, пописывающий в качестве «феномена Twitter» — нисколько не интересуется Сергеем Аракчеевым, отправленным  за решетку.

В период самого этого дела Дедюховой дают понять, что она — «может сильно навредить Сергею», если будет выступать на деле, которое патронирует Дмитрий Рогозин. У нее в тот момент другое дело военных — Эдуарда Ульмана.

«Троечка спецназовцев» (тоже, кстати, после двух судов присяжных!) — в результате эвакуируется подалее. Казалось бы, это Дедюхова должна была представлять интересы России в НАТО! Она ведь добилась, чтобы спецназовцев выслали подальше, хотя, в отличие от дела Аракчеева, где судили совершенно невиновных, — они полностью признали инкриминируемые им действия, заявив, что сделали все это по приказу из штаба (см. Ментовский разговор ).

Так зачем было посылать в Брюссель человека, способного лишь доносит, ябедничать, стравливать, устраивать местечковые кипежи и… подставлять одним своим поведением подзащитного?..

Рогозин считает, что отношения России с НАТО напоминают особенно злобную мыльную оперу и в то же время занимает один из самых заметных и важных постов в стране.
Но его посты сложно назвать дипломатичными. Лимит в 140 знаков, который установлен для всех блогеров, позволяет им проявить едкое, но лаконичное остроумие. Например, «НАТО предложила провести встречу Совета Россия-НАТО на уровне министров иностранных дел за обедом. Может быть, нам стоит встретиться в сауне?» или «В пятницу я выступал с речью в Оборонном колледже НАТО. Немного ослеп от блеска золота на их погонах :)». Эти записи дают четкое представление о стиле Рогозина. Посол с легкостью отпускает остроты относительно недостатков национальной сборной по футболу или качества воздуха в Москве.
«Когда я даю интервью, мои слова обычно проходят через фильтр мнений и предрассудков, который есть у журналистов, — сообщил Рогозин RT. – Но когда говоришь с народом, нужно отсечь посредника».

Про «посредников» он опять спер у Дедюховой, решив, что лучше «иметь дело с народом» — без посредничества тех, кто его знает, как облупленного.

Нынешние отношения России с НАТО, само продвижение НАТО на восток — более всего напоминают весьма характерное поведение Рогозина в Брюсселе.

Когда он начал руководить Оборонзаказом, здесь в Ижевске тоже пришлось познакомиться со стилем шикарных явлений, абсолютной никчемности, наглого барства за бюджетный счет, в ущерб делу, за которое взялся и получаешь деньги.

Этот образ – аутсайдер, говорящий с народом напрямую – знаком Рогозину с тех пор, когда он был политиком, занимавшимся проблемами населения. Его партия «Родина», в рамках которой соединяли социализм и национализм в эффективную, хотя порой ядовитую, смесь, набрала в 2003 году почти 10 % голосов. Однако внутренняя борьба и сложные отношения с Кремлем привели к тому, что спустя три года Рогозин оставил пост председателя партии. Его назначение в Брюссель в 2007 году было сначала встречено недоверием со стороны тех, кто ожидал увидеть на этом посту технократа. Два года спустя, кажется, посол все еще ощущает себя не в своей тарелке.

На вопрос, почему политик решил писать в Twitter, Рогозин отвечает: «В Брюсселе совершенно неожиданно появляется свободное время. Обычно ты слушаешь, как гудят какие-нибудь скучные политики. У тебя всегда есть мобильник, поэтому можно скрытно понажимать на кнопки и отправить послание».

У микроблога Сергея Рогозина около тысячи подписчиков, он явно не собирается следовать примеру Барака Обамы, который проводит бессонные ночи в своем микроблоге (записи американского президента читают более 2, 7 миллиона подписчиков). Тем не менее Twitter, видимо, становится все более полезным и даже значительным оружием в арсенале любого политика.

Не всегда удавалось уделить время этому тунеядцу и бессовестному человеку, ни разу не вспомнившему о преданном им Сергее Аракчееве. Поскольку, пока он находил свободное время в Брюсселе и равнялся в популярности с президентом Обамой, начали громить все ресурсы Дедюховой, а после и ее саму подвергли нескольким попыткам «не летального» уничтожения.

Именно этот факт свидетельствует, что свой пост в Брюсселе Рогозин получил именно за предательство Аракчеева, за то, что превратил суд в бардак, выставляя неконструктивные и невыполнимые требования защиты, к тому же, не имевшие никакого смысла.

Многие отметили способность американского президента мобилизовать своих сторонников через свой блог во время его прошлогодней битвы с Хиллари Клинтон. Таким образом, политика 2.0 становится реальностью. Хотя до сих пор не ясно, каким образом политическая выгода бывает более явной: при помощи подписчиков блога или той огромной медийной площади, которую экстра-модный политик покрывает посредством своих записей в блоге.

Но, как показывает опыт использования Twitter в США, эта общественная сеть может стать и врагом политика. Важная шишка у республиканцев Ньют Джингрич попал в неприятности, после того как в необдуманном посте в своем блоге предположил, что судья Верховного суда США Соня Сотомайор – расистка.

Сенатор из штата Айова Чак Грассли получил по рукам, после того как обсудил политику Барака Обамы таким языком: «През. Обама, пока ты там осматриваешь достопримечательности в Париже, ты говоришь, что нужно решить проблему со здравоохранением. Когда ты «молоток», все вокруг – ГВОЗДИ. Я – не ГВОЗДЬ».

…И пока Дедюхову, которая действительно эвакуировала спецназовцев, как и обещала, — уничтожают за негативную оценку ночному погрому в детском лагере «Дон», Рогозин в Брюсселе позорит Россию своей бурной активностью в качестве «полезного орудия» в Twitter.

Принятый им глумливый тон избалованного барчука сказывается и на телевидении, где он дает интервью в этот период — с непременным смешками и еврейскими анекдотами.

Даже сам Обама, находясь, впрочем, оффлайн, обжегся, назвав рэпера Канье Уэста «придурком», о чем стало сразу же известно всему миру. Поэтому российским политикам следует быть очень осторожными перед тем, как они решат поселиться в цифровом мире. Даже если ведение блогов будет принято всей политической элитой, будет ли Twitter такой уж инновацией, какой он хочет казаться? У Президента Дмитрия Медведева уже есть свой популярный блог в Живом Журнале, а Владимир Путин – никто бы не мог назвать его приверженцем различных технологий – частично может отнести свои высокие рейтинги на счет частых телеконференций, во время которых миллионы русских бомбардируют своего премьер-министра вопросами по телефону, спутниковой связи и электронной почте.

Не то чтобы я хотел уменьшить значение прогрессивного характера записей в блоге посла Рогозина, но меньше всего я хотел бы быть объектом публичной порки в его Twitter.

Теперь мне хочется поприветствовать Сергея Аракчеева на воле! Даже в своих нелегких обстоятельствах — о нем вставляли «лыко в строку», не забывали. Мы здесь не тусили, все же не Брюсселе, не в буйстве красок карнавала очередных Оборонзаказов.

Это в колонии хоть покормят… а здесь… при таких его «защитничках», резко пошедших в гору после его посадки, жить иногда было совершенно невмоготу. Тем не менее!

Поскольку все же исподволь его защитой по-настоящему занималась одна Дедюхова. Поэтому… в отличие от адвоката Аграновского, мы хорошо знаем, «почему именно сейчас».

Это ведь в происходящем наиболее интересный вопрос. Да потому, что стоило заняться вплотную его защитничком — как он тут же вылетает птицей-чайкой из узилища после двух третей наказания, но отчего-то с правом требовать компенсацию!

Только и мы в таком случае — требуем компенсацию!

Требуем немедленно расследовать дело об уничтожении бригады чеченских строителей — и отправить досиживать за Аракчеева сроки всех, кто рушил российское законодательство, чтобы помочь упечь его за решетку, а никчемного Рогозина, не умеющего себя вести, — отправить в Брюссель.

3 комментария на “Аракчеева выпускают!”

  • avatar fa_kot says:

    Пока выпускают частями, не как Михаэля Ходорковского. Вначале выпустили статейку потом начнут постепенно выпускать самого Аракчеева. Адвокатишки шибко всполошились. Не знают «почему именно сейчас». Намекают об угрозах для жизни. А сейчас самое время вспомнить о натуральных «сакральных жертвах», не пальцем деланных.

  • avatar deduhova says:

    Да, весьма своевременно уточнить — отчего это именно сейчас?
    Когда бессовестная мерзавка «писатель» Марина Юденич ему лгала летом 2011 года и записала его обращение «к чеченскому народу», шантажируя бесправного человека, находившегося в безвыходном положении, — ни у кого отчего-то совесть не заговорила.
    В этот момент меня терроризировал какой-то неизвестный чеченец в Октябрьском суде, которого прокуратура приволокла в июле рассказывать, как я ущемила его национальность. Он заявил, что приперся, поскольку узнал о происходящем преступлении в июле 2011 года от прокуратуры.
    Он все лез к адвокату интересоваться, когда ж речь зайдет о его национальности? Типа ему надо тоже записать аналогичное раскаяние.
    Мне тогда… очень было не по себе. Но я сразу ведь писала и первую статью о деле Худякова-Аракчеева «Страшная беззащитность». Что это вообще-то страшно — когда мирному населению не приходится рассчитывать ни на какую защиту от правоохранительных органов или армии, когда самих армейских приходится защищать… от прокуратуры.

    Вот это дебилизм дел военных — так и не учли их организаторы.
    Это недопустимо — защищать армию, будучи полностью беззащитными! Вообще-то армию принято содержать — для защиты, а не для того, чтобы ее саму защищать.
    То есть организаторы вообще не соображали, какие функции имеет армия.

    А уж после того, как малограмотный субъект, выпускник районной партийной школы Рогозин пофигурял в Брюсселе, думаю, всем вполне довольно нынешних «осложнений международной обстановки» от лиц, разрушивших всю «военную косточку». Папаша-енерал здесь явно не катит.

    Армия нужна, чтобы мне всякое уголовное чмо не совала в физиономию телефончик, с требованием признания «любви энд уважения» к какой-то «нации»!
    Если такое произошло — вся эта армия холуев с такими вот «представителями в НАТО» — катится в задницу.
    Чего, собственно, и имеем!

    Но ведь за столько лет, при совершенно очевидной нелепости обвинений — ни у одного представителя «нации» не заговорила совесть, чтобы все же наказать настоящих преступников! Успокоились — жуют дальше. Стравили всех по национальному признаку, а кто при этом гешефты делил «на восстановление» — типа никого не касается.
    Иуды!

  • avatar agk_ru says:

    Омерзительны эти ройзманы-рогозины, зарабатывающие свои теплые местечки предательством. Что характерно, устроившись на них, продолжают войну с Россией уже по-крупному. Во что превратился Екатеринбург после воцарения Ройзмана? Прямо какой-то форпост расчленителей России.

Оставить комментарий