Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

Без лица

Хотелось бы объективно и непредвзято рассмотреть шумную постановку руководства Большого театра о честолюбии и коварстве, которые толкают людей на разного рода нечистоплотные поступки с единственной целью — занять место художественного руководителя балетной труппы.

Каждое назначение худрука балета в последнее время обставлялось разного рода «накатанными» в ГАБТ приемами — с голой натурой и «театральщиной» самого грязного разлива. Больше года публика в оторопи смотрела на представление, в котором генеральный директор ГАБТ Иксанов с боями пробивался к заветному креслу.

В конце прошлого года обострилось противостояние Тахира Иксанова и премьера ГАБТ Николая Цискаридзе из-за письма в поддержку выдающегося танцовщика, подписанного видными деятелями искусства. Под давлением Иксанова многие из них отказывались от своих подписей, заявляя, будто подписали письмо «не читая», хотя, конечно, все прочли просто из любопытства, о чем свидетельствует высокий новостной тренд широкомасштабной постановки «кислотной атаки» на худрука балета Сергея Филина.

Тут начинаешь понимать, что Большой театр — вполне оправдывает свой брендт и славу красочных грандиозных постановок, надолго приковывающих общее внимание. Даже к происходящему в «Оборонсервисе» публика утратила интерес через три недели.

И напрасно кто-то думает, будто сражение идет только между Иксановым и Цискаридзе, действующих лиц, скорее всего, куда больше.

Собственно, поводом для войны, которая сейчас развернулась в театре, прессе, Интернете и даже в московских подворотнях, по-видимому, стало подвешенное состояние нынешнего генерального директора Анатолия Иксанова. Он руководит Большим театром с 2000 года, все это время с ним заключались контракты на три-пять лет, а в ноябре 2012 года – всего на один год (до конца 2014 года – «СП»). Обычно так происходит, когда руководителю дают закончить начатые дела. Оно и понятно, Иксанов – это выдвиженец Михаила Швыдкого, а министр культуры ныне Владимир Мединский и у него наверняка есть свое мнение насчет того, кому распоряжаться бюджетными и внебюджетными миллиардами.

Большой театр на тропе войны

Руководством ГАБТ были наняты не только «высокопрофессиональные» критики, обливавшие грязью Николая Цискаридзе, но «известные блогеры», вроде Божены Рынской. А за неделю до интересного не только с театральной точки зрения нападения на Сергея Филина, но и с медицинской, а так же и правовой, — в атаку на Цискаридзе пошла Ксения Собчак, поразившая всех в прошедшем 2012 г. резким изменением своих «политических взглядов», провоцирующим поведением и миллионами, найденными при обыске. Ее явно недоброжелательный тон и настойчивость, с какой она допытывалась у Николая Цискаридзе о его «конфликте» с Сергеем Филиным показали, что тот, кто заказал Ксении Собчак интервью на «Дожде», лично участвовал в подготовке «кислотной атаки».


Хотя нас пытаются убедить, будто это была совершенно другая постановка, абсолютно новый спектакль, мы и сами понимаем, что в действие вступают новые персонажи, но конфликт все тот же. Краткое содержание либретто этой сцены изложено в статье «Война репутаций».

Если уж совсем кратко, то на сцену выводят в наручниках для всех абсолютно неожиданного заказчика преступления, у которого удивительным образом находится знакомый уголовник-рецедивист. Этот рецедивист сам выбирает способ расправы в качестве исполнителя «заказа», о чем до поры до времени не догадывается сам «заказчик». Причем способ «кислотной атаки» подается всеми как «женский способ сведения счетов».

Женщина плеснула кислотой в лицо сотруднице одного из коммерческих банков в Москве.
«Четвертого февраля в 22.30 в полицию поступило сообщение из медучреждения о доставлении к ним женщины 30 лет с ожогами. В ходе выяснения обстоятельств произошедшего полицейские установили, что примерно в 19.30 в помещении одного из коммерческих банков Москвы в Протопоповском переулке вошла женщина 1941 года рождения и по неустановленной причине выплеснула едкую жидкость в сторону оператора этой организации», — сообщили в пресс-службе столичного главка МВД, добавив, что в итоге пострадавшая женщина была доставлена в больницу для оказания медпомощи.
По его словам, пенсионерка была направлена в одну из психиатрических больниц Москвы, так как находилась в неадекватном состоянии.

Сотрудница банка поступила в ту же самую больницу, где находился Сергей Филин, поэтому мы ожидаем столь же чудесного исцеления, хотя о ее здоровье предпочитают сейчас ничего не сообщать. Между этими двумя случаями — колоссальная разница. В одном действует опытный рецедивист, купивший где-то электролит, якобы вычитав рецепт в Интернете, изобретает некий состав.

А в другом случае ненормальная старушка покупает уксусную эссенцию и наносит увечья, при которых врачи той же больницы предпочитают не рапортовать о своих профессиональных достижениях с увлекательными рассказами об «искусственной коже», способной излечить практически мгновенно от химических ожогов III степени.

Следует отметить, что «кислотная атака», как способ сведения счетов с неугодными, культивировался в нашем обществе, прежде всего, в отношении женщин. И отнюдь не сумасшедшими старушками, а вполне благополучными гражданами, распоясавшимися до невозможности в условиях полной безнаказанности.

Отчего-то постановщики спектакля «Кислотная атака на ГАБТ» запамятовали, что у всех еще на слуху гадкий случай, когда вице-спикер воронежской Думы Сергей Жуков напал на Марину Широнову… по вполне шкурным соображениям. Даже для этой категории граждан поводом совершения преступления является материальная заинтересованность, а не какие-то невразумительные домыслы «пусть зритель сам догадается».

А вот в Челябинске женщину изуродовал работник прокуратуры, облив кислотой пожилую соседку серной кислотой из-за такой же острой нехватки земли и характерного для этой социальной группы мотива «мне вить тожа жить нада».

Обратите внимание, что даже после продолжительного лечения, когда начал медленно восстанавливаться волосяной покров, у жертвы преступления до сих пор нет ни ресниц, ни бровей.


Женщине плеснули в лицо серной кислотой

7 марта в передаче «Говорим и показываем» на НТВ ведущий Леонид Закошанский представил хорошо подготовленный спектакль, который должен был нас заставить поверить в версию следствия. Небольшая проблема состояла в том, что сам Леонид, говоря о «чудовищном преступлении», несколько преувеличивал «весь ужас трагедии» и хорошо понимал это сам.

В мае прошлого года он представил на суд зрителей выпуск «Говорим и показываем» — «Без лица», где одна «галерея женских портретов» наших современниц должна была хотя бы его самого убедить в обратном.

В первой части передачи выступили женщины, пострадавшие от химических ожогов разной тяжести. Находиться на людях они могут лишь после продолжительного лечения.

Психологическое состояние героинь передачи достаточно тяжелое, никто из них не может без содрагания вспоминать момент своей… казни. Не стоит думать, будто женщины более подвержены страху, «переживаниям» и т.п. «эмоциям», будто они более «чувствительные», нежели мужчины. Если бы это было так, никто бы из дам не решился на второго ребенка. Но все женщины пережили шок, испытав ужас беспомощности перед своим… палачом.

В этой передаче можно услышать много знакомых «мотивов» с «вариациями» на тему, будто именно ее предварительно неоднократно штудировали все участники «жуткой трагедии». А реальность такова, что и за рубежом лишь после многочисленных пластических операций можно восстановить… линию губ, которая первой повреждается при химическом ожоге.

И все же главное — сам вид зажмурившегося героя с нисколько нетронутыми волосяными луковицами, целыми ресницами и ничуть не задеттыми бровями. Так и хочется поблагодарить замечательного артиста за хорошо сыгранный спектакль… который все же оставил достаточно неприятный осадок сам по себе, без последующих премий отличившимся работникам правоохранительных органов.

Согласитесь, все мы ожидали нечто более существенное, в особенности, после того, как вдоволь насмотрелись на то, как даже не «рецедивисты», а вполне «уважаемые члены общества» считают возможным «обработать» женщин по менее пафосным поводам. При этом никто из них рецептов в Интернете не ищет, никто не добывает серную кислоту из электролита. Да и последствия устраивает такие, чтоб уж никто не сомневался «что это было?»

Как можно убедиться, даже у сумасшедшей старушки, совершившей 4 февраля столь неадекватный поступок, имелись на то какие-то свои резоны. Учитывая, как многие из наших стариков остались без средств к существованию, с каким попустительством со стороны государства, с каким цинизмом… просто диву даешься, что все они еще не сберендили и не последовали примеру спикера Журова и работника прокуратуры из Челябинска.

А если искать резоны инсценировки или реального, но «удивительно нежного химического ожога», то мы понимаем, что когда имеются такие поводы вялотекущей разборки, то зачем искать какие-то другие причины? Если при таких поводах случившегося следствие пытается раскопать какие-то иные причины, это лишь означает, что сама «кислотная атака» предпринята в качестве отвлекающего маневра от главного.

Для того, чтобы понять, за что идет война вокруг Большого театра, приведу несколько цифр. Из федерального бюджета Большой театр получит в 2013 году 4,1 миллиарда рублей, примерно столько же запланировано на 2014 и 2015 годы. Для сравнения: на государственную программу «Культура России» выделяется всего 2 миллиарда в год, а это помощь из федерального бюджета всем учреждениям культуры во всех регионах России. Еще, по независимым оценкам, примерно миллиард театр получает от продажи билетов и сдачи в аренду помещений. Точной информации вам, естественно, никто не скажет, ибо непрозрачность, пожалуй, главный принцип работы ГАБТ. Зато известно, сколько получает артист кордебалета – 9 тысяч рублей.

Если же еще взять реконструкцию, расходы на которую, по оценкам Счетной палаты, выросли в 16 раз и составили 35,4 миллиарда рублей, приходишь к выводу, что война была неизбежна, ибо желающих распоряжаться такими суммами хоть отбавляй.
Большой театр на тропе войны

Хочется сразу сказать, что никакой «массированной атаки на Большой театр», как это заявил Тахир Иксанов в интервью на канале «Россия-24» нет и в помине. Здесь идет общее непонимание, как человек, ничего не смылящий в опере и балете, неспособный дать честный ответ обществу, куда пошли средства, выделенные на рекогструкцию исторического здания ГАБТ, если в результате мы получили новодел, где не учитываются элементарные вещи, чтобы труд наших замечательных артистов был хотя бы безопасным?

Кто такой Тахир Иксанов, чтобы олицетворять себя с Большим театром и его историей? И разве эта «кислотная атака» — не атака со стороны нынешнего руководства ГАБТ на все общество? Может господин Иксанов считает (как это уже озвучила Юлия Латынина), что все вокруг — «дебилы и ушлепки»? Как он объяснит, что Ксения Собчак за неделю до «кислотной атаки» задавала вопросы Николаю Цискаридзе про Сергея Филина, а Иксанов бубнит, как Сергея Филина «третировали » задолго до «кислотной атаки».

— В заявлении я прошу приобщить к делу те факты, которые оказались вне внимания следствия. — сказал гендиректор. — За две недели до этого страшного события произошли довольно странные вещи, такие как кибератака на почту Сергея Филина, создание лжесайта Сергея Филина. Потом этот сайт появился еще раз. 31 декабря и 1 января служебный телефон Сергея был блокирован, тем самым он был лишен возможности контактировать с труппой, исполнителями. Сергей также говорил, что колеса его машины были проколоты. Есть целая цепочка, которая говорит о том, что заказчиком преступления может быть кто-то другой, вне театра. Данные факты нужно учесть.

Даже интересоваться не стану, как это так был «блокирован телефон», что худрук в Москве не нашел иной возможности «контактировать с труппой». Чем он занимался и к чему готовился… тоже нисколько неинтересно после его недавнего заявления, которое игнорировали даже наши правоохранительные органы.

Художественный руководитель Большого театра Сергей Филин обвинил танцора Николая Цискаридзе в шантаже.
Как пишет газета «Известия», еще во время первого допроса Филин называл Цискаридзе тем, кто может стоять за покушением на него.
Становятся известны подробности расследования нападения на художественного руководителя Большого театра и того, как именно солист Большого Павел Дмитриченко был следствием назван организатором этого покушения. Газета «Известия» со ссылкой на источник, близкий к следствию, рассказывает, что на первом допросе Сергея Филина, в 36-ой больнице, звучали и другие имена. В частности, Филин тогда заявлял, что Николай Цискаридзе шантажировал его записью разговора с балериной Анжелиной Воронцовой. Якобы в этом разговоре балетмейстер предлагал ей сменить педагога, уйти от Цискаридзе. «Николай Цискаридзе называл этот разговор компроматом на меня», — объяснил следователю Филин. Кроме Цискаридзе на допросе Сергей Филин также упоминал Павла Дмитриченко и управляющего балетной труппой Руслана Пронина. Первый ему открыто угрожал и намекал о готовящемся «сюрпризе», а второй является близким другом Дмитриченко и был в курсе всех дел худрука Большого театра.
Напомним, сейчас Павел Дмитриченко, а также исполнитель нападения на Филина и его сообщник находятся под стражей.

До этого Сергей Филин откровенно поведал, что перед отъездом в Германию он вполне прямо сказал, кто, собственно, мог устроить ему такую гадость. Арест Павла Дмитриченко, полностью ответивший всем его «смутным сомнениями», — вызвал возмущение всей балетной труппы, написавшей письмо в защиту Павла.

В программе «Без лица» пережившие этот ужас женщины долго не могли говорить спокойно, филировать звук (ведь от ядовитых паров повреждаются и голосовые связки). А худрук балета будто вещал со сцены хорошо вызубренную роль, практически сразу приступив к подробным показаниям «ничего не видел, но чувствую сердцем». И сколько подобных спектаклей мы видели?..

Неудивительно, что в сети Интернет многие испытывают острое недоверие к происходящему. Ведь ролик о нападении появился… как-то подозрительно быстро, возможно, даже чуточку раньше самого нападения. Поэтому Сергею Филину пришлось выступить с заявлением, будто в больнице его уже снимал человек, который «первым нарушил закон».

Худрук балетной труппы Большого театра Сергей Филин, который сейчас проходит лечение в Германии, пожаловался, что первые видеосъемки после нападения были сделаны незаконно человеком, представившимся полицейским.

«Вы видели гулявшие потом по Интернету и телеканалам кадры видеосъемки, сделанные в приемном отделении больницы, куда меня доставили после нападения? Еще одна сторона нашего общества. Снимал человек, назвавшийся полицейским. Медики не могли не пропустить показавшего удостоверение сотрудника правоохранительных органов», — рассказал Сергей Филин в интервью журналу «Итоги».

По его словам, этот человек попросил всех выйти из палаты, объяснив, что обязан взять дополнительные показания, якобы очень важные для следствия. «Я был забинтован и ничего не видел. Человек задавал какие-то вопросы, а сам из-под полы вел съемку. Уж не знаю, на мобильный телефон или на камеру. Вероятно, в этом и заключалась истинная цель прихода. Можно долго рассуждать о морали, но сухой остаток таков: правоохранитель или тот, кто им представился, первым нарушил закон, без ведома вторгшись в мою личную жизнь», — подчеркнул худрук.

Тот, кто снимал, «первым нарушил закон», т.к. Сергей Филин считает пребывание больнице с тайным или явным химическим ожогом — своей «личной жизнью», не забывая тут же давать показания на своих коллег и подчиненных, нисколько не заботясь о том, насколько правоохранительные органы вторгнутся в их личную жизнь.

Предоставим слово нашему классику. Ирина Анатольевна комментирует обвинения, прозвучавшие в адрес Николая Цискаридзе после эфира «Железные леди».

…А еще Цискаридзе резал ножиком колеса автомобиля Филина и блокировал его телефон. В особенности это замечательно выглядит на фоне не по дням, а по часам расцветающего после «химического ожога» Сергея Филина. Причем, выезжает за рубеж с характерным отеком, а далее прикрывает область, где обычно скрываются швы от круговой подтяжки. Не говоря о чудесно сохранившихся ресничках на глазках, которые пострадали от химического ожога. Просто чудо какое-то для тех, кто верит в подобные «чудеса».
Если кто запамятовал, так я напомню, что моя матушка была челюстно-лицевым хирургом. Отеки после пластики она называла «бильярдными шарами», еще она разрабатывала с коллегами жидкость для «искусственного ожога» — тоже разновидность пластики.
Ничего бы этого я не сказала, если бы сам Филин вел себя достойно и не дергался. Спрашивается, если такой больной и ничего не видит, то нечего и подобные заявления делать! Лежи и зрение восстанавливай! В конце концов, эта внезапная прыть после химического ожога… здорово утомила любителей отечественной детективы. И без Филина все понимают, что темный случай его удивительно нежного химического ожога — продолжение старой, хорошо отработанной травли Николая Цискаридзе.
Ой! Вот и следствие, которое давеча поясняло в лице господина Кулигина, что была выбрана версия — «которая оказалась более правдоподобной реально» (ага, так и «разгласил» на 11:39 мин!), — осознало… весь идиотизм прозвучавшего заявления Сергея Филина. Но по ссылочке можно просмотреть несколько роликов, один из которых нас информирует (как и Сергея Филина), что теперь в ГАБТ восстановлен Худсовет, поэтому пришел конец их кулуарному дележу средств и манипуляций судьбами артистов.
А Иксанов буквально накануне на пресс-конференции заявил, что со здоровьем у Филина далеко не все гладко, как ему кажется самому. Лечиться, лечиться и лечиться, как завещал не помню кто! И как тут не сорваться?
Сам-то Филин, конечно, не понял, что сказал. А вот следствие осознало вполне.

После программы «Железные леди», посвященную Большому театру, и заявлениям, сделанным Сергеем Филиным в виду отсутствия реакции со стороны Тахира Иксанова и Михаила Швыдкового, не пожелавших явиться на программу, правоохранительные органы решили взять со всех участников планируемого процесса «подписку о неразглашении».

Но к этому моменту «разгласили» вполне достаточно. Все обратили внимание на то, что руки Филину перебинтовать не догадались, зато после замечания Ирины Анатольевны спохватились и принялись кричать про глаза… Еще в первой передаче «Человек и закон» журналист, захлебываясь от «волны переживаний», сообщил, что Сергея «спас снег», а концентрированная серная кислота — разбавилась снегом… став намного опаснее инертной концентрированной. Впрочем, откуда журналистам знать химию из школьного курса? Но все эти построения и «разглашения» вызывали тяжелое чувство, что нас всех считают круглыми идиотами…

Защиту обвиняемых в нападении на худрука балета Большого театра Сергея Филина, которому 17 января в лицо плеснули кислотой, просят дать подписку о неразглашении хода следствия, сообщил в понедельник РАПСИ адвокат одного из фигурантов дела Сергей Жорин.
«Лично меня следствие вызвало на завтра для взятия подписки о неразглашении. Конечно, мне не хочется ссориться со следствием, однако мне кажется, в данном случае они несколько перегибают. Гостайны в материалах дела не содержится. При этом следствие постоянно озвучивает свою позицию в СМИ. Мы также имеем право озвучивать позицию защиты», — сказал Жорин, добавив, что насколько ему известно, подписку о неразглашении также возьмут с адвокатов еще двух фигурантов дела.

Ранее адвокат Сергей Жорин «разгласил», что его подзащитный Андрей Липатов и Павел Дмитриченко вообще ничего не знали о планах Заруцкого.

Отметим, что «главным доказательством» следствие считает тот факт, что Павел вместе с Липатовым и липнущим к ним Заруцким — не раз бывали на месте преступления. При этом следствие не учитывает, что у матери Павла в этом доме имеется квартира. Павел неоднократно приезжал туда, чтобы попытаться освободить квартиру и… даже вызывал по этому поводу полицию, поневоле попав в «круг подозреваемых».

Стали известны новые подробности расследования уголовного дела о нападении на худрука балетной труппы Большого театра Сергея Филина. Помимо обысков у уже задержанного фигуранта (он не является членом труппы ГАБТ) покушения на балетмейстера, следственные действия прошли в квартире ведущего солиста Павла Дмитриченко.
«Сегодня утром следователи привели Павла сюда, что-то искали, но вроде ничего интересующего их не нашли, — рассказала Life News женщина, проживающая в квартире дома на Троицкой улице, где прописана мать Павла Дмитриченко». По словам собеседницы издания, эту квартиру она снимает уже несколько лет.
Как отметила женщина, следователи проишли около 8 утра и пробыли в доме несколько часов, после чего уехали в Большой театр.
В ГУ МВД по Москве пока воздерживаются от комментарием по поводу обысков у Павла Дмитриченко.

p-0001_095017

i11

34294_preview

b_385820

По словам одной из консьержек дома, Павел в последнее время здесь появлялся редко, между ним и его матерью были напряженные отношения. Однажды в квартиру уже приходили полицейские, но по заявлению самого Павла, пытавшегося наперекор матери выселить квартирантов.
Получить комментарий Павла Дмитриченко на момент публикации не удалось, он с самого утра не отвечает на телефонные звонки.

…В ходе подготовки этого статьи пришлось ознакомиться с большим количеством материала. В результате удалось установить такой факт. Если в результате химического ожога есть опасность потерять зрение, вначале проводятся операции по восстановлению зрения, иначе в ходе лечения и восстановления кожного покрова его можно окончательно утратить.

Сергей Филин утверждает, что на нем был капюшон, а жидкость ему плеснули снизу вверх. После того, как вы просмотрите все эти ролики с несчастными женщинам, вы поймете, что у Сергея нет характерных поражений линий губ и крыльев носа.

Все-таки не из «электролита» выпаривалась для нас вся эта история, а из передачи «Без лица». Готовились загодя, постепенно загоняя и доводя жертву, Николая Цискаридзе, чтоб после еще и вывалять в грязи. Но многое пошло не так гладко, поэтому пришлось брать профсоюзного смутьяна Дмитриченко, мешавшего делить огромные средства «на культуру».

Как только Павел попытался выселить из квартиры матери жилицу, вызвав полицию, так тут же стал наиболее «правдоподобным реально» заказчиком нападения на худрука. Кого-то ведь надо было взять! А Иксанов тут же вышел усиленно намекать, что Дмитриченко надо спокойно отдать на расправу, поскольку теперь он понял, что Цискаридзе ни при чем. А раз нам оставят Цискаридзе, так можно уничтожить хоть Дмитриченко?..

Окончательно все точки над «i» расставило появление Виолетты Волковой в качестве адвоката Дмитриченко. Достаточно назвать ее клиентов, чтобы понять, как сильно хотят усадить Павла в тюрьму, явно не имея достаточной доказательной базы: Удальцов, Навальный, Pussy Riot…

Что характерно, Виолета Волкова появляется всякий раз, когда от самих правонарушений ее подзащитных за версту тянет «постановочной деятельностью» с какими-то недавно вылупившимися «оппозиционерами», с дурно пахнущими провокациями против всего общества.

Она сообщает, что является адвокатом Павла уже несколько дней. Чему удивляться не приходится. Отметим, что ее подзащитный Удальцов после всех его публичных маразматических выходок находится на свободе (в отличие от своих «сподвижников»), а Павел Дмитриченко вдруг заявляет, что не станет возражать против решения суда продлить его задержание до 18 апреля, где он явно может подвергнуться всякого рода манипуляциям и внушениям.

…За время безраздельного «царствования» Тахира Иксанова в Большом театре нам довелось видеть множество постановок, отмеченных его дурным вкусом. Чего только стоило увольнение «растолстевшей» балерины Волочковой по заказу ее бывшего любовника. Мы понимаем, что господин Иксанов — отзывчивый человек, готовый выполнить недорого любой заказ.

Потом были постановки «Детей Розенталя», «Мойдодыра» и «новые прочтения», от которых возникало… смешанное впечатление. Будто кто-то дал Тахиру Иксанову заказ опустить Большой театр так, чтобы никому мало не показалось.

Давайте завершим этот критический разбор новой постановки балета «Кислотная атака на Большой» — просмотром программы «Железные леди» с небольшой ремаркой от нашего классика.

Николай Цискаридзе вообще-то не страдает манией величия, но цену себе он, безусловно, знает. На передаче он всего лишь повторил не раз звучавшие в последнее время слова многочисленных поклонников балета о том, что для всех нас Николай Максимович олицетворяет собой Большой театр. Он так и сказал: «Да я и есть — Большой театр!»
И это абсолютно объективное замечание — необычайно возбудило жертву загадочного преступленья Сергея Филина. Как мало иной раз надо, чтоб вот тут же понять… то, что все давно поняли, да сказать стеснялися.

Р.S. А это уже материал для специалистов: «Сделали невозможное из возможного… Пусть я буду совершенно лысый…»

Невозможное — возможно! Теперь и мы это знаем точно!

 

P.S. От администрации блога «Технарь»

 

 

В «Книжной лавке» печатается роман Ирины Дедюховой «Парнасские сестры», в котором раскрываются все коллизии происходящего на наших глаза детективного сюжета. Этой историей писатель занимается с ноября прошлого года, под неопровержимой логикой ее публикаций полностью изменилась тональность подачи происходящего в Большом театре в отечественных и зарубежных СМИ.

Роман стал на сегодняшний день единственным в мире литературным расследованием, полностью раскрывающим историю вокруг одного известного театра с помощью литературных образов, а не «чернухи» или очередных «сенсаций». Возникновение литературного образа — гарантия того, что все события не только получат нравственную оценку, но и не смогут повторяться «по аналогии».

Приобретайте главы романа в «Книжной лавке»! Заказывайте весь роман целиком! Окончательная публикация назначена на 15 июля! До этого вы можете сделать заказ на льготных условиях. Они гораздо более льготные, нежели поход в Большой театр при директоре Иксанове, чье увольнение произошло в период публикации «Парнасских сестер».

In her new novel, a well known Russian writer Irina Dedyukhova investigates the events in the Bolshoi theater. Those events reflect the life of modern Russian society. Why are the ballet, the classical art, and the literature necessary for people? Study of these problems brings up unresolved and controversial questions of antique mythology as well.

Along with the real characters personifying certain public strata, mythical heroes act in the novel: gorgons, harpies, muses and… ubiquitous Hermes.

The novel is a synthetic literary work, original in its genre and form. Its publication is going on in Russian-speaking Internet.

b23b6681436ae80362bbd96

4 комментария на “Без лица”

  • avatar krezidegit says:

    Директор ГАБТ не видит смысла в независимой комиссии по делу Филина.

    О её создании в своём открытом письме в защиту солиста Павла Дмитриченко просили артисты труппы.

    «Независимая, так называемая общественная комиссия, которая будет разбираться в этом уголовном деле, — полная глупость», — сказал Анатолий Иксанов. Он подчеркнул, что делом занимаются профессионалы, которые «так быстро нашли исполнителей преступления».

    http://www.mk.ru/culture/news/2013/03/20/828301-direktor-gabt-ne-vidit-smyisla-v-nezavisimoy-komissii-po-delu-filina.html

    Таким заявлением Иксанов выдает себя с головой. Коллектив из 300-х человек — за, а 1 директор — против.

    • avatar Antigona says:

      Иксанов переоценил профессионализм постановщиков и исполнителей этого «спектакля». Он сам плохо образован и некультурен, соответственно и «персонал» подобрал себе подстать.
      Надо было бы уже знать, что профи звезды открывают, сидя в кабинете и не поднимая глаза к небу. Поэтому его «сценарий» можно развалить, проанализировав только открытые источники.

  • avatar 33_14_zzz says:

    Весной я читала интервью с С.Филиным, ссылку на которое увидела на форуме друзей дирекции БТ. Журналистка (к сожалению не могу вспомнить фамилию) беседовала с потерпевшим в одном из кафе в Бельгии (!!!) В конце она его спросила, как у него дела со зрением. Он ответил, что это вопрос к медикам. Тогда она спросила, видит ли он хотя бы вот ее, сидящую напротив. Ответ меня изумил. Он сказал, что не может ответить, так как имеет обязательства не разглашать врачебную тайну. Спустя время я попыталась вновь найти это интервью. Но и на форуме исчезла ссылка на него, и по ключевым словам оно тоже не нашлось. Вот такие мистические истории.

Оставить комментарий