Видео дня

Ближайшие вебинары
Свежие комментарии
Архивы

Flag Counter

О шариковщине в языкознании

Перед выходом из коридора затмений начали хватать за рукава недоучки и отщепенцы, прекрасно продемонстрировавшие, сколько «гуманизма» в их «гуманитарных» профессиях. И сразу для начала отметим, что всех их нисколько не трогало уничтожение государственной собственности и экономики, никто из них не вступился за уничтожаемые институты государственного управления и инфраструктуры.

Это уж не говоря о людях реального сектора, предпринимателях, представителях инженерного корпуса и естественнонаучных направлений. Полагаю, что у каждого из нынешних «гуманитариев» были родственники и знакомые из реального сектора экономики, они отлично знали, сколько требуется труда для овладения сложной профессией, как рушатся жизни этих людей… только потому, что заведомая образованщина решила изображать из себя «соль земли».

07 января 2020 г. Зачем дураку два высших образования?

В середине января в Новосибирске пройдет всероссийская научная конференция, посвященная юбилею одного из самых известных ученых-филологов России, доктора наук Юрия Шатина. Кроме того Юрий Васильевич — один из самых прославленных современных профессоров, читает лекции в уважаемых российских образовательных учреждениях, впрочем, долгие годы базовым вузом для его преподавательской деятельности остается Новосибирский государственный педагогический университет.

Я задал профессору, своему бывшему преподавателю, на всю жизнь оставшемуся Учителем с большой буквы «У», несколько вопросов о процессах в высшей школе.

— Юрий Васильевич, прокомментируйте, пожалуйста, мое предположение, что нынешние поколения молодых людей с дипломом о высшем образовании менее образованны, нежели предыдущие. Я встречал выпускников-гуманитариев, уверенных, что Венеция — это страна, Гибралтар — знаменитый полководец, Мартин Иден — известный писатель. Но все это случайности и пустяки по сравнению с их общими подходами к явлениям, оценочными суждениями… Будто только вчера выпускник вуза (готовый специалист, член общества) съел свою последнюю манную кашу в детском саду. При этом, защищая личные убеждения, он готов вступить в яростный спор (впрочем, насчет Идена еще можно отчасти согласиться). Отмахнешься от такого, а он, пожалуй, всерьез и ответит: «Я не дурак, у меня и справка есть, в смысле, диплом».

— Хорошие студенты и, соответственно, выпускники были всегда, их, правда, можно по пальцам пересчитать. Нынешние хорошие даже лучше предыдущих. Но мы сейчас говорим о плохих студентах. В чем разница между нынешними и предыдущими? У нынешних потеряны некие базовые сетки. Например, сетка, связанная с последовательностью событий, которая раньше была довольно жесткой. Вот современная девушка с факультета журналистики дает характеристики политических деятелей. По ее мнению, главное бедой Николая II стало подавление восстания декабристов. Другая — Черненко спутала с Черчиллем, сказала, что Черненко был нобелевским лауреатом и участвовал в Ялтинской конференции вместе со Сталиным и Рузвельтом.

Раньше это было невозможно, студент знал, что Юлий Цезарь жил раньше Леонардо да Винчи, он про них далее мог ничего не знать, но имел представление, что было прежде, а что потом. Эта сетка сейчас нарушена, и восстановить ее образовательными методами нельзя, потому что образование носит характер лего: тебе предлагается вопрос и четыре варианта ответа, из которых один правильный, а три неправильные, и ты должен или угадать или знать ответ. Но даже если ты выучишь все эти тесты, все равно между вопросами никакой связи не существует. Ты сможешь оперировать лишь осколочными знаниями. Если студента интересует нечто большее, он сможет самостоятельно сконструировать целостную картину, но таких абсолютное меньшинство. Информация всегда была, ничего с ней не произошло, но изменились подходы к ней.

— Однажды ректор одного экономического вуза в приватной обстановке высказался, что по сути его студенты получают пэтэушное образование, ибо ничего другого им и не требуется. Сидит себе менеджер с телефоном или перед монитором и одними и теми же словами покупает или продает, правда, частенько на английском или китайском, или действует в жесткой парадигме общения с посетителем банка. Естественно, ни при каких обстоятельствах этот ректор не повторит своего мнения публично, ибо тогда он станет директором ПТУ, а зарплата там гораздо меньше.

— Действительно, сейчас все зациклены на таких технологиях, которые дают возможность покупать и продавать. На отделениях продаж и презентаций я всегда встречаюсь с хорошими ребятами. В общих знаниях они не очень хорошо ориентируются, зато точно знают, как продать кастрюлю или памперсы. В этом смысле мышление стало более технологичным, потому что, скажем, в ваши годы вы наверняка не знали, как продать памперсы.

— Мне достаточно того, что я знаю, как их купить. Но хороший иностранный — это, конечно, плюс.

— Бесспорно. Но в общем произошли два больших тектонических сдвига, которые сейчас определяют проблемы высшего образования — тестовая система оценки знаний и переход на Болонскую систему, которая продолжает вызвать вопросы: бакалавриат — магистратура — аспирантура. Слава богу, вузам, ориентированным на подготовку творческих личностей, удалось отбить попытки реформаторов и отстоять специалитет, а иначе были бы, например, артисты-бакалавры и артисты-магистры. Отучился четыре года — ты артист-бакалавр и, согласно диплому, можешь произносить «Кушать подано», а еще через два года ты уже точно артист-магистр, и тебе открыты двери в мир Хлестаковых, Гамлетов и Джульетт.

Когда Болонская система вводилась на Западе, было выделено 250 миллиардов евро на само обеспечение процесса, у нас наоборот: как только сделали из пяти лет обучения четыре года, Министерство тотчас сократило расходы. В частности, это привело к тому, что абсолютное большинство ребят, обучающихся на платных местах, работают где-нибудь по вечерам, и этот фактор не в пользу учебы.

— В последнее время появилось большое количество гуманитарных отделений, в том числе и в непрофильных вузах — психологи, юристы… Особенно меня изумляет такая необычная специальность, как «связи с общественностью». Что это такое вообще означает?

— Во-первых, вы глубоко заблуждаетесь. «Связи с общественностью» уже давно называются иначе. Это институты стратегических коммуникаций или институты менеджмента. Кстати, факультет в педагогическом университете, где готовят учителей труда, теперь называется факультетом бизнеса. Во-вторых, из этих выпускников получаются хорошие пиарщики, они товары всякие предлагают, проводят всякие вечеринки, свадьбы. Как это у них называется?.. Менеджер свадьбы…

— Это называется — тамада.

— Да, верно.

— Какие события происходят в сфере технического образования?

— Специфика образования в СССР заключалась в том, что у нас в массе своей готовили не инженеров, а техников высокого ранга. Скажем, в Массачусетском технологическом институте, где готовят американских инженеров, семьдесят процентов курса занимают гуманитарные науки потому, что там учат инженерному мышлению. У нас за пять лет осваивали определенную технологию. Что не добирали в институте, за год-полтора добирали на производстве. И получался инженер, который в Америке мог бы считаться техником очень высокого разряда, скажем хорошим прорабом. До революции на дверях квартиры можно было написать, что здесь проживает инженер Иванов, такой надписью можно было гордиться, если сейчас такое написать, то это, скорее всего, сочтут издевательством. Со времен СССР в современной России мало что изменилось в этом плане. Понятно, что технологии совершенствуются, следовательно, можно сказать, что современные выпускники владеют более продвинутыми технологиями.

— Создается впечатление, что в стране не осталось людей без высшего образования. В кого не ткнешь…

— Во всяком случае, 87 процентов нынешних выпускников школ успешно поступают в вузы.

— А еще все чаще на улице можно встретить молодых людей, особенно девушек, которые при знакомстве не прочь с гордостью отметить, что у нее два высших образования, а в данный момент она еще и третье осваивает. Мне это всегда напоминает рыбу Михаила Булгакова, у которой может быть только одна свежесть — первая, она же последняя. Высшее оно и есть высшее, какое при этом может быть второе?

– Такая странная история связана со всеобщей цифризацией и носит сугубо бюрократический характер. Например, у меня и у вас по одному диплому на каждого, следовательно, при приеме на работу в наших анкетах значилось бы, например, по сто баллов, а за второй диплом начислили бы еще восемьдесят, за третий — пятьдесят, за каждые курсы или пройденный семинар — снова баллы.

— Следовательно, в современном обществе у меня против такой девушки никаких шансов?

— Вашу кандидатуру даже рассматривать не станут. Чем длинней портфолио у вашего конкурента, тем для вас все печальней.

— Вам еще хорошо, вы хотя бы доктор наук. Проклятая бюрократия!

— Моя жена (замечательная Лариса Прокопьевна, замечательный теоретик театра. — Авт.) заведует кафедрой и каждый день сидит и пишет ФОСы — федеральные образовательные стандарты. А рядом сидит специалист по работе с театральными куклами-марионетками и тоже пишет. Раньше было все понятно — надо научить студента управлять куклой. Но теперь нужно описать, какими знаниями он должен владеть прежде, чем дернуть за нитку. Причем у них владеть и уметь — это совсем разные понятия, а разобраться в разнице уже не всякому дано. Хотя в данном контексте это вроде бы синонимы.

— Юрий Васильевич, на протяжении многих лет вы связаны с педагогическим вузом. Наши новые учителя — кто они?

— Вы знаете, что больше нет такой специальности, которая записана в вашем дипломе — учитель русского языка и литературы?

— Не знаю.

— Теперь специальность называется «педагог с правом преподавания русского языка и литературы». Есть также педагоги с правом преподавания истории, математики и так далее…

— В чем разница?

— 70 процентов курсов это теперь — педагогика, методика преподавания, психология, а предметный цикл сокращен до 30 процентов.

Честно сказать, при этом известии я на некоторое время онемел. Не то чтобы по этому вопросу у меня имеется четкая позиция. В наши времена, наоборот, педагогика и прочее представлялись лишь попутными дисциплинами. Главным считалось знать предмет преподавания, а что касается способа передачи — в этом и заключается талант учителя. Я не против, чтобы нынешние учителя знали какие-то особые пути доступа во внутренний мир ученика; но вот открылся доступ — а есть, что доставить?

— А если абитуриент пока не готов связать свою жизнь со школой, а намерен погрузиться в волшебный мир филологии и по каким-то причинам не хочет поступать, скажем, в НГУ?

— Есть филологический факультет, где нет ни методики, ни педагогики, только чистая филология, но это очень-очень платное отделение. Каждый год туда поступают человек 10-12. Из них постепенно пять-шесть отсеиваются, к четвертому курсу остаются шесть-семь человек. Из них обыкновенно двое — это хорошие девочки, которые мечтают называться филологами, выйти замуж и жить прекрасно с сознанием своей образованности, и есть три-четыре целеустремленных человека, которые точно знают, что они поступят в магистратуру, потом в аспирантуру, потом в докторантуру и станут учеными и профессорами.

— Лекции для таких студентов совмещаются с прочими курсами?

— Филологический цикл читается им отдельно, случается, что я читаю двум-трем или даже одному студенту.

— Чудные дела!

Хотя такому студенту можно позавидовать. В заключение разговора я попросил Юрия Васильевича припомнить какие-нибудь смешные ответы на экзаменах. И вот что услышал:

— Что вы! Какие еще смешные? Это раньше было. Например, я спрашивал заочников: читал ли Аристотель Гегеля? Половина говорила, что читал. Я спрашивал: можете ли обосновать ответ? «Ну, как же? Аристотель был образованный человек, он все читал!» Последнее время ничего смешного не происходит. Экзамены сдаются в тестовой форме, которая не предусматривает веселья. Или же на штампованной бумаге пишется эссе на заданную тему. Поговорить со студентом — такое не приветствуется.

Вот не филологам нести чушь про «болонскую систему», которую навязали именно такие недоучки всем, кто имеет нормальную профессию. Был у них в советское время четырех годичный учительский институт, нечего было потакать образованщине и заведомо неспособным освоить сложные научные и практические знания, — за счет материальных ресурсов всго общества!

Сейчас на болонскую систему будут сетовать эти паразиты и извращенцы, решившие подравняться к нормальным людям, поскольку не в состоянии ответить за все, чем занимались в момент уничтожения государственной экономики.

Но тут вдруг выясняется, что все эти разговорчики… «мимо денег», что называется. Поскольку в МВФ решили, что уровень образования обираемой и расчлененной страны еще слишком высок! Еще для нормальных специалистов блеяние тупиц орешкиных-набиуллиных кажется диким бредом.

9.01.2020 г. МВФ рекомендовал России снизить уровень грамотности в стране

Международный валютный фонд на своём сайте разместил письмо, где заявляется о «критически высоком количестве грамотных россиян». По мнению составивших его экспертов, умение читать и писать является «пережитком прошлых времён, тормозящим рост экономики».

«Миллиарды рублей из российского бюджета тратятся на содержание глубоко убыточных учреждений начального образования. В частности, все годы обучения школьники тратят на получение грамотности, однако этот фактор в современной жизни является ненужным благодаря телевидению. Если позволить хотя бы половине российских детей не тратить несколько лет на получение грамотности, а сразу направлять их на рабочие места в торговле и низкоквалифицированном производстве, где они в любом случае окажутся, можно получать дополнительно 1-2 процента прироста ВВП. Если дополнительно осуществлять субсидирование этих сфер, а также сделать обучение чтению и письму платным, экономический эффект будет ещё более высоким», — говорится в письме.

Также письмо было направлено в профильные российские министерства с предложением скорректировать свою политику согласно данной рекомендации.

И первой выскочила бороться с грамотностью министр образования Васильева, «поддержав» какого-то неграмотного недоумка. Ей очень остроумно ответила Ирина Анатольевна.

Ирина Дедюхова  21 ч.

Лучше слово «дура», как имя собственное. Для всех нынешних баб в политике. Для дур на гос.экономике — «сука». С самой большой заглавной буквы, для них можно вообще включать капслог. Для всех прочих писать с прописной «мразь». Восклицательные знаки забывать тоже не стоит!

Министр просвещения РФ Ольга Васильева поддержала предложение школьника из Твери писать слово «ветеран» с заглавной буквы, сообщает пресс-служба министерства. РИА…
RIA.RU
В Минпросвещения предложили писать слово «ветеран» с заглавной буквы
Министр просвещения РФ Ольга Васильева поддержала предложение школьника из Твери писать слово «ветеран» с заглавной буквы, сообщает пресс-служба министерства. РИА…

Всякий раз убеждаешься, что наш Классик видит картину с такой высоты, до которой ни в МВФ,  ни в Минобре уже не вырастут.

Не видя всей этой картины борьбы тех, кто умеет лишь паразитировать на чужом труде, одна дама решила возразить Ирине Анатольевне.

Инга Георгадзе По тексту получается, что ученик предложил писать ,,ветеран,, с большой буквы, а министр поддержала его патриотический порыв, и всего-то)))

Ирина Дедюхова «Всего-то»? Это вы не боролись с написанием слов «прокуратура», «прокурор», чеченские дети», «администрация», «администрация губернатора», «губернатор», «президент» и очень много других — с заглавной буквы. А я с этим говном боролась в конце нулевых, когда на меня меня было заведено дело по экстремизму неграмотной уголовной мразью. Т.е. в условиях, приближенных к боевым.

Тогда, кстати, было запрещено слово «ублюдок», которое прекрасно описывает все, чем они занимались на обозначенных должностях.

И вот сейчас нашли на педофильской основе малограмотного ублюдка, чтобы типа его «поддержать». Васильева еще не сказала ни одного слова правды! Так у вас есть гарантия, что она в этом случае не врет?..

А на самом деле эти наезды необходимы, чтобы писать уголовное быдло, которое хуже фашистов в десятки раз, с большой буквы, отменяя все сакральные выражения, несущие проклятие. Так что не наезжайте, и вам прилетит! Я в таких вещах никого сортировать не собираюсь.

А ведь и вправду… было такое время и совсем недавнее, когда каждая чиновная вошь требовала написания ее с большой буквы. Как бы… проникаясь безмерным уважением (непотребным в нашем тяжелом случае) за их прямо-таки ничем неоценимый… хм… не труд! Они такое называют нынче «услугой».

Впрочем, тут же подоспели и другие желающие поболтать, выдать желаемое за действительное. И все в местечковом духе «ви даже не представляете, какое тупое дерьмо у нас нагод!»

И опять эти претензии к Сталину… на фоне полного отсутствия нравственных императивов, уважения к Родине, к народу, переживающему далеко не лучшие времена в тени расцвета этих необычайных «интелихгентов».

Январь 11, 2020 г. «Когда процесс дебилизации заходит слишком далеко…»

Игорь Бродский:
Не хотел это публиковать. Но, наверное, надо. Не под каждым словом подпишусь и какие-то убрал бы (и фамилии тоже), а какие-то добавил. Но в целом — абсолютная горькая правда!
—-
Игорь Гарин. Писатель, доктор физико-математических наук:

Когда процесс дебилизации заходит слишком далеко, часто не остается критического меньшинства, способного спасти страну.

Около 50 лет тому назад, начав систематически изучать историю российского государства, я задался вопросом: почему в самой богатой ресурсами и территориями стране народ всегда нищенствовал и страдал? Перебирая всевозможные ответы, я пришел к выводу, что в иерархии причин перманентного исторического отставания России на первое место можно поставить феномен, который я окрестил противоестественным отбором (длительной отрицательной селекцией или генетической катастрофой).

Если основанный на конкуренции естественный отбор способствует эволюции, отбору наиболее приспособленных и жизнеспособных особей, то противоестественный отбор, присущий лишь негативным видам человеческих сообществ, ведет эти сообщества к деградации и брейкдауну. Связано это с тем, что в таких сообществах самые высокие позиции в государстве занимают не достойнейшие и умнейшие, а наихудшие и бесталанные, аморальные и циничные. Гибель многих государств и исчезновение древних народов связано с ошибочными ответами элиты на вызовы истории по причине кооптации в эти элиты ничтожеств, отбираемых по принципам противоестественного отбора, главные из которых — подавление и уничтожение властью лучших и достойных.

Приведу наглядный пример. Инквизиторы, где бы они ни действовали, всегда уничтожали лучших и независимых. Ибо сама природа инквизиции такова, что она ориентирована на борьбу с инакомыслием: еретики должны быть уничтожены не потoму, что виновны, а потому, что способны думать собственными мозгами.

По принципам противоестественного отбора кооптировались российские царедворцы, высшие чиновники, прокуроры, судьи, вся без исключения совковая номенклатура, депутатский корпус, высший клир, бомонд, безмозглые идеологи, продажные радио- и телеобманщики кремлевского пула.

Параллельно шел процесс культивации дурака. Братья Стругацкие по этому поводу писали: «Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют, и не видно этому конца…

Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистичный, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора и как ты ловко решаешь кроссворды! Ты, главное, только не волнуйся, дурак, всё так хорошо, всё так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… а всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой да не разнести!)».

После уничтожения российского священства большевиками высший клир уже мало отличался от гебистских жлобов-недоумков и кооптировался из бывших СМЕРШевцев и заградотрядовцев, что прекрасно иллюстрирует личность патриарха всея Руси Кирилла Гундяева, стяжавшего земные богатства безакцизной торговлей алкоголем и сигаретами, приведшего в церкви ростовщиков и арендаторов, а главное, верой и правдой служащего бандитам при власти. Объяснение патриарха, что простить долг своему соседу было бы некорректным, — это вообще шедевр! Как будто не существует Христовой заповеди прощать должникам и обидчикам не до семи, а до семижды семидесяти раз! Без принципа противоестественного отбора такому проходимцу невозможно было стать предстоятелем Русской православной церкви.

Что до продажных журналистов, то оказывается, что многих нынешних веб-троллей готовило специальное учебное заведение — «литературный институт» при КГБ. Об этом мне поведала аспирантка, муж которой был таким «журналистом в штатском». А инакомыслящим места в этом корпусе не находилось. Так что вполне понятно, почему список убитых российских журналистов, начиная с 1991 года, насчитывает 320 человек, из них 205 — в период правления Путина.

Противоестественный или негативный отбор в России шел сразу по многим каналам и на генетическом уровне:

— постреволюционное изгнание интеллигенции («говна» нации, по словам Ленина);

— уничтожение Сталиным трудового крестьянства, остатков интеллигенции и верхушки армии;

— государственный терроризм, или уничтожение карательными органами государства всех способных к самостоятельному мышлению;

— создание совковой номенклатуры, в которую кооптировали самых пакостных, беспринципных и служивых;

— массовая и перманентная утечка мозгов;

— путинская социальная селекция, ориентированная на шариковизацию общества.

Главным теоретиком, обосновавшим необходимость противоестественного отбора, а точнее, нового класса (номенклатуры), был Ленин. Вначале он потребовал создания «военной организации агентов», затем обосновал необходимость «внутренней» и «внешней» партии — гвардии революции и партии «ленинского типа» и, наконец, предписал обеспечивать ее «по высшему разряду».

Главным инструментом противоестественного отбора в СССР стал «боевой отряд» коммунистической партии, то есть чекистская охранка. Чекистами, их помощниками-сексотами, доносчиками в стране была значительная часть населения. С. Довлатов писал по этому поводу: «Мы без конца ругаем товарища Сталина, и, разумеется, за дело. И все же я хочу спросить — кто написал четыре миллиона доносов?» Скажем, в режимном институте, где я проработал всю жизнь, «стучал» чуть ли не каждый четвертый.

В результате долго культивируемого противоестественного отбора совковая номенклатура стала не только классом-паразитом, но классом-гонителем, классом-разрушителем, классом-палачом, классом-преступником. Отыскивая место классу «промежуточных людей» в истории, Милован Джилас, а затем Михаил Восленский пришли к выводу, что на самом деле реальный социализм — это феодальный «социализм» и что совковый социализм не следует за эпохой капитализма, а предшествует ей.

Член политбюро КПСС Александр Яковлев, хорошо знавший, как работает совковая номенклатура, объяснил, что проход наверх — это горлышко бутылки, сплошь покрытое известью, полностью кальцинизированное, и практически никому нельзя туда пробиться. И люди, которые контролируют эту верхушку бутылки, где принимаются решения, делают всё, чтобы туда чужаков не пропустить.

Как и фашизм, реальный социализм — это бандократия, совершенно новый вид государственного устройства, когда к власти приходит активная и меркантильная банда фанатиков и убийц, которая правит страной по первобытно-племенным или уголовным принципам «паханства». Со временем бандократия сверху сливается с бандами снизу, образуя государство-монстр, построенное по законам зоны.

Истребление лучших людей страны палачами ЧК-НКВД-КГБ в СССР было поставлено на индустриальную основу: каратели перебили весь цвет интеллигенции, тщательно выискивали и уничтожали всех мало-мальски выделявшихся умом и совестью людей из трудового народа, обезглавили сам советский аппарат. За злодейства получали награды, чины, премии, заваливая страну горами залитых кровью трупов…

Результат кооптации «кухаркиных детей» в номенклатуру и силовые структуры налицо: статистически все население СССР жило ниже американской черты бедности. Пособие по безработице в ФРГ было на 60% больше средней зарплаты советского рабочего, а туалетную бумагу приходилось возить из Москвы.

Теперь об изгнании страной своих лучших граждан и об утечке умов. Много путешествуя по миру, я побывал не только в Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем, но на многих других русских кладбищах разных континентов, и у меня всегда комок подступал к горлу, когда мы с женой шли вдоль бесконечных рядов могил выдающихся россиян — великих ученых, инженеров, писателей, художников, артистов. Как сегодня выясняется, 60 миллионов русскоговорящих расселились по всему миру и умножают богатства самых передовых держав, от кремниевой долины в США до технополисов стран, определяющих экономический прогресс.

Академик Людвиг Фаддеев, директор Математического института им. В.А. Стеклова, в одном из номеров журнала «В мире науки» (2014, № 2) писал: «В нашем институте было 110 сотрудников, из них 70 докторов. 40 уехало». То есть эмигрировало больше половины ученых высочайшей квалификации… Они не просто уехали, они изменили лицо науки наук — зарубежной математики… Ректор МГУ Виктор Садовничий недавно сообщил, что за десять последних лет из России в США уехали 16 тысяч докторов наук.

Потери страны от «утечки мозгов» и оттока ноу-хау уже давно превысили трлн. Российский экономист Леонид Григорьев заявил, что «за последние десять лет из России уехали два миллиона демократов», а Александр Щетинин назвал утечку умов «бегством из империи зомбоящика». Автор статьи «Повальное бегство россиян из России» пишет: «Мы превратились в страну третьего мира с точки зрения инфраструктуры и безопасности. У нас нет нормальных школ, больниц и университетов. Любое соприкосновение с государством требует денег, нервов и бумаг, и все больше и больше. Буквально любая часть свободного жизненного пространства заполняется бюрократическими инструкциями, как в запертой комнате кислород вытесняется углекислым газом. И вот когда люди, которые устроили России кирдык, объясняют нам, в чем проблема, они говорят: «Это потому, что вокруг враги».

В ЖЖ появилось даже сообщество «Пора валить». Здесь дают полезные советы будущим эмигрантам, а сами поравалитики — так теперь зовут потенциальных беглецов — объясняют, почему хотят уехать из этой «Нигерии в снегах» и почему остальные должны срочно готовиться делать то же самое. Здесь есть даже посты про комфортные тюрьмы в Скандинавии.

Массовая эмиграция именитых — Перельман, Абрикосов, Сонин, Дзялошинский, Каганов, Линде, Муханов, Мильнер, Варшавский, Гельман, Чичваркин, Гейм, Новоселов, Илларионов, Зимин, Дубов, Левчин, Кум, Невзлин, Гуриев, Каспаров, Кох, Кашин, Алексашенко, Дуров, Бершидский, Кацнельсон, Серебряков, Манский, Шереметьев, Носырев, Ашурков, Акунин, Мальгин, Носик, Троицкий, Пономарев, Муждабаев, Дзядко, Мария Гайдар, Ольга Куриленко, Екатерина Журавская, Галина Тимченко, Светлана Мартынчик — индикатор социальной деградации: чем ощутимее крушение, тем больше поток бегущих, не желающих жить с гонителями, травителями и разрушителями. Эмигрируют, ибо понимают, что в России им жить сегодня некомфортно, а завтра будет опасно. Скорее даже не вынужденная эмиграция, а эвакуация или даже бегство. И самое важное: чем больше талантливых людей убегает от травли и засилья идиотии, тем меньше шансов у страны стать нормальной, то есть тем ускоренней деградация. Чтобы окончательно восторжествовали шариковы, необходима власть серости и ничтожности, множащая темноту.

Что в таких условиях остается, кроме усиления темпов зомбирования и нагнетания страха? Вот и получается грандиозный евразийский Уралвагонзавод… Так что воистину «несчастна та страна, где граждане только и смотрят, как бы улизнуть за ее пределы».

Когда противоестественный отбор продолжается слишком долго, то происходит поголовная дебилизация как низов, так и верхов: отсюда — 90% поддержки народонаселением новых гитлеров и сталиных при власти, дегенеративные инициативы и законы дум и рад, настоящий триумф быдла. Любое сообщество эволюционирует благодаря думающему и творящему меньшинству, но когда процесс дебилизации заходит слишком далеко, то часто не остается этого критического меньшинства, которое способно спасти страну. И вот тогда-то и наступает брейкдаун, страна и народ улетают в историческую пропасть.

Будто два Моисея только что спустились с высот горних… посмотрели на то, «какое дерьмо у нас народ», да и тюкнули скрижали о камушек… за полной ненадобностью… Забывая, что когда совести нет, то и ума негусто (с. И.А.).

Оставить комментарий