Видео дня

Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Университет высоких технологий СПб

Кэти О’Брайен — ТРАНС-ФОРМАЦИЯ АМЕРИКИ. Часть VII

Cathy O'Brien

TRANCEFORMATION
OF AMERICA

ГЛАВА 26

НОВЫЕ МИРОВЫЕ ПОРЯДКИ

У Хьюстона было мало времени на то, чтобы вернуть меня к исходному запрограммированному состоянию. Я знала, что должна выполнить определенную работу. Хотя меня должны были "пустить в расход" на мой 30-й день рождения, я не думаю, что Буш и Чейни намеревались ускорить этот процесс. Видимо, разрушение некоторой части моего программирования при обострении моих материнских инстинктов произошло по их недосмотру из-за увлечения наркотиками и последующего надругательства над Келли в моем присутствии. Что бы ни являлось причиной этого, Хьюстон привез нас в Сан-Франциско, Калифорния, где находится основанный лейтенант-полковником армии США Акино Храм Сета (Сатаны). Там Акино провел несколько "аварийных" сеансов восстановления моего программирования.

Меня доставили не в больницу или психиатрическое учреждение. Я была привезена в лабораторию по исследованию мозга и сознания на военную базу Президио. Есть много таких "сервисных" объектов по всей стране в различных учреждениях, принадлежащих ЦРУ, НАСА или военным, где сверх-продвинутые правительственные разработки проходят процесс тестирования и усовершенствования. Те, кого я встречала на таких объектах, в совершенстве изучили строение и работу мозга и овладели тайным знанием, позволяющим манипулировать и управлять людьми. Единственное, что объединяло Марка Филлипса, Берда и Акино, было общее убеждение, что "тайное знание — это власть" (1). Берд объяснил мне, что Новый мировой порядок имеет такую власть над человечеством в значительной степени за счет того, что научное психиатрическое сообщество [«mental health community»] намеренно дезинформировано через организованную лоббистскую «Американскую Психиатрическую Ассоциацию» (АПА) [«American Psychiatric Association»] относительно объяснения механизмов тяжелых диссоциативных расстройств — тех, что используются для контроля над сознанием*. Это знание держится в тайне, прикрывается дезинформацией, что и позволяет сохранять контроль над этими засекреченными знаниями и над людьми. Так будет продолжаться и дальше, если никто не отреагирует на информацию, представленную в этой книге.

Получилось так, что в моей памяти запечатлелся разговор, относящийся к смерти и сознанию, произошедший между Акино и работником лаборатории, когда я лежала на холодном металлическом столе в состоянии глубокого гипнотического транса. Акино говорил, что я много раз так близко подходила к смерти, что это развило мою "способность входить в другие измерения/пространства [«dimensions»] (сознания [«mind»]) на пути к смерти". Акино подробно говорил так, как будто он сам пытался убедить себя в некой теории путешествий через пространство и время.

— Независимо от того, является это реальностью или только теорией, результат один, — заявил он. — Понятие времени само по себе является абстракцией.

Под гипнозом внушение установок "прошлое-будущее", в сочетании с программированием на темах "Алиса в Стране чудес"/НАСА/зеркального мира, создавало иллюзию вневременных измерений/пространств.

После перемещения меня со стола в особый бокс Акино переместил мое сознание в другую часть моего мозга, утверждая, что провел меня в другое измерение через "врата смерти". Для этого меня подвергли сенсорной депривации в сочетании с гипнотическим и звуковым [«harmonic»] программированием. Похожее на гроб устройство, в котором я находилась, в моем сознании превратилось в крематорий, где я пережила внушенное мне ощущение повышения температуры при моем «медленном сгорании». Затем Акино «вытянул меня через дверь смерти» в другое измерение — «пустоту времени». Части моего программирования были «воссозданы для развлечения» [«recreation»] президента США Рейгана, президента Мексики Де ла Мадрида и короля Саудовской Аравии Фахда.

Мое следующее осознанное воспоминание. Хьюстон, Келли и я в Голливуде, где у машины Хьюстона, как он утверждал, "сломался мотор", а на самом деле эта остановка была запланирована для переупорядочивания/смешивания моей памяти. Он отправил нас вниз по улице к телефонной будке дожидаться Майкла Данте, который жил неподалеку в Беверли-Хиллз. Несколько дней мы должны были провести в его особняке, как о том с ним договаривался Хьюстон. Данте подъехал к нам на своем темно-синем "Феррари". Как только я села в машину, Данте сказал:

— Я получил кое-что для тебя, Детка. Дай мне твою руку.

Героин он получил от Буша. Данте сделал мне укол наркотика прямо на глазах у Келли.

В тот же день вечером в его доме Данте сказал мне, что он отказывается "обрабатывать поврежденные вещи" и не обязан был становиться моим обработчиком. Мало того, что я не подхожу, чтобы "жить с ним", но мне не было "предназначено жить" вообще. Я не берусь судить, что он точно имел в виду под этими угрозами, но я сейчас знаю точно, что это было не его решение. К тому же, я никогда не воспринимала существование с ним и "любовь", о которой он иногда заявлял, как свое "будущее". В его планах, как он сказал, было приобрести в свою собственность Келли.

На следующий день, за час до моей встречи с Де ла Мадридом тренер бейсбольной команды "Доджерс" [«Dodgers» — «Лос-Анджелес Доджерс»] Томми Ласорда, Джордж Буш-младший и знаменитый подающий [«star pitcher»] команды «Техасские Рейнджеры» [«Texas Rangers»] Нолан Райан [Nolan Ryan], бывший к тому же банкиром, собрались в доме Данте проработать детали отмывания денег и банковских операций после того, как откроется граница в Хуаресе для маршрута прохождения героина и "белых рабов". Общие криминальные интересы в этот момент сделали несущественными все их спортивные разногласия. Все трое были в городе, чтобы присутствовать на различных собраниях и вечеринках Рейгана, который должен прибыть в ближайшие дни. И у всех троих было собственное понимание моих функций как программно-контролируемой секс-рабыни — "Президентской модели" Рейгана.

Данте готовил необходимую одежду и реквизит для вечернего свидания с Де ла Мадридом. Ласорда, Райан и Буш-младший, стоя у входа в дом Данте пытались активировать мои программные установки "Бейсбольного мозгового компьютера", которые были случайно нарушены Бушем и Чейни через травмирование в Шаста. Данте сказал им:

— Она знает о бейсболе больше, чем вы все вместе взятые. Сделайте это и спросите о чем-нибудь. Что-нибудь.

К большому удивлению Ласорда Нолан Райан спросил:

— Сколько раз Фернандо Валензуела (подающий "Доджеров") трогает свою бейсболку, если собирается бросить крученый мяч?

Я не могла ответить, хотя я когда-то хранила в памяти статистических данных больше, чем когда-либо попадало в печать. Буш-младший закричал:

— Эй, Данте! Что с твоим бейсбольным компьютером, а? Мы должны сказать какое-нибудь волшебное слово?

— Я не знаю, — ответил Данте. — Может быть, наркотики. Ее секс на высоком уровне. Дайте ей шанс.

— Нет уж, спасибо, — отказался Буш. — Какой-то хреновый бейсбольный компьютер. Слушай, мы увидимся позже.

Буш-младший никогда не проявлял ко мне сексуального интереса. Как и его отца, его интересовала только Келли, которая была с ним большую часть дня. Когда он повернулся, чтобы уйти, то погладил меня под подбородком и загадочно сказал:

— Сегодня вечером Бал.

— Если речь зашла о шарах [игра слов: «Ball» — Бал и «balls» — шары], можно немного попользоваться здесь, — сказал Ласорда, расстегивая штаны. В то время он еще не сидел на своей "Быстрой сверхтонкой" диете, которую теперь пропагандирует.

Данте сказал мне:

— Нам надо одеться. Три минуты.

Фраза "Три минуты" была триггером, запускавшим во мне запрограммированные установки на оральный секс. Я опустилась на пол, подперев головой огромный живот Ласорды и нашла его пенис, как было приказано. Нолан Райан ушел, и появились два датских дога Данте, с этими натренированными на секс с человеком собаками накануне я была вынуждена сниматься в фильме со сценами скотоложства. Сейчас мне пришлось от них отбиваться, пока я сексуально удовлетворяла Ласорду, перед тем, как готовиться к "Балу".

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "… Те, кого я встречала на таких объектах, в совершенстве изучили строение и работу мозга и овладели тайным знанием, позволяющим манипулировать и управлять людьми. Единственное, что объединяло Марка Филлипса, Берда и Акино, было общее убеждение, что "тайное знание — это власть"…"

— Марк Филлипс объяснил мне, что через раскрытие их "секретов" их сила будет уменьшаться.
Добро всегда побеждает через позитивные усилия, в то время как плохие люди сами себя сдерживают и мешают себе тем, что им приходится скрывать свою преступную деятельность ложью, чтобы поддержать ложь. Это неизбежно приводит к тому, что истина выходит наружу.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "…Берд объяснил мне, что Новый мировой порядок имеет такую власть над человечеством в значительной степени за счет того, что научное психиатрическое сообщество [«mental health community»] намеренно дезинформировано через организованную лоббистскую «Американскую Психиатрическую Ассоциацию» (АПА) [«American Psychiatric Association»] относительно объяснения механизмов тяжелых диссоциативных расстройств — тех, что используются для контроля над сознанием…"

— Здесь один из хозяев Нового мирового порядка неосторожно разглашает важный секрет: наукой, научным сообществом манипулируют через созданную для этого "научную" ассоциацию проплаченных психиатров. Те представления о "диссоциации", "расщеплении личности", которые существуют в науке в качестве общеизвестных теорий и гипотез, не соответствуют истине.

ГЛАВА 27

ОТЕЛЬ КАЛИФОРНИЯ

Данте бросил мне короткое красное облегающее платье с поясом, отделанным стразами из горного хрусталя, и пару "хрустальных башмачков", в этом я должна была идти на "Бал Золушки". Обувь "транс-формировала" [от слова «транс»] меня в ту личность, которая была предварительно запрограммирована для этого события. Данте доставил меня на вечеринку "Бал", где я должна была встретиться с президентом Мексики Де ла Мадридом. Данте хвастался своим "вторым домом в Малибу", и это место олицетворяло богатство. Я не знаю, кому на самом деле принадлежал этот "его" второй дом Малибу, но влияние вкусов Рейгана в его отделке было заметно. Со стороны фасада белая лепнина создавала иллюзию, что дом был двухэтажным. Окна, обращенные на укромную бухту Тихого океана, говорили о наличии трех этажей здания, пристроенного к скалам. Внутри задние панели стен из затененного стекла проходили через все три этажа, они были выполнены "патриотически" в трех цветах, отдельно для каждого этажа, — красном, белом и синем. Интерьер всех трех этажей был оформлен в бежево-белых цветах и украшен деталями из золота и хрусталя. Огромная люстра свисала с потолка "собора", освещая все три уровня из большого зала, обращенного окнами на залив.

Мне сказали, что Дядя Ронни (Рейган) прибудет на следующий день. Мой "патриотический долг" заключался в участии в этом приеме в честь Де ла Мадрида, я должна была "износить его до потери сопротивляемости" для того, чтобы встреча с ним Рейгана "прошла гладко". Не в первый раз я слышала оправдание такой моей работы в качестве проститутки, и это было не в последний раз. Я должна была сделать начальную грязную работу: доставить сообщения и поощрять Де ла Мадрида безудержно предаваться всем удовольствиям этого мероприятия, в том числе употреблению наркотиков. Дипломатические отношения между США и Мексикой уже были налажены, но эта их стадия требовала полной самоотдачи от Де ла Мадрида.

Данте и я ожидали наверху лестницы, когда Де ла Мадрид в сопровождении двух телохранителей поднялся по ней до красного уровня дома. Я приветствовала его:

— Добро пожаловать в США и (обольстительно) добро пожаловать в "Отель Калифорния".

Его низкий утробный смех указывал на то, что он нужным образом отреагировал на мой намек. "Отель Калифорния" было взято из популярной песни группы "Иглз" [«Eagles»], в которой основная тема звучит как "Вы можете остаться здесь сколько угодно времени, но никогда не сможете уйти". Для Де ла Мадрида это было подтверждением постоянства его участия в тайных преступных операциях. Условия для обеспечения возможности шантажа были открыто созданы, чтобы крепко повязать всех участников. Они собирали "грязный" компромат друг на друга и, похоже, только так могли обеспечить "честность" в этой игре, реализуя свой Новый мировой порядок. Де ла Мадрид и я прошли в ближайшую спальню, за нами Данте и телохранители.

Затем Данте активировал сообщение, запрограммированное в моей памяти у горы Шаста Бушем для Де ла Мадрида, и я начала его озвучивать:

— Если позволите, сэр. У меня для Вас сообщение, доставленное от вице-президента Соединенных Штатов. Добро пожаловать в наш Город [«Neighborhood» — район, округа, соседство]. Как Вы знаете, Салинас и я разработали в деталях осуществление нашего плана, чтобы открыть границу в Хуаресе. Чтобы отпраздновать это достижение, эта маленькая вечеринка сведет Вас лицом к лицу с теми немногими доверенными лицами, которые являются неотъемлемой частью этой деятельности, и даст Вам возможность получить из первых рук свидетельства дружбы и уважения от членов семьи (членов правительства, вовлеченных в мафиозные связи). Я сожалею, что не смог быть здесь лично, чтобы приветствовать Вас, но Рон (Рейган) сможет показать Вам все возможности организации лучше чем я. Номера транзакций записываются и доступны для перекрестного отслеживания и поддержания целостности группы игроков, участвующих в маршруте через границу в Хуаресе на вашей стороне. Ваша приверженность делу сегодня гарантирует высокий экономический уровень жизни вашего народа, развитие отношений с США, приход в страну американской промышленности и высокое положение в Новом мировом порядке. С Вашей "Печатью одобрения" мы можем открыть границу в Хуаресе и обеспечить будущее процветание Мексике. А сейчас отдыхайте и наслаждайтесь пребыванием здесь.

Один из охранников Де ла Мадрида достал какие-то бумаги из портфеля и сказал Данте, что хотел бы услышать номера банковских транзакций. Данте переключил меня в режим "Ты есть то, что ты читаешь" на запрограммированные данные Сберегательной книжки [«Passbook»], и, как было приказано, я озвучила номера счетов, выделенных для пограничников Де ла Мадрида. Мой "компьютер" был использован для расчета и подтверждения номеров. Понимая, что встреча снимается на одну из высокотехнологичных "скрытых" камер Данте, Де ла Мадрид поднял в руке завернутый в бумагу шарик мексиканского героина и прямо в камеру хитро сказал:

— В знак признательности, г-н Буш, кое-что для Вашего личного использования. Лучший героин. Наслаждайтесь.

— Я возьму это и прослежу за тем, чтобы он получил это лично, — сказал Данте, подойдя к нам.

— Нисколько не сомневаюсь, — рассмеялся Де ла Мадрид.

Затем он положил в портфель все бумаги, кроме одной. Мне было поручено доставить документ о назначении пограничников в Хуаресе с печатью (одобрения) президента Мексики непосредственно Бушу, который приложит его к своему досье о будущем соглашении NAFTA.

Данте, приготовившись представить Де ла Мадриду запланированную "Практическую демонстрацию контроля над сознанием", сказал:

— Вы услышали Почтового Голубя (послание). Вы видели ее в режиме записывающего устройства. А теперь я продемонстрирую некоторые из ее сексуальных режимов.

— В этом нет необходимости, — сказал ему Де ла Мадрид. — Я получил несколько ключей, которые я хотел бы использовать самостоятельно, в том числе и те ключи, которые стирают все воспоминания. Не то чтобы это было так важно, когда за нами следят (он указал рукой в сторону камеры), но тем не менее я был проинструктирован насчет этого.

Данте, похоже, не знал, что меня уже не в первый раз предоставляют в качестве проститутки мексиканскому президенту.

— Эта лошадка хорошо держится на дорожке, — сказал Данте, предлагая как редкий случай блокировать героином мою память об этом событии и организованном Рейганом сексуальном свидании. Данте ввел иглу шприца в вену на моей руке. — Могу я рекомендовать поездку для Вас?

— Я хотел бы остаться с тем, что уже есть, — ответил Де ла Мадрид, давая понять, что сейчас намерен вдыхать кокаин через нос. Данте выложил на черное зеркало несколько щедрых дорожек белого наркотика и погладил меня под подбородком, переключая на личность, запрограммированную быть "секс-котиком" Рейгана. Взял героин для Буша и увел обоих охранников за дверь.

Де ла Мадрид, в полной мере осведомленный о моих съемках в порнографии, сказал:

— Ты любишь камеры? Давай дадим им кое-что понаблюдать.

Он втянул носом еще две дорожки кокаина, разделся и воспользовался ключами и триггерами моего секс-программирования, предоставленными ему Рейганом. В какой-то момент он с энтузиазмом отметил:

— Если я останусь на своей должности, Соглашение о свободной торговле будет включать в себя несколько прекрасных (он втянул еще кокаина) "моделей", обработанных (вагинально) и тренированных так же как ты.

Де ла Мадрид давно и страстно был увлечен "резьбой" — моим вагинальным увечьем и радовался в предвкушении новых перспектив, появлявшихся с открытием границы в Хуаресе для переправки наркотиков и "свободной торговли" программно-контролируемыми рабами. На следующий день на встрече с Рейганом он подтвердил свое желание.

ГЛАВА 28

"СВОБОДНАЯ ТОРГОВЛЯ" НАРКОТИКАМИ И РАБАМИ НА ГРАНИЦЕ В ХУАРЕСЕ

На следующий день Данте отвез меня в особняк на холме в Бель-Эйр [Bel Aire], где начинался другой торжественный прием. Подойдя к собравшимся на подстриженном газоне, я узнала многих людей из той же мафии, которые были в «Отеле Калифорния» в Малибу. Здесь прием был организован в честь президента Рейгана, который только что прибыл. Он шел через двор ко мне со своим другом Джеком Валенти [Jack Valenti], президентом влиятельной Американской ассоциации кинокомпаний [Motion Picture Association of America]. Рейган присматривал ему роль среди своих друзей-мафиози. Его бежевое пальто с меховым воротником на плечах было расстегнуто, под ним был одет темно-серый в полоску костюм. Сейчас я вспоминаю, что он был одет как один из гангстеров — Джон Готти [John Gotti], с которым мне не приходилось встречаться. Как только наши глаза встретились, я оказалась сбитой с ног знакомым сине-белым взрывом (как от высокого напряжения) в моей голове, таким же, какой я недавно испытала в Белом доме.

Я очнулась, глаза мои медленно восстанавливали способность видеть. Данте поддерживал меня.

— Ну, привет, Котик, — сказал Рейган.

— Дядя Ронни, как ты сюда попал? — спросила я по-детски наивно.

— Радуга, Котик, радуга, — ответил он со скрытым смыслом в духе "Оз"-программирования. — Я сказал тебе, что приду домой. Нет места лучше, чем дом, и ты сказала это вместе со мной. И вот мы здесь. У меня маленький кусочек радуги в моем кармане, поэтому я могу вернуться (в Вашингтон) в любое время, когда захочу. Стоит мне загадать желание, стукнуть каблуками, как меня уже здесь нет.

В этот момент Рейгану удалось сбить с толку мой разум на метафорах "Оз", подтверждая для моей детской личности, что он действительно могущественный Волшебник. Когда мы вошли в дом, меня переключили с детской личности на ту, которая этой ночью имела дело с Де ла Мадридом. Оштукатуренный снаружи серо-белый дом внутри был оформлен в темных тонах вишневого дерева, на полу лежал президентский синий ковер. Помещение было небольшим, от множества собравшихся людей оно казалось еще меньше. Де ла Мадрид удобно устроился с Джеком Валенти в креслах. Я не знала точно, какую роль было суждено играть Валенти в открытии границы в Хуаресе, знаю только, что он хорошо подготовился для данной встречи. Данте и я остались стоять. Рейган перебирал бумаги и ходил по комнате.

— Ну, Котик, — Рейган обратился ко мне. — Это твой смертный приговор: ты уйдешь в лучах славы.

Я не удивилась, получив подтверждение моей неизбежной смерти от Рейгана. Я слышала, что погибну в огне, казалось бы, от всех, кто участвовал в организации "свободной торговли" нашими детьми через Мексику в обмен на наркотики*. Рейган использовал патриотические метафоры и каламбуры, между делом сообщая мне о моей назначенной смерти. Это говорило об отсутствии у него уважения к человеческой жизни и о его характере в целом. Информацию о преступлениях, в которые он был вовлечен, он решил скрыть, "приговорив" меня к смерти. Я была свидетелем преступной деятельности, положенной в основание NAFTA. Это могло поставить под угрозу успешное осуществление Нового мирового порядка, если эти тайны когда-нибудь откроются. Маршруты "свободной торговли" наркотиками и белыми рабами выходят за пределы американо-мексиканской границы. Они идут дальше — дети, травмированные и превращенные через контроль над сознанием в роботов в США, переправляются в Саудовскую Аравию, а в это время наращиваются арсеналы оружия для военных действий в Ираке и Никарагуа. Хотя меня не рассматривали как угрозу сохранению тайны, основываясь на (ошибочном) убеждении, что меня невозможно депрограммировать и восстановить мою память об этих событиях, моя смерть должна была обеспечить дополнительную страховку тем, кто в них участвовал. В любом случае, я была почти "израсходована", а съемка моей смерти в качестве сюжета для "Снафф-фильма"** была уже согласована как доказательство моего молчания для Де ла Мадрида и других участников.

Я не могла и думать, чтобы ответить что-то на "смертный приговор" Рейгана. Данте захотел убедиться, что я поняла смысл и пояснил:

— В следующий раз, когда я разожгу твое (сексуальное) пламя, Детка, оно поглотит тебя, твое тело и душу. И ты будешь гореть, Детка, гореть. А я возьму твой пепел и развею его по ветру. Я собираюсь снять тебя в фильме.

Услышав что-то загадочное, к чему он мог бы иметь отношение, Валенти засмеялся остроумному выражению Данте. Подразумевая старый термин "Голубые фильмы", обозначающий порно, он добавил: "Голубые всполохи" [название фильма].

Данте засмеялся вместе с ним:
— Мы назовем это "Кто это там был в голубом пламени?" Или как насчет "Съедобного крема"? [«Cream-Ate», игра слов от «cremate» — кремировать и «Cream-Ate» — есть крем]

— Это похоже на трюк в фильме, когда сгорает "Мерседес", — Де ла Мадрид, заметив, что Рейган не смеялся, наклонился к нему в своем кресле и понизил голос. — Я хочу, чтобы семь таких же, как она, были упакованы, когда сойдут с конвейера, и доставлены мне до того, как соглашение будет заключено.

Рейган, согласившись, ответил:

— Те прекрасные голубоглазые и светловолосые детки, которые сейчас на пути в Саудовскую Аравию, представляют собой высшую пробу на всей линии, но они не имеют того, что есть у нее.

— Таких двуликих, конечно, трудно найти, — пошутил Де ла Мадрид, имея в виду мое вагинальное увечье и Президентский программный код. — В любом случае, я рассчитываю хотя бы на одну такую.

Когда Данте сдвинул ноги [«щелкнул каблуками»] и раскрыл руки [как «Великий Волшебник»], Рейган так долго смеялся, что даже закашлялся. Валенти выглядел скучающим или не понимающим некоторых скрытых смыслов в словах и действиях, но, судя по общему настроению встречи, он был тоже доволен.

— Это будет для Вас несложно — изъять по одной из каждой партии, как только граница в Хуаресе будет открыта для свободной торговли, как мы запланировали, — Рейган говорил это, как будто был несколько рассеян или думал о чем-то еще, даже когда он посмотрел в мою сторону.

— Если позволите, сэр, — начала я. — У меня есть президентская Печать одобрения, и я готова исполнить свою роль.

Данте посмотрел на часы, понимая, что я должна быть на границе в Хуаресе, когда "пробьет полночь". Рейган подошел ко мне, чтобы посмотреть на документ, который я получила от Де ла Мадрида ночью.

— Хорошо. Ну, прощай, Котик, — сказал он, поцеловав меня в щеку, и добавил со скрытым смыслом в духе "Оз"-программирования: — Увидимся на другой стороне (радуги в Вашингтоне). Щелкни каблуками…

Все вокруг меня закружилось в темноте. Кто-то ударил меня мощным электрошокером, и я почувствовала, как падаю, а потом Данте повел меня к своей машине, которая уже стояла с заведенным двигателем. Вскоре мы подъехали к нашему дому на колесах, стоявшему у заправки на Голливудском бульваре, там же, где он забрал меня и Келли несколько дней назад. Келли была уже здесь в ужасном травмированном состоянии и с сильной рвотой. Она была убеждена кем-то, что я была убита. Хьюстон через гипнотическое внушение "скольжения через время" создал у меня ощущение, как будто я отсутствовала всего несколько минут. Мы ехали быстро, останавливаясь только на заправках, чтобы доставить меня в Хуарес в назначенное время.

Там я автоматически представила президентскую Печать одобрения уполномоченным должностным лицам в соответствии с программой официального открытия границы для "свободной торговли". Хьюстон и я проехали через границу в Хуаресе, где нас встретил ответственный мексиканский чиновник. Ему было за сорок, выглядел классически. Роста примерно 5 футов и 11 дюймов [180 см], черные волосы, неопрятные усы, черные глаза-бусинки и большой живот, выступающий над короткими толстыми ногами. Он говорил по-испански взволнованным холодным голосом, а потом подобрал необходимые английские слова.

— Дай мне Печать, — он щелкнул пальцами, поторапливая меня.

Взяв у меня Президентскую печать, он повалил меня лицом вниз на узкий, холодный металлический стол и стал внимательно дочитывать документ. Даже Хьюстон вел себя необычно тихо, пока этот человек в униформе охранника ходил по небольшому помещению, обливаясь потом и переговариваясь по своей портативной рации. Наконец, когда он получил доступ и проверил коды банковских транзакций, продиктованные Бушем-младшим, он завершил нашу встречу, взяв электрошокер и устроив мне встряску, якобы для стирания моей памяти.

У меня была тошнота и слабость от тяжелого испытания и электрошока, когда мы с Хьюстоном возвращались назад через границу. Мой пустой желудок скрутило, что заставило Хьюстона врать: "Я же говорил тебе не пить воду". На самом деле, у меня не было возможности что-то пить с того времени, когда я пила шампанское в "Отеле Калифорния", и я не ела уже несколько дней. Силы мои были полностью исчерпаны, когда мы добрались до Эль Пасо, но Хьюстон был сексуально возбужден от кокаина и криминальных событий, которые связали Мексику и США на границе в Хуаресе.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "…всех, кто участвовал в организации "свободной торговли" нашими детьми через Мексику в обмен на наркотики…"

— В книге Тимоти Сильвера читаем (http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/0012_soed_shtaty_psihop_001.shtml):

"… В 1987 году "Нью-Йорк Таймс" рассказала о малоизвестном культе под названием "Ловчие". Цитата из первого параграфа:
"Сегодня в полиции сообщили, что шестеро неухоженных детей найдены в Таллахасси, штат Флорида, возможно, отпрыски членов малоизвестного культа, но не исключена вероятность похищения"….

Цитата из статьи в газете "US News and World Report":
"Чем больше в полиции узнавали о Ловчих, тем более странными они казались: здесь и жестокое обращение с детьми, и сатанизм, и порнография, и ритуальное убийство животных…
Дети были, по-видимому, на пути в Мексику, якобы их везли в школу для одаренных детей. В таможенных отчетах отмечено, что дети не могли сказать что-либо конкретное ни о себе, ни о тех, кто их сопровождал. Не знали, как пользоваться телефоном, туалетом, телевизором, а пищу получали только как "награду"….

Эти шокирующие открытия стали причиной рейда с облавой на Ловчих подразделения таможенной службы США. Отчет, сделанный после облавы, поражает:
"В ходе выполнения ордера/предписания на 3918/20 W Street я обследовал все здание. Была найдена в большом количестве детская одежда и игрушки. Одежда представляла собой подгузники и элементы одежды для маленьких детей дошкольного возраста. Детей на территории здания не было обнаружено".
"При беглом знакомстве с документами обнаружены детальные инструкции получения детей с неустановленными целями. Инструкции описывали зачатие детей женщинами-членами общины, известной как Ловчие, похищение детей и торговлю детьми".

Здание содержит большую библиотеку, две кухни, сауну, гидромассажную ванну и "видео-комнату". Она как будто создана как центр идеологической обработки. Выяснилось, что организация обладает потенциалом для производства собственного видео. Там были обучающие площадки для детей, и, как выяснилось, алтарь был установлен в жилом помещении…

Дальнейшие события показали, что расследование дела Ловчих стало внутренним делом ЦРУ. Отчет Департамента полиции округа Колумбия был засекречен и недоступен для ознакомления…"
После того, как расследование по Ловчим стало "внутренним делом ЦРУ", никаких действий против Ловчих уже не предпринималось, и дело это было забыто всеми…"

Именно в том же 1987 году, в год 30-летия Кэти О'Брайен, происходило "открытие" границы между США и Мексикой для беспрепятственного прохождения наркотиков и рабов. Вероятно, это открытие границы способствовало тому, что полиция и таможенная служба уже больше никогда не тревожили никаких "Ловчих".

** "… В любом случае, я была почти "израсходована", а съемка моей смерти в качестве сюжета для "Снафф-фильма"…"

— В книге Свали читаем о "снафф-фильмах" у Иллюминатов:

"… Иллюминаты связаны во многих городах с порнографией, проституцией, детской проституцией и торговлей людьми. Опять же, есть несколько уровней, представляющих собой "буфер" между "менеджментом" и теми, кто осуществляет эту деятельность непосредственно.
Дети часто поставляются из местных культовых групп иллюминатов, в них обучают детей (как и взрослых) заниматься проституцией; фотографируется и снимается порнография всех видов, в том числе и "снафф-фильмы" (реального убийства) и фильмы жестокости…"

ГЛАВА 29

ЕГО КОРОЛЕВСКОЕ ВЕЛИЧЕСТВО ЯЩЕР

После открытия границы в Хуаресе продолжалась моя активная деятельность в соответствии с планом "израсходовать" меня до моего смертного приговора в 30-й день рождения. Меня подвергли жестокому (до достижения околосмертного состояния) групповому изнасилованию в Масонской ложе в Уоррене [Warren], штат Огайо, на торжестве в честь «преимуществ свободной торговли» с участием политиков Восточного побережья. Центры обработки программно-контролируемых секс-рабов и рабов-мулов по «транс-портировке» [от слова «транс»] наркотиков, такие, как "Школа обаяния" в Янгстаукне, заработали в режиме массового конвейерного производства. Мексика не была единственной страной, пожинавшей экономические выгоды от свободной криминальной торговли.

После тяжелых надругательств, испытанных Келли в Калифорнии, Данте и Хьюстон эксплуатировали ее буквально "на все, чего она стоит". Из-за этого она пропустила очень много из программы школьного образования. Когда она была в школе, то испытывала трудности в общении со своими сверстниками. Все это побудило ее хозяев перевести ее в местную католическую школу, где на ее необычное поведение никто из персонала не будет обращать внимания.

Сенатор Берд приехал в Нэшвил, чтобы выступить с игрой на скрипке в "Гранд-Ол-Опри", и, как заметил мой обработчик Хьюстон, "суетился со скрипкой" вокруг меня в гостинице "Оприлэнд". Берд объяснил, что близкое общение со мной стало плохо управляемым из-за моего участия в операциях "Иран-Контрас" и "NAFTA", поэтому он держит меня на расстоянии. Он провел большую часть нашей "совместной ночи", работая над своими мемуарами для объемной книги о Конституции США (ныне опубликована на средства налогоплательщиков), все содержание книги построено вокруг его пространных речей, произнесенных им в Сенате.

Берд пытался укрепить мою программную зависимость от него, чтобы держать меня в спокойном состоянии "пока смерть не разлучит нас". Он сказал мне:

— Если бы это зависело от меня, я бы сохранил тебе жизнь.

Он долго говорил о том, что наше время совместного пребывания было недостаточно полным из-за вмешательства Рейгана и Де ла Мадрида. Когда он притворно сокрушался по поводу усиления их контроля надо мной, было видно, как он издевается над собственным назначением себя в качестве Волшебника и Ящера "Страны Оз". Американские технологии создания программно-контролируемых рабов вдохновили Де ла Мадрида объединить темы программирования — тему ящероподобных пришельцев Буша и его собственную тему ящеров Майя, (якобы) создателей людей, с темой "Оз" Рейгана, чтобы самому претендовать на роль Ящера [Lizard of Ahs]. Из бессвязного бреда Берда выходило, что его насмешка над их ролью вызвана их решением убить "его" раба. Берд проводил свое закрепление программирования через шарады всю ночь. Он играл на скрипке и пел "для меня" вместо обычной мучительной порки и жестокости. В первый и последний раз секс с ним был безболезненным.

Берд не был от меня слишком далеко во время проведения правительственных операций. Когда я была "над радугой" в Вашингтоне в течение лета 1987-го, то часто встречалась с Бердом. Когда меня отвозили в Центр космических полетов Годдарда на сеанс программирования, Берд ждал меня в коридоре рядом с отделанным латунью лифтом с зеркальными дверями. Он принес с собой несколько предметов, которые сложил на маленький столик, когда встретил меня. Он взял бейджик НАСА и застегнул его металлическую зубчатую застежку на соске моей груди. Когда я (сдержанно) закричала, он сказал: "Все в порядке, я буду сам носить его" и перестегнул его на свой белый халат. Он вручил мне лабораторную спецодежду НАСА вместе со своей белой тяжелой битой. На его головном уборе с шутливым намеком красными жирными буквами было написано "HARD". На моем головном уборе слово "NASA" было написано стандартным жирным красным шрифтом, но зеркально. Когда я прочитала надпись, глядя в зеркало, то у меня создалось впечатление, что я нахожусь не на той стороне зеркала, и нужно пройти через него в реальный мир (в соответствии с программированием НАСА на тему "Алисы в Стране чудес"). Это также ясно "указывало" мне, что мое сознание находится под контролем извне. Берд посмотрел на свои карманные часы и, вызвав приступ паники у меня, сказал на языке скрытых смыслов:

— Мы опоздали. В то время как лифт будет падать в кроличью нору*, мы повернем время вспять, чтобы оказаться там на несколько минут раньше.

Берд развернул меня лицом к зеркальным дверям лифта и сказал:

— Смотри глубоко в зеркало и будь всем, чем можешь быть, начиная бесконечно растворяться во всем, что ты видишь.

Так Берд использовал гипнотическое внушение. Когда он сказал "Делай шаг через зеркало", двери открылись, и мы вошли в лифт.

По мере того, как лифт якобы прошел "вниз через 99 (разворот из шаблонов Акино, превративший "66" в "99") уровней в глубины ада", Берд объяснял мне, что "Земля в ее ядре вращается все быстрее, увлекая нас по нисходящей спирали в торнадо-эффект". Я вошла еще глубже в состояние гипнотического транса. Двери лифта открылись, как мне казалось, в том же месте, откуда мы только что вышли, только коридор вел в лабораторию, наполненную компьютерной техникой. Некоторые из сотрудников, работавших там, высказывали восхищение нашими головными уборами, что вызвало у Берда приподнятое игривое настроение. Он игнорировал тот факт, что эти сотрудники НАСА, как и многие другие, намеренно потворствовали его артистическому тщеславию, потому что зависели от его ассигнований на финансирование их работы.

Берд заставил меня, как робота, объявить им:

— Он ведет меня к вашему начальнику.

— Я Командир, — сказал тот, кто выглядел как директор в этой "подземной" (для меня) лаборатории.

Сотрудники снова обратились к своей работе, в то время как он остался стоять, сложив руки на груди. Его умные глаза за стеклами очков отслеживали обстановку в помещении. Несколько седых прядей были видны в его коротких темных волосах, хотя в целом он выглядел очень моложаво и необычно для своего возраста. Он и Берд, по-видимому, знали друг друга достаточно хорошо. Берд подошел к нему, ведя меня за собой.

— Том, — обратился Берд по имени к своему другу. — Это экземпляр, который я обещал доставить. Мне очень интересно посмотреть, что вы можете установить, так как дипломатические отношения с Мексикой зависят от нее. Я не настаиваю, как это может показаться, но нам очень нужно семь таких, как она, запихать в рот этому королевскому Ящеру (Де ла Мадриду), чтобы он не расплескал содержимое своего желудка на проект.

— Для хорошего друга это несложно, — сказал "Командир", поглаживая подбородок. — Значит, он не может говорить, не навредив себе.

— Вот и Шеф озабочен этим, — согласился Берд. — Эти рабы будут служить ему лично.

Мы шли к оборудованному для медицинских процедур помещению, затерявшемуся в лабиринте маленьких комнат, где меня раздели и приготовили к лаборатории. Медсестра ввела мне препарат НАСА "Спокойствие" и указала мне отдать мою лабораторную спецодежду.

— Иди вот так, — сказала она, ведя меня по коридору, покачивая бедрами в преувеличенной вульгарной манере. Я сразу переняла эту походку. Наркотик "Спокойствие" не дает эффекта отдыха, но заставляет безоговорочно выполнять все команды. Когда мы подошли к лаборатории, похожей на зрительный зал театра, там была небольшая группа людей, которые говорили с Бердом и "Командиром". Они смотрели на нас и смеялись над моей странной походкой, которой я шла, соблюдая указание медсестры.

"Командир" провел меня в огороженную стеклом центральную часть лаборатории, вокруг которой, поднимаясь ступенями, располагались ряды кресел. Научные работники НАСА в белых халатах смотрели вниз на лабораторный стол, где я лежала**. "Командир" подключил меня к компьютерному оборудованию. В верхнем углу застекленного помещения располагалась камера, снимавшая все, что происходило. Из бесед между Бердом и "Командиром" я знала, что Де ла Мадрид запросил видео о последних достижениях в области контроля над сознанием для программирования семи его рабов. На самом же деле камера сейчас снимала наукообразную комичную дезинформацию, которая была своеобразным ответом "нет" на его запрос.

Я считалась "израсходованной", а моя смерть была неизбежной, поэтому "Командир" сказал научным сотрудникам:

— Не стесняйтесь делать все что угодно [to fuck] с этим лабораторным экземпляром. Но сначала, прежде чем вы удовлетворите ваше ментальное и физическое любопытство к изделию президента (Рейгана), мы должны удовлетворить извращенные интеллектуальные запросы мексиканского президента, добавив немножко юмора***.

Он повернулся к одному из технических специалистов и сказал:

— Вы будете редактировать эту видеозапись, которая делается для Де ла Мадрида, а мы поработаем над этой "шуткой хамелеона".

Стеклянная пробирка с живой ящерицей была вставлена в мое влагалище. Камера была сфокусирована на этом месте, мои ноги были раздвинуты как во время родов. Действуя так, как будто я зачала во время секса с Де ла Мадридом, "Командир" сказал:

— А теперь готовое изделие, которое в терминах неспециалиста приравнивается к репродуктивному потомству Ящера, порожденному машиной.

Он резко щелкнул резиновой перчаткой и сделал вид, что проводит гинекологический осмотр. На самом деле он открыл крышку пробирки, чтобы выпустить из нее ящерицу. Очень медленно, как бы нехотя, ящерица высунула голову из моего влагалища и выползла на металлический стол.

— На этом заканчивается экспериментальная демонстрация клонирования Президентской модели, — объявил "Командир".

Судя по всему, я была выбрана в качестве прототипа семи запрограммированных рабов, которых запросил Де ла Мадрид. Де ла Мадрид хотел получить от НАСА запрограммированных рабов, которые были бы так же вагинально изувечены, как я. Он был сексуально одержим этим отвратительным продуктом операции. Не знаю, были ли предоставлены Де ла Мадриду какие-либо технологические достижения посредством этой видеосъемки. Я только знаю, что это дезинформация, потому что такие действия никогда не использовались при моем программировании или тестировании.

Это видео, созданное для "его королевского величества Ящера", было одним из многих элементов темы ящеров-"рептилоидов", которую НАСА использовало в своих мексиканских операциях. Во всех моих запрограммированных для Мексики ролях присутствуют местные ящерицы игуаны. Де ла Мадрид рассказывал мне "Легенду об Игуане", объясняя, что ящероподобные пришельцы когда-то спустились с небес к Майя. Пирамиды Майя, их продвинутые астрономические познания, ритуалы, включая жертвоприношения девственниц, были якобы вдохновлены ящероподобными пришельцами. Он сказал мне, что когда пришельцы скрещивались с Майя, создавая новую форму жизни, в которой они могли бы обитать на Земле, они выбрали среднее между человеческой формой и обликом Игуаны, со способностью, присущей хамелеону. Де ла Мадрид утверждал, что в нем течет кровь потомков Майя и пришельцев, что дает ему возможность превращаться в Игуану "по собственному желанию". Де ла Мадрид создавал голограмму тем же способом, которым делал это Буш через программирование "Ты есть то, что ты читаешь". Эта голограмма давала иллюзию, как будто он превращается в ящера. Когда я была в Мексике, мне приходилось много времени проводить в ожидании среди скал, где водилось много игуан, гревшихся на солнце. После этого меня отвозили на запланированные встречи с "его королевским величеством Ящером".

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "… Берд посмотрел на свои карманные часы и, вызвав у меня приступ паники, сказал на языке скрытых смыслов:
— Мы опоздали. В то время как лифт будет падать в кроличью нору…"

— Программирование на обращении-выворачивании тем: "кроличья нора" как пресловутый научный термин "дыры в пространстве-времени" и "кроличья нора" как атрибут сказки "Алиса в Стране чудес".

** "…"Командир" провел меня в огороженную стеклом центральную часть лаборатории, вокруг которой, поднимаясь ступенями, располагались ряды кресел. Научные работники НАСА в белых халатах смотрели вниз на лабораторный стол, где я лежала…"

— У меня складывается представление, что в США эта система программно-контролируемого рабства является "секретом Полишинеля". Многие напрямую причастны к этому "секрету", очень многие осведомлены о нем, еще больше людей догадываются об этом (книга Кэти О'Брайен опубликована 20 лет назад, была издана несколько раз и есть даже в библиотеке Конгресса США). И все молчат, принимая это как естественный атрибут жизни, "полезный для всех".
Внутреннее осознание этого обстоятельства не может не создавать душевного неудобства, "мук совести", ведь каждый причастный или одобряющий, или соглашающийся тем самым оправдывает систему рабства, еще более жестокую и бесчеловечную, чем рабство прошлых веков. Внутренний дискомфорт в душе заставляет искать компенсацию, пусть даже мнимую, которая могла бы приглушить голос совести. Отсюда, вероятно, эти ритуальные заклинания американцев о "свободе" и их стремление доказывать всем (и себе, в первую очередь), что именно они — самые свободные граждане самой свободной страны.

*** "…Я считалась "израсходованной", а моя смерть была неизбежной, поэтому "Командир" сказал научным сотрудникам:

— Не стесняйтесь делать все что угодно [to fuck] с этим лабораторным экземпляром. Но сначала, прежде чем вы удовлетворите ваше ментальное и физическое любопытство к изделию президента (Рейгана), мы должны удовлетворить извращенные интеллектуальные запросы мексиканского президента, добавив немножко юмора…"

— У читателя еще остается неясность насчет того, куда, в какую страну переместилась система нацизма после разгрома ее логова в 1945 году?
Та же холодная бездушная жестокость, то же сочетание научно-технократической изощренности с оккультными ритуалами и сатанизмом. То же самое странное душевное состояние тех людей, которых эта система подчинила себе. Научные сотрудники космического центра ничем не отличаются от научных сотрудников нацистских лабораторий в концентрационных лагерях Третьего рейха. Для них человек — всего лишь "лабораторный экземпляр".

ГЛАВА 30

В ЦЕЛЯХ ЭКОНОМИИ ВРЕМЕНИ И МЕСТА

Сенатор Патрик Лихи [Patrick Leahy] от штата Вермонт, который занимал должность заместителя председателя комитета Сената по разведке в 1985-86 годах, был "другом" сенатора Берда. Положение Лихи в сенатском Комитете по ассигнованиям Берда в сочетании с его прежней должностью в разведке, давало ему чрезмерную власть и влияние. У меня были причины встречаться с Лихи неоднократно, но Келли, судя по всему, была знакома с ним больше, чем я. Об этом свидетельствует наша встреча с ним в Вермонте в конце лета 1985 года.

Алекс Хьюстон был заказан "развлекать" на ярмарке в Ратленде, штат Вермонт. Вся поездка для меня была подчинена секретной деятельности. Я получила пакет документов от неизвестного оперативника с приказом доставить его сенатору Лихи. Келли использовали также много, как и меня, поскольку педофилов-оперативников ЦРУ, таких как Бокскар Вилли, было в изобилии на ярмарке в родном штате Лихи.

Президент Рейган дал мне особое указание побывать в Вермонте, одна из целей поездки — доставка сообщения для "Патрика":

— Когда приедешь в Вермонт, соблюдай осторожность и посети "LL Bean". [«go by» — посетить, сходить, созвучно «buy» — покупать].

Поняв буквально то, что он сказал, я спросила:

— Купить весь магазин?

— Нет, — засмеялся Рейган. — Я имел в виду зайти туда. Я не собирался покупать весь магазин. Он у меня уже есть. Просто купи несколько вещей, таких, как, например, швейцарский армейский нож "LL Bean" (1)

Когда Рейган сказал, что у него "уже есть" "LL Bean", я подумала, что он имеет в виду все свои покупки, которые он делает в этой торговой сети. Он носил рубашки, свитера, тапочки, пижамы "LL Bean", спал на фланелевых простынях "LL Bean", носил с собой черный "Президентский" швейцарский армейский нож "LL Bean", которым он пользовался, когда чистил у себя под ногтями. Но я узнала настоящее значение слов Рейгана, когда подошла ко входу в магазин "Vermont LL Bean" в последний день долгого участия Хьюстона в мероприятиях ярмарки.

Магазин "LL Bean", находившийся на высоком месте в окружении леса, оказался объектом прикрытия для проведения тайной деятельности ЦРУ. Когда я спросила "продавца" об отложенном для нас с Келли черном швейцарском армейском ноже, его ответ показал, что он связан с тайными правительственными операциями. Используя старый часто употребляемый триггер, он приказал мне и Келли "идти этим путем", провел нас через склад хранения товаров и заднюю дверь. Там на площадке нас ждал черный вертолет без опознавательных знаков.

Пролетев небольшое расстояние до вершины горы, вертолет сел на поляне перед домом, к которому, похоже, не было никакого другого подъезда. Место было похоже на неприступную крепость. Два охранника в костюмах встретили нас и провели в дом. Келли они держали у себя, пока у меня была встреча с сенатором Лихи.

Я вошла в помещение, из которого открывался панорамный вид на дикую местность. Лихи стоял, облокотившись на полированный деревянный стол. Он был одет в выцветшую оранжевую фланелевую рубашку. Из своего опыта я знала, что все, что окружало и касалось Лихи, было тщательно продезинфицировано.

Я передала документы и послание, как было приказано. После этого Лихи начал объяснение. Он знал, что моя смерть неизбежна из-за моего участия в деятельности NAFTA и что Келли будет продана на Западное побережье для съемок в порнографии. Теперь он хочет присоединиться к "израсходованию" меня до моего 30-го дня рождения и использовать некоторые "пути" [«tracks»] прикрытия, связанные с Келли.

Большинство моих травмирующих встреч с Лихи были основаны на "инопланетной" тематике, но часто он основывался на моем католическом воспитании, программируя мой ум под свои задачи. Сейчас я рассматриваю Лихи как одного из самых умных участников всего этого Теневого правительства. Его тщательно продуманное, подобно хамелеону, поведение давало ему возможность проявлять широчайший спектр принципов и убеждений, которыми он мастерски манипулировал как на национальном, так и на международном уровне. Он завоевал уважение Рейгана через их общие дипломатические связи с Ватиканом и свое ирландско-католическое происхождение. Публично на комиссии Сената по ассигнованиям он выступал против Берда, но на самом деле за кулисами политической сцены в усилиях по обеспечению мирового доминирования они работали сообща. Опять же, с моей точки зрения, Лихи был самостоятельным политическим игроком, который имел свои собственные планы и не отвечал ни перед кем. Интеллект Лихи часто раскрывал передо мной тройную глубину смысла его слов и действий. Все, что он делал, преследовало скрытые более глубокие цели, и эта поездка в Вермонт подтвердила данное правило.

Келли и мне ввели препарат, некий изощренный вариант "дизайнерского" наркотика НАСА и ЦРУ "Спокойствие" [«Tranquility»]. Он превратил нас в подобных роботам программно-контролируемых рабов, что было предпочтением сенатора Лихи. Пока препарат начинал действовать, я внимательно слушала то, что говорил Лихи.

— Бог одобряет это, — начал Лихи, подразумевая мою роль в деятельности NAFTA и свои надругательства над моей дочерью. — Конечно, не тот Бог, в заботе которого вы нуждаетесь. Это пассивный Бог, который умер и живет только в Библии. Бог, к которому вы должны иметь отношение — это всевидящий, всезнающий Бог. Это великий, большой Глаз в Небе. Он все видит, все записывает и передает информацию туда, где она необходима. Позвольте мне дать вам совет — держите рот на замке, и ни одна из этих подробностей не будет где-либо известна. Только ваш вице-президент (Буш) будет знать точно и он будет хранить секреты всю свою жизнь. Я не утверждаю, что Джордж Буш — это Бог. О, нет, он гораздо больше. Он полу-Бог, а это значит, что в своих действиях он охватывает небесные и земные планы, основываясь на том, что он видит через его вечно бдительный Глаз в Небе.

Изложив свои метафоры, с помощью которых он манипулировал моим умом, он закончил:

— Пока этого достаточно для начала игры. Теперь мне нужен ребенок.

Келли тихо и покорно стояла за дверью с двумя охранниками. Они провели нас по коридору и ввели через дверь, украшенную богато выполненной резьбой, в спальню Лихи. Комната выглядела слишком женственно оформленной для мужчины — пастельные тона, белые оборочки, огромные подушки. Когда в спальню вошел сенатор, Келли застонала:

— Не-е-т, только не ты опять.

Лихи сделал Келли знак рукой, который перевел ее в режим молчания и полного подчинения. Затем, получив доступ к тем фрагментам моей личности, которые ранее были связаны с сексуальными надругательствами Буша и Берда над Келли, Лихи начал раздеваться. Его белая кожа выглядела еще более бледной в сочетании с белыми простынями, украшенными вышивкой с прорезями. Вся эта декоративная отделка постельного белья Лихи особо подчеркивала порочность его обращения с моей дочерью, на которое я была вынуждена смотреть. Завершив свои сексуальные надругательства, Лихи приказал мне и Келли следовать за ним вниз по лестнице в его "пыточную лабораторию".

До этого мне пришлось пройти через разные пыточные камеры по "созданию шпионов", как в США, так и в Мексике. "Пыточная лаборатория" Лихи была похожа на аналогичную лабораторию НАСА. Его доступ к новейшим достижениям в технологии управления сознанием — от электронных средств до наркотических — отвечал его способностям применять все эти технологии. Я при помощи двух охранников была сразу же привязана к холодному столу из нержавеющей стали. Лихи начал цитировать:

— Вот тебе крест, чтоб мне провалиться, Иглу мне в глаз… [«Cross your heart and hope to die, Stick a needle in your eye», цитата из старинного стихотворения начала 1900-х годов]

В это время тонкая игла была медленно введена в мой правый глаз, Келли была вынуждена наблюдать за этим. Это тяжелое испытание должно было в первую очередь травмировать Келли, сама же я для Лихи была расходным материалом, исходя из того, что скоро должна была умереть.

— Если закричишь, если заплачешь, Келли умрет раньше тебя. Молись Богу, и Буш услышит, потому что его Глаз теперь имеет ухо, — Лихи прервал свое цитирование стихотворения, чтобы пояснить, что теперь мой глаз связан через компьютер с Глазом Буша в Небе, а антенна-игла, если Келли произнесет хоть слово, передаст его в этот Глаз. — Твой глаз связан [«trance-mits»] с Глазом в Небе.

Келли верила этому, и это создало установку на молчание. На данное время секрет Лихи был охранен.

Сильная боль буквально сводила меня с ума, Лихи использовал это, чтобы запрограммировать меня на доставку финансовой информации Берду. Для этого не нужна была "личность", поэтому разбитые фрагменты личности, в которые Лихи переместил меня, когда насиловал Келли, послужили идеальным носителем его послания. Он сказал мне, что мое тело — канал связи между ним и Глазом в Небе, в котором информация будет храниться до тех пор, пока Берд не затребует доступ к ней.

— Будет достаточно крошечного укола, чтобы получить доступ к банку хранения информации, — сказал Лихи, смеясь своему двусмысленному намеку на размер пениса Берда.

Уже не в первый раз Лихи передавал, по-видимому, очень щекотливую для правительства США информацию Берду через меня. Я фотографически записывала данные в "компьютерный банк" моего ума. Лихи готовил меня для выполнения этой задачи на базе "Уайт Сандс Миссил" [White Sands Missile Base] в Нью-Мексико за несколько месяцев до этого. Именно там в совершенно секретном центре управления сознанием Лихи подверг меня тяжелейшим пыткам и высокотехнологичному программированию. Придавая, как обычно, несколько значений своим словам, Лихи говорил:

— Финансирование Проекта (контроля над сознанием) будет утверждаться до тех пор, пока он заслуживает твоего внимания.

Ко мне относились как к лабораторному животному, не придавая значения тому, останусь я жива или умру. Для физической пытки меня помещали в металлическую клетку, к стенам и полу которой был подведен электрический ток, кто-то называл ее "клеткой дятла".

Несмотря на эти пытки, интеллект, высокотехнологичные методы и изощренные манипуляции сознанием сенатор Лихи не смог скрыть все свои "секреты", включая его сексуальное надругательство над Келли. Из-за этих истязаний меня и Келли госпитализировали после нашего возвращения в Теннеси. Я страдала от мучительной боли и непоправимого увечья, нанесенного моему правому глазу, у Келли началась психосоматическая дыхательная недостаточность. Физические и психологические проявления насилия, совершенного над нами сенатором Лихи вызвали вопросы у посторонних лиц относительно их причины.

В равной степени достойны упоминания многие другие — всем известные — лица, с которыми мне и Келли пришлось иметь дело на протяжении многих лет. Эти люди, несмотря на соблюдаемый в ЦРУ принцип "левая рука не знает, что делает правая", были прекрасно осведомлены о травмирующих методах программирования, которым подвергались я и Келли. Все они получали доступ к нашему программированию либо для распространения наркотиков, либо для доставки информации по сделкам, либо для демонстраций методов контроля над разумом, либо, что было чаще всего, для удовлетворения своих извращенных сексуальных потребностей.

Эти очень многие люди и связанные с ними события являются значительной частью моей жизни, но в целях экономии времени и места, о них я расскажу в своей следующей книге. Это не будет тыканьем пальцем из соображений "мести" (это все равно несопоставимо), нет, они должны быть публично указаны, и это имеет значение для всех нас и, прежде всего, это нужно сделать ради наших детей. Список причастных должен быть обозначен для будущих поколений. Также это предотвратит от вмешательства этих людей в какие-либо слушанья в Конгрессе, которые должны последовать за этой публикацией (2).

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "… Нет, — засмеялся Рейган. — Я имел в виду зайти туда. Я не собирался покупать весь магазин. Он у меня уже есть. Просто купи несколько вещей, таких, как, например, швейцарский армейский нож "LL Bean"…"

— Черные швейцарские армейские ножи "LL Bean" служили закодированным обозначением операций уровня Белого дома. Красные швейцарские армейские ножи "LL Bean" были стандартным обозначением операций уровня ЦРУ.

2. "… Список причастных должен быть обозначен для будущих поколений. Также это предотвратит от вмешательства этих людей в какие-либо слушанья в Конгрессе, которые должны последовать за этой публикацией…"

— Пожалуйста, поддержите нас в этих усилиях, написав Вашему конгрессмену.

ГЛАВА 31

КОРОЛЬ И ГЛАЗ

Саудовская Аравия была причастна к большинству операций, в которых я участвовала, в первую очередь к тем, где происходило приобретение или передача оружия, наркотиков и светловолосых, голубоглазых запрограммированных детей. По утверждению Джорджа Буша, Саудовская Аравия фактически является контролируемой финансовой рукой Соединенных Штатов. Король Саудовской Аравии Фахд и его посол в США принц Бандар обеспечивали прикрытие неконституционным и криминальным тайным операциям США. Это включало вооружение Ирака и никарагуанских Контрас; участие США в скандальных махинациях Банка кредита и коммерческого развития [Bank of Credit and Commerce International] и финансирование Теневого бюджета страны через продажу наших детей для использования их в качестве сексуальных рабов и погонщиков верблюдов. Так как США «выиграли» контроль над индустрией наркотиков через так называемые «Войны с наркотиками», Саудовская Аравия взяла на себя важную функцию их распространения. Буш заявлял, что король Саудовской Аравии — его марионетка, и мой опыт говорит о том, что так оно и было в реальности. Вполне естественно, что криминальные дипломатические отношения связали Мексику и Саудовскую Аравию в общих обстоятельствах. Король Фахд и президент Мексики Мигель Де ла Мадрид стали активными членами элитного «Города» Джорджа Буша в Новом мировом порядке. До моего отъезда из Вашингтона моим долгом, «как (запрограммированного) американского патриота», было принять участие в запуске операции «Король и Глаз», которая являлась ответвлением более обширной программы «Зеленые спинки для мокрых спин» [«Operation Greenbacks for Wetbacks» — «Доллары для мексиканцев»].

Хотя планы тайной встречи, проходившей в 3 часа утра в отеле Эль-Энфант [L’Enfante Hotel] были выполнены, я носилась по Округу Колумбия, используя последние минуты для передачи посланий и информации. Не имея другого выбора, мне пришлось оставить Келли в резиденции Буша, где Хьюстон высадил нас в тот день для моего первого брифинга. Когда мы приехали, конгрессмен Гай Вандерджагт был в кабинете Буша вместе с Диком Чейни. Прежде чем отвести Келли вверх по лестнице в жилую часть резиденции, Вандерджагт рассказал Бушу свою историю о лишении меня девственности, кода я была маленьким ребенком. Он посоветовал Бушу сделать то же самое с Келли, прежде чем кто-либо другой "переиграет его". Буш рассмеялся и спросил:

— Почему ты думаешь, что я еще не сделал этого? (1)

Вандерджагт взял Келли за руку и повел наверх, в то время как Буш и Чейни начали давать мне инструкции. Буш пошутил о работе "могильщиков" в "теневую ночную смену" для Белого дома, подразумевая операцию "Король и Глаз". Чейни начал меня инструктировать с обычных угроз жизни Келли, но был прерван телефонным звонком, вызывавшим меня в Белый дом. Я ушла и мне пришлось испытывать паническое чувство страха от того, что пришлось оставить Келли у Буша. Хотя я не могла думать, исходя из каких-то предпосылок, опыт у горы Шаста оставил во мне подсознательный страх за жизнь Келли. Сейчас он был усилен последними угрозами Чейни. Я все еще была в состоянии опасения, когда поздно вечером вернулась в резиденцию Буша, чтобы дослушать инструкции. Вечеринка была в разгаре, я встревожилась, не найдя среди толпы Келли.

Когда я прошла через толпу, Чейни увидел меня и пошел навстречу. Я увидела рядом Вандерджагта, выпившего сверх меры, и спросила у него, где Келли. Он сказал:

— Наверху, спит, Джордж ждет тебя.

Я хотела пойти к Келли, но Чейни, который к этому времен, как обычно, был пьян, догнал меня.

— Иди сюда, — сказал он заплетающимся языком и, имитируя походку Страшилы из "Страны Оз", повел меня через толпу к кабинету Буша. Буш сидел за своим столом, была видна его озабоченность. Он сказал:

— Фил Хабиб готовит номер для его высочества (Фахда), я хочу, чтобы ты выполнила номер для его "дика" [«dick» — пенис].

— Пожалуйста, — ввернул слово Чейни. — Это означает дать ему Королевский секс [«fucking»]. Обслужи его. Ты сегодня вечером полетишь на волшебном ковре, маленький Джинн, вниз, через кроличью нору, через совсем небольшую, и мы встретим тебя на другой стороне.

— Хорошо. Пусть будет улыбка на его лице, когда мы придем (ко встрече в 3 часа утра), — сказал мне Буш, когда я вышла за дверь. — Сделай свою работу правильно.

Меня сопроводили в отель Эль-Энфант, где я должна была выполнить работу проститутки для короля Фахда. Я и раньше подвергалась его сексуальному насилию, но в первый раз сейчас с ним были его пять молодых девушек. Физическое сходство красноречиво говорило в пользу того, что эти девушки из Саудовской Аравии были его собственными детьми. Их возраст был примерно от десяти до двадцати лет. Обозначив тему программирования "Джин из бутылки", с которым Фахд был знаком, я поклонилась и сказала:

— Ваше желание для меня закон.

Первым желанием Фахда было получение информации, я сказала, что она будет предоставлена позже на совещании. Фахд разделся, когда девушки сняли с меня мою одежду. Затем по его приказу они "подготовили" меня — "вымыли" своими языками, в это время младшая удовлетворяла его орально. Девочкам было дано указание отойти в сторону, когда к сексуальному удовлетворению Фахда приступила я. Когда я закончила свою "часть работы" во имя "Дипломатических отношений", Хабиб уже дожидался меня у двери, чтобы сопроводить. Я снова должна была встретиться с Фахдом в 3 часа утра в апартаментах Хабиба.

Когда я вышла за дверь, Хабиб подпрыгивал на месте от нетерпения, видимо, под действием кокаина. Играя свою роль Белого Кролика, он заголосил в манере персонажа из "Страны чудес":

— Мы опаздываем! Мы опаздываем! Очень важное свидание!

Он повел меня вниз по лестнице ко входу в отель, где Буш и Чейни ожидали одетые в смешные, бросающиеся в глаза плащи.

Буш приказал Хабибу: "Звони!" и указал на телефон на стойке. Хабиб повернулся и поспешил к телефону. Чейни ушел наверх по лестнице, оставив меня наедине с Бушем. Буш спросил меня, указывая на Хабиба:

— Разве ты не хотела увидеть прыгающего кволика [«wabbit hop», подражание комичному персонажу мультфильма, «rabbit» — «wabbit», «кролик» — «кволик»]?

Через минуту вернулся Чейни. Приставленный ко мне сопровождающий из Секретной службы привел меня к бутику отеля дожидаться, когда начнется встреча в апартаментах Хабиба. В течение долгого времени я была лишена воды, мой сопровождающий обратил мое внимание на то, что мы сидим у фонтана, и сказал мне, что ему дано указание: "Можешь привести шлюху к воде, но не можешь позволять ей пить". Потом он дразнил меня тем, что знает, что я бы могла "высосать горбы у тысячи верблюдов". Наконец, он повел меня на встречу в номер Хабиба, где между Бушем, Чейни, Фахдом и Хабибом уже шла дискуссия.

Буш открыл доступ к сообщениям и банковским реквизитам, запрограммированным во мне в Шаста, и приказал мне дать отчет о моей встрече с Де ла Мадридом и последующем открытии границы в Хуаресе. Эта встреча была достаточно сложной, воспоминание о ней составлено из разных частей и не может быть задокументировано здесь вне контекста. Я знаю, что Буш подготавливал условия для установления Нового мирового порядка, используя роль Мексики и Саудовской Аравии для прикрытия и дальнейшего расширения тайной преступной деятельности США. В эти планы входило вооружение Ирака и война с применением химического оружия.

Послание Рейгана, запрограммированное во мне в тот же день, было еще одним доказательством этого. Как было приказано, я озвучила его королю Фахду:

— Президент Рейган приветствует короля Фахда. Переговоры, к которым Вы собираетесь приступить, имеют решающее значение не только для мирного процесса, но могут укрепить американо-саудовские отношения, и их польза превзойдет все Ваши ожидания. Даю Вам мое слово, что то, что представляется как наращивание сил в Ираке, не более чем мираж среди бури. И когда эта операция будет завершена, и пыль окончательно уляжется, Вы увидите, что пески смещены во времени и накрыли наших врагов и передали всю силу и власть нашим совместным усилиям. Объединившись, мы стоим, чтобы подчинить все во имя мира и мирового порядка, и я уверен, что вместе мы не можем потерпеть неудачу. Саддам разрушает то, что гораздо меньше, для нас, чтобы иметь дело с тем, что получится, когда мы осуществим Порядок. В то же время, мы получим большую выгоду, и чтобы получить ее, не стоит терять ни минуты.

Шел дождь, когда меня доставили обратно в резиденцию Буша, где Хьюстон ждал меня и Келли, чтобы отвезти обратно в Теннеси.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "…Вандерджагт рассказал Бушу свою историю о лишении меня девственности, кода я была маленьким ребенком. Он посоветовал Бушу сделать то же самое с Келли, прежде чем кто-либо другой "переиграет его". Буш рассмеялся и спросил:
— Почему ты думаешь, что я этого еще не сделал?.."

— Назначенный властями штата Аляска врачебный осмотр на предмет проверки факта сексуального насилия над ребенком и фотографии подтверждают, что на этот раз Буш сказал правду.

ГЛАВА 32

МЕСТО, КУДА МОЖНО УБЕЖАТЬ, И ГДЕ НЕТ НЕОБХОДИМОСТИ СКРЫВАТЬСЯ

Алекс Хьюстон вел свой бизнес с продажей наркотиков под видом конденсаторов на протяжении многих лет, постоянно меняя называния фирмы и клиентов. В конце лета 1987-го года к нему пришел официальный запрос из КНР, дававший возможность вести прибыльный легальный бизнес. Он подыскал партнера, который, как он сказал, имел любопытные, но не доказанные связи с разведкой США. Этим партнером был Марк Филлипс. Хьюстон запретил мне встречаться с ним, пока он не завершил его проверку. Хьюстона привлекало его увлечение ведением международного бизнеса. Ради сотрудничества с Марком Хьюстон организовал отдельную корпорацию. Марк Филлипс стал президентом и генеральным исполнительным директором "Uniphayse". Прошло немного времени, и Марк завоевал доверие Хьюстона своими профессиональными успехами, и тогда Хьюстон позволил мне встретиться с ним.

Я почувствовала сразу, что Марк сильно отличается от других мужчин, с которыми мне приходилось регулярно сталкиваться. Он относился ко мне как к человеку, и в его глазах не было видно никакой сексуальной заинтересованности во мне. Вместо того, чтобы обсуждать мировое господство, рабство, порнографию, наркотики и геноцид, как те, кого я знала раньше, он познакомил меня с енотами, которых он несколько лет назад спас от угрожавшей им смерти, а затем приручил. Меня глубоко впечатлило то, как его "дикие" животные любят и доверяют ему. До этого я не могла и думать о том, чтобы обратиться к нему за помощью.

Осенью 1987 года Келли была зачислена в католическую школу Св. Пия в Нэшвилле. Ее необычное поведение обсуждалось на консультациях в школе, но его причины не были определены. Келли до сих пор с иронией вспоминает данные ей абсурдные советы — излить свой гнев на бумаге и попрыгать на ней. Ее "гнев", вызванный тяжелейшими физическими и психологическими пытками и сексуальными надругательствами, не мог быть облегчен такими упрощенными средствами. Хьюстон запретил Келли проявлять эмоции, и она соблюдала это условие. Однажды, когда он жестоко избил ее за смех, я забилась в угол вместе с ней и так держала ее несколько часов. Слезы текли по ее лицу, она открыла шторы в спальне и взывала к тому, что она считала "Глазом Буша в небе":

— Почему ты ненавидишь меня? Почему ты ненавидишь меня так сильно, мир, когда я люблю тебя? Я хочу умереть прямо сейчас. Я не могу терпеть это больше.

Приступы астмы, почти доводившие ее до смерти, которые у нее случались, показывали, что пытки, которые она вынесла от Хьюстона, — это слишком много для семилетнего ребенка. Сейчас я понимаю, что остальные части ее личности, которые могли бы задаваться вопросом, почему ее существование было таким ужасным, и понимать это, были заперты, чтобы она шла по жизни в состоянии программно-контролируемого раба.

В декабре 1987 года в мое 30-летие начался последний отсчет до момента моей смерти. Хьюстон был в постоянном контакте с Майклом Данте (это показывают телефонные квитанции), а также были завершены все договоренности о передаче Келли и меня в Калифорнию. Там меня должны были сжечь заживо, а сцену жертвоприношения заснять для порнофильма [точнее, снафф-фильма]. Планировалось, что Келли после этого станет собственностью Данте. Но до этого я получила указание завершить свою часть работы в операции "Зеленые спинки для мокрых спин", встретившись с Де ла Мадридом. Хьюстон заказал новогодний круиз NCL для нас троих.

Келли и я гуляли среди руин мексиканских пирамид в Тулуме. Хьюстон указал нам на ящерицу игуану, загоравшую на солнце на камне недалеко от стоянки. Когда Келли и я подошли к игуане, два служащих мексиканской секретной службы вышли из темно-синего "Мерседеса". Они использовали ключи, коды и триггеры от нашего программирования, которые позволили им гипнотически создать иллюзию того, что игуана транс-формировалась [от слова «транс»] в Де ла Мадрида. Эта техника контроля должна была обеспечить установку амнезического блока, препятствующего восстановлению памяти.

На самом деле нас перевезли на автомобиле в похожий на музей дом Де ла Мадрида неподалеку. Там женщина в униформе привела нас в уже знакомую мне спальню. Королевских размеров водяная кровать Де ла Мадрида была встроена в конструкцию из темного дерева. На этот раз покрывало на ней было плисовым, черного и кроваво-красного цвета. На него Де ла Мадрид указал Келли, когда поместил ее на кровать. Из своего опыта я знала, что кровать Де ла Мадрида сама по себе была высокотехнологичным аттракционом НАСА. Внутри балдахина был встроен экран, составленный из мониторов НАСА "Goldstar", которые обычно используются в "экспериментальном" программировании контроля над сознанием. Де ла Мадрид просматривал здесь порно-видео и сделанные в НАСА фильмы. Однажды, когда я была в его постели, на мониторах отобразилось то же самое голубое небо с движущимися облаками, которое в НАСА использовали для включения моей программной установки "Где-то во времени". Эффект усиливался тем, что водяная кровать Де ла Мадрида заставляла меня покачиваться как поплавок на воде, а белье на ней отображало такие же облака. Уже запрограммированное во мне на сеансах в НАСА состояние "Где-то во времени" было достижимо для Де ла Мадрида через такие технические средства. Когда нужная программная установка была запущена, на экраны через встроенную камеру транслировалось отображение нашего секса или запись с прошлых встреч.

В этот раз Де ла Мадрид сказал:

— Давайте закончим, где мы начали…

Он подразумевал тот момент, когда я стала свидетелем изнасилования моей дочери в Шаста. Он приказал мне раздеться и облокотиться на спинку кровати. Стягивая с Келли джинсы, он сказал:

— Ты родила ее так же, как родила договор о границе, и теперь должна пройти по обоим пунктам. Слезы, которые она прольет, когда ты будешь гореть, не смогут погасить пламя страсти, которое ты передашь ей. Твоя бурная сексуальность будет возрождена в ней, и этот гормональный эксперимент в области генетики будет успешно развиваться в течение нескольких поколений**. Твоя задача завершена. И благодаря моим друзьям в Вашингтоне НАСА усовершенствовало формулу и создало технологию зеркального деторождения с воссозданием наследственной крови. Только одно обнаруженное отличие заставляет кровь стынуть в жилах. Ящеры. Смотри сама.

Де ла Мадрид указал на экран под балдахином, где на созданном в НАСА видео я "родила" ящерицу. К этому моменту дизайнерский наркотик НАСА под названием "Спокойствие", введенный мне, вступил в силу. Мои глаза были гипнотически зафиксированы на видео, пока Де ла Мадрид использовал для орального секса мою дочь. Она тоже была под воздействием наркотика и беспомощна, спокойно выполняя каждое его требование. Де ла Мадрид заставил меня раздвинуть ноги, выставив изувеченное изображением влагалище. Одновременно он душил Келли своим пенисом и совершал оральный половой акт с этим изображением Бафомета.

Когда, наконец, мы вернулись на корабль NCL, у меня и Келли был приступ болезненной рвоты от насилия Де ла Мадрида и травмы высоким напряжением, которой мы подверглись после этого. Необычно крупная партия кокаина и героина была загружена в стены нашего дома на колесах, когда мы пришвартовались в Ки Бискейне [Key Biscayne], Флорида. Хьюстон остался на борту корабля на следующую неделю. Я на машине, набитой наркотиками, со своей больной дочерью, поехала на ферму Хьюстона в Теннеси.

Ко времени возвращения Хьюстона в Теннеси, Кен Райли, как и было запланировано, уже опустошил находившиеся в машине запасы наркотиков и распространил их дальше по сети сбыта. Единственным делом, требовавшим присутствия Хьюстона, было передача меня и Келли в руки Данте, и еще ему нужно было узнать о последних успехах Марка Филлипса.

Хьюстон начал программировать меня на то, что при отправке к Данте не нужно брать ничего, кроме Келли и одежды. В это время Марк Филлипс и я достигли того уровня общения, который был новым для меня. Хотя у меня не было никакого сознательного понимания того, что он говорил, истины, озвученные им, проникали в меня до глубины мое души. Например, когда он показал мне свой спортивный автомобиль "DeLorean", который он назвал "Назад в будущее", он мудро, со скрытым смыслом, сказал: "Иногда вы должны знать, где вы были для того, чтобы знать, куда направляетесь".

Марк попросил меня помочь ему найти спрятанные в нашем доме файлы, указывающие на (корпоративную) преступную деятельность Хьюстона. Мало того, что я с радостью сделала это, но еще я "почему-то" была в состоянии попросить Марка о помощи. Я попросила его, чтобы он помог Келли и мне скрыться от Хьюстона, прежде чем меня убьют, а Келли приговорят к жизни, которая будет хуже смерти. Марк заверил меня, что поможет.

На следующий день была назначена доставка меня и Келли от Хьюстона к Данте. Я почувствовала в этот день странное побуждение позвонить Марку и уведомить его. В то утро Хьюстон уехал в офис Марка, полагая, что Марк собирается встретиться с ним. Но Марк вызвал команду грузчиков на дом и спас меня и Келли. Он виртуозно перехватил нас в самый последний момент. Марк даже понял наше с Келли желание спасти наших домашних животных и животных нашей фермы от жестокого обращения Хьюстона. Он так организовал это, что передача животных новым хозяевам произошла в одно время с нашим побегом. Все это было проделано в течение двух часов.

— Проснись, спящая красавица, — нежно сказал Марк, разбудив меня утром с чашечкой свежего кофе. — Добро пожаловать в новый день**.

Когда я открыла глаза, то испытала на себе такую доброту, которой не знала никогда раньше, и мир казался мне совершенно новым. Марк подарил мне красивые часы, которые он застегнул на моем запястье. Заметив мое изумление и удивление, он объяснил:

— Теперь ты всегда будешь знать, что я дал тебе время суток.

Время суток? Никто никогда не давал мне своего времени раньше. Только отбирали мое. Я никогда не носила часов. Я даже не знала, какой месяц был или год, не говоря уже о мелодии дня. Я понятия не имела о времени, и Марк объяснил, что с этого момента я всегда должна его контролировать [чтобы можно было отследить периоды возможного «выпадения» в другие личности и предусмотреть действия, которые могут быть совершены в программно-контролируемом состоянии].

— Ты говоришь, что кто-то пытается тебя убить. Почему? — спросил Марк. Я не могла думать, чтобы ответить. Я была полностью в состоянии амнезии. Мы теперь были в постоянной опасности, буквально уворачивались от пуль, а я отчаянно искала ответы. Как, о какой помощи я могла бы просить, даже не зная, от кого или от чего я убегала? Где-то внутри меня эти ответы были, и я намеревалась раскрыть в себе их все. Это нужно было сделать быстро, от этого зависела жизнь нас троих (1).

Марк понимал, что восстановление памяти полностью зависело от безопасности. В то же время, никто из нас не мог быть в безопасности, пока я не могла вспомнить, кто и что угрожало нам. Марк быстро продал все, что у него было, в том числе свой "DeLorean", оставив лишь крайне необходимое. Кроме того, он продал дом на колесах, который причитался мне при моем разводе с Алексом Хьюстоном. Используя эти средства, Марк увез меня и Келли в мирную глухомань Аляски.

4 февраля 1988 года для меня и Келли положило начало нашего нового существования, свободного от программного контроля. Это также было началом новой "Самой опасной игры" международных масштабов, в которую мы теперь вступили. Несмотря на смертельные угрозы и попытки запугивания, пережитые нами за последние семь лет, мы не отказались от планов обнародовать эти секреты, что само по себе уже — "другая история".

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "…Я была полностью в состоянии амнезии. Мы теперь были в постоянной опасности, буквально уворачивались от пуль, а я отчаянно искала ответы. Как, о какой помощи я могла бы просить, даже не зная, от кого или от чего я убегала? Где-то внутри меня эти ответы были, и я намеревалась раскрыть в себе их все. Это нужно было сделать быстро, от этого зависела жизнь нас троих…"

— Как только точность данных, раскрытых через мое депрограммирование подтверждалась, эти записи о перенесенном опыте и причастных лицах пополнялись. Те, кто читал их на протяжении многих лет, в буквальном смысле могли наблюдать обретение мной мира, восстановление разума от частички к целому миру [«piece/peace-of-mind»] (реинтеграцию).

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "… Келли и я гуляли среди руин мексиканских пирамид в Тулуме. Хьюстон указал нам на ящерицу игуану, загоравшую на солнце на камне недалеко от стоянки. Когда Келли и я подошли к игуане, два служащих мексиканской секретной службы вышли из темно-синего "Мерседеса". Они использовали ключи, коды и триггеры от нашего программирования, которые позволили им гипнотически создать иллюзию того, что игуана транс-формировалась [от слова «транс»] в Де ла Мадрида. Эта техника контроля должна была обеспечить установку амнезического блока, препятствующего восстановлению памяти.
На самом деле нас перевезли на автомобиле в похожий на музей дом Де ла Мадрида неподалеку. Там женщина в униформе привела нас в уже знакомую мне спальню…"

— Приведу здесь фрагмент на ту же тему из предыдущей главы:

"… Де ла Мадрид утверждал, что в нем течет кровь потомков Майя и пришельцев, что дает ему возможность превращаться в Игуану "по собственному желанию". Де ла Мадрид создавал голограмму тем же способом, которым делал это Буш через программирование "Ты есть то, что ты читаешь". Эта голограмма давала иллюзию, как будто он превращается в ящера. Когда я была в Мексике, мне приходилось много времени проводить в ожидании среди скал, где водилось много игуан, гревшихся на солнце. После этого меня отвозили на запланированные встречи с "его королевским величеством Ящером"…"

— Два события — наблюдение живых игуан и встреча с Де ла Мадридом соединялись вместе в памяти Кэти и Келли через амнезический провал, это позволяло усилить эффект гипнотического внушения при создании впечатления превращения Де ла Мадрида в "Ящера":

"…Когда Келли и я подошли к игуане, два служащих мексиканской секретной службы … использовали ключи, коды и триггеры от нашего программирования, которые позволили им гипнотически создать иллюзию того, что игуана транс-формировалась в Де ла Мадрида…"

Дэвид Айк в цитированной ранее статье так перевирает рассказ Кэти о мексиканском "Ящере":

"… Кэти О'Брайен пишет, что видела, как многие политики Америки превращаются в рептилий. Ещё она рассказывает о Мигеле де ла Мадриде, президенте Мексики в 80-е годы. О том, что он рассказывал ей о расе Игуан. Он рассказал ей, что раса Игуан скрещивалась в древности с мексиканскими народами — с Майя и другими — потому что им нужно было создать линию крови и тела, которые могли бы ходить и, что именно представители линии, произошедшей от скрещивания Игуан и людей могут менять форму и становиться, то людьми, то рептилиями. Она также написала, что он превратился в рептилию у неё на глазах…"

Нужно очень осторожно относиться ко всем новомодным "теориям заговора".

Заговор, тайный сговор — явление реальное и обычное для всей нашей истории. Можно сказать, что наша история — это история заговоров. История тайных сделок, секретных соглашений, подкупов, покушений, провокаций. Но сейчас эту тему заговора карманные дезинформаторы хозяев Нового мирового порядка, такие как Дэвид Айк, настолько дискредитировали своими откровениями и довели до абсурда, что уже само слово "заговор" стало восприниматься как нечто нелепое, дикое и достойное упоминания только в дешевой бульварной прессе.

Выяснилась еще одна интересная деталь — к вопросу о дезинформации.

Книга Кэти О'Брайен издавалась несколько раз, она есть во многих библиотеках, даже в библиотеке Конгресса США.
Казалось бы, это странно. Почему бы создателям системы программно-контролируемого рабства, если они такие всемогущие, не воспрепятствовать распространению этой книги?

Но это было бы слишком примитивной реакцией. Она вызовет лишний шум, противодействие, возникнут "информационные поводы" для СМИ, протесты активистов, отголоски протестов в прессе и т.д.
Специалисты по манипулированию массовым сознанием действуют по-другому. Они используют удар врага, добавляя в него же свое усилие и перенаправляя его против самого врага.

После появления книги Кэти О'Брайен вышла аналогичная книга воспоминаний "секс-рабыни" Брайс Тейлор (Сьюзан Форд) "Спасибо за воспоминания" — Brice Taylor (Susan Ford) "Thanks For The Memories". По объему она в полтора раза больше, содержит очень большое количество подробностей из жизни "Монарх"-рабов и из жизни первых лиц в правительстве США, использующих "Монарх"-рабов. Вот только несколько странностей в ней заставляют усомниться в подлинности "воспоминаний" Брайс Тейлор.

Первая. В книгу, в самом ее начале, включена статья Рона Паттона "Проект Монарх. Нацистский контроль над разумом" — Ron Patton, "Project Monarch, Nazi Mind Control". Упоминание о книге Кэти О'Брайен "Транс-формация Америки" в этой статье оставлено, но абзац, где говорится: "Противоречивые заявления Филлипса, однако, вызвали сомнения в подлинности его заявлений", убран и заменен примечанием о том, что этот "абзац опущен в оригинале": [paragraph omitted in original].

Как такое может быть? В этой фразе Брайс Тейлор противоречит сама себе. Абзац может быть "опущен" только в перепечатке, а не в оригинале. Но другого способа схитрить, убрать его не было.

Понятно, что Брайс Тейлор (или тот, кто выдает себя за "Брайс Тейлор") в своей книге не может открыто поставить под сомнение свидетельство Кэти О'Брайен. Это выглядело бы совсем глупо: "Вот я настоящая секс-рабыня, а она нет". Зато цитирование статьи Рона Паттона "самой" жертвой "Монарх"-проекта ставит Рона Паттона в ранг авторитетных специалистов по данному вопросу, и его статью будут изучать все, кто заинтересуется данной темой. А значит, они прочитают и абзац, ставящий под сомнение свидетельства и Марка Филлипса, и Кэти О'Брайен.

Сейчас обе эти книги — и "Транс-формация Америки" Кэти О'Брайен, и "Спасибо за воспоминания" Брайс Тейлор — в массовом сознании воспринимаются как одно. Везде они идут рядом, подаются как одна правда об одной и той же теме. Поэтому зерно самопротиворечия в саму тему уже посеяно. Для читателя, которому будет недосуг разбираться в тонкостях этой дезинформации, все будет выстраиваться в такую "логическую" цепочку рассуждений:
1) есть воспоминания двух бывших рабынь проекта "Монарх";
2) в воспоминаниях одной из них, косвенно, свидетельство другой поставлено под сомнение;
3) непонятно, кто из них лжет;
4) вообще это какая-то мутная тема.

Поэтому читатель быстро забросит этот вопрос как слишком туманный и сложный, включит телевизор и будет с удовольствием слушать речи тех самых сенаторов и президентов. Они ведь так мило улыбаются и все в их речах так просто и понятно…

Уже вышло много статей в англоязычных СМИ и в переводах на русский язык о том, что появилась целая толпа полоумных женщин, которые всем рассказывают бредовые истории о том, что кто-то их зомбировал и использовал как секс-рабынь.
Тема разбавлена ложью, опошлена и превращена в сомнительную, с оттенком подлога и неприличного скандала.

Вторая, еще более странная деталь в книге Брайс Тейлор — то, как она описывает свое взаимодействие в качестве "президентской модели" с иерархами Ватикана:
Ее обработчики-хозяева с помощью техник контроля над сознанием вызывали в ней различные "феноменальные" состояния, такие как произнесение речей на латыни чужими голосами и появляющиеся на теле "святые" раны-стигматы. Эти феномены несчастные, ничего не подозревающие папы римские и кардиналы принимали за чистую монету и верили, что Брайс Тейлор передает им от президентов США "Божественные послания".

То есть две книги, "Транс-формация Америки" и "Спасибо за воспоминания", противоречат друг другу в главном. Кэти О'Брайен показывает, как во всех эпизодах — от сеансов программирования до тайных операций — участвуют Иезуиты, как Ватикан руководит иезуитами-сенаторами, иезуитами-министрами, иезуитами-президентами, как правительство США, подчиненное Иезуитам, обслуживает Ватикан. А Брайс Тейлор преподносит нам иерархов Ватикана как наивных, невинных служителей Бога, которых хозяева "Монарх"-рабов вводят в заблуждение через создание поддельных "чудес".

Каждая глава книги Брайс Тейлор заканчивается цитатой из Библии, то есть тем, на чем основано базовое программирование, разработанное Иезуитами для проекта "Монарх". Это очень красноречивая деталь.

Что является правдой в книге Брайс Тейлор? Насколько можно доверять тому, что она излагает? Можно предполагать, что огромный массив данных, разоблачений, приправлен в ней одним процентом лжи, чтобы прикрыть создателей и хозяев проекта "Монарх" — Иезуитов. А можно с той же вероятностью предполагать, что весь массив данных в этой книге является ложью, сфабрикованной с той же целью.

Одним словом, хозяева системы программно-контролируемого рабства вовремя подсуетились, выпустили мощную, хорошо продуманную и подготовленную дезинформацию, которая подрывает доверие общества ко всей этой теме.

** "…Стягивая с Келли джинсы, он сказал:
— Ты родила ее так же, как родила договор о границе, и теперь должна пройти по обоим пунктам. Слезы, которые она прольет, когда ты будешь гореть, не смогут погасить пламя страсти, которое ты передашь ей. Твоя бурная сексуальность будет возрождена в ней, и этот гормональный эксперимент в области генетики будет успешно развиваться в течение нескольких поколений…"

— А вот здесь в своем красноречии Де ла Мадрид проговаривается о сути проекта "Монарх" — это отбор детей в семьях, которые, из поколения в поколение, вырождаются через насилие и распущенность, инцест и педофилию. То же, что происходит в семьях потомственных Иллюминатов. Такое "наследие", передаваемое от поколения к поколению, действительно проявляется и усиливается на генетическом уровне. Физически, психически человек, рожденный в такой "династии", беззащитен. Его психика легче поддается "взлому", расщеплению на множество "личностей", диссоциации, и полному подчинению чужой воле.

Свали пишет о своей семье, включенной в такую династию Ордена Иллюминатов (17 интервью Спрингеру):

"… Моя младшая сестра помнит, как ее в возрасте 3 лет, связанную, с кляпом во рту, насиловали на каменном алтаре. Она также помнит, как наша бабушка по отцовской линии брала ее, в возрасте с 3 до 5 лет, к своим друзьям, которые сексуально надругались над ней. Сестра стала алкоголиком в 13 лет, после совершенных в 12 лет семи попыток самоубийства. Мой старший брат не имеет совершенно никаких воспоминаний о своей жизни до 20 лет, его жизнь совершенно пуста. Он знает, что наш отец был странным человеком с извращениями. Брата спасли из запертого гаража, в котором он пытался повеситься, когда ему было 8 лет…"

Фиона Барнетт рассказывает о том, как ее предкам — беглым нацистам из Европы — британское правительство предложило убежище в Австралии. Как эти европейские иллюминаты-сатанисты, которые при создании (Иезуитами) Третьего рейха составили основу его черной иерархии, обосновались на новом месте и продолжили ритуальные практики Иллюминатов:

"… Моя литовская бабушка Елена Милавеска сотрудничала с гестапо во время Второй мировой войны…
После войны Елена предприняла усилия, чтобы иммигрировать в Австралию.
Она убедила иммиграционные службы в том, что Пойтре "Питер" Холожак … был ее мужем и отцом маленького ребенка на ее попечении — моего будущего отца Митека Рылько. Таким образом, Елена и Пойтре присоединились к большой волне военных преступников из Восточной Европы, принявших предложение об убежище в Австралии…

Елена и Пойтре также часто брали меня с собой в компанию их знакомых из Европы, где я подвергалась изнасилованиям. В это сообщество входило большое число нацистских военных преступников, которые обосновались к югу от Сиднея, между Сазерленд Широм и Волонгонгом.
Эти поселенцы изменили свои фамилии на английский лад. Они вместе работали, участвовали в оргиях и практиковали обряды тайной религии нацизма, как я понимаю, вынесенные ими из Европы. Я видела, как они использовали в качестве жертв сексуальных ритуалов своих же отпрысков, и я видела, как эти дети потом становились такими же преступниками.
Пойтре и Елена Холожак ввели меня в национальный круг сексуальной эксплуатации детей, когда мне еще не было семи лет. Его члены периодически надругались надо мной до моего пятнадцатилетия. В эту сеть входят полицейские, психиатры, психологи, актеры, писатели, политики, биохимики, преподаватели вузов, врачи…
Участником этого сообщества был и психолог Джон У. Гиттингер, сотрудник ЦРУ и американских военных, разработчик системы оценки личности. Гиттингер насиловал и унижал меня.
Эта организованная сеть сексуальной эксплуатации детей также занимается незаконным оборотом оружия и наркотиков.
Я была свидетелем сексуальной эксплуатации детей в Сиднее, Воллонгонге, Батерсте и Канберре. Эти преступления совершались в часовне BoysTown в Энгадине, военных казармах Холсворти, которые находятся рядом с Энгадином, в католической церкви Regina Coeli Memorial в Беверли-Хиллз, в католической часовне колледжа св. Иоанна при сиднейском университете, на территории НПЗ Caltex в Курнеле, на кладбище Гарраварра около водопада, в мэрии Батерста и на территории многих национальных парков, расположенных между Сиднеем и Воллонгонгом.
Я была свидетелем многих актов похищения детей, которым вводили наркотики, а затем пытали, насиловали и убивали. Члены этой организации сексуально возбуждались при актах некрофилии, зоофилии и садизма…"
(http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/0008_vo_vlasti_001.shtml)

Система, деятельность которой засвидетельствовали Фиона Барнетт, Свали и Кэти О'Брайен, не пришла в наш мир с других планет, от каких-то "рептилоидов". Она не создана "транснациональными корпорациями", поскольку намного древнее этого понятия и явления. Не изобретена "сионистами", потому что не выделяет под свое покровительство какую-то одну нацию. Она использует людей всех наций как сырье, как материал, как рабов. Ее деятельность направлена на развращение человека и подавление любых проявлений духовности, высоких человеческих качеств и чувств. Эта система — Сатанизм. Главный ее инструмент и средство влияния на общество — Римско-католическая церковь.

В статьях Джуди Байингтон, посвященных деятельности международного Трибунала ITCCS, рассказывается о Культе Девятого круга сатанинских жертвоприношений и его адептах, в частности, Йозефе Ратцингере, который еще недавно был Папой римским (http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/0007_ritualnoe_nasilie_001.shtml):

"…Из речи главного прокурора перед 5 международными судьями и 27 членами суда (jury members): "Документы из секретных архивов Ватикана, представленные в суде, однозначно указывают на то, что на протяжении веков иезуиты в соответствии с четко намеченным планом совершали ритуальное убийство новорожденных младенцев с последующим употреблением их крови. Эти действия вытекали из их извращенных представлений о том, что так они извлекают духовную мощь из крови невинных и обеспечивают тем самым политическую стабильность папства в Риме. Эти акты геноцида были системные и узаконенные. По крайней мере, с 1773 года они выполнялись Римско-католической церковью, иезуитами и папами".
Два свидетеля утверждают, что в детском возрасте им пришлось наблюдать детские жертвоприношения, проходившие с участием папы Йозефа Ратцингера. В соответствии с записями Ватикана, представленными в суде, по крайней мере, с 1962 года Ратцингер участвовал в детских жертвоприношениях в качестве "Рыцаря Тьмы". Ратцингер был помощником капеллана в немецком концентрационном лагере Равенсбрюк во время Второй мировой войны. Дети для убийств поставлялись из лагеря смерти. Нацистский Орден Рыцарей Тьмы — Ваффен СС — был учрежден Гитлером в 1933 году и соединил в своей идее древние языческие оккультные верования о силе человеческих жертвоприношений…"

 

Йозеф Ратцингер обслуживал ритуалы детских жертвоприношений в нацистском концентрационном лагере.
Для того, чтобы "отмыть" собственную биографию, ему пришлось подделать свои детские метрики — изменить дату рождения на более позднюю, как это делали многие нацисты, сумевшие скрыться от правосудия после Войны.
Ратцингер был настолько успешен в карьере служителя Культа Девятого круга сатанинских детских жертвоприношений, что даже был избран на должность Папы римского. Когда же стало известно, что международный Трибунал ITCCS собрал множество доказательств и показаний жертв его преступной деятельности, то — впервые в истории — произошло невероятное: "наместник Бога" ушел с занимаемой должности по собственному желанию. На его место заступил Иезуит Хорхе Бергольо.

Как выглядит один из ритуалов сатанинского Культа Девятого круга глазами непосредственного свидетеля, можно найти в интервью Свали Грегу Шимански.

Как кандидата на важную должность инструктора в Ордене Иллюминатов, ее в возрасте двенадцати лет доставили в Рим, в Ватикан. Там в тайном подземном святилище под Ватиканом был проведен обряд ритуального убийства (http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/0010_svali_breaking_the_chain_001.shtml):

"… родители повезли меня на церемонию в Ватикан. Я говорила, что все руководители групп в определённый момент делают то же самое…

…Под Ватиканом есть большая комната… В нее ведут 13 камер-катакомб. Спустившись вниз по ступенькам в эту комнату, вы видите, что она круглая, там все круглое. Затем они выносят мумии из катакомб и помещают их у входа в каждую камеру-катакомбу (по одной мумии у каждого входа). Они говорят, что "дух Отцов будет наблюдать за церемонией".

… В центре комнаты стоял стол, сделанный как будто из темного стекла. Однако это был камень, отполированный до сияющего блеска черный камень. Возможно, что-то вроде обсидиана или оникса, впрочем, я не уверена. Я видела такой камень в первый и единственный раз.

По углам были проложены золотые каналы, собирающие жидкости. В центре стола находился мальчик в состоянии наркотического опьянения. Думаю, его накачали наркотиками, потому он вел себя очень спокойно. Он не двигался и ничего не говорил.

Г.Ш. (Грег Шимански): Маленький мальчик лет трёх-четырёх, не так ли?

Свали: Да.

Г.Ш.: Далее они принесли ребенка в жертву.

Свали: Да. Я уже рассказывала Вам об этом. Да…

Г.Ш.: Помните ли Вы слова, которыми сопровождалась церемония?

Свали: (пауза) Человек был в пурпурной мантии и говорил по-латыни. Он произнес: "Пожалуйста, сегодня примите жертву". И далее: "Жертва закрепит церемонию". А потом он сделал это…

…После этого, человек в пурпурной мантии… на руке у него был огромный золотой перстень. Он вышел в центр комнаты. Все собравшиеся по одному подходили к нему, опускались на колени, целовали перстень и клялись в верности Новому Порядку, Новому Мировому Порядку для всех … служить до самой смерти.

…Присутствовали двое детей и трое взрослых. Все выходили вперед и делали то же самое. А потом нам сказали, (медленно и точно): "Пусть то же самое или еще хуже произойдет с вами, если вы нарушите эту клятву".

… Пройти через это оказалось очень трудным, а ощущение ужасной угнетенности оказалось самым худшим испытанием в моей жизни. Будучи связанной с Иллюминатами, я прошла через несколько церемоний, вы обязаны проходить через них. Но на своем опыте могу сказать, что это было самое ужасное переживание в моей жизни. Не могу выразить, сколько тьмы сгустилось в комнате. Это зло в его самом чистом виде…

…И дело не только в том, что там происходило. Дело в ощущении подавленности. Сейчас я христианка и понимаю разницу между присутствием зла — угнетения и подавления — и присутствием Божественной любви — радости и мира. В той комнате все было совсем наоборот…

…В Европе есть 12 Отцов [Ордена Иллюминатов], представляющих разные народы Европы. Они терпеливо ожидают Того, Кто Придет. И во время церемонии в Ватикане, стоя на коленях, я торжественно клялась преданно служить Тому, Кто Придет…

Г.Ш.: Вы рассказывали об иерархии, которая начинается с 12 Отцов. Не могли бы Вы описать всю иерархию, чтобы люди знали, как именно организована данная группа?

Свали: Конечно. Самые высокие уровни — это Рим. Это силовой центр или сердце Иллюминатов; там находится их силовая база. Вот почему весь руководящий состав должен присягать на верность в Риме, поскольку он считается ядром, духовным центром вселенной…"

Черные маги Ватикана за сотни лет своей деятельности сумели создать совершенную систему подчинения общества их власти и авторитету. Эта система рабства иерархична, в ней много уровней. Представители одних уровней даже не знают о существовании других, вышестоящих. Тайные общества, ордена, церкви, секты, культы, партии, спецслужбы. Так же иерархичен, многолик и набор идеологий, созданных под каждый уровень и каждое ответвление этой системы, охватывающей весь мир. Идеологии масонов, Иллюминатов, церквей, сект. Под каждый элемент системы создана своя мифология, набор идей, которые служат канвой, основой для вплетения в нее условных команд, задействующих в людях, вовлеченных в эту систему, внедренные в них программные установки.

Когда кому-то из рабов этой системы удается вырваться на свободу, и он начинает выдавать сведения о ней, "инсайдерскую" информацию, то к ней приходится относиться очень осторожно. Тщательно разделять то, что относится к его личному опыту, и то, что заложено в сознание этого человека как элемент программирующей идеологии.

Так, например, информация Свали о "Богах", которым посвящают свои ритуалы Иллюминаты в разных отделениях ордена, не может иметь никакой ценности. В ней боги и демоны древнего Египта, Греции, Вавилона смешаны в один невообразимый винегрет и какой-то пародийный, "оккультный", кукольный театр.

Также и с историей, с историческими личностями. Произвольно те или иные исторические деятели разных эпох определены хозяевами Иллюминатов как якобы причастные к их ордену, чтобы усилить его авторитет в глазах членов ордена.

Даже в определении самой сути этого многоликого культа невозможно положиться на мнение бывшего его члена.
Например, Свали, описывая жертвоприношение и тьму, которая "сгустилась в комнате", и зло "в его самом чистом виде", следуя преподанной ей в ордене идеологии, говорит, что учение Иллюминатов это не сатанизм, а "Люциферианство":

"… Члены группы обладают духовной ориентацией. Они не сатанисты, они люцифериане, а это не одно и то же…"

Свали называет себя христианкой, говорит о том, что сейчас, после выхода из ордена и депрограммирования, она стала христианкой. Но не пытается связать даже эти два понятия из христианского мировоззрения — "Сатана" и "Люцифер". Описывая дьявольскую систему обработки членов ордена, их черные магические ритуалы, жертвоприношения, сатанинские жертвоприношения, она со странным постоянством утверждает в своих интервью, что Иллюминаты — "не сатанисты", а "люцифериане". Это все равно, что говорить: "они не сатанисты, а дьяволопоклонники", пытаясь обозначить этим какую-то разницу. А она есть — эта разница?
Свали успешно прошла процесс депрограммирования, ей в этом помогло то, что она выполняла в ордене работу инструктора по психопрограммированию. Но сама идеология и мифология Ордена Иллюминатов продолжает довлеть над ней, над ее сознанием, мировосприятием.

Книга Кэти О'Брайен "Транс-формация Америки" как раз уникальна тем, что, подобно хирургическому вскрытию, дает непосредственную точную картину описанной в ней системы проекта "Монарх". Всю жизнь Кэти прожила в разных личностях, на которые была расщеплена ее психика. Доминантная ее личность, основная, просуществовала все это время в состоянии "вневременья", без памяти о прошлых событиях и предвидения будущих, без эмоций и чувств, которые в ней были подавлены через электрошок и насилие. Только иногда страдания дочери приводили ее "в чувство", в связь с реальностью. Кэти большую часть своего существования провела в состоянии безвольной куклы. В тридцать лет ее должны были уничтожить. Поэтому ее хозяева и обработчики — от Уэйна Кокса и Хьюстона до Берда, Чейни, Рейгана и Буша — не заботились тем, что она была свидетелем их бесед и "тайных операций". Когда же Марк Филлипс помог Кэти воссоединить ее личности, восстановить единство психики и памяти, — тогда все, что она когда-либо видела и слышала, вернулось к ней и встало перед ней во всей полноте, во всех подробностях и с фотографической точностью. Поэтому ее свидетельство — самое непосредственное и точное.

Этому обстоятельству способствовали еще и личные качества Кэти О'Брайен. Самое удивительное в ее истории открывается, если мы задумаемся над тем, какую невероятную несокрушимую силу имеет дух человека. Поражает, сколько насилия нужно применить к человеку, растаптывая его тело и душу изо дня в день, чтобы заставить душу молчать, а тело подчиняться чужой воле. И все равно время от времени это "программирование" дает сбои. И тогда сатанисты, перепуганные потерей власти и риском разоблачения, начинают суетиться, насилуют, программируют, бьют электрошоком и опять насилуют и программируют…

О самой Кэти О'Брайен можно сказать, что ее пример еще раз показывает, насколько лживы теории разного рода идеологов фашизма о генетическом превосходстве и "высшей расе". В том числе теории научного фашизма — о генетической предопределенности духовных качеств человека.

Психика Кэти наследственно — генетически — была предрасположена к диссоциации, расщеплению. Эту особенность она переняла телесно от родителей-дегенератов. Но высокие человеческие качества, которые она пронесла через все это существование в аду — откуда они? От родителей-дегенератов?

Конечно же, нет. Ее качества — это качества ее большой и сильной души, которые она принесла с собой в этот мир. Мало кто из нас смог бы сохранить их, выстоять в тех условиях непрерывных духовных и физических истязаний, в которых она жила с момента своего рождения.
Она не только прошла через это, преодолела в себе весь этот ужас, но и нашла в себе силы рассказать нам об этом.

** "… Проснись, спящая красавица, — нежно сказал Марк, разбудив меня утром с чашечкой свежего кофе. — Добро пожаловать в новый день…"

— Счастливый конец? Но счастливый ли, если учитывать то, как дальше сложилась судьба Келли.
Кэти О'Брайен встретила на своем пути достойного человека, владевшего техникой психопрограммирования. Только это обстоятельство спасло ее от смерти.
Сколько еще таких же людей, которых держат в состоянии психического рабства?
Тех, о которых мы не знаем и никогда не узнаем.

Перевод с английского — Сергей МАЛЬЦЕВ
(http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/)

Читать по теме:

Оставить комментарий