Видео дня

Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Университет высоких технологий СПб

Кэти О’Брайен — ТРАНС-ФОРМАЦИЯ АМЕРИКИ. Часть VI

Cathy O'Brien

TRANCEFORMATION
OF AMERICA

ГЛАВА 21

ГЛОБАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 2000

Моя запрограммированная роль в реализации "Образования 2000" в соответствии с планами тех, кто вступил в Новый мировой порядок, вернула меня к контактам с бывшим губернатором Теннеси Ламаром Александером [Lamar Alexander] и, в конце концов, с премьер-министром Канады Брайаном Малруни.

Я узнала Ламара Александера в 1973 году во время проведения сатанинского ритуала, воздействию которого я подверглась в богатом районе Нэшвилла, штат Теннеси. Ламар руководил этим секс-ориентированным оккультным ритуалом с полным пониманием контроля над моим сознанием через травмирование в проекте "Монарх". Его действия оказали влияние на мой разум. Это был мой опыт, повторявшийся в течение многих лет. Целью сексуальных извращений Ламара Александера было жертвоприношение через убийство жертвы посредством ее "орального" удушения.

В ходе публичного обсуждения необходимости проведения в Теннеси реформы системы образования я, как подразумевали инструкции, контактировала с комиссарами, суперинтендантами, мэрами и Ламаром Александером. Ламар Александер, который следовал распоряжениям министра образования Беннетта, работал в тесном сотрудничестве с Биллом Беннеттом в деле манипулирования массовым сознанием при принятии стратегии "Образование 2000" как единственного средства реформирования образования. Когда Нед Маквертер [Ned McWherter] был переведен в кабинет губернатора, чтобы формально утверждать федеральные проекты, Ламар Александер сохранял влияние на политику штата. В то же время он сохранял влияние на национальную политику через свою роль председателя Национальной ассоциации губернаторов в 1986 году.

В преддверии Конвенции губернаторов в 1984 году я встретилась с Ламаром Александером в ночном клубе "Скотобойня", где он выпивал со своим приятелем и партнером по криминальной деятельности мэром Нэшвилла Ричардом Фултоном. В подвале этого старого склада, перестроенного в ночной клуб, была маленькая комната, оформленная в виде старинной будки "Чистка обуви". Ключ от этого помещения мог получить тот, кто был знаком с владельцем "Скотобойни" Бадди Килленом [Buddy Killen]. В эту комнату размером со шкаф были встроены зеркала и небольшая скамеечка, куда сел Ламар Александер после того, как наши официальные дела были завершены. Я встала на колени у его ног, как было приказано для выполнения орального секса. Запрограммированные секс-рабыни, такие как я, обучены на долгое время задерживать дыхание, чтобы максимально растягивать время удовольствия партнера (1).

В этот раз Александер, по-видимому, превысил этот максимум. Я не помню завершения своей задачи. Мой обработчик Алекс Хьюстон выволок мое обездвиженное тело из будки, привел меня в чувства и приказал уходить из здания. Бадди Киллен открыл заднюю дверь, через которую когда-то выпускали крупный рогатый скот, и Хьюстон незаметно вывел меня через нее.

В ночь перед Конвенцией младшая дочь Алекса Хьюстона Бонни (2) должна была присоединиться ко мне. Мы с Бонни близки по возрасту и были схоже одеты по этому случаю. Бонни была знакома с Ламаром Александером и его извращениями, но, тем не менее, она была взволнована перспективой увидеть "старых друзей", которые будут выступать на Конвенции вместе с Луизой Мандрелл (3). Алекс Хьюстон и Ирби Мандрелл тесно сотрудничали еще со времен U.S.O.-туров, огранизованных Бобом Хоупом в 1960-е годы, они вместе участвовали в обработке программно-контролируемых рабов для Берда. Бонни тогда еще познакомилась с Мандреллами и сейчас с нетерпением ждала встречи с друзьями из группы Луизы Мандрелл.

Я тоже с нетерпением ждала разговора с Луизой Мандрел, но совсем по другой причине. Барбара [Barbara Mandrell] только что перенесла почти смертельную автомобильную аварию, и я была очень обеспокоена ее состоянием. На протяжении 1980-х годов во время поездок под прикрытием музыкальных выступлений Алекс Хьюстон очень часто гастролировал с Барбарой и Луизой Мандрелл. Время от времени мы с Барбарой видели друг друга в Церкви Господа [Lord’s Chapel] в Хендерсонвилле. Эта церковь была филиалом «Церкви Господа» Билли Роя Мура [Billy Roy Moore], ее пастором был программно-контролируемый раб Майк Нельсон, который стал близким другом Барбары (4). Алекс Хьюстон и я присутствовали, когда Майк преодолел действие программных установок и пытался бежать на свободу с Барбарой Мандрелл. Пастора оглушили из электрошокового пистолета. Потом освободили от этой должности. Барбара отчаянно искала ответы на вопросы.

Алекс Хьюстон путешествовал с Луизой Мандрелл в 1984 году, когда Луиза "предчувствовала" неминуемую беду Барбары — так же как Лоретта Линн [Loretta Lynn] «психически предсказывала» убийство ее сына. Как и об убийстве сына Лоретты и артиста кантри-музыки Кейта Уитли [Keith Whitley], я знала о запланированной аварии Барбары до того, как это произошло, из-за непосредственной причастности к этому Алекса Хьюстона. Эти травмы были также использованы в качестве средства закрепления у меня запрограммированного убеждения, что мне "некуда бежать и негде скрыться". Ужаснее всего, что я не могла и думать о раскрытии кому-то того, что знала, из-за абсолютного контроля над моим сознанием. В то время как Барбара физически переносила ее тяжелое испытание, ее голос, как и планировалось, был подавлен.

Когда Бонни и я прибыли в отель "Оприлэнд", мы прошли в банкетный зал, где Луиза Мандрелл должна была выступать. Мои мысли о Барбаре отвлекли меня от моих обязанностей, связанных с Ламаром Александером. Тогда один из танцоров Луизы, который знал о моей роли, направил меня "в нужное русло".

— Что ты здесь делаешь? — спросил он требовательно. — Ты должна быть СЕЙЧАС в ресторане Ретта Батлера [Rhett Butler].

Я поспешила в ресторан, где Ламар Александер ужинал с сенатором Бердом и несколькими губернаторами. Берд присутствовал на этом приеме по неизвестным мне причинам, но я знала, что он играл в Опри. Берд отвлекся от еды и спросил меня:

— Где ты была?

— Я хотела разузнать о Барбаре на шоу, — ответила я, когда подошел Ламар Александер.

Обхватив меня рукой и отведя в сторону от стола, он прошептал:

— Ты можешь закончить так же, как она, если не справишься с программой. У тебя есть программы для того, чтобы их раздать. Но сейчас ты прервала мой ужин. У тебя было что выпить?

— Нет, сэр, — ответила я, напуганная его угрозой. Ламар Александер поручил мне немедленно уйти, заказать "кузнечика" в зимнем саду и дожидаться дальнейших указаний.

Для меня это было обычным делом — заказать "кузнечика" в зимнем саду отеля "Оприлэнд". Этот коктейль-мороженое приготавливался специально — всегда с гипнотическим наркотиком в нем. Как иногда случалось, официантка не была знаком с этим процессом, и музыканту-арфисту, сотруднику ЦРУ Ллойду Линдроту [Lloyd Lindroth] пришлось вмешаться. Препарат имел тот же эффект воздействия, что и применявшийся Беннеттом в центре программирования НАСА, он включал мой режим послушности, подобной роботу. Когда препарат подействовал на меня, Ллойд Линдрот указал мне идти в главный бальный зал отеля, где Ламар Александер встретится со мной. Внешнее фойе зала было украшено фресками во всю стену, которые продолжались вплоть до вершины готического потолка. Паровой двигатель, изображенный на стене, казалось, участвовал в гонках по направлению к парадной лестнице. Я видела росписи много раз и раньше, но никогда они не казались мне такими реалистичными, как это было в эту ночь под действием наркотика НАСА. Тяжелые двойные двери, ведущие в зал, заставили меня почувствовать себя очень маленькой, когда я потянула их изо всех сил, чтобы открыть. Внутри было море черных костюмов и галстуков, и я почувствовала большое облегчение, когда Ламар Александер повел меня обратно в вестибюль.

Александер поставил меня рядом с фреской с изображением железной дороги, что было скрытым намеком для тех, кто в курсе, что я была "обученным" программно-контролируемым рабом. Мне дали коробку с коричневыми конвертами, содержащими информацию об "Образовании 2000", которые я должна была раздать губернаторам. Александер инструктировал меня детально, что я должна была сказать в связи с сообщением Беннетта, запрограммированным во мне. Затем он вернулся в зал, где он, видимо, выступал в качестве сутенера [«pimp»].

— Вы ждете поезда? — спросил губернатор с брюшком.

— Нет, сэр. Но у меня есть пакет информации с Вашим именем на нем, — ответила я, продолжая отвечать по инструкции. — Должна ли я отнести его в Вашу комнату для Вас?

— Да? И какое мое имя? — спросил он.

— Губернатор, — ответила я, на самом деле не было никаких имен на конвертах.

— Проницательная. А что у тебя есть для меня?

— Этот пакет. И еще все, что вы хотите в качестве любезности от Ламара Александера и министра образования Билла Беннетта.

По словам некоторых подходивших мужчин, Александер намекал им на мое положение. Другие, такие как Дик Торнбург, (на то время) губернатор Пенсильвании и губернатор Огайо Дик Целесте [«Dick Celeste»], уже знали меня.

— У меня есть пакет информации с вашим именем на нем, — сказала я, наклонившись, чтобы взять пакет из коробки.

— Я так не думаю, — прервал меня губернатор штата Мичиган Джеймс Бланчард [James Johnston «Jim» Blanchard]. — Билл (Беннетт) не опустился бы так низко, чтобы оскорбить меня таким образом. Я делаю то же самое, что Вы, но с совершенно другим подходом. Цифры, я полагаю, отражают успех "Образования 2000" в школьной системе штата Мичиган.

Я узнала губернатора Бланчарда и была хорошо осведомлена о том, что штат Мичиган первый в рейтинге страны в сфере образования.

— Кстати говоря, — продолжил он. — Я вижу Вашу мать чаще, чем Вас в эти дни, так как она работает в школах. А Ваша маленькая сестра (Кимми) является ярким примером того, что правильная программа может дать. Ваша маленькая сестра бывает на Макино для развития дальнейших навыков. Вся Ваша семья — прекрасный пример того, как хорошо работает программа "Образование 2000".

Я, наконец, снова встретилась с Бонни в комнате Ламара Александера, когда ночь подходила к концу.

— Бонни, как та твоя змея? — спросил он. У Бонни, которую коммерческий фотограф ЦРУ Джимми Уокер снимал в порнофильме со змеями Дика Флуда, был удав [«constrictor»].

— Большой! — засмеялась Бонни. — А как твой?

— Сжался [«Constricted»], — ответил он.

Бонни расстегнула его штаны, как она это делала много раз в прошлом, игриво приговаривая:

— Пусть идет на свободу!

Ламар Александер начал снимать с себя штаны. Обращаясь ко мне и подразумевая проект "Монарх", он сказал:

— Когда я впервые увидел тебя, ты была червяком без намека на то, что когда-нибудь станешь бабочкой*.

— Папа (Алекс Хьюстон) говорит, что она была не ограненным алмазом, — добавила Бонни.

— Она теперь сияет, — сказал Ламар, и обратился ко мне: — Я знаю, что ты чистильщик обуви, а моему нужен блеск.

Бонни, также знакомая с будкой "Скотобойни" и смыслом сказанного Ламаром, засмеялась, когда он сказал:

— Почему бы вам обеим не сделать это.

После выполнения приказания, я пошла в соседнюю комнату Берда, следуя инструкциям. Он был в ванной комнате, готовился лечь в кровать.

— Луиза распустила перья после столкновения Барбары с судьбой, и мне пришлось немного их пригладить, — Берд вытер руки полотенцем и повернулся ко мне. — Похоже, ты тоже немного расправила свои крылья сегодня вечером.

— Я носилась вверх и вниз по лестнице, — попыталась оправдаться я.

К моему большому облегчению он сказал:

— Я не собираюсь возиться с тобой дальше. Я только хотел дать тебе кое-что на память о себе. Пока.

Берд применил электрошокер, чтобы подействовать на мою память.

Вскоре после этого Келли и меня привезли на остров Макино, чтобы встретиться с премьер-министром Канады Брайаном Малруни в особняке губернатора Джеймса Бланчарда.

Хьюстон привел меня и Келли к лошади, которую запрягли сразу как только мы сошли с парома на старинный, из вневременья, остров. Я заметила, что канадские флаги снова развеваются перед Гранд Отелем, но не придала значения этому. Келли сидела спокойно рядом со мной, судя по всему, под воздействием наркотика, пока наш экипаж вез нас через лес к резиденции губернатора.

Собрание гостей в особняке напомнило мне недавнюю конвенцию губернаторов: губернатор Мичигана Бланчард, губернатор штата Огайо Дик Целесте, губернатор Пенсильвании Дик Торнбург. Гай Вандерджагт и Джерри Форд тоже присутствовали. Малруни был в качестве "почетного" гостя.

Он протянул руки, приветствуя меня:

— Я говорил Вам, что хотел бы видеть Вас где-то во времени! Я проскользнул через время, пространство и расстояние, чтобы быть здесь в этот вечер. Нам с Вами еще работать и работать.

— Да, сэр. Министр глобального образования Билл Беннетт отправил меня, чтобы доставить этот пакет непосредственно Вам, — я должна была доставить большой коричневый конверт с документами, аналогичный тем, что я раздавала на Конвенции губернаторов.

Бланчард извинился и отошел к другим гостям, оставив меня и Малруни наедине.

— Глобальное образование — это волна будущего, — я начала читать запрограммированный текст. — По мере того как мир становится все меньше и меньше из-за высоких технологий, охватывающих весь земной шар, наши дети должны быть образованными в том, какими путями развивается мир. Образование в том виде, как оно есть сейчас, только приспосабливает их к жизни на своем собственном заднем дворе. Нам необходимо участвовать в образовании наших детей ради их будущего и нашего наследия. Глобальное образование — это путь. Единственный способ увидеть его…

Я передала ему конверт:

— …Заглянуть в будущее.

Малруни взял конверт в руку и небрежно бросил его на стул:

— Я заинтересован в детях и в наследии, которое мы им оставим, и как мы формируем их будущее, внося нашу историю в их задачи.

Используя знаки "Ордена Розы", он дал мне команду детально запомнить его слова, которые нужно будет передать.

— Скажите мистеру Беннетту'с-с-с-с, — прошипел он, переходя на язык скрытых смыслов и показывая, что знает: Билл и Боб Беннетты работали вместе с программированием на тему рептилий-пришельцев [ящероподобных пришельцев, «рептилоидов»], — реализация высока. Я уже продал на «Глобал 2000» и имею дополнительные вопросы, которые я хотел бы для них рассмотреть. Наушники на каждую компьютерную станцию для новичков [«openers»]. Двойное воздействие с двойным обучением. Мы двинулись вперед с невероятной скоростью, и поколениям будущего, возможно, потребуется дополнительный ускоритель, чтобы довести их до скорости. Единому глобальному усилию, использующему ваш пакет образования в качестве основы, суждено принести будущее в нынешнюю реальность.

Дело было завершено, Малруни включил мое секс-программирование и повел меня наверх, в спальню, где ожидала Келли в состоянии робота, программно подчиненного "Ордену Розы".

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "…Запрограммированные секс-рабыни, такие как я, обучены на долгое время задерживать дыхание, чтобы максимально растягивать время удовольствия партнера…"

— Я была свидетелем, как девушки умирали от удушья при такой практике, хотя время задержки дыхания от 3 до 5 минут является распространенным явлением.

2. "… младшая дочь Алекса Хьюстона Бонни…"

— Бонни не была введена в проект "Монарх", но педофилия и гипнотические техники Хьюстона, которые он к ней применял, привели Бонни к тому, что она не в состоянии контролировать собственные действия и часто нуждается в терапии и врачебном уходе.

3. "…увидеть "старых друзей", которые будут выступать на Конвенции вместе с Луизой Мандрелл…"

— Ирби Мандрелл открыто обсуждал непосредственное участие сенатора Берда в правительственном проекте контроля над сознанием через травмирование "Монарх", и то, как он вместе с Хьюстоном насиловал собственных дочерей.

— Наличие детей может быть прибыльным способом украсить свое гнездо, вот чему научил меня Берд, — откровенничал Мандрелл. — Луиза была немного замкнута в себе, ей нужно было выйти из кокона и расправить крылья. Я воплотил идею Берда, и он сказал: "Если у нее нет таланта, давай сделаем ей один. Что за группа без скрипки? И, вуаля, вот она! Еще одна звезда на подъеме, запущенная из НАСА-сити, США".

4. "… Эта церковь была филиалом "Церкви Господа" Билли Роя Мура, ее пастором был программно-контролируемый раб Майк Нельсон, который стал близким другом Барбары…"

— Дружеские отношения между программно-контролируемыми рабами, как правило, запрещены, и разговоры сводятся к минимуму, чтобы не происходило перекрестное срабатывание программных триггеров. На протяжении многих лет мои отношения с Мандреллами были ограничены поверхностными разговорами, в то время как Ирби Мандрелл использовал гипнотические способности Хьюстона, чтобы поддерживать контроль над разумом своих дочерей во время гастролей.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЕ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "…Ламар Александер начал снимать с себя штаны. Обращаясь ко мне и подразумевая проект "Монарх", он сказал:
— Когда я впервые увидел тебя, ты была червяком без намека на то, что когда-нибудь станешь бабочкой…"

— Как водится у Иезуитов, смысл терминам задается на нескольких уровнях, в нескольких значениях. Проект создания программно-контролируемых рабов получил название "Монарх". Обычно оно поясняется как происходящее от названия вида бабочки МОНАРХ (Danaus plexippus). Подразумевается психическое "раскрытие" человека в процессе обработки — "из гусеницы/куколки в бабочку". Еще оно перекликается с представлениями древнегреческой мифологии о душе, которая имеет вид бабочки или девушки с крыльями бабочки.
В этом смысле знаменитый фильм "Молчание ягнят" обретает внутренний смысл, когда он раскрыт через ключ мифологии и практики проекта "Монарх". Намеки на травмирование ребенка через жертвоприношение животных, ягнят. Намеки на проект "Монарх" в виде куколок бабочек. Намеки главного "злодея" на то, что героиня фильма ищет причину тревоги и связанных с ней вытесненных воспоминаний о жертвоприношении.
Напомню то, что писала Кэти О'Брайен о "Ритуале Молчания", которому ее подвергли два иезуита, когда она была еще ребенком:
"…Отец Дон вместе с Вандерджагтом совершил надо мной ритуал купания в крови зарезанного ягненка. Через эту страшную кровавую травму их установки — идеи, смыслы, понятия — и основа для программирования через контроль над сознанием были заякорены глубоко в моей психике…
После того, как был проведен "Ритуал молчания", голоса моих многочисленных "личностей", которые я слышала в моей голове, прекратились. В тишине управляемо созданных отделов памяти я могла слышать только голоса моих мучителей, которые их создали… повелевая моим молчанием…"

Конечно же, еще одно значение названия проекта "Monarch" — Властитель. Тот, кто владеет рабами.

Предлагаю читателю, если он пытливый и дотошный, прочитать материалы Свали об Иллюминатах и воспоминания Фионы Барнетт, а после этого посмотреть заново фильм Стенли Кубрика "С широко закрытыми глазами". Сам по себе фильм совершенно не понятен, как будто какой-то бред (интерпретациям искусствоведов можно не придавать значения). Зато ключом Иллюминатов он раскрывается предельно прозрачно, и становится понятно, что этот фильм снят Иллюминатами для самих себя.

Актриса Николь Кидман, сатанистка-иллюминат (см. воспоминания Фионы Барнетт), снялась в этом фильме в главной роли. Фильм целиком построен на ритуальных и бытовых подробностях иллюминатов.
"Радуга" (элемент "Монарх"-программирования и программирования у Иллюминатов; отсюда же, вероятно, берет начало шестицветная радуга содомитов) упоминается среди первых диалогов в фильме. Затем под этой радугой (название магазина) главный герой Тома Круза находит себе (покупает) черный плащ и маску (Венеция, венецианская система), надев которые, он попадает на закрытую оргию сатанистов (во время этой сцены лучше приглушить звук ритуальной музыки).
Сны главных героев, мужа и жены, странным образом пересекаются с реальностью и намекают на их двойную жизнь, о которой они начинают догадываться. Ту двойную жизнь — дневную и ночную — которую ведут Иллюминаты в своих разных личностях.
Заключительная фраза всего фильма, которую произносит героиня Кидман — "Трахаться, трахаться, трахаться…"

Во всех сообществах черных магов, колдунов, сектантов членам культа дается эта отдушина — свальный грех. Тем самым им говорят: "Да, вам тяжело, вы рабы, подчиненные железной дисциплине, но зато у вас есть положение избранных среди непосвященных баранов, а еще право предаваться всем грехам, запретным для баранов — непосвященных".
Иллюминаты видят вокруг себя, в отличие от нас, непосвященных, в медиа, в искусстве, в моде, в кино — во всем, свои символы и знаки власти их ордена. Свали поясняет, что пирамида с глазом на вершине, изображенная на долларе, — тоже элемент армирующего программирования. Этот знак на долларе каждый день проходит через руки каждого иллюмината. Во внутренней системе личностей, на которые разбита психика иллюмината, эта пирамида с глазом запрограммирована как контролирующее демоническое начало.

ГЛАВА 22

МОЯ КОНТРИБУЦИЯ [«CONTRA-BUTION»]

Отношения между США и Мексикой успешно развивались на фоне соглашения NAFTA, политические разногласия относительно Никарагуа оставались незначительным предметом спора. Иезуиты — спецслужба Ватикана — тесно работали с американской разведкой, чтобы войти в Новый мировой порядок. Они использовали свое давно установившееся в Мексике и Никарагуа влияние, чтобы быть общей основой для "дипломатических отношений". Моя двойная схема программирования на травмировании, с детства основанная на участии Иезуитов и ЦРУ, и мои предыдущие "дипломатические отношения" в Мексике выдвинули меня на роль посланника и проститутки для президента Никарагуа Даниэля Ортеги [Daniel Ortega].

Были ли никарагуанские наемники президента Рейгана борцами свободы или борцами со свободой? Мое программно-контролируемое существование делало меня не способной размышлять над такими вопросами. Тем не менее, я была так запрограммирована, что "пылала страстью" к Контрас. С помощью пыток мне задали такой патриотический настрой, когда я приступила к "миротворческой миссии" для Рейгана в Никарагуа летом 1985 года.

Сначала как обычно я начала свое путешествие на судне NCL. Поскольку корабли NCL не заходят в порты Никарагуа, из Мексики я летела самолетом до армейского аэродрома в Манагуа. Это была небольшая поляна высоко в горах, где я встретилась с Команданте Даниэлем Ортегой. Встреча эта была организована через Ватикан.

По сезону я была одета в шорты, мои длинные светлые волосы были заплетены во французскую косу. Одежда Ортеги отражала его повседневный облик. Загорелый, в поношенной военной униформе без каких-либо знаков отличия. Темные очки с розовыми стеклами, по-видимому, не влияли на его мрачное представление о "благородном деле", которое, как он утверждал, он представляет. Человек немногословный, он встретил меня фразой "Пойдем со мной". Мы проехали на его джипе к стоявшему недалеко от взлетной полосы небольшому двухэтажному белому дому.

Когда мы остановились перед домом, Ортега сказал грустным тихим голосом:

— У меня есть потребности как у любого человека. Но я чувствую себя шлюхой, приняв предложение Вашего президента.

Его спальня была чистой и функциональной, везде было разбросано разное штурмовое оружие. Я не увидела каких-либо современных удобств или личных вещей, но Ортега, казалось, чувствовал себя по-домашнему уютно в этом окружении.

Поведение Ортеги говорило о том, что он воздерживался от секса больше, чем большинство в его политическом положении. Когда он медленно расстегнул свою рубашку, я заметила католический медальон с тайным знаком Иезуитов — символом вознесения/нисхождения — на нем. Он сидел в плетеном кресле, пока я следовала его молчаливым приказам, удовлетворяя его орально.

Когда он закурил сигарету, я села перед ним на пол и начала озвучивать послание от Рейгана, как это было запрограммировано. Я начала:

— Президент Рейган направил меня в качестве посланника мира.

— Я хотел бы получить это еще в течение нескольких минут, — небрежно прервал он меня, медленно оглядев сверху вниз.

Я продолжила:

— Ваш народ пережил много трудностей на протяжении своего существования. Он (Рейган) только хочет помочь. Американский народ хочет видеть мир и свободу на вашей земле. Отношения между США и Мексикой растут и крепнут с каждым днем, и для нас очень важно разрешить ваш конфликт, чтобы решить наш собственный с правительством Мексики. Мы пришли к соглашению с Мексикой, что конфликт в Никарагуа должен быть решен в интересах вашего народа, а также в наших интересах. Я нахожусь здесь с миссией, представляя поддержанную Ватиканом общую позицию, разделяемую и мексиканским, и американским правительствами, чтобы просветить Вас в Ваших мирных намерениях. Объединенные усилия мексикано-американской католической миссии направлены на содействие установлению мира в вашем регионе, что поднимет и вашу культуру. Мир стремительно идет ко всеобщему мирному сосуществованию, и Никарагуа все еще отстает от этого процесса, во всем — от технологий и образования до принципов общественного устройства и религиозных убеждений. Папа Иоанн Павел усердно молится за мир в вашем регионе, он объединил свои усилия с президентом Рейганом, Мексикой и даже с Советским Союзом, чтобы обеспечить мир. Он (Папа) знает Ваши цели, он знает Ваши побуждения (я наклонилась вперед, перейдя почти на шепот, придавая словам силу собственных убеждений), он знает Вашу душу. Мы все можем работать в тандеме, чтобы достичь этого мира. Никарагуа небольшая страна, хотя ее действия могут быть значительным шагом к объединению мировых держав. Она больше не может быть источником разногласий и споров. Ваши люди должны быть свободными. Свободно поклоняться Богу через святую Католическую церковь. Это первый пункт в повестке дня у президента Рейгана, а также Папы и президента Де ла Мадрида. Новый мировой порядок приходит в мир, это произойдет с вами или без вас, но это неизбежный процесс, который не может быть остановлен. Целый новый мир ждет мира от всех нас. Я вижу, что Вы — миролюбивый человек. Это исходит из самого Вашего естества. Кровь текла по вашей земле так сильно, что люди тонут в ней. Вместе мы можем залечить эту рану. Заменить потоки крови денежными потоками. Американизация может обновить ваши технологии быстрыми темпами. Ваш народ мог бы начать конкурировать на мировых рынках на рубеже веков. Ваше будущее глобальное положение определено уже одним только географическим положением. Соответствуйте ему. Выводите свой народ из нищеты. Освобождайте их от борьбы, которая держала их в плену так долго. Разрешите церковных колоколам возвестить хорошие новости о мире, процветании и свободе. Вы можете достичь всех ваших целей для процветания нашей страны с нашей помощью.

Ортега в задумчивости докурил сигарету и закурил еще одну, говоря с уверенностью:

— Скажите вашему президенту, что я видел его свободу и слышал тоже. Его слова представляют еще один пример того же самого. Он рисует красивую картину, подвешенную в его раме. Картина может выглядеть безмятежной для того, кто ее созерцает. Я не могу поклоняться искусственно созданному изображению, а картина, которую он рисует, как раз этим и является. Мы боролись слишком тяжело и долго, поливая потом и кровью эту землю в наших решительных усилиях сохранить человеческие ценности, привитые нам нашими предками, которые получили свою глубокую мудрость от первых католических миссионеров. Все это выглядит так же, как на нарисованной президентом Рейганом картине, только наше — настоящее. То, что он говорит, — поверхностное, как все, что может быть изображено на любой другой картине. Если бы я уступил, то я стал бы частью картины, которую он рисует, и висел бы на стене как трофей. Я не буду вводить в заблуждение мой народ, несмотря на предложенные Рейганом богатство и положение. Я остаюсь верен моим убеждениям, и когда он будет иметь свои настоящие убеждения, мы встретимся на общих позициях и будем иметь что-то общее, что мы можем обсудить. На данный момент слова — это только пустая трата нашего времени.

Ортега затушил сигарету и откинул одеяло на своей кровати:

— Займемся с тобой чем-то приятным.

Он взял хорошо попользованную опиумную трубку с комода и подал мне. Я была обучена принимать любые наркотики с единственным исключением — был установлен строгий запрет на марихуану. Я колебалась, пока Ортега не заверил меня, что это опий. Наркотик начал действовать, когда Ортега сказал:

— Это может быть путь к миру во всем мире.

Секс с Ортегой, по крайней мере, был свободен от извращений и боли. В отличие от большинства, с кем я была вынуждена иметь "дипломатические отношения" для администрации Рейгана, он крепко заснул, когда уже должен был перейти от опиума к кокаину.

Сигнал джипа снаружи разбудил его. Когда я уже готова была уйти, он сказал: "Подожди". Взял небольшой, в одну четверть дюйма, шарик черного опия из своего личного запаса, завернул его в целлофан от пачки его сигарет:

— Дай это твоему президенту и скажи ему, что ты и я нашли с этим веществом больше мира, чем он когда-либо принесет на поверхность своего раскрашенного земного шара.

Тихо закрывая за мной дверь, добавил:

— Возвращайся для встречи со мной, когда у вас будет что-то большее для предложения.

Я сразу же вернулась на самолете в Вашингтон, откуда началась моя "миссия". На этот раз меня доставили прямо в кабинет Буша, где я передала доставленное сообщение Ортеги дословно. Буш поручил мне доставить часть этого сообщения Рейгану. Из-за невозможности воспринимать содержание сообщения и людей, которые находились вне круга, отведенного для моего ограниченного программным контролем восприятия, я понятия не имела, что сообщение Ортеги будет иметь негативные последствия. Мне не приходило в голову, что Ортега показал себя таким же лицемером, каким он изображал Рейгана, ведь он использовал меня в качестве проститутки и вестника плохих новостей, зная, что я не имею свободной воли, чтобы сделать его послание более приемлемым. То, что Буш по-своему пересмотрел сообщение Ортеги, подлило масла в огонь, когда я передала его Рейгану.

Буш, Рейган и я были в Овальном кабинете Белого дома, когда я передавала сообщение в соответствии с инструкциями Буша:

— Даниэль Ортега миролюбивый человек, который стремится к тем же целям, что и мы. Но он сказал мне передать Вам (я покопалась в своей сумочке для опиума), что он и я нашли больше мира в этом веществе (я передала опиум Рейгану), чем Вы когда-либо принесете на поверхность Вашего раскрашенного земного шара.

На лице Буша промелькнула улыбка, когда Рейган мгновенно покраснел от гнева. Буш тут же отреагировал, повернулся в своем кресле и, разглядывая опиум, сказал Рейгану:

— Успокойся. Там есть намного больше. Кажется, единственный мир, который она распространяет, находится у нее между ног.

Он направился к двери, говоря:

— Я изменил бы свою позицию, если бы был в твоем положении.

Я быстро извинилась и отправилась обратно в Мексику, где возобновила свой круиз на корабле NCL. Моя память об этих событиях была переупорядочена [«compartmentalized»] с помощью тока высокого напряжения, в то время я не помнила об этих встречах.

ГЛАВА 23

ОКОЛДОВЫВАЮЩЕЕ ВИДЕНИЕ*

Осенью 1985 года та же часть моей личности, которая встречалась с Ортегой, шла с директором ЦРУ Уильямом "Биллом" Кейси через увитый зеленью розарий его усадьбы на Лонг-Айленде (выполняя распоряжение Рейгана). Кейси начал с манипулирования моей личностью, базовое программирование которой было проведено методами Иезуитов. Это свидетельствовало о существующем взаимодействии между Католической церковью и ЦРУ в их общих операциях**. Кейси, которого Рейган называл "человеком Видения" [«man of Vision»], был тем, кто на основе техник контроля над сознанием Иезуитов формировал мое "понимание":

— У меня есть Мировое вИдение [ударение на первый слог, «World Vision»] (1), я один такой в мире. Устранение более жестоких общественных группировок во всем мире и замена их верными руководителями мирового правительства и единой мировой церкви, объединяющими весь мир, является возвышенной целью. Это прекрасное вИдение, и оно пришло ко мне в моих мечтах. Бог сподвиг меня повести людей. И я веду их. Теперь пришло время удалить некоторых из них. Мое Мировое вИдение охватывает весь земной шар, оно положит конец всем напряжениям, раздорам, перенаселенности и голоду. Мое вИдение — это Мировое вИдение, и церкви видят в этом мой путь, как об этом свидетельствует их поддержка этого дела. (2)

Ссылаясь на мое программно-контролируемое участие в операциях на Гаити через NCL, Кейси далее определил "причину":

— Твоя выполненная с сердечной искренностью миссия на Гаити помогла людям этой страны, в соответствии с моим Мировым Видением, отказаться от гедонистического культа вуду и обратить свои взоры к Богу и путям Божьим. По их собственному представлению они создали когда-то атмосферу зла, посредством которого чума пришла на их землю. Господь так сподвиг меня сохранить людей, которые разделяют наши цели, и убрать тех, кто стоит на нашем пути к миру. Именно по этой причине твоя миссия на Гаити должна быть доведена до конца. Бэби Док [Jean-Claude Duvalier, «Baby Doc», Жан-Клод Дювалье], в его постоянном стремлении уберечься от демонической одержимости несет тяжелое бремя, наблюдая, как его люди умирают ужасной смертью, предназначенной тем, кто обречен попасть в ад. Мы остались без выбора, но должны прислушаться к слову Божьему и спасти его от уничтожения. По этой причине мы будем посылать миссионеров (наемников Иезуитов) прививать население вакциной, которая будет щадить только добрые сердца в силу особенности ее состава***. Все попытки удержания Гаити в хомуте финансовой выгоды будут прекращены. Туризм должен быть остановлен в интересах невинных людей****, посещающих эту страдающую землю. Несмотря на наши разногласия Бэби Док выполнил приказы Ватикана — испытать свои возможности в его кишащей демонами земле — и должен уйти в отставку со своего поста*****. Мы обязаны это сделать для него, чтобы доставить его в безопасное место. Это наш долг как американцев и последователей Бога — повиноваться командам нашего Господа и Учителя и проводить в жизнь Мировое Видение. Это твоя обязанность как американца и последователя Бога — привить ему понимание того, что говорит Бог, и что чума надвигается. Бэби Док готовится к перемещению и ожидает руководящего слова. Ты обеспечишь его этим словом.

Мое восприятие было католически запрограммировано Иезуитами, и я была готова "религиозно принять" все, что мне говорили. Я верила, что революция на Гаити была священной войной, не зная, что это был запуск первой пробной битвы за умы в этой стране 4-го мира.

Симпатия, которую я чувствовала к людям Гаити, была больше чем религиозная причастность к этим поклонникам вуду, объединившим в своих верованиях и Католицизм, и культ Сантерия (3). На самом деле я подсознательно воспринимала, что их сделали программно-контролируемыми рабами в этом искусственно созданном аду под названием Гаити. Сейчас я понимаю, что это мое восприятие было отчасти связано со следами действия электрошока, которые я видела на их телах, пластиковыми улыбками на их лицах и неживыми глазами, смотревшими на меня со всех сторон. Навсегда остались в памяти матери с широко раскрытыми глазами в состоянии запрограммированных рабов и их дети. Я узнавала эти признаки у других рабов на протяжении многих лет, но никогда я еще не видела целой страны, находящейся в состоянии транса******. Сострадание к гаитянскому народу проникло в ту часть меня, которой контроль над сознанием и манипулирование религией никогда не смогли коснуться.

Кейси и я шли через сад, охранников тут было больше чем даже у Президента. Не я представляла угрозу для шефа ЦРУ, я о своей-то безопасности не могла позаботиться. Нет, это Кейси и его Мировое Видение представляли такую угрозу для всего человечества, что требовали для своей защиты столько охранников. Судя по одежде, оружию и гарнитуре наушников, эти мужчины были сотрудниками секретной службы США. Один из них прижал руку к уху, вслушиваясь, затем быстро зашагал к Кейси, который дал мне знак удалиться с сотрудником сопровождения, который мгновенно появился около меня.

— Отведи ее ко мне, — сказал ему Кейси. — Очисти ее разум. Мне надо будет кое-что ей внушить.

Автоматически я проследовала за охранником в библиотеку офиса Кейси. Комната была неуютной, темной и жаркой — точно так, как это описано в книге, которую мне дали прочесть в соответствии с принципом программирования "Ты есть то, что ты читаешь". Возникло чувство, как будто я стала персонажем романа "Хамелеон" инсайдера Уильяма Диела [William Diehl]. Началось мгновенное слияние двух реальностей — книжной и настоящей*******.

— Здесь тепло, — сказал агент, расстегивая пуговицы моей блузки. — Биллу (Кейси) это нравится, иначе кровь его холодеет. Хамелеоны хладнокровны (4), что естественно. Чувствуйте себя комфортно, пока я поднимаю температуру. Мистер Кейси не хочет слышать ни одного звука от Вас, поэтому я предупреждаю Вас — храните Молчание.

Он сознательно активировал ту часть меня, которая была запрограммирована Иезуитами, и которая подчинялась "Обету Молчания" (5):

— Стены имеют уши, и у растений есть глаза, поэтому Ваше молчание равносильно успеху. Я оставлю Вас поразмышлять о Молчании, Билл будет здесь с минуты на минуту.

Если бы я была способна "поразмышлять", то задалась бы вопросом, насколько искренни "религиозные обертона" в драматических рассуждениях Кейси на тему гаитянской политики. Заявления Кейси, как и Рейгана, не звучат правдоподобно, если учитывать плоды их деятельности. Но тогда я не могла видеть больше, чем позволяла моя способность размышлять, и я сидела как в состоянии анабиоза, ожидая дальнейших инструкций. Я не могла ни предвидеть, ни опасаться того, что должно было произойти, моя способность прогнозировать будущее осталась во власти моих обработчиков-контроллеров. Если бы я поняла данное слияние реальности с тем, что происходило в книге Уильяма Диела, то "психически" могла бы предсказать, что случится, когда зайдет Билл Кейси.

Кейси подошел к своему полированному, из темного дерева, столу и открыл ящик. Письменный стол был одним из немногих предметов мебели в этом просторном помещении. Темные с красным оттенком деревянные панели казались еще темнее в сочетании с иссиня-черным ковролином, немного заходившим с пола на стены.

— Я могу видеть совершенно ясно, что ты дала Обет Молчать и хранить Молчание. Молчать и слуш-ш-ш-шать, — Кейси прошипел, используя предустановленные во мне триггеры [темы рептилоидов-пришельцев]. Он вынул из ящика стола темно-бордовую коробку размером примерно в один фут с тиснением в виде бриллианта сверху.

— Я получил коробку, совершенно анонимно, как это происходит время от времени, — Кейси говорил, выдерживая соответствие деталей события содержанию книги, для смешивания реальности в моем восприятии. — На коробке твое имя. Я ожидал открыть ее и найти пирсинг для хамелеона, но нашел вместо этого оружие, предназначенное для того, чтобы делать пирсинг.

Он открыл коробку передо мной. Внутри на подушечке из хлопка лежал замысловатой формы кинжал с ручкой из того же розового кварца, из которого было сделано распятие, подаренное Бердом на "нашу свадебную ночь". Моя первая личная встреча с Кейси обещала быть мучительной, раз я поняла, что Берд причастен к моему будущему тяжелому испытанию.

Находясь в глубоком трансе, я слушала как Кейси сказал:

— Что это, нож или распятие? Я не могу сказать. Оба символизируют мученичество, насколько я могу судить. Обрати внимание на розу, вырезанную в кристалле. Интересно, кто послал мне это, чтобы передать тебе.

Даже находясь в программно-контролируемом состоянии, а знала, что Берд предоставил ему нож. Мои худшие опасения подтвердились, когда Кейси начал использовать гипнотическую индукцию Берда:

— Как ножом, острым и чистым, я вырежу то, что хочу.

Кейси разрезал спереди лифчик, обнажая место на моей груди, где обычно Берд вырезал рисунки свои карманным ножом. После этого Кейси проколол кинжалом мою грудную кость настолько глубоко, что я у меня создалось впечатление, что я сейчас буду расколота им пополам, и, действительно, это действие отделило во мне еще один фрагмент личности. Используя стандартное программирование Иезуитов на теме бесконечности, Кейси запрограммировал меня на доставку сообщения так, как если бы от этого зависела моя жизнь:

— Ты должна отправиться в Цитадель [Citadel] и предупредить наших доминиканских братьев о надвигающейся гибели их соседей на Гаити. С доминиканской стороны (острова Гаити) ты будешь доставлена в Порт-о-Пренс, где встретишься с Бэби Доком (Дювалье) в его Дворце. Он уже готов воспринять твое слово, и знает, что мои слова это твои слова, а твое слово — Молчание. Ты должна сказать генералу Цедрасу [Raoul CИdras, Рауль Цедрас, Рауль Седра] Приказ ему от "Розы".

Кейси коснулся белой розы в его петлице, давая мне сигнал в точности запечатлеть в моей памяти его слова.

После того, как Кейси запрограммировал во мне свое сообщение, он сказал мне:

— Как только ты завершишь эту миссию, ты должна покинуть Гаити, чтобы никогда туда не вернуться.

Кейси использовал ток высокого напряжения, чтобы переупорядочить мою память. Я помню, что меня тошнило, и я плохо себя чувствовала после того, как с запрограммированным сообщением для Цедраса и Бэби Дока на пароме покинула Лонг-Айленд.

Гаити незадолго до этого была исключена из маршрута NCL, но часть острова, принадлежащая Доминиканской Республике, оставалась открытой для туризма. Кода Хьюстон и я переправлялись на берег на катере с корабля NCL в Пуэрто-Плата [Puerta Plata], мы прошли мимо сухогруза «Мировое Видение» [«World Vision»], который разгружался у причала. Помню, как мягкий океанский бриз осторожно поднял подол моего белого платья, когда мы проследовали мимо "Мирового Видения" к ожидавшему нас автомобилю.

Судя по всему, религия и политика тесно смешались в Доминиканской Республике, о чем свидетельствуют пребывающие здесь в неразрывном единстве католические резиденции, старые форты, статуи Христофора Колумба и католические храмы. Когда мы проехали мимо вагончика канатной дороги, который возит туристов наверх к Цитадели и католическому храму наверху, Хьюстон запустил во мне смешивание настоящей реальности с событиями, происходившими в книге "Хамелеон". Ссылаясь на Цедраса и канатную дорогу к Цитадели, описанную в книге Диела, Хьюстон пригрозил посадить меня в покосившийся вагончик, говоря: "Один Джакасс ждет тебя на самом верху".

Резиденция генерала Цедраса, в которой я с ним встречалась, находилась в отведенном для тайной деятельности районе Цитадели, в стороне от туристических достопримечательностей. На Цедрасе была мрачная ряса иезуита с капюшоном, к его рабочему кабинету мы шли через старинное сооружение. Все это, как и планировал Кейси, завершало в моем восприятии слияние происходящих событий с содержанием книги "Хамелеон". Манера поведения, грубые, как высеченные из камня, черты лица Цедраса больше делали его похожим на армейского человека, чем на заурядного монаха. Его быстрые глаза стального голубого цвета цепко удерживали на себе мое внимание. Раньше я виделась с ним в монастыре Санто-Доминго [Santo Domingo](6), Гаити* стала базой, используемой ЦРУ в операции "Сторожевая башня" для переправки кокаина и оружия Контрас с Кубы.

Оставшись наедине с Цедрасом и подав соответствующий знак, я начала воспроизводить сообщение Кейси:

— У меня есть слово предупреждения из Ватикана, переданное через почтенного и преданного Уильяма Кейси. Он посылает весть о предстоящей гибели, которая постигнет ваших соседей на темной стороне в Гаити [обе страны, Гаити и Доминиканская Республика, делят между собой один остров]. Пути вуду таинственны, в то время как пути Господа ясны. Зло должно быть остановлено любой ценой. Этой ценой будут человеческие жертвы, когда чума посетит эту землю. Те, кто прелюбодействуют с бесами, должны быть заражены чумой. Вуду стоят на нашем пути к миру во всем мире. По замыслу Бога Новый мировой порядок наступает с гаитянами или без них. Все американские операции в Гаити теперь переназначены на ваши порты. Ваш народ (ЦРУ-ООН управляют Доминиканской Республикой) будет процветать в условиях мира и благоденствия, в то время как темная сторона (гаитяне) утонет в крови этой священной войны, которую они навлекли на себя. Закройте ваши границы быстро и охраняйте ворота, чтобы гаитяне на заразили вашу землю своей злой чумой. Массовая прививка должна быть незаметной, и через кровь должна прийти смерть. Все больше и больше гаитян будут обращаться к Богу в их последний час, в то время как их культ, в котором они принимали участие, останется во власти Сатаны. Их Бог — козел отпущения, ваш остров будет освобожден от гнусных и нечестивых. Я имел видение, Мировое Видение, через общение с древними, от которых мы получили Ключи от Королевства (7), чтобы открыть врата ада. Святая вода, переданная здесь, несет на себе благословение Ватикана и должна быть ниспослана как дождь на Гаитян. Наш Бог грядет, и он прольет реки крови гаитянского народа, и он грядет свыше через Вашу миссию. Ваша миссия есть очищение. Вы служите вере, и пусть Сын Божий изгонит их [them out]. Те, кто служат телу [body] Христа, находятся под щитом Ватикана, а те, кто служат злу вуду, пусть укрываются собственной кровью. Это есть очищение нашего Бога, который грядет. Да начнется игра.

Комбинируя термины из языка скрытых смыслов, используемого в операциях Иезуитов и ЦРУ, Кейси вплел много скрытых команд в свое обращение. Эти инструкции не имели бы никакого смысла для тех, кто не владеет этим языком. Цедрас слушал с религиозным благоговением, полностью захваченный важностью послания Кейси. Как я сейчас понимаю, один из скрытых подтекстов сообщения был таким: "Святая вода, благословленная Ватиканом, прибудет в 1 час сегодня на судне "Мировое Видение". Кровь должна принести чуму". (8)

Я свободно покинула Цедраса, не подвергаясь обычной извращенной сексуальной жестокости. На этот раз работа продолжалась еще для кого-то другого. Мое запрограммированное трансовое состояние сохранялось до тех пор, пока я не доставлю сообщение Кейси Бэби Доку (Дювалье) на "темную сторону" "острова в Сыне" [«Island in the Son»].

Хьюстон отвез меня на небольшой аэродром, использовавшийся для операций ЦРУ, у подножия горы, где я села в маленький белый самолет, летевший в Порт-о-Пренс, Гаити. Когда мы приземлились, пилот провел меня к охранникам Бэби Дока и приказал доставить меня во дворец. Он проговорил это на быстром гаитянском диалекте французского и показал охранникам мой символический розовый крест на ожерелье. Мое убеждение, утвержденное во мне, что эта католическая эмблема защищает меня, было еще больше усилено тем, что охранники отнеслись ко мне с особым уважением. По-видимому, этот знак был предусмотрен для определенных шпионских миссий Иезуитов. На белом "Мерседесе" меня повезли в гаитянский президентский дворец.

Среди окружающей беспросветной нищеты и голода дворец Бэби Дока смотрелся еще более неуместным, чем его автопарк "Мерседесов", хотя и выглядел упадочным. Я стояла в фойе, ожидая встречи.

Я имела встречи с Бэби Доком в начале 80-х в качестве проститутки проекта "Монарх". Все американские операции, связанные с Гаити, были в ведении прикованного к постели старика, которого называли Ол'Чарли [Ol’ Charlie]. Он проживал в отеле Эль Президент вплоть до своей смерти в середине 80-х годов. Когда меня использовали в качестве программно-контролируемого посланца и проститутки на Гаити, я была вынуждена принимать участие в церемониях вуду для моего (и других) травмирования. Мне было приказано удовлетворять Бэби Дока орально в то время, когда его "Мерседес" с тонированными стеклами медленно проезжал через толпу гаитян к месту проведения ритуала. Ранее моя миссия заключалась в деловых встречах с Ол'Чарли и проституции с Бэби Доком, сейчас моя деловая встреча с Бэби Доком была в высшей степени необычна.

— Что принесло тебя сюда? — с презрением спросил Бэби Док на английском. Меня ввели в его библиотеку трое вооруженных охранников. — Я не нуждаюсь в католической шлюхе.

В использовании английских слов Бэби Док был ограничен его интеллектом, это восполнял его помощник, заменявший переводчика, когда я передавала сообщение Кейси:

— Я пришла во имя мира. У меня есть для Вас сообщение от Уильяма Кейси, санкционированное в Ватикане. Политика Папы и США в Гаити согласованы. Он имел видение, знак от Бога. Видение указывает на "Мировое Видение", представители которого заинтересованы в Вашем богатстве. Служащие "Мирового Видения" обеспечат предоставление товаров и услуг, требующихся для того, чтобы люди Гаити исцелили больных, накормили голодных и одели бедных. Их миссия — отделить хорошее семя от плохого и восстановить мир в вашем регионе. Мир, который должен прийти на вашу землю, неизбежен, но он придет не раньше, чем потекут реки, красные от крови нечестивых. В видении была указана чума, и ваши люди будут падать на улицах с мольбами о пощаде, и Вас не будет здесь, чтобы слышать это. Пришло время Вам уйти. Это Божья воля — Вам избежать чумы с благословения Ватикана и никогда не возвращаться на родину. Приготовьтесь сегодня до завтрашнего дня, который обещает гибель. Используя Вашу пророческую мудрость, предупредите народ о грозящей смерти и дайте им в помощь "Мировое Видение". Видение предсказывает мир для тех, кто будет стекаться к палаткам и церкви для спасения********. Ваша судьба ясна, и Ватикан расчистил путь для Вашего отбытия.

Сразу после передачи сообщения от Кейси Бэби Доку меня вернули на тот же самолет. Я летела в молчании, не способная думать над масштабами того, что только что произошло. У программно-контролируемых рабов события воспринимаются как происходящие в первый и последний раз [вне связи друг с другом]. Поэтому инструкции Кейси, в которых говорилось, что я покидаю Гаити, "чтобы никогда туда не вернуться", казались для меня обычным делом. Пролетая над горами, лежащими между Гаити и Доминиканской Республикой, я видела простых людей, которые купались в водопадах, стирали в них яркие одежды и сушили их на камнях, несли тяжелые корзины, удерживая их на своих головах. Иногда коза пробегала по бесплодной земле, бегали дети с животами, распухшими от голода. Мой программно-контролиремый ум воспринимал все в каких-то искаженных видениях, приукрашенных, как в розовых очках Ортеги, они мешали мне видеть реальность наступающего Нового мирового порядка (9).

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "…Кейси, которого Рейган называл "человеком Видения", был тем, кто на основе техник контроля над сознанием Иезуитов формировал мое "понимание":
— У меня есть Мировое вИдение [«World Vision»]…"

— "Мировое Видение" [«World Vision»] — является организацией, которую контролируют Иезуиты. Она дает церкви возможность снабжать их деньгами под видом распространения мира во всем мире. Они не говорят о том, что это финансирование целенаправленно идет на установление контроля над разумом во всем мире.

2. "…Мое Мировое видение охватывает весь земной шар, оно положит конец всем напряжениям, раздорам, перенаселенности и голоду. Мое видение — это Мировое видение, и церкви видят в этом мой путь, как об этом свидетельствует их поддержка этого дела…"

— Искаженное восприятие добродетели, понятия, которым больше всего дорожат хорошие люди, является одной из причин распространения преступной деятельности таких организаций как "World Vision". И в Католической церкви, и даже в правительстве США есть люди, мышлением которых целенаправленно манипулируют, искажая их восприятие и решая за них, что им "необходимо знать" и что они "должны знать".

3. "…Симпатия, которую я чувствовала к людям Гаити, была больше чем религиозная причастность к этим поклонникам вуду, объединившим в своих верованиях и Католицизм, и культ Сантерия…"

— Поскольку Католицизм объединил свои силы с Организацией Объединенных Наций, чтобы подчинить мир через контроль над сознанием масс, полное подчинение Гаити власти иезуитов завершено. Поддерживая большую часть церемоний вуду, манипулируя людьми на буквальном толковании терминов "есть плоть" и "пить кровь" и на зеркальном обращении [и сплетении] в их сознании понятий добра и зла*********, Католицизм и вуду, точно так же как Католицизм и Организация Объединенных Наций, стали одним и тем же.

4. "…Здесь тепло, — сказал агент, расстегивая пуговицы моей блузки. — Биллу (Кейси) это нравится, иначе кровь его холодеет. Хамелеоны хладнокровны…"

— Термин "Хамелеон" используется для обозначения шпионов, которые в совершенстве обучены в любое время незаметно вписаться в любое окружение — это достигается через MPD [диссоциативное] отражение и слияние с окружением.

5. "…предупреждаю Вас — храните Молчание.
Он сознательно активировал ту часть меня, которая была запрограммирована Иезуитами, и которая подчинялась "Обету Молчания"…"

— Обет Молчания, был запрограммирован во мне Иезуитами через Ритуал Молчания еще в детстве. Сейчас я знаю, как и многие, кто работают в разведке, что "нарушение Молчания означает смерть"
Знание — наша ЕДИНСТВЕННАЯ защита от контроля над разумом.

6. "…черты лица Цедраса больше делали его похожим на армейского человека, чем на заурядного монаха. Его быстрые глаза стального голубого цвета цепко удерживали на себе мое внимание. Раньше я виделась с ним в монастыре Санто-Доминго…"

— Берд говорил мне, что Цедрас был "стратегически размещенной шахматной фигурой, вокруг которой ЦРУ, Иезуиты и ООН вели свою деятельность", чтобы привести этот регион под власть Нового мирового порядка.

7. "…Все больше и больше гаитян будут обращаться к Богу в их последний час, в то время как их культ, в котором они принимали участие, останется во власти Сатаны. Их Бог — козел отпущения, ваш остров будет освобожден от гнусных и нечестивых. Я имел видение, Мировое Видение, через общение с древними, от которых мы получили Ключи от Королевства…"

— Понятие "Ключи от Королевства" [можно переводить и как «Ключи от Царства»], относящееся к теме программирования Иезуитов, Биллом Беннеттом было определено так:
"В начале зарождения христианства Апостолы собрали всю информацию, которую они получили от Христа, и создали Святую Католическую Апостольскую Церковь. Христос предопределил, чтобы она стала для всего мира единой мировой церковью — как истина, свет и путь. Эти секреты хранились в ковчеге завета и передавались из поколения в поколение. И от поколения к поколению, как было обусловлено самим Христом, все больше и больше писалось книг, излагавших истину. Теперь ковчег превратился в архив огромного количества информации. Эта информация доступна очень немногим — тем, кто хранит Ключи от Королевства".

8. "…Цедрас слушал с религиозным благоговением, полностью захваченный важностью послания Кейси. Как я сейчас понимаю, один из скрытых подтекстов сообщения был таким: "Святая вода, благословленная Ватиканом, прибудет в 1 час сегодня на судне "Мировое Видение". Кровь должна принести чуму"…"

— Интерпретация финального сообщения осталась в сознании масс. Мои выводы основаны на подслушанных беседах, когда я использовалась в качестве секс-рабыни в Белом доме. Хотя Берд и Рейган, как и другие, предоставляли меня в качестве проститутки чиновникам в странах, охваченных СПИДом, сами они никогда не использовали никакой защиты от "чумы", занимаясь сексом со мной**********.

9. "… Мой программно-контролиремый ум воспринимал все в каких-то искаженных видениях, приукрашенных, как в розовых очках Ортеги, они мешали мне видеть реальность наступающего Нового мирового порядка…"

— Не может быть мира во всем мире без мира в умах, и не может быть никакого мира под властью контроля над разумом. Гаити стала прототипом объекта контроля Нового мирового порядка, сейчас эта страна используется и перерабатывается [«used up and discarded» — «используется и выбрасывается» как сырье, а затем мусор] Иезуитами и ЦРУ. "Миротворческие силы" ООН всего лишь создают дымовую завесу, иллюзию "мира", на самом деле лишая мира народ Гаити.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "ОКОЛДОВЫВАЮЩЕЕ ВИДЕНИЕ"

— "WHIRLED VISION". Название главы образовано автором через перефразирование названия "WORLD VISION" — "Мировое Видение" в "WHIRLED VISION" — "Кружащее Видение".
"Мировое Видение" — название организации, имеющей статус благотворительной, но на самом деле созданной Иезуитами и являющейся прикрытием для совместных с ЦРУ и правительством США тайных операций. "WORLD VISION" преобразовано в "WHIRLED VISION" — "Кружащее Видение", "Закруживающее", "Зачаровывающее", "Околдовывающее". Слово "колдовать" в русском языке происходит от того же корня "кол", обозначающего окружность, вращение и центр вращения. Кол-довать, о-кол-ица, кол-есо.

** "…Кейси начал с манипулирования моей личностью, базовое программирование которой было проведено методами Иезуитов. Это свидетельствовало о существующем взаимодействии между Католической церковью и ЦРУ в их общих операциях…"

— Мы видим, что основу психопрограммирования рабов составляют гипнотические техники Иезуитов. Они первичные, были разработаны в Ордене Иезуитов уже сотни лет назад и использовались для распространения власти ордена. В проект "Монарх" эти техники были взяты в готовом виде и уже специализировались, оттачивались в применении по конкретному назначению. Поэтому специалисты по психокодированию, работающие на ЦРУ, — это ученики Иезуитов, перенявшие эту часть их опыта.

Всевозможные эксперты по теориям заговора, чьи головы мелькают на экране телевизора и в "документальных" видеороликах, заполняющих интернет, объявляют хозяевами мира то сионистов, то пришельцев-"рептилоидов" с планеты Нибиру, то транснациональные корпорации.
Память Кэти О'Браен в состоянии диссоциации запечатлела с фотографической точностью все откровения ее обработчиков и самых влиятельных персон в мире политики. Из ее свидетельства становится понятно, что миром управляют те же самые специалисты по манипуляции массовым сознанием, которые в прошлые века исповедовали, наставляли монархов Европы и повелевали ими, — иерархи Ватикана, а точнее, Орден Иезуитов, мозг и сердце Римско-католической церкви.
Из описания Кэти О'Брайен видно, что Иезуиты везде, за спинами всех действующих лиц этой истории. Когда-то они передали отработанные столетиями приемы гипнотического воздействия своему детищу — Ордену Иллюминатов, затем рыцарям нацистского Ордена СС, а еще позднее — создателям Нового мирового порядка. Сейчас к этому знанию добавился весь высокотехнологичный арсенал ЦРУ и НАСА.
Правительство США предоставляет Иезуитам свои ресурсы и программно-контролируемых рабов. Иезуиты — президенты. Иезуиты — губернаторы штатов. Иезуиты — сенаторы и конгрессмены. Министры-иезуиты в правительстве проводят в жизнь разработанную Иезуитами образовательную программу… Иезуиты у власти, и власть работает на Иезуитов.
Как писал еще в позапрошлом веке об Ордене Иезуитов лорд Великобритании Роберт Монтегю, "Никто, кроме их приверженцев и рабов, не добивается нынче успехов" (статья "Последние события и ключ к их решению").

В связи с этим особенно нелепо выглядят теории о том, что на вершине мировой власти стоят транснациональные корпорации. У всех корпораций есть свои хозяева, и даже в коллективах таких хозяев отношения выстраиваются иерархически, на подчинении. Говорить о том, что за власть в мире борются корпорации, это все равно что заявлять: на гоночной трассе соревнуются сами автомобили, а не управляющие ими гонщики.
Если во всех кризисах, конфликтах и войнах виноваты транснациональные корпорации, то и непонятно, с кого спрашивать и кто несет за все это ответственность. Миф о власти транснациональных корпораций — еще один вид дезинформации, скрывающей настоящих хозяев мира.

*** "… По этой причине мы будем посылать миссионеров (наемников Иезуитов) прививать население вакциной, которая будет щадить только добрые сердца в силу особенности ее состава…"

— Здесь недвусмысленно заявляется о применении некой "вакцины", которая подействует избирательно на население целой страны. Как дальше показывает Кэти, Гаити стала первой страной, превращенной Ватиканом и правительством США в гигантский полигон по контролю над сознанием целого народа. Кого сохранит от уничтожения "вакцина"? Тех, кто имеют генетическую предрасположенность к расщеплению психики и программному контролю извне? Я пока не буду спешить с предположениями, для них нужны более точные данные.

**** "… Все попытки удержания Гаити в хомуте финансовой выгоды будут прекращены. Туризм должен быть остановлен в интересах невинных людей…"

— Планируется закрыть въезд в страну туристам, якобы из побуждений заботы о "невинных людях". Очевидно, "вакцина" является средством уничтожения. Сам Кейси говорит о том, что "Господь сподвиг" его кого-то "убрать".

***** "… Бэби Док выполнил приказы Ватикана — испытать свои возможности в его кишащей демонами земле — и должен уйти в отставку со своего поста…"

— Из-под удара выводится сам Дювалье, хорошо поработавший на хозяев Нового мирового порядка и предоставивший для экспериментов по контролю над сознанием свой народ.

****** "…Навсегда остались в памяти матери с широко раскрытыми глазами в состоянии запрограммированных рабов и их дети. Я узнавала эти признаки у других рабов на протяжении многих лет, но никогда я еще не видела целой страны, находящейся в состоянии транса…"

— Гаити — идеальная площадка для отработки технологии "Монарх". Из поколения в поколение жители Гаити деградировали на черной магии вуду, и диссоциация, расщепление психики, для них — легкодостижимое состояние.

******* "…Комната была неуютной, темной и жаркой — точно так, как это описано в книге, которую мне дали прочесть в соответствии с принципом программирования "Ты есть то, что ты читаешь". Возникло чувство, как будто я стала персонажем романа "Хамелеон" инсайдера Уильяма Диела [William Diehl]. Началось мгновенное слияние двух реальностей — книжной и настоящей…"

— "Инсайдерам" дается знание некоторых деталей деятельности ЦРУ, чтобы создать книги, на которых можно программировать общество и в первую очередь "Монарх"-рабов. И снять фильмы по этим книгам.

******** "…Приготовьтесь сегодня до завтрашнего дня, который обещает гибель. Используя Вашу пророческую мудрость, предупредите народ о грозящей смерти и дайте им в помощь "Мировое Видение". Видение предсказывает мир для тех, кто будет стекаться к палаткам и церкви для спасения…"

— Предусмотрено противоядие от действия "вакцины", под угрозой смерти люди получат его, в награду за проявленную преданность Ватикану.

********* "…полное подчинение Гаити власти иезуитов завершено. Поддерживая большую часть церемоний вуду, манипулируя людьми на буквальном толковании терминов "есть плоть" и "пить кровь" и на зеркальном обращении [и сплетении] в их сознании понятий добра и зла…"

— Сплетение понятий добра и зла в католицизме — это основа всей католической "веры". Это помогает иерархам Ватикана построить эффективную систему промывания мозгов своим последователям.
Как многие духовные системы, культ Католицизма состоит из двух кругов — внешнего, "экзотерического" и внутреннего, "эзотерического". Простым монахам и пастве дается внешнее учение в виде евангельских заповедей человеколюбия. Высшие иерархи Церкви посвящены в тайны древней ветхозаветной магии и предаются ее ритуалом с полным осознанием. В этих ритуалах евангельские символические высказывания "есть плоть" и "пить кровь" обретают конкретный материальный смысл.

Документ из закрытых архивов Ватиканской библиотеки, называемый Magisterial Privilege, стал достоянием международного Трибунала ITCCS в качестве улики. Согласно этому документу от 25 декабря 1967 года
"…каждый новый папа римский при вступлении в должность обязан участвовать в обряде Культа Девятого круга сатанинских детских жертвоприношений, во время которого происходит убийство новорожденного ребенка и употребление его крови…"
(http://samlib.ru/m/malxcew_s_a/0007_ritualnoe_nasilie_001.shtml)

Странно звучит? А не странно выглядит "Самая опасная игра" в исполнении иезуитов — сенаторов и президентов? Не странно выглядят показательные жертвоприношения исчерпавших свой "ресурс" программно-контролируемых рабов в Богемской роще?

********** "…Хотя Берд и Рейган, как и другие, предоставляли меня в качестве проститутки чиновникам в странах, охваченных СПИДом, сами они никогда не использовали никакой защиты от "чумы", занимаясь сексом со мной…"

— Действительно возникает этот вопрос — что защищает высокопоставленных хозяев секс-рабов от заражения инфекциями? Вспомним эпизод с Хиллари Клинтон:

"… Жена Холла приказала мне раздеться, в то время как Хиллари наблюдала.
— Она чистая? — спросила она, имея в виду мое здоровье.
— Конечно, она Берда, — ответила та, продолжая разговор обо мне как о вещи. — Плюс, Хьюстон сказал, что она Президентская модель. Хрен знает, что это означает.
— Это означает, что она чистая, — сказала Хиллари, как само собой разумеющееся…"

В перерывах между обслуживанием первых лиц государства "Президентских моделей" их обработчики предоставляют в целях проституции всем, кто готов заплатить. В таких условиях им просто невозможно уберечься от заражения. Тем не менее, Кэти говорит о сенаторах, министрах и президентах: "…они никогда не использовали никакой защиты от "чумы", занимаясь сексом со мной…"

Хозяева Нового мирового порядка нашли универсальную панацею и защиту от любой "чумы" — от сифилиса до СПИДа?
Скорее, тут другое объяснение. То, о котором говорит Хиллари Клинтон, — программно-контролируемые рабы всегда стерильны. Остается только догадываться, каким способом это достигается.
Отсюда следует еще один интересный вывод: все разговоры о "борьбе" со СПИДом и прочими "эпидемиями" и "пандемиями" — не больше чем средство манипулирования умами и карманами обывателей. Уровень "эзотерической" науки, обслуживающей власть имущих, совсем не тот, что мы себе представляем.

ГЛАВА 24

МЫ ИДЕМ НА ОХОТУ

4 декабря 1986 года мне исполнилось 29 лет. Обычно программно-контролируемые рабы "выбрасываются из Поезда свободы" в 30 лет*. Я спорила с Хьюстоном, когда он сказал мне, что представители правительства "использовали меня" только в течение одного года. Никакого осознанного понимания течения времени я не имела и полагала, что мне все еще 24 года. Вне зависимости от того, во что я верила, не проходило и месяца, чтобы они снова не "использовали меня", физически и психологически.

Это была одна из моих рутинных поездок в Вашингтон в качестве проститутки для президента Рейгана. Щеки "Дяди Ронни" горели от волнения и коньяка, когда он сказал мне:

— Я всегда беру две недели отдыха на Рождество, чтобы вернуться в Калифорнию.

Он прервался, чтобы напеть старую голливудскую песенку:

— Калифорния здесь, я пришел…

Как он утверждал, в Белом доме он всегда чувствовал себя несвободным и, похоже, был искренне рад предстоящей поездке.

— Я каждый год с нетерпением жду эту поездку, потому что могу увидеть старых друзей. О, я все равно продолжаю работать Президентом, но, по крайней мере, я нахожусь там. Самое время, чтобы тебе увидеть, где мой дом.

Намекая на "Волшебника страны Оз", он продолжил:

— Нет места лучше, чем дом. И ты поймешь, почему. Скажи вместе со мной: "Нет места лучше, чем дом. Нет места лучше, чем дом"

И при этом он указал мне выполнить действие со скрытым смыслом на тему "Оз":

— Щелкни каблуками друг о друга. Нет места лучше, чем дом.

Казалось, произошел взрыв сине-белого света в моем мозгу, как удар электрического тока. Рейган "готовил сцену" для зашифровывания моего ума — "проскальзывания через время", чтобы возобновить течение прерванного состояния на моей предстоящей встрече с ним в Бель-Эйр [Bel Air], Калифорния.

Наш дом на колесах был забит вещами, а стены были набиты кокаином, когда Хьюстон, Келли и я отправились в нашу долгую поездку в Калифорнию. У Хьюстона было запланировано несколько "туристических остановок" по пути, которые стали для меня кошмаром, впрочем, как и само тяжелое испытание Калифорнией.

В Лас-Вегасе Хьюстон предоставлял Келли и меня для проституции всем, кто был "в курсе", и при участии в ежегодном фестивале Ассоциации музыки кантри. Уставшая перебираться из комнаты в комнату, я вернулась в вестибюль, буквально пытаясь отдышаться, когда увидела Майкла Данте. Он был одет в дорогой светло-серый шелковый костюм и темные очки и ожидал "Нашей любви", облокотившись на колонну. О встрече он договорился со мной по телефону, используя программно обусловленные установки моего ума.

— Ты опоздала, — прорычал он, посмотрев на часы, и приказал мне идти в дамскую комнату, чтобы зеркала вдоль стен активировали мое программирование на теме бесконечности. С этими установками он затем использовал меня в съемках коммерческой порнографии. Позже он сделал то же самое с Келли.

В Гранд Каньоне Хьюстон провел травмирование Келли и меня, подготавливая к предстоящим событиям в Калифорнии. Во время прогулки по каньону Хьюстон заякорил/закрепил гипнотически все события этой поездки за программированием на смерти и безумии, которому он подверг нас. Келли упала в состоянии шока, она уже не могла даже есть. Хьюстону это понравилось, потому что он "должен съесть все это сам". Я как обычно была лишена еды и воды. Я так хотела пить, что о еде думать уже не могла. Состояние Келли усиливало мое собственное состояние ужаса, боясь, что Хьюстон выполнит свои угрозы и столкнет ее в пропасть, я делала все возможное, чтобы ее уберечь от этого. Несла ее в течение нескольких часов на всем пути из каньона, не останавливаясь на отдых. Мне хотелось верить, что я была в состоянии защитить ее. Фактически Хьюстон привел меня к истощению физических сил, чтобы обеспечить мою неспособность защитить Келли на нашем следующем пункте назначения в Калифорнии. Это окрестности озера/горы Шаста.

Джордж Буш принимал активное участие в мероприятиях, проходивших и в Лампе, Миссури, и в Шаста, Калифорния. Так же как и в Лампе, в Шаста в качестве прикрытия использовалась кантри-музыка. Певец и автор песен Мерл Хаггард [Merle Haggard], заправлявший музыкальным шоу на озере Шаста, отвлекал внимание от того, что происходило по соседству, у горы Шаста. Здесь находился самый крупный секретный лагерь по работе с программно-контролируемыми рабами. Скрытая в холмах, покрытых лесом, территория, обнесенная военным ограждением. Много черных вертолетов без опознавательных знаков и много программно-контролируемых рабов, настроенных на военные задачи, — намного больше, чем я видела на Гаити**. Эта тайная военная организация служит своим целям, а не американским. Из подслушанных разговоров я узнала, что эта база предназначена для подготовки будущих Над-Юрисдикционных полицейских сил для обеспечения правопорядка при Новом мировом порядке***. В центре лагеря была еще одна хорошо охраняемая территория с военным ограждением, которую представляли как разновидность «Кэмп-Дэвида» [«Camp David»] для тех, кто работает в нашей стране. Джордж Буш и Дик Чейни имели здесь общий офис, а внешний периметр, заросший лесом, они рассматривали как охотничьи угодья, где они играли в "Самую опасную игру". Из подслушанной мной беседы между Чейни и Бушем было ясно, что работа по созданию этих мировых полицейских сил поспособствует назначению Чейни министром обороны в будущей президентской администрации Буша (1).

Хьюстон остался в кемпинге Хаггарда у озера Шаста, а Келли и меня на вертолете повезли на нашу запланированную встречу с Бушем и Чейни. Пилот вертолета обратил наше внимание на военное ограждение, окружающее внешний периметр лагеря. Обычно пилоты не разговаривают ни с кем из нас, но этот злобно ухмыльнулся, сказав нам, что мы должны знать внешние границы "Самой опасной игры".

Когда мы прибыли в святая святых Буша и Чейни, я увидела вместе с ними Джорджа Буша-младшего. Бушу-младшему предназначено было стоять позади отца и занять его место, когда тот станет недееспособным от наркотиков или если придется выводить его из-под ответственности за совершенные преступления [required criminal backup]. Выходило так, что он готовился и к тому, и к другому, пока его отец и Чейни наслаждались своей работой и отдыхом.

В состоянии кайфа от принятых наркотиков, Чейни и Буш были готовы охотиться на человеческую дичь в "Самой опасной игре". Они ознакомили меня с правилами игры, приказали мне раздеться, несмотря на холодный декабрьский ветер, и сказали мне со скрытым смыслом в духе программирования "Оз": "Остерегайтесь львов, тигров и медведей". На жизнь Келли, как обычно, делали ставки, которые в этот момент пробуждали мои естественные и усиленные программированием материнские инстинкты. Слезы тихо текли по моим щекам, когда Буш сказал мне:

— Если мы поймаем вас, Келли моя. Бегите, бегите так быстро, как вы можете. Я возьму тебя и твою маленькую девчонку тоже, потому что я могу, я могу, я могу. И я буду.

— Есть вопросы? — с вызовом спросил Чейни.

— Там нет места, куда можно убежать, — ответила я. — Там забор, который мы не сможем преодолеть. Я видела его.

Чейни рассмеялся над моим ощущением "некуда бежать и негде скрыться" и пояснил, что где-то в заборе медведь проделал дыру а нам остается всего лишь найти ее. Он приставил ружье к моей голове и скомандовал:

— Да начнется игра. Иди.

На мне не было ничего, кроме теннисных тапочек. Я бежала через лес так быстро, насколько могла, но не убежала очень далеко. Буш использовал свою охотничью собаку, чтобы выслеживать меня, ту же самую, которую недавно использовал в съемках фильма "Охотничья собака" [«Byrd-dog»] со сценами скотоложства со мной мой хозяин Роберт Берд. Когда меня поймали, Чейни, одетый в теплый тулуп, приставил пистолет к моей голове. Буш приказал мне совокупляться с его собакой. Насладившись зрелищем, они увели меня в помещение.

Я оделась и ждала следующих инструкций. Я понятия не имела, где была Келли. Буш и Чейни еще были в охотничьей одежде, когда начался сеанс программирования. Буш сказал:

— Ты и я сейчас должны пуститься в "Самую опасную игру" дипломатических отношений. Это моя игра. Ты будешь следовать моим правилам. Я буду иметь явное преимущество в охоте на тебя, имея мой Глаз в Небе (спутник). Я буду наблюдать за каждым твоим движением. Пока ты играешь в игру по моими правилам и не делаешь ошибок, ты живешь. Одна ошибка, и я доберусь до тебя, моя красавица, и до твоей маленькой девочки тоже. Ты умрешь, а Келли будет играть со мной. Этот вариант мне даже больше нравится. Тогда начнется ее "Самая опасная игра". Карты ложатся в мою пользу, потому что это моя игра! Ты в игре?

— Да, сэр! Я в игре, — ответила я, как было условлено, выбора не было. "Параллельная" только что прошедшая в лесу "Самая опасная игра" была предназначена для того, чтобы сделать восстановление памяти невозможным из-за амнезического сокрытия через ее смешивание****.

— Прекрасно. Да начнется игра. Следуй внимательно инструкциям. Ты не имеешь права на ошибку, — Чейни перевернул свой "гейм-таймер" — песочные часы. Буш продолжил:

— Эта игра называется "Король и Глаз", и вот ее смысл. Ты будешь устанавливать прочные дипломатические отношения, в соответствии с указаниями, между Мексикой, США и Ближнем Востоком. Твоя роль потребует изменения лица в каждом новом месте. Я буду намечать твой курс, определять твою роль и тянуть за твои ниточки. Ты будешь говорить слова, когда я потяну за твои ниточки. Здесь не будет места для ошибок.

Чейни, одетый в охотничью куртку и шляпу, навалившись на армейский стол, был в ступоре от наркотика. Тем не менее, когда Буш договорил, он направил свое ружье на меня и сказал с угрозой:

— Мы идем на охоту.

— Мы поймаем лису, положим ее в ящик и закопаем в яму, — пропел Буш в продолжение угрозы Чейни. Посмотрел на Чейни и расхохотался. В охотничьей одежде, с огромным двуствольным дробовиком на плече — вид Чейни так растрогал его, что он в шутку сравнил его с героем мультфильма охотником Элмером Фаддом [Elmer Fudd]. Чейни, гримасничая, изобразил персонажа мультфильма:

— Где этот Кволик Васкалли [Wascally wabbit]?

Операция "Король и Глаз" будет включать посланника N1 Рейгана Филиппа Хабиба (который в программировании таких рабов, как я, на теме "Алиса в Стране чудес" играл роль Белого Кролика) и короля Саудовской Аравии Фахда. Поэтому когда Буш вспомнил про обоих — "Элмера Фахда" и "Кролика Васкалли", они с Чейни смеялись до слез. Под сильным воздействием наркотиков, они с трудом удерживали самообладание, поэтому закончить мое программирование уже были не в состоянии.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ КЭТИ О'БРАЙЕН:

1. "…Из подслушанной мной беседы между Чейни и Бушем было ясно, что работа по созданию этих мировых полицейских сил поспособствует назначению Чейни министром обороны в будущей президентской администрации Буша…"

— Дик Чейни не имел официальной военной карьеры, которая оправдывала бы его назначение на пост министра обороны при администрации Джорджа Буша.

______________________________________________

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА:

* "…4 декабря 1986 года мне исполнилось 29 лет. Обычно программно-контролируемые рабы "выбрасываются из Поезда свободы" в 30 лет…"

— Оккультисты могут обратить внимание на эту деталь.

У Йогов считается, что до 30 лет психическая ("энергетическая") система человека проходит процесс формирования, созревания, и до этого возраста нельзя прикасаться ни к каким техникам психического развития — "раскрытию чакр", "медитациям" и т.п., из-за опасности повредить еще не сформированную психическую систему и стать медиумом.

В системе "Монарх"-программирования происходит как раз наоборот — человека используют до 30 лет, когда его психическая защита еще должным образом не сформирована, а после 30 лет он уже становится нежелательным для проекта "Монарх", и его уничтожают.

** "…у горы Шаста. Здесь находился самый крупный секретный лагерь по работе с программно-контролируемыми рабами. Скрытая в холмах, покрытых лесом, территория, обнесенная военным ограждением. Много черных вертолетов без опознавательных знаков и много программно-контролируемых рабов, настроенных на военные задачи, — намного больше, чем я видела на Гаити…"

— Здесь узнаваемы те же тренировочные лагеря Иллюминатов, о которых рассказывала Свали.

*** "…Эта тайная военная организация служит своим целям, а не американским. Из подслушанных разговоров я узнала, что эта база предназначена для подготовки будущих Над-Юрисдикционных полицейских сил для обеспечения правопорядка при Новом мировом порядке…"

— Иллюминатам, "программно-контролируемым рабам, настроенным на военные задачи", объясняют, что их готовят к будущему военному перевороту и захвату власти. Эта дезинформация служит целям сокрытия того, насколько Иллюминаты уже проникли во власть. В любой даже самой засекреченной структуре возможны утечки информации. Поэтому рядовым членам ордена подают идею: "Вот-вот произойдет этот переворот, и НАШИ придут к власти". Между тем, эти "наши" уже итак у власти, а рядовых иллюминатов тренируют как идеальных цепных псов для охраны Нового мирового порядка на тот случай, если население начнет ему сопротивляться.

Эта идея грядущего "переворота" играет в Ордене Иллюминатов ту же роль, что и идея "Второго Пришествия" или "Конца света" в сектах, подобных "Свидетелям Иеговы".

Насколько глобальное и мощное влияние на общество имеет идеология и "повестка дня" Ордена Иллюминатов, можно судить по тому, с какой последовательностью и настойчивостью через СМИ, систему образования и кинематограф в странах "западной демократии" внедряется в массовое сознание миф о злодейской миссии России. Особенно о равнозначности советской России времен Сталина и гитлеровской Германии.
Если заглянуть в представления Иллюминатов об истории, то их основой является теория "шахматной доски" (разумеется, этот термин не изобретение Бжезинского). Суть ее в следующем.

Иллюминаты проникают в систему власти всех государств — участников мировой "шахматной партии", расставляя своих людей на ключевые позиции. Так они получают инструмент влияния на государственную политику и ведут ее к конфликтам и войнам между странами. Находясь по разные стороны конфликтов, члены Ордена направляют течение этих конфликтов к нужным Ордену результатам.
Это классическая схема действий Иезуитов, которой они пользовались веками, принимая участие и в войнах, и в революциях по разные стороны "баррикад". Естественно, что Орден Иллюминатов, детище Иезуитов, действует так же. Но нужно рассматривать внимательно и взвешенно то, что происходило во время войн, например, Второй мировой, чтобы не попадаться на иезуитские (в прямом смысле, иезуитские) уловки идеологов Иллюминатов.

Эти идеологи открывают рядовым членам ордена "истину" о том, что воюющие стороны во Второй мировой войне действовали под одним руководством. То есть, в представлении иллюминатов, и правительство Гитлера, и правительство Сталина в этой войне проводили политику их Ордена.

Развитие этой идеи, то, как она обрастает подробностями и трансформируется в новые "версии" и "факты", несложно отследить. На выходе, как продукт системы "программирования" массового сознания, мы получаем все те искажения и ложь о Войне, которые накрепко засели в умах обывателей. Эту дезинформацию из методичек и учебников Иллюминатов выносят в массовое сознание подвластные Иллюминатам СМИ, система образования и Голливуд. И эту дезинформацию обыгрывают в своих книгах и лекциях "конспирологи" как некую тщательно скрываемую сильными мира сего "правду" — о том, что социализм и капитализм, Советский Союз и нацистская Германия, Советский Союз и НАТО, Россия и НАТО — это все центры силы одного хозяина, "пальцы на одной руке" и т.п.

Были ли у Ордена Иллюминатов свои люди в правительстве советской России? Безусловно. Эта структура имеет более глубокий уровень конспирации, чем лучшие спецслужбы и разведки мира, поскольку ее резидентура — это сеть собственных агентов, вплетенная в эти самые спецслужбы и разведки. Притом обратное явление — внедрение в Орден Иллюминатов со стороны — невозможно, поскольку 1) Иллюминатами рождаются и 2) запрограммированная система "личностей", на которые разбита психика Иллюмината, проходит регулярную проверку и настройку. Какую роль Иллюминаты, внедренные в систему власти нашей страны, сыграли в предвоенном ослаблении России, мы не знаем, можем только догадываться, но по итогам Войны мы можем однозначно судить, что у них не было полной власти над правительством Советского Союза. Иначе армия Европы, собранная Гитлером под знамена Третьего рейха, одержала бы победу и заявленные Гитлером планы создания грандиозного планетарного теократического государства с черным орденом СС во главе были бы осуществлены. Вместо этого в 1945 году тщательно выстроенная Иллюминатами система фашизма была с треском раздавлена. И не какими-нибудь "инопланетянами", или "силами коалиции", а именно Советским Союзом, народом Советского Союза, армией Советского Союза и под руководством правительства Советского Союза.
Ватикану вместе со спецслужбами США и Великобритании пришлось срочно налаживать пути спасения ценных нацистских кадров (операции "Крысиные тропы" и "Скрепка") и накопленных ими технологических и психологических достижений для их перенесения в новые центры разработки и возведения Нового мирового порядка.

Насколько под влияние резидентуры Иллюминатов подпадает правительство России в тот или иной период времени, можно судить по внутренней и международной политике, которую оно проводит — по тому, насколько эта политика независима, свободна или насколько подчинена глобальной сатанинской системе хозяев Нового мирового порядка.

Еще одна интересная деталь. По тому, как упорно Иезуиты через подчиненную им систему массового промывания мозгов (СМИ, система образования и Голливуд) навязывают миру представление о России как об источнике зла, можно делать вывод о том, что они, Иезуиты, именно Россию считают главной угрозой их существованию и главным препятствием к осуществлению их планов.

**** "…"Параллельная" только что прошедшая в лесу "Самая опасная игра" была предназначена для того, чтобы сделать восстановление памяти невозможным из-за амнезического сокрытия через ее смешивание…"

— Два события, которым дано одно название "Самая опасная игра" —
1) охота с собаками и
2) секретная операция по установлению новых каналов нарко- и работорговли с Мексикой и Саудовской Аравией
— будут затем под действием электрошока "перетерты", смешаны в памяти жертвы этой игры между собой.
Надругательство над жертвой, происходившее в "игре" N1, использовалось как травмирующее воздействие для детального программирования на действия в "игре" N2.

ГЛАВА 25

РЕБЕНОК БУША

Был поздний вечер, когда Буш и Чейни закончили мое программирование с установкой многочисленных посланий, относившихся к немедленному открытию в Хуаресе [Juarez] мексиканской границы для свободной торговли (наркотиками и рабами). Затем они отвели меня вниз в жилые помещения в строении из кедра и красного дерева, куда вскоре доставили и Келли. Джордж Буш-младший положил моего явно травмированного и находившегося в полусознательном состоянии ребенка у дверей. Ссылаясь на "Самую опасную игру", она мне сказала тихим, надломленным и печальным голосом:

— Меня поймали, так же как и тебя.

Мне неизвестно, охотились ли на нее на самом деле (я могу только надеяться, что нет), но независимо от этого, это только усилило мое чувство вины за то, что я, "отвечавшая" за нее, была поймана, и за все, что случилось с Келли с этого момента.

Декор этой резиденции отражал примитивные деревенские, в стиле вестерна, вкусы Чейни. Как и в его "сверхсекретной" "Ночлежке" в Пентагоне, здесь в отделке было использовано много кожи. Главная комната была небольшой, но казалась больше из-за зеркал на стенах. Оформление стен с одной и с другой стороны было в точности подобным. По центру между двумя обращенными друг к другу черными кожаными диванами стоял журнальный столик, заваленный наркотиками и принадлежностями к ним. Буш и Чейни сидели в одинаковых черных креслах под углом к большому каменному камину, огонь которого освещал и обогревал помещение.

Героина, наркотика, который предпочитал Буш, было в изобилии, и Чейни присоединился к нему в этом процессе. Этот "шведский стол", включавший опиум, кокаин и "Вафли Страны чудес" (препарат MDMHA-XTC, известный еще как экстази), говорил о том, что они собрались провести свой отпуск, ни в чем себе не отказывая. Я видела Чейни, спотыкавшегося от выпивки, и раньше, но это был единственный случай, когда он принимал героин и давал его мне. Келли они тоже принудили к употреблению наркотиков.

Буш пытался привести Чейни к мысли о педофилии через описания секса с Келли. Оба уже были возбуждены от наркотиков и предвкушения. Чейни объяснил Бушу, почему у него не было секса с детьми — он приспустил штаны перед Келли и сказал: "Иди сюда". Увидев необычно большой пенис Чейни, Келли отшатнулась в страхе, закричав: "Нет!", отчего оба захохотали. Буш, встал и попросил у Чейни его распылитель жидкого кокаина, прежде чем повести Келли в спальню. Чейни предположил, что Буш хочет одурманить Келли перед сексом.

— Это для меня, — возразил Буш. Он описал свое возбужденное состояние в типичных вульгарных выражениях и объяснил, что хотел распылить кокаин на свой пенис для продления удовольствия. Чейни сказал:

— Я думал, это для ребенка.

— Половина удовольствия будет иметь их, когда они уже начнут корчиться, — пояснил Буш, взял Келли за руку и повел ее в спальню.

Чейни сказал мне, что раз я "ответственна" за насилие Буша над моей дочерью из-за того, что дала поймать себя в "Самой опасной игре", то мне "гореть в аду". Он приложил раскаленную в камине кочергу к внутренней стороне моего бедра с угрозой бросить Келли в огонь. Он гипнотически углублял подробности при описании того, как она будет гореть в огне, и жестоко, до глубины души, травмировал меня этим. Когда он начал свое сексуальное изуверство надо мной, я услышала плач и крики Келли, доносившиеся из спальни. Когда ее крики стали громче, Чейни включил классическую музыку, чтобы заглушить ее крики о помощи.

В 4 часа утра, как было указано, Буш-младший (и пилот его вертолета) пришел забрать меня и Келли. Нас доставили на вертолете обратно к озеру Шаста, где Хьюстон ожидал нас в своем доме на колесах. Насилие Буша над Келли явилось опытом, разрушительным для моего ума и физически разрушительным для Келли. Она остро нуждалась в медицинской помощи и не могла даже двигаться. Хьюстон пригрозил остановить машину в районе Йосемити и сбросить меня с крутого обрыва, если я не успокоюсь. Его угрозы не смогли контролировать мою истерику, так как большая часть его программного контроля надо мной неожиданно разрушилась. Опасаясь, что он потеряет доверие своих покровителей и их деньги, Хьюстон разрешил мне позвонить по телефону врачу и начать давать ей лекарства. Что касается меня, он взялся за собирание в одно целое моего рассыпавшегося программирования, чтобы завершить мою главную задачу, поставленную передо мной во время путешествия в Калифорнию — встречу с президентом Мексики Мигелем Де ла Мадридом и выполнение планов по совместному открытию границы в Хуаресе.

 

Читать по теме:

Оставить комментарий