Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

О живодерстве в Поднебесной

Были у нас такие заметки, связанные с расцветом форменного живодертства… Но если даже в Синем ките четко выявлялась заинтересованность разного рода структур в свеженькой человечинке, то все же оставался открытым вопрос с названием этого современного кошмара (см. В вечном стремлении наживы).

Думаю, при чем здесь… киты? Потом в статье Китайская рулетка довелось столкнуться с этим апофеозом чисто китайского пафоса, когда, приподнявшись на обворовывании России, они начали швырять миллионы за спасенных на Сахалине косаток. Там же встрелось название "Белый кит"… И знаете, срослось! Поскольку большинство детей попавших в эту "игру" с фабрикой клонов Пригожина было из прилегающих к Китаю районов России, которые наше ворье на корнеб сдает китайской саранче, нисколько не считаясь с тем, что вообще-то должны отслеживать права российских граждан, а не китайских живодеров.

Ну, точно! Они же этим названием именно китайцам знаки подавали, что нашли подходящего донора!

Вот и решил отдельно исследовать этот вопрос по китайскому живодерству… тут же обнаружив, что дело-то давнее!

5 апреля 2006 года г. Китай считается 'Всемирным центром по пересадке органов'

Ужасающие новости о тайных источниках снабжения органами «в большом количестве, в краткие сроки и превосходного качества»

Фабрика в Китае, которая извлекает органы из тел. Фото: Великая Эпоха

5 марта этого года китайские СМИ  рекламировали КНР как "Глобальный центр пересадки органов".

Члены семьи корейских пациентов рассказывали: "Получить орган для пересадки не трудно. Срок ожидания после рутинной физической проверки — приблизительно одна неделя".

Материалы о медицинской практике и теоретических исследованиях относительно пересадок печени на материковом Китае не были опубликованы ни в одном из международных медицинских журналов.

Причина этого в том, что китайские врачи не могут дать информацию о фактическом доноре этих органов. Число иностранцев, которым пересаживают органы в Китае, начиная с 2002 года, возросло во много раз. 

5 марта 2006 года в центральном  разделе еженедельника Movie, TV and Books Weekly, изданного Changchun Daily Newspaper Group, на странице 19 была статья на целую страницу "Китай стал всемирным центром пересадки органов". Автор статьи — репортер по имени Чжан Яньхуэй. В этой статье сообщалось, что согласно неполной статистике, более 3000 корейцев приезжали в Китай за последние 3 года для пересадки органов.

Пациентов, получивших в Китае органы в результате трансплантации, приехавших из других стран и областей также насчитывается более 1000 ежегодно. Согласно этой же статье, в газете Korean Daily было сообщение, что "корейская Ассоциация пересадки органов" провела опрос пациентов, которые ездили в Китай для трансплантации какого-либо органа. В 1999 году только двоим пациентам была произведена пересадка органов в Китае, в 2000 году – одному, в 2001 году – четырем.

Но с 2002 года число подобных операций значительно возросло. Руководитель корейской Ассоциации пересадки органов, Хэ Чжунюань, который также работает в больнице при Сеульском Национальном Университете Южной Кореи, указал, что число пациентов, охваченных опросом, было только "верхушкой айсберга", и фактическое число может быть намного выше. Директор больницы в Пекине сказал: "Число корейских пациентов, приехавших для пересадки органов и находящихся в главных больницах в Тяньцзине, Пекине, Шанхае и Ханчжоу, составляет от 70-ти до 80-ти в месяц.

Если учитывать и мелкие больницы, корейским пациентам в Китае проводятся около 1000 операций по пересадке органов ежегодно. Это число не учитывает многих, кто приезжает из Японии, Индии, Малайзии, Саудовской Аравии, Египта, Соединенных Штатов и Канады. В статье "Китай стал глобальным центром пересадки органов" упоминается, что израильские СМИ сообщили, что в настоящее время ежемесячно около 30 израильских пациентов едут в Китай для пересадки органов.  Число больничных коек в Центре пересадки органов Тяньцзинь увеличилось.

Согласно статье, Отдел трансплантации в Тяньцзине при больнице №1 расположен на берегу реки Цзинь в юго-западном районе Тяньцзиня и известен как Восточный Центр пересадки органов. Его можно считать самым большим центром пересадки органов в мире. Директор среднего медицинского персонала Ли Лянь сказал репортеру: "Больница начала принимать большое количество корейских пациентов в 2002 году, что привело к нехватке кроватей в больнице №1 в Тяньцзине.

Руководство отвело с 4-го по 7-ой этажи 12-этажного здания больницы для пациентов, которым делают пересадку органов". Помимо этого, Восточный Центр пересадки органов также занял 8-ой этаж Международной сердечно-сосудистой больницы, чтобы принимать там корейских пациентов. В то же время 24-ый и 25-ый этажи соседней гостиницы были преобразованы для пребывания там пациентов, ждущих пересадки органов. Несмотря на все эти усилия, кроватей всё ещё не хватает.

В настоящее время строительство главного здания Восточного Центра пересадки органов почти закончено. В нём еще 500 кроватей и ожидается, что оно откроется в мае 2006 года. Согласно статье, общественные статистические данные показывают, что число пациентов этой больницы резко увеличилось. Большинство из них приезжают из соседних стран и областей, включая Корею, Японию, Малайзию, Египет, Пакистан, Индию, Саудовскую Аравию, Оман, Гонконг, Тайвань и Макао.

Кафетерий на 4-ом этаже больницы превратился в "международный клуб", где представители различных рас делятся своими впечатлениями по поводу методов и результатов лечения. Пациенты утверждают, что органы в Китае имеются "в большом количестве" и "превосходного качества". Статья заявляет, что "Китай стал Глобальным Центром пересадки органов". 17 декабря 2005 года, спустя 4 дня после пересадки печени, корейский пациент поделился репортеру, что в Корее очень трудно получить орган для пересадки.

К концу 2004 года Восточный Центр пересадки органов выполнил 1500 пересадок печени, приблизительно 800 пересадок почек, а также многочисленные пересадки роговицы. К 16 декабря 2005 года там было проведено 597 операций трансплантации печени и других органов. Однако к 30 декабря это число возросло до 650.  53 операции были выполнены всего за две недели!

Члены семей пациентов сообщили, что за один день делаются 24 пересадки печени и почек. Статья упоминала, что член семьи корейского пациента сказал репортеру: "В Корее нет такого "выбора трансплантата" печени. В Корее пациентам может быть произведена только частичная пересадка печени. На материковом Китае возможна полная пересадка печени. К тому же, качество органов, говорят, "превосходное".

Время ожидания необходимого органа короткое, но источник "доноров" остается неизвестным.  Согласно вышеупомянутой статье, член семьи корейского пациента сказал, что период ожидания трансплантата после медицинского обследования составляет всего  одну неделю. На 4-ом этаже кафетерия больницы №1 в Тяньцзине часто собираются некоторые члены семей пациентов, чтобы обменяться информацией.

Они слышали, что возраст большинства "доноров" — между двадцатью и тридцатью годами, но точно личность этих "доноров" нельзя узнать.  Анонимный доктор в больнице №1 рассказал репортеру, что большинство доноров – «заключенные, приговоренные к смертной казни». В документах, выдаваемых прооперированным пациентам больницей № 1 при выписке, в графах о причине смерти доноров отмечено – "серьёзные травмы головного мозга". 

На вопрос корреспондента  о донорах Шень Чжунян из Восточного Центра пересадки органов не подтвердил и не опроверг это. В статье сообщается, что информация о практических  и теоретических исследованиях по пересадке печени на материковом Китае не появилась ни в одном  международном медицинском журнале. Считают, что причиной этого является то, что авторы исследований по трансплантации на материковом Китае не могут установить личность "доноров" пересаживаемых органов. 

Согласно традиционной китайской культуре, тело после смерти должно быть сохранено целым. Даже после казни преступников, в ситуации, где органы, возможно, были повреждены, части тела должны быть похоронены вместе с телом. Сколько людей в Китае умирает от "острой травмы головного мозга" ежегодно? Сколько членов семей казнённых заключенных дают согласие на изъятие органов их родственника?

По законам, действующим в Китае, даже при согласии приговоренного к смерти на изъятие органов члены его семьи могут решительно выступить против этого и, таким образом, предотвратить удаление органов из тела. Разумеется, близкие родственники доноров органов, а их при таком количестве трансплантаций должно быть очень много, такого согласия никогда не давали!

Откуда на земле появляется так много живых "доноров", упомянутых в статье? Разве недавнее добавление 500 кроватей в новом Восточном здании Центра пересадки органов не подразумевает, что существует большое число "доноров"? Откуда  берутся "доноры"? 

С момента недавнего разоблачения существования концентрационного лагеря Суцзятунь провинции Ляонин, города Шеньяна, сотрудник, который работал в лагере, утверждает, что в этом лагере находится клиника (Thrombosis Hospital of Integrated Chinese and Western Medicine), объединяющая методы китайской и западной медицины. Приблизительно шесть тысяч практикующих Фалуньгунтайно содержатся там в заключении с 2001 года. Никто из заключенных не вышел оттуда живым.

В этой клинике извлекают необходимые органы (почки, печень, сердце, кости, кожа, роговица глаз и др.) из живых тел  практикующих Фалуньгун, причем из-за дефицита анестезирующих препаратов операции проводятся при недостаточном обезболивании. После извлечения органов, еще живые тела практикующих Фалуньгун  сжигаются в крематории, преобразованном из комнаты водного отопления.

Согласно свидетелю, большинство практикующих Фалуньгун были переведены в лагерь из тюрьмы Дабэй, Трудового лагеря Масаньцзя и других тюрем в Шеньяне. Некоторые практикующие были арестованы в парках и домах.  Официальные свидетельства об аресте  практикующих Фалуньгун никогда не предъявляются во время ареста, и члены семьи ничего не знают о своих близких.

Имена некоторых практикующих даже неизвестны. Отдельные арестованные практикующие Фалуньгун были физически слабыми. Не проводилось их медицинское освидетельствование. Некоторым ранее здоровым практикующим Фалуньгун были введены наркотические препараты, угнетающие сознание и вызывающие  дезориентацию. Затем их переводят в Суцзятунь, где подвергают дальнейшим пыткам. Далее извлекают их органы, и в конце – сжигают тела, чтобы избавиться от улик. 

Этот свидетель поведал, что смерть практикующих Фалуньгун не является  проблемой в тюрьмах китайской компартии. За издевательства над практикующими никого не наказывают. Наоборот, изощренные издевательства практикующих Фалуньгун поощряются. Медицинским же работникам в клинике говорят, что практикующие были приговорены к смерти за какие-то нарушения, или что они потеряли разум в результате практики, чтобы они не испытывали угрызений совести, извлекая органы из живых тел  Свидетель утверждает, что крупномасштабное извлечение органов из живых тел — "национальное преступление".

Цена за почку колеблется от $30,000 до $100,000. Трансплантация органов превращена в выгоднейший бизнес. Прибыль делят не только руководство лагеря, больницы, но и  торговцы органами, чиновники. Это национальное преступление, в которое вовлечены большие группы людей. Поскольку никто не вышел живым из лагеря Суцзятунь с 2001 года, из шести тысяч заключенных четыре тысячи умерли после операций извлечения органов, а их тела были уничтожены.

Бывшая сотрудница больницы, давшая информацию о концентрационном лагере, сейчас живет вне Китая. Один из ее родственников был хирургом, который извлекал органы из тел практикующих Фалуньгун. Она полагает, что приблизительно две тысячи практикующих Фалуньгун в настоящее время находятся в больнице. Она боится, что власти КПК уничтожат следы преступления и заставят свидетелей молчать, уничтожив их, как уже были уничтожены тысячи людей.

То есть… середина нулевых. Тут и задумаешься, что за трогательная дружба возникла между нашими живодерами и китайскими. Вспомним, именно в это время принимается закон, по которому пациентов больше особо не спасают, а распускают на органы. Главное, возникает сам механизм добычи человеческих органов!

Вот, что сами китайцы писали о происходящем у них беспределе.

14 апреля 2007 г. Расследование выявило: Китай стал мировым центром пересадки органов, но откуда берутся органы?

Расследование выявило: Китай стал мировым центром пересадки органов, но откуда берутся органы?

После разоблачения злодеяний Коммунистической партии Китая (КПК) по извлечению органов у живых практикующих Фалуньгун, 4 апреля 2006 г. Ассоциация Фалунь Дафа и сайт Минхуэй/Прозревшая Мудрость основали "Коалицию по расследованию преследования в отношении Фалуньгун" (КРПФ ) и начали собирать доказательства в крупных масштабах. Ниже приводятся некоторые свидетельства, которые мы недавно получили. Мы надеемся, что люди, которым известна правда, продолжат помогать нам разоблачать преследование Фалуньгун в трудовых лагерях, тюрьмах и больницах по всему Китаю, чтобы эти злодеяния могли быть остановлены.

 

 

Результаты расследования: “Китай превратился в мировой центр пересадки органов”; откуда берутся эти органы?

Статья под заголовком “Китай превратился в мировой центр трансплантации органов” была опубликована на шестой странице LifeDigest , газеты в Китае, 3 марта 2006 г. По словам автора, число иностранных пациентов, нуждающихся в пересадке органов, разительно выросло. Подобное происходит в амбулаторном отделении по трансплантации Центральной больницы № 1 города Тяньцзинь, известной также как Восточный Центр по трансплантации органов (ВЦТО). Это учреждение в 2002 г. начало принимать пациентов из Кореи для пересадки органов. Число пациентов в году 2006 г. выросло до 500 человек.

Пациенты в эту больницу приезжают более чем из 20 стран, включая Японию, Малайзию, Египет, Палестину и Индию. Согласно опубликованным данным, к концу 2004 г. хирурги ВЦТО выполнили 1 500 пересадок печени, около 800 пересадок почек и неизвестное число пересадок роговицы. «Чосуньильбо», корейская газета, заявила, что однажды в декабре 2004 г. ВЦТО выполнил 44 трансплантации печени в течение одной недели, что составляет в среднем 8.8 трансплантаций печени в день за пятидневную рабочую неделю. Директор ВЦТО, Шень Чжунъян, сказал, что на 16 декабря 2005 г. центр произвёл 597 пересадок печени. К 30 декабря 2005 г. это число выросло до 650, что означает, что в течение двух недель были выполнены 53 трансплантации печени. Из подвергшихся операции пересадки печени 370 пациентов были корейцами, а 16% – гражданами других стран.

Почему Китай имеет такие "вполне достаточные" поставки органов? Директор ВЦТО Шень Чжунъян отказался назвать источник органов. Заместитель министра здравоохранения Хуан Цзефу сказал на конференции по трансплантациям печени в июле 2005 г., что большая часть органов, используемых для пересадки в Китае, получена от казнённых заключённых. Статистика, опубликованная Международной Амнистией , показывает, что число казненных заключённых в период между 2000 и 2005 г. составляло в среднем 1 616 человек в год; однако один только ВЦТО в 2005 г. выполнил 650 пересадок печени, не объясняя другие виды пересадок, например, пересадки почек. В настоящее время несколько сотен больниц в Китае производят трансплантации. Как ни пытайся объяснить ситуацию согласно общепринятому определению “казнённых заключённых”, эти заключённые не могут обосновать всё количество операций по пересадке, если только не расширить определение “казнённых заключённых”, включив в него людей, которых коммунистическая партия хочет убить, включая тех, кто был необоснованно казнён без суда. В этом случае практикующие Фалуньгун составят наибольшую группу жертв, подвластных политике режима “Смерть практикующих Фалуньгун от избиений должна рассматриваться как самоубийство” и отправленных в тюрьмы и трудовые лагеря без каких-либо юридических процедур.

Заместитель министра здравоохранения даже обратился “к принципам этики”, “ситуации в Китае и культурным традициям”, важности получения “согласия от семей заключённых” и “гуманному отношению к заключённым смертникам”. С древних времён до наших дней, согласно ситуации в Китае, этике и китайскому культурному фону, китайцы не желают жертвовать свои органы после смерти. Даже пожертвования органов среди родственников всё ещё редки. Кроме того, в ВЦТО используются только органы из живых тел. Знает ли заместитель министра здравоохранения знает об органах, извлечённых у живых практикующих Фалуньгун, о том, что их тела кремируются, и следы преступления уничтожаются? Он может представить доказательства того, что семьи практикующих дали согласие, и к практикующим применялось гуманное отношение?

По словам семей пациентов, перенёсших трансплантации, им говорили, что большинство "доноров" было 20-30-летними людьми, что очень подозрительно, учитывая текущую ситуацию в Китае. Мы абсолютно не имеем никакой возможности узнать их подлинные личности.

Результаты расследования: три почки из живых тел были получены в один день в больнице Синьхуа от Университета Даляня

«Вечерние новости Даляня» 30 декабря 2006 г. сообщили: “Три операции по пересадке почек были выполнены в одной больнице”. Больница Синьхуа от Университета Даляня получила три почки из живых тел в один день и пересадила их троим пациентам. Источник органов неизвестен.

Результаты расследования: Трансплантация почек в женской больнице Ноя в городе Цзилинь

14 февраля 2007 г. около 22 часов я увидел сюжет, озаглавленный “Пересаженная жизнь”, в программе “Необычный рекорд” на канале «Жизнь» телестанции города Цзилинь. Сюжет состоял из трансляции в реальном времени операции пересадки двух почек одной пациентке в женской больнице Ноя города Цзилинь.

Имя пациентки – Чжан Пэн, она студентка университета 20-ти лет. В первый раз операция по пересадке почек прошла неудачно, и пришлось проводить вторую операцию. Чтобы гарантировать успех операции, больница подготовила две почки от двух различных доноров. Первая пересадка тоже была выполнена в этой больнице. У пациентки была кровь группы B, и больница смогла найти три почки от трёх человек с подходящей кровью группы B в течение очень короткого периода.

Я не видел начала передачи; я включил программу в тот момент, когда главные хирурги обсуждали детали второй операции. Вёл встречу военный врач, хотя это гражданская больница, а не военная. В одной сцене я видел его в военной форме. Стоя перед камерой, он пояснил некоторые детали ситуации перед операцией и после неё, а также сказал, что врачи были опытные, выполнившие более 1 000 трансплантаций почек.

Этот военный врач был лет сорока-пятидесяти, среднего роста. Он очень кратко упомянул, что донорские почки были взяты у трупов. Я имею некоторые медицинские знания и почувствовал, что он солгал.

Три других врача, одна главная медсестра и ещё две медсестры также присутствовали на конференции перед операцией. Главная медсестра принимала замечания с низко опущенной головой. Все врачи были мужчинами, а все медсёстры – женщинами.

На экране можно было видеть, что медицинское оборудование казалось устарелым, а в палатах пациентов было не очень чисто. Семья пациентки выглядела как крестьяне из сельской местности. Врачи время от времени играли с почками, выглядя непрофессионалами. Медсёстры были суровы, и весь медицинский персонал глядел угрожающе.

Какова была цель этой программы? Они пытались объяснить причину неудавшейся пересадки? Другие сотрудники казались не очень уверенными. Они хотели рекламировать свою больницу? Когда я рассказал другим людям об этом, что они сказали: “Пациентка глупая. Как она может делать эту операцию в такой маленькой больнице?”

За прошедшие три-пять лет в Цзилине было создано много маленьких больниц, которым требовалась квалификация для проведения основных операций. Огромное зло скрывают в Цзилине, и даже по всей провинции Цзилинь.

Женская больница Ноя, горячая линия консультации: 86-432-4675355. Версия на китайском

 

 

Мы уже несколько позабыли эти наезды на все общество в 2014 году, когда дума прямо в пожарном порядке принимала законы, чтоб ни один ценный орган не пропал зря. Без этих законов и с подростками в "Синего кита" не поиграешь, правильно?

Но наиболее запомнились публикации 2013 года из Казахстана, где вдруг эта проблема возникла… "на острие ножа", прямо ножом к горлу! Хирургическим, конечно.

А Казахстан испытывает сейчас большую склонность к обезьяничанью с Китая. Ну, и началось! Да еще в таком совковой наигранной озабоченности, когда авторы не постеснялись взять название романа Константина Симонова. Типа так ведь о спасении жизней задумались (за нехилое бабло), так прям решили стать заслоном захоронению годных органов, что типа и не подумали, что название романа сперли. Ну, как это нынче вошло в привычку органы тырить. Им некогда про совесть вспоминать, у них "проблема донорства" резко обосрилась!

5 апреля, 2013 г. ЖИВЫЕ И МЕРТВЫЕ

Проблема донорства в Казахстане, что называется, на острие ножа. Мы забираем органы у живых, но не берем у мертвых – и они, «хозяину» уже не нужные, но бесценные, уходят в землю, хотя могли бы спасти сотни человеческих жизней. Журналист Гульнара Бажкенова написала для нас эссе на эту тему, а фотограф Дамир Отеген проиллюстрировал его снимками первой в Астане операции по пересадке печени.    

Живые и мертвые

Глубоко верующая приятельница считает доказательством существования души наш язык. Мы говорим: моя рука, моя нога, мои почки, печень, сердце. Значит ли это, что моя рука, нога, почки, печень, сердце – не совсем я, а лишь то, что органично принадлежит мне? А при определенном стечении обстоятельств может принадлежать кому-то другому? 
Я пересказываю наш разговор старейшему в Казахстане хирургу-трансплантологу Энверу Шарабутдиновичу Султанову (на фото). Он за свою жизнь повидал сотни почек, не одну печень и пару сердец, которые были «моими», а стали «твоими». Он один из главных исполнителей, передатчиков этого – все еще удивительного для меня – процесса. В тот краткий миг, думаю я, когда Султанов стоит за операционным столом с живым органом в руках, он вполне может заявить, что это уже не твоя и еще не его, а пока моя почка. Доктор Франкенштейн. 

Живые и мертвые

Кто лучше хирурга-трансплантолога может приблизиться к пониманию извечного вопроса, что такое есть человеческая душа? «Если она и есть, то точно не в почках, печени или сердце», – с легким оттенком иронии говорит Энвер Шарабутдинович. Ну, может быть, в мозге – органе настолько таинственном и вселенском, что, научись люди его пересаживать, еще большой вопрос, что к чему будут пересаживать – мозг к человеку или человека к мозгу?
«А почки, печень, сердце, костный мозг, роговицу глаза – не жадничайте, все отдавайте! Душа улетает, ну зачем ей тело? Я это вам как верующий человек говорю. Вот вы свои отдадите?» – спрашивает Султанов и окидывает меня оценивающим взглядом.  

Живые и мертвые

Вопрос застает врасплох. Душа улетает, зачем ей тело? Весь этот груз… Я слушаю биение своего сердца, склонного к чрезмерной чувствительности: чуть что не так, и оно уже бьется канарейкой в тесной клетке, будто норовя выпрыгнуть на волю. И кому такое надо? Не станет ли спасенный поминать меня недобрым словом, когда мое сердце в его груди не оставит привычек первого хозяина? Или в чужой клетке оно заживет другой, более счастливой и беззаботной жизнью? «Нет, конечно, индивидуальность не передается», – успокаивает меня Энвер Шарабутдинович. Я смотрю на него, как на кудесника: и почему бы не доверить ему свое сердце, не говоря уж о печени.

Живые и мертвыеЖивые и мертвые

15 февраля в Первой городской больнице Астаны сделали первую операцию по пересадке печени на городском уровне.

Живые и мертвые

Астанинским врачам ассистировали москвичи – гепатолог и реаниматолог.

Живые и мертвые

Всего в операции  участвовали три хирурга, два анестезиолога, один специалист по компьютерной томографии, гепатолог.

Живые и мертвыеЖивые и мертвые

Операция продолжалась целый день – с половины восьмого утра до часа ночи. 

Живые и мертвые

Первым реципиентом стала Карлыгаш Жумабекова, 55 лет, с диагнозом первичный билиарный цирроз.

Живые и мертвыеЖивые и мертвые

Когда женщине сообщили о шансах на выздоровление и необходимости трансплантации, рядом стояли два ее сына, Мейрам и Данияр. Оба вызвались стать донорами. Но у старшего уже были изменения в печени, и выбор пал на младшего.

Живые и мертвые

Непредвиденные сложности возникли во время операции донора: было нарушено кровоснабжение в левой доле печени. Но в итоге все закончилось успешно. Сын пришел в себя через два часа, мать – через четыре. У российских коллег замечаний не возникло. 

Живые и мертвые

Мы смогли стать свидетелями этого процесса благодаря герою одного из наших репортажей  врачу-гепатологу Кахарману Есмембетову, который работает в Японии и специально приехал в Астану, чтобы принять участие в этой операции.
Фотографии с нее мы будем использовать для иллюстрации данного фоторепортажа. – Прим. ред.

Живые и мертвые

Пять лет назад в Алматы убили инкассатора, совсем молодого парня, – застрелили утром перед входом в магазин, куда он приехал за выручкой. Потерявшие единственного ребенка родители сами предложили его органы. Пусть сын спасет чужую жизнь и продолжит жить в ней.

Живые и мертвые

Убитые горем, они ставили только одно условие: сказать, в ком теперь живет частичка их сына. Обещали не тревожить человека, а просто иногда приходить и смотреть на него издалека. Врачи, разумеется, отказали – закон на этот счет неумолим. Но Энвер Шарабутдинович до сих пор регулярно и в подробностях рассказывает им о том, как поживает тот, кого на сухом профессиональном языке именуют реципиентом. Реципиент женился, у него родились дети, работает.

Живые и мертвые

Людей порой трудно не презирать, иногда невозможно не восхищаться, а бывает, они просто трогают своей слабостью, уязвимостью, беспримерной для природного мира волей к жизни.

Живые и мертвые

Доктор Султанов знаком с женщиной, прожившей жизнь с тремя разными сердцами и двумя почками. Первое сердце было свое, разумеется. Второе – трансплантированное, третье поменяли, когда отработало свой срок и состарилось второе. Потом от стрессов отказала почка, тогда пересадили и ее. «Здорова, бегает, как лошадка», – довольный, констатировал врач. 

Живые и мертвые

Мы идем с доктором Султановым по палатам Сызгановки – за 30 лет здесь пересадили более шестисот почек и семь раз – печень. Операций, как и спасенных жизней, могло быть больше, но нет органов. Удивительный парадокс национального характера: мертвых не отдаем, но запросто оторвем от себя почку, по-родственному отрежем кусок печени. Практически все доноры в Казахстане – это родственники больных. Самое дальнее родство, встреченное мною при обходе: племянник отдал больному дяде почку. Самое близкое: сын – матери часть своей печени. Совпадение или нет, но все они из Усть-Каменогорска. 

Живые и мертвые

Дядя с больной почкой несколько лет сидел на диализе – это такая процедура, которую необходимо делать через день, всю жизнь. Палаты диализа казахстанских больниц всегда переполнены – множество людей простужаются, зарабатывают какой-нибудь пиелонефрит, игнорируют его и попадают в пожизненный плен искусственной почки. Откуда только один выход – на стол хирурга. Трансплантация, при всей технологической сложности и дороговизне, выгодна и государству – самая дорогая операция в десятки раз дешевле, чем пожизненное обслуживание больного. «Сравните, 50 тысяч долларов за раз или 50 тысяч долларов за каждый год жизни», – объясняет Энвер Шарабутдинович. 

Живые и мертвые

Но органов нет, и не у всех такие героические племянники, как у дяди из Усть-Каменогорска. Вернее, органы есть, но, бесценные, они уходят в землю вместе с владельцем или улетают на небо с душой. Тут уж кому какой вариант развития событий ближе. Я же уверена, что они превращаются в глину, помет, прах земли. Сколько времени необходимо земле, чтобы переварить и выплюнуть наши бренные тела? 

Живые и мертвые

Первое сердце, предназначенное для жителя Иссыка Владимира Белана, по всем законам органики уже истлело и стало пищей земляных червей. Ведь прошло три года. Он вспоминает, как волновался, пока ехал на операцию, сжимая в руках пакет из местного супермаркета, в который жена заботливо уложила нехитрые его пожитки. Из Иссыка до Алматы ранним утром, без пробок – часа полтора пути. Владимир ехал обычным маршрутным автобусом –  буднично, как если бы ехал не за новым сердцем, а за продуктами на центральный рынок. Слишком большое сердце – так звучит сложный медицинский диагноз в переводе на человеческий язык. Насосы качают кровь слишком интенсивно, медленно убивая Владимира. С тех пор как поставили диагноз, он почти не выходит на улицу, спит сидя на диване, положив голову на спинку стула. 

Живые и мертвые

Донора ждали и искали долго. Родные умерших не отдают органы – это раз, найти среди них еще и подходящего по группе крови – это два, а в сумме слагаемых сложностей пересадка сердца в Казахстане становится mission impossible. (Пока это сделали лишь однажды, в Астане, причем успешно.) Но случилось несчастье, рядом с которым всегда ходит новая возможность: парень попал в аварию и впал в кому, а его сердце – молодое, здоровое, еще трепещущее – было впору Владимиру. Что греха таить, это тип идеального донора: когда молод, здоров, а потом – бац, в одночасье смерть, не поразившая жизненно важные органы, которые в условиях комы находятся в теле, как в надежно законсервированном контейнере. Тут главное все сделать максимально быстро, после смерти мозга – душа не душа, но органы сами по себе, без хозяев, живут всего лишь миг.

Живые и мертвые

Отсюда самые невероятные обывательские предрассудки, домыслы и страхи о кровожадных врачах-убийцах, которые воруют детей на органы  и потрошат еще живых людей. Механизм действительно на первый взгляд выглядит не без примеси цинизма. Например, трансплантологи знают всех смертельно больных пациентов районных и городских больниц в округе, которые обладают какими-то здоровыми органами и, скажем так, еще могут послужить человечеству. Они наблюдают, ведут их до самого конца, и на этом месте трудно удержаться от того, чтобы не воскликнуть: «Ох!..». 

Живые и мертвыеЖивые и мертвые

Но обратной стороной становятся не только спасенные жизни реципиентов, но и жизни самих доноров. Энвер Султанов лично спас не одного бедолагу, залеченного в какой-нибудь захудалой райбольнице не так и не туда. Это обычное дело, оказывается: хирурги-трансплантологи (а они все-таки избранная медицинская каста) приезжают осмотреть еще живого донора, ознакомиться, так сказать, с будущим материалом, и обнаруживают, что диагноз неверен. Человеку рано быть донором, он сам еще поживет не год и не два. 

Живые и мертвыеЖивые и мертвые

Тот парень из комы не вышел. Но за время пути Владимира в Алматы родители, сначала давшие согласие, передумали. Не отдали сердце. «Вот вы если хотите стать донором, так и должны ясно, четко сказать родным, мол, хочу стать донором после смерти! – велел мне Султанов. Но потом с сожалением добавил: – Они все-равно могут не дать, скажут, не дадим – и все, нарушат последнюю волю». 

Живые и мертвые

– А это возможно? Разве это законно?   

– Пока да, пока все решают родственники. Ни последняя воля самого человека, ни нотариально заверенное заявление ничего не решают. В отличие от развитых стран и России, например, где человек просто ставит отметку в правах или страховом полисе. А в Германии большинство молодых людей, едва достигнув совершеннолетия, дают согласие на донорство, взамен получая пожизненное бесплатное обследование – медики заинтересованы в здоровье потенциальных доноров.

Живые и мертвые

– А у нас другие нравы, врачи затравлены обвинениями, судебными процессами… Помните, наверное, самые резонансные? Мы ведь мусульманская страна, хотя, между прочим, только десять процентов священнослужителей против трансплантации, остальные – за! Сейчас вот даже в центральной мечети имам разъясняет людям, что запрета нет. Но мы дойдем, дойдем до того, что люди еще будут гордиться, говорить: а вот наш спас людей! Вы знаете, что один мертвый может спасти 8 живых? 

Живые и мертвые

Султанов заметно оживляется и уже почти декламирует:

– Совсем скоро появятся единые базы данных, как это было в СССР, а было лучше, чем в Европе! Два центра создается, в Алматы и Астане, туда будут стекаться данные со всех регионов. Так что если хотите стать донором, обязательно скажите об этом родным, не пускайте дело на самотек.

Живые и мертвые

В общем, вернулся тогда Владимир Белан домой со своим большим старым сердцем. А нового пришлось ждать долго, до минувшего февраля. Это опять был несчастный случай: парень чистил крышу от снега, упал, впал в кому. Родители дали согласие. 15 февраля вечером Владимиру позвонили и велели приезжать рано утром. Он опять на автобусе, рейсовом – куда уйдешь от расписания? – приехал в Алматы в половине восьмого. Ровно в 8.00 был в Сызгановке. Но опоздал. Не успел. Ровно в 6.00 врачи констатировали смерть мозга донора. Сердце не дождалось нового владельца. 

Живые и мертвыеЖивые и мертвыеЖивые и мертвые

Провожать нас с Дамиром Владимир не вышел, так и сидел, повесив голову на спинку стула. Будто в ожидании нового сердца. Времени не так много, врачи дают ему пару-тройку лет. Но надежды, откровенно говоря, призрачные – ведь сердце у племянника в отличие от почки не займешь.

Живые и мертвые

Мы с Энвером Шарабутдиновичем продолжаем обход. Второй этаж, третий – здесь лежат печеночники и почечники, их много. Одни уже справили «обновку», другие ожидают операции, третьи ждут доноров. Кто-то в активном поиске. Парень из Мангыстау тихо, чтоб не слышали врачи, сообщил мне, что собирается в Китай, там на черном рынке можно купить почку не дороже десяти тысяч долларов.

Живые и мертвые

«Вот у него новая почка, и у нее», – продолжает с гордостью демонстрировать Энвер Шарабутдинович. Я выражаю осторожное сомнение, мол, с другой стороны, ну что это за жизнь на запчастях, одно мучение. «Да вы увидите некоторых и не поверите – живут полноценной жизнью! Женщины детей рожают, хотя мы, конечно, не рекомендуем».

Живые и мертвые

Заходим в женскую палату, застаем женщину средних лет – Акбопе, 44 года, из Каскелена. Ей буквально пару недель назад трансплантировали почку родного брата. Чувствует себя уже хорошо. А дело шло к верной смерти, рассказывает Акбопе. И брат не выдержал, пожалел, шыдай алмады: «Ну раз я единственный подхожу – бери хоть почку, хоть сердце, не могу больше смотреть на твои мучения».
На брата посмотреть нам не довелось – он убежал от нас и, кажется, все два часа прятался где-то в туалете. Стесняется, посмеялись друзья по палате.

Живые и мертвые

В последнюю очередь мы зашли к юному герою, 18-летнему Айдосу, отдавшему часть своей печени маме. Он единственный в семье мог спасти ее, и говорит, что ни минуты не сомневался. Я смотрю на отца и представляю, каким нелегким было это решение для родителей. Врачи оставляли 42-летней Фариде несколько месяцев жизни. В тот момент она еще находилась в реанимации. Но у врачей хорошие прогнозы. 

Да-да, особо хорошие прогноза у врачей в области трансплантации были накануне тщательно провоцируемой и разжигаемой газовой войнушки между Россией и Украиной. Если помните, тогда здорово все приподнялись на торговле человечиной. Никакие органы зря не хоронили (см. Полная дискуссия по современному живодерству).

А в самом Китае накануне этого транплантационного психоза произошел случай с продажей почки школьником "кочующим" по провинции добрым волшебникам, покупающим человеческие органы. Небось, каждая такая скотина еще и клятву какому-нибудь Конфуцию давала… чтоб вырезать почки у детей исключительно за пятые Айфоны.

06 АПР 2012 г. Китайский подросток продал почку, чтобы купить iPhone и iPad

Китайская полиция задержала пять человек. Они подозреваются в том, что помогли 17-летнему юноше, решившему продать свою почку ради покупки iPhone и iPad.

Как сообщает британский телеканал Sky, молодой человек проживал в провинции Анхой, которая считается одной из беднейших в стране. Некая группа мошенников пообещала ему помочь с приобретением вожделенных гаджетов в обмен на почку.

Организатор сделки получил около 30 тыс. долл., однако подростку передал лишь десятую часть этой суммы.

Молодой человек в итоге купил себе и iPhone, и iPad, а теперь страдает от почечной недостаточности.

В настоящее время арестованы все участники сделки, в том числе и хирург, сделавший нелегальную операцию.

И еще одна публикация на эту тему. Чтобы лучше понимать, от какой практики оттадкивались и наши живодеры.

11 августа 2012 г. История с продажей почки ради iPad получила продолжение

История с продажей почки ради iPad получила продолжение

Подросток, продавший в прошлом году свою почку ради покупки iPad и iPhone, сейчас находится в плачевном состоянии. Об этом сообщила сегодня на суде его мама.

Оказывается, после того, как она узнала, что ее семнадцатилетний сын в апреле прошлого года продал орган ради приобретения двух гаджетов Apple, она сразу подала в суд на людей, купивших почку ее отпрыска. И вот, сегодня, он не смог явиться на заседание суда, поскольку его организм после такой “шалости” дал сбой. Состояние здоровья Ванг Шангкуна настолько тяжелое, что не то, что присутствовать на суде, но даже выходить из дома он уже не может.

Семья Шангкуна живет в очень бедном районе Китая Аньхой. Оттуда массово убегают люди в поисках лучшей жизни и заработков. Так хотели поступить и родители Ванга. Но теперь, когда их сын стал инвалидом по собственной прихоти, соблазнившись предложением заезжей компании продать почку, они прикованы к нему и к дому.

Эта история очень поучительна, поскольку любой фанатизм и оголтелое желание обладать популярной техникой, должно соизмеряться исключительно собственными возможностями [huff].

А главное… именно здесь и изучается пристально и совершенно бестрепетно, каким образом втянуть в "игру" подростков, чтоб еще им Айфона больше никогда не светило.

И вот не случайно, всплеск живодерских новостей из Поднебесной жестко совпадает со становлением игры "Синий кит". Ага-ага! Конец февраля 2017 года — разгар "Синего кита" у нас!

27 февраля, 2017 г. «Черная трансплантология» Китая: откуда органы?

Коммунистические власти Китая утверждают, что в стране прекратили практику отбора органов у заключенных с последующей продажей их за границу. 7 февраля в Ватикане состоялась Международная конференция по борьбе с незаконной трансплантацией органов. Во время дискуссий больше всего ожидали выступления именно китайской делегации. Считается что эта страна один из крупнейших черных рынков человеческих органов.

Когда дошла очередь до представителей КНР, слово взял бывший заместитель министра здравоохранения Китая, председатель Китайского комитета по донорству и трансплантации органов человека Хуан Цзефу. Он заверил присутствующих, что Китай еще в 2015 году полностью прекратил давнюю «преступную практику» насильственного извлечения органов у китайских заключенных.

«Мы здесь не для того, чтобы обелять наше прошлое, а для того, чтобы заявить о новой позиции Китая в мире» – Хуан Цзефу председатель Китайского комитета по донорству и трансплантации

Медицинское варварство

За последние полтора года количество китайских органов на черном рынке не уменьшается, как уверяют правозащитники. В ответ на этот аргумент Цзефу озвучил официальную статистику КНР: мол, дело в том, что с 2015 до 2016 года количество добровольных доноров органов в Китае увеличилось на 50%. Впрочем, правозащитники утверждают, что убийство китайских заключенных ради органов не прекращается. Масштабы этого преступления растут.

Фото: flickr / Jeremy Board. Акция STOP China Organ Harvesting в США (город не указано), 4 сентября 2016 года.

Авторы обновленного доклада «Кровавый урожай: бойня»: бывший госсекретарь Канады по делам Азиатско-Тихоокеанского региона Дэвид Килгур, старший юрист-консул правозащитной организации B'nai Brith Canada, адвокат Дэвид Мэйтас и американский журналист-расследователь Итан Гутман — утверждают, что китайские власти создали целую индустрию из незаконного изъятия и пересадки органов.

«Большинство жертв такой практики — это политические заключенные. Это люди, которых преследуют за убеждения или вероисповедание, например, буддийские монахи или мусульмане-уйгуры. Но больше всего страдают последователи течения Фалуньгун (или Фалунь Дафа) — древней системы душевного и физического самосовершенствования на основе буддизма. Точные цифры неизвестны, но речь идет о десятках тысяч сторонников этого течения, которых убивают ради органов» — Дэвид Килгур экс-госсекретарь Канады по делам Азиатско-Тихоокеанского региона

В документальной ленте американского режиссера Майкла Перлмана «Свободный Китай: мужество верить» бывшие заключенные, практиковавшие Фалуньгун, признаются: врачи регулярно проверяли состояние их здоровья, не объясняя причин.

Как утверждают в информационном центре Фалунь Дафа, практика извлечения органов у заключенных сторонников Фалуньгун существует уже 16 лет. В Китае созданы десятки концлагерей, где отбывают наказания тысячи последователи течения. Фото с сайта minghui.org. Акция памяти в Сан-Франциско, США, 23 октября 2016

Последователи течения не курят, не употребляют алкоголь и наркотики, ведут здоровый образ жизни. Именно поэтому, по мнению авторов доклада «Кровавый урожай: бойня», последователи Фалуньгун являются первоочередными жертвами незаконных трансплантаций. В отчете представлены данные о сотнях китайских больниц, которые занимаются пересадкой органов с начала 2000-х. Время ожидания для пациентов крайне короткое, как для процедуры такого типа. Иногда он может измеряться неделями, днями или даже часами.

«Несмотря на заявления китайских властей, что эта практика прекращена, мы точно знаем, что незаконные операции продолжаются, потому что большинство информации для нашего отчета мы брали из последних обновлений на официальных сайтах около семисот больниц в Китае. Мы также использовали заявления медсестер и медбратьев, и других работников больниц, которые получают большие деньги за такие операции. Мы насчитали 32 подтверждения, что нелегальная трансплантация до сих пор происходит. Уровень её растет, а ситуация ухудшается. Правительство все отрицает, поскольку осознает, что это варварство — убивать людей, которых скорее всего посадили по надуманным обвинениям»  Дэвид Килгур экс-госсекретарь Канады по делам Азиатско-Тихоокеанского региона

Живые доноры

Донорская пересадка требует оперативности — органы из мертвого тела необходимо как можно быстрее пересадить в живое, отсчет идет на часы, а иногда даже минуты, иначе эти органы могут не прижиться.

По словам единственного в Украине трансплант-координатора Игоря Писаренко, создание банка органов невозможно, поскольку даже при наличии специальных препаратов, сохранить органы возможности нет.

«После изъятия почка сохраняется максимум двое суток. Печень, сердце, легкие — всего несколько часов» Игорь Писаренко трансплант-координатор (Украина)

В Европе доноров, органы которых подойдут больному и которые удастся быстро пересадить из одного тела в другое, ждут несколько месяцев, а иногда несколько лет. В Китае этот процесс поставлен на конвейер, на сайтах больниц обещают срочные пересадки практически в любой удобный для пациентов день.

Госпиталь Чанчжэн опубликовал статью в журнале клинической хирургии о своих достижениях в области экстренных трансплантаций.

«Кратчайший срок ожидания для пациентов после приезда в больницу – 4 часа», — говорится в ней.

Например, в 2005 году с 22 по 30 апреля госпиталь провел 16 пересадок печени и 15 пересадок почек. Откуда больницы берут такое количество доноров? Ведь в КНР так и не развилась эффективная программа пожертвования органов, поскольку у китайцев с давних времен существует традиция, согласно которой после смерти тело должен остаться целым.

В ходе телефонного разговора с исследователями китайские врачи отказывались назівать реальных источник органов, утверждая, что эта информация является государственной тайной. Авторы доклада, ссылаясь на расследования, приводят факты, согласно которым главные жертвы — это узники совести, часть их них — последователей Фалуньгун. Фото: flickr / Jeremy Board. Акция STOP China Organ Harvesting в США (город не указано), 4 сентября 2016 года.

«Фалуньгун» или «Фалунь Дафа» — это традиционная буддийская практика медитаций, которая приобрела особую популярность в Китае в 1990-х. Она сочетает пять комплексов упражнений и её цель формировать мировоззрение в соответствии с принципами Истины, Доброты и Терпения.

Сперва коммунистические власти Китая поддерживали Фалуньгун, поскольку это был простой способ пропагандировать здоровый образ жизни. По состоянию на 1999 год в КНР было 70 млн последователей Фалуньгун, то есть больше, чем членов Компартии. В том же году сторонников течения начали преследовать, объявив их еретической сектой.

Правозащитники, а также последователи движения утверждают: запугивание, пытки, заключение сотен тысяч китайцев, практикующих Фалуньгун, стали распространенным явлением. Тысячи попали за решетку и в психиатрические больницы, миллионы потеряли работу и жилье.

В 2006-м Килгур и Мэйтас после двухмесячного расследования заявили, что правительство Китая, определенные больницы, а также центр задержания, начиная с 1999го года, казнили множество узников совести. У людей практикующих Фалуньгун забирали внутренние органы вопреки их воле. Органы были изъяты и проданы по высоким ценам, иногда даже иностранцам, которые в своих странах должны были годами ждать добровольных пожертвований органов. Фото с сайта minghui.org.

Публичное предложение органов

Ранее исследователи считали, что в последние несколько лет масштабы насильственного извлечения органов в Китае снизились. Официальные власти КНР заявили, что в 2015 году такие операции вовсе прекратились. Но, согласно обновленному отчету Килгура, Мэйтаса и Гутмана, это не так. В отчете содержится информация по каждой больнице в Китае, которая занимается трансплантациями. С 712 учреждений деятельность 164 госпиталей разобрана подробно.

Называются даже имена врачей, которые в разговоре по телефону с потенциальными покупателями обещали быструю трансплантацию органов от живых доноров.

Авторам отчета стало известно, что только в одном из госпиталей в Фучжоу, который подчиняется военному командованию города Нанкин на востоке КНР, в 2014 году провели более 4 тысяч операций по пересадке почек.

Привлекательность китайских предложений не только в оперативности пересадки, но и в стоимости органов. К примеру, в Южной Африке или Турции, по данным Всемирной организации здравоохранения, почка обойдется не менее чем в 120 тысяч долларов, в Китае же ее цена в два раза ниже.

По словам украинского трансплант-координатора Игоря Писаренко, эта цифра выглядит космической, ведь во всем мире всего за год проводится около 40 000 операций по пересадке органов, поэтому показатель в 4000 операций только по трансплантации почки является нетипично высоким, даже учитывая плотность и численность населения Китая.

«Информацию о возможности купить органы обнародуют просто на официальных сайтах больниц. Специальные брокеры ездят по больницам, например, в Австралии, и распространяют информацию о возможности трансплантации. В некоторых странах врачи договоренности с китайскими коллегами и работают на то, чтобы отправить своих пациентов в Китай, например, так делают некоторые японские врачи. В КНР даже есть так называемая китайско-японская клиника, через нее проходят множество пациентов, которые приехали в Китай с целью купить себе органы» Дэвид Килгур, экс-госсекретарь Канады по делам Азиатско-Тихоокеанского региона

Убийства, лицензированные государством

Власти финансировали исследования, строительство новых больниц, а также программы подготовки хирургов, в том числе за рубежом.

Официальные ответы Пекина на подозрения в замалчивании и даже причастности к «черной трансплантологии» отличались в зависимости от лет. В 2001 году китайские власти заявляли, что донорами органов являются добровольцы. В 2006 году, после первого отчета правозащитников, Пекин уверял, что источником органов являются лишь приговорены к смертной казни. Сегодня же власти КНР утверждает, что эта практика забора органов у заключенных прекращена еще в 2015 году.

Ответственность для так называемых «туристов органов», то есть тех, кто покупает органы на черном рынке в Китае, предусмотрен лишь в трех странах — в Израиле, Тайване и Испании. Эти государства тщательно отслеживает происхождения донора. Если врач советует пациенту ехать за органами в Китай, то он может потерять лицензию. Фото: flickr / Jeremy Board. Последователи Фалуньгун проводят акцию, чтобы привлечь внимание к нарушениям их прав в Китае, 18 июля 2009 года.

В январе 2015 года Белый дом сделал заявление, в котором отреагировал на петицию, размещенную на ресурсе «Мы, народ» (We the People). Она призывает провести расследование и осудить насильственное изъятие органов у последователей духовного учения Фалуньгун в Китае.

Вашингтон публично осудил использование органов заключенных, но не сказал ничего о возможности расследовать эти преступления.

Громадское обратилось с информационным запросом в посольство КНР в Киеве, в котором мы попросили прокомментировали информацию о незаконном заборе органов у заключенных. Ответ на запрос пообещали предоставить в апреле 2017 года, после возвращения в Киев пресс-атташе посольства. Громадское готово в любой момент предоставить возможность представителям официальных властей КНР выразить свою позицию и прокомментировать данные правозащитников.

Вот рассказы очевидцев…

23 февраля, 2017 г. Рассказ бывшего сотрудника китайского госпиталя о неожиданных деталях извлечения органов. В Китае убиты ради органов 1,5 миллиона узников совести

госпиталь

Бывший сотрудник Центрального госпиталя в Тяньцзине, работавший там в середине 2000 годов, недавно рассказал New Tang Dynasty Television следующую историю.

Я живу в Китае. Раньше я работал в Центральном госпитале в Тяньцзине, в центре трансплантации органов, наше отделение находилось на седьмом этаже. Возможно, мой рассказ послужит уроком для моих соотечественников, у которых ещё есть совесть.

Чёрная трансплантация

Когда в Китай стало приезжать много иностранных пациентов для пересадки органов, я поступил на работу в центр трансплантации в Тяньцзиньском центральном госпитале. Мне удалось получить работу по рекомендации.

Этот госпиталь был также известен как центр трансплантации Orient Organ (Восточный орган), он принимал огромное количество пациентов, нуждающихся в пересадке органа. Этот госпиталь по-прежнему является самым крупным в Азии.

Столкнувшись с миром чёрной трансплантации, я понял, что существует целый ряд каналов для людей, чтобы получить органы.

Один вариант — через посредников. Известный южнокорейский врач из крупнейшей больницы в Южной Корее отправлял своих пациентов к посреднику, который направлял их в тяньзинский госпиталь.

Нет никаких официальных договорённостей по трансплантации органов между Китаем и Южной Кореей. Скорее всего, посредники, принадлежащие к мафиозными синдикатам, заключают сделки по пересадке.

Многие из иностранных пациентов приезжали в Китай, чтобы получить печень или почки. Большую часть этих иностранцев составляли южнокорейцы, остальные были из Японии или Тайваня.

Иностранные врачи являются ещё одним каналом для трансплантации органов. В Китае не хватало хирургов-трансплантологов. Один госпиталь нанял южнокорейского врача за высокую заработную плату. Этот врач сказал мне, что его коллеги в Китае имеют двойное гражданство, и он сам является китайским гражданином.

Третий канал для получения органов — китайские рекламные ролики. В них снялись известные китайские актёры и другие знаменитости. Эта реклама заманивает потенциальных пациентов. Один южнокорейский пациент сказал мне, что его соотечественники устремились в Китай после просмотра рекламного ролика о трансплантации органов, в котором снялся китайский актёр Фу Бяо.

26 августа 2004 года Фу Бяо прошёл проверку в госпитале № 309 в Пекине, у него обнаружили рак печени. 2 сентября Фу сделали операцию по пересадке печени в больнице Народной вооружённой милиции в Пекине.

Фу оперировал главный хирург Шен Чжунян, китайские СМИ называли его «топ-скальпелем». Шен возглавлял научно-исследовательский институт по пересадке органов при больнице Народной вооружённой милиции в Пекине и в Центре трансплантации в госпитале Orient Organ в Тяньцзине (Центральный госпиталь).

В апреле 2005 года у Фу случился рецидив рака. Ему сделали вторую операцию по пересадке печени 28 апреля, и снова его оперировал доктор Шен, но на этот раз в центре трансплантации тяньзинского госпиталя. Однако 30 августа Фу Бяо скончался.

Позже сообщалось, что Шен Чжунян проводил эксперименты по пересадке печени с использованием живых доноров, многие из которых «погибли в ходе эксперимента».

Некий человек представил информацию о том, что две печени для пересадки актёру Фу Бяо извлекли у двух последователей Фалуньгун из провинции Шаньдун.

Хотя Фу прожил меньше года после второй пересадки, рекламные ролики с его участием в Китае продолжали транслироваться в Южной Корее и в 2006 году. Таким образом, жители Южной Кореи отправлялись в Китай для проведения операции, потому что они, в отличие от китайцев, не знали, что Фу Бяо уже умер.

Самый большой в мире банк человеческих органов

Южнокорейский пациент однажды сказал мне, что китайские врачи заимствовали методы трансплантации органов у превосходящих их технически японских врачей.

В центре трансплантации органов в Тяньцзине я познакомился с профессором Чжэнем, специалистом по пересадке печени, и профессором Суном, специалистом по пересадке почки. Они считались лучшими хирургами в своих областях и оба учились в Японии. Они проводили операции и в Китае, и в Японии.

В Центральном госпитале в Тяньцзине врачи проводят операции по трансплантации группой из трёх человек. Я не знаю точно, сколько было таких групп. Эти врачи работают и днём, и ночью, в то время как переводчики и родственники пациентов ждут в коридорах. Пересадка печени может занять до десяти часов.

Почему иностранцы, в частности южные корейцы и японцы, приезжают в Китай для пересадки органов, спросил я у Чжэна и Суна. Они сказали мне, что, имея превосходные навыки трансплантации, они не могли найти доноров органов в течение очень короткого промежутка времени в странах Азии. Например, время ожидания органа в Японии или Южной Корее может составлять от пяти до десяти лет. Некоторые пациенты умирают, не дождавшись органа, потому что получить его очень трудно.

Профессора добавили, что все врачи и пациенты знают о коротком времени ожидания органа в Китае, поэтому многие иностранцы приезжают сюда.

Пациенты

Большинство пациентов, которых я встретил в Центральном госпитале в Тяньцзине, нуждались в печени или почке. Если пациент не страдал от отторжения органа, его выписывали быстро. При нормальных обстоятельствах пациенты получали органы в течение двух дней, в то время как некоторые ждали от 10 дней до полутора месяцев, и это тоже было слишком быстро, по их словам.

Один южнокорейский пациент ждал целый месяц в центре трансплантации Тяньцзиня, когда разразился скандал в прямом эфире по поводу извлечения органов с ведома китайских властей.

После этого пациенту посоветовали поехать в город Ухань для пересадки, и он сразу отправился туда. Я не знал, что сеть трансплантации органов на самом деле существует.

Операция в городе Ухань прошла успешно и пациент и его семья были очень довольны результатом. Пересадка печени тогда стоила от 300 000 до 500 000 юаней (от $45 000 до $75 000). Перед возвращением в Южную Корею пациент и его жена, люди верующие, спросили, кто был донором. Пациент сказал: «Я хочу знать, кто пожертвовал печень, чтобы поблагодарить семью этого человека и дать им деньги или то, что в чём они нуждаются. Я действительно очень благодарен».

В то время персонал госпиталя не знал, откуда берутся органы. Кроме того, мы были предупреждены перед приёмом на работу, что не должны ничего разузнавать и заниматься болтовнёй с пациентами.

Но я хотел выполнить просьбу пациента, поэтому спросил врача. «Вы спрашиваете о доноре? Даже мы не знаем, кто донор, и нет никакого способа узнать. Никто не может сказать вам и не существует никаких записей».

Я передал ответ врача пациенту и его семье, и они были очень озадачены, потому что международные законы регулируют передачу органов. По этим законам, донор органа и его семья должны подписать документы, разрешающие трансплантацию органов. За пересадку без надлежащей документации врачи несут ответственность. В Южной Корее все пациенты знали, кто их донор, потому что информация должна быть обнародована по закону.

Пациент из Южной Кореи пояснил, что без этих законов по трансплантации людей могут убивать в массовом порядке преступники, стремящиеся получить прибыль от органов.

Прежде чем покинуть больницу, сказал он, ему надо получить официальный документ, в котором указано, что он только что перенёс операцию по пересадке органа, а также личная информация и подпись донора. Без этого документа пациент не сможет подняться на борт самолёта.

Продолжение

Тут и задумаешься, за какие же медицинские услуги наше руководство готово сдать Китаю всю Сибирь на живодерство…

Один комментарий на “О живодерстве в Поднебесной”

Оставить комментарий