"Научно-технический"

ПОРТАЛ

"Технарь"

Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

Кровавая тень Беслана

Вранье у нас стало привычным способом "общения с народом", проходной формой ток-шоу, теленовостей, прямых линий и пресс-конференций. Во что оно выливается и насколько дорого обходится, все в очередной раз ощутили на Керченской трагедии.

Чем дальше, тем больше вылезает позорных нестыковок, демонстрирующих уровень разложения правоохранительных органов при бурном срастании самого кровавого криминала во власти.

Все это вдобавок происходит при осуществлении планов правительства окончательно добить остатки экономики страны и разорить подавляющую часть населения. Планы самые однозначные и ничем не прикрываемые, с одной уголовной мотивацией.

Попытки объяснения случившегося в Керченском колледже "влиянием интернета" и увлечением видеоиграми не могут скрывать, что над страной вновь ложится кровавая тень Беслана

Наталья В. Иванова поделилась публикацией19 октября в 22:02 · 

Максим Васильев  Запутались в своем же вранье.

Diana Si19 октября в 0:09 · Газета.Ru

Сплошные нестыковки: дорогое ружьё, нехватка денег, хорошо учился и издевательство сверстников, компьютерные игры, какой-то "клан" с миллионами вложений. А больше всего удивляет масштаб разрушений и количество жертв от одного 18 -летнего студента, он все-таки не в спецназе учился.

"По его словам, в игре можно быстро добиться успеха за счет доната (то есть вкладывая деньги) — остальным же приходится не спать ночами. Стрелка раздражал тот факт, что многие игроки тратят на развитие своего профиля большие суммы, которых у Рослякова попросту не было.

Там были такие слова: «Эта игра из меня чуть психа не сделала. Там все несправедливо к людям». И мажоры, он сказал, ему не нравятся», — поделился Александр.

Чтобы развить свой профиль в игре, Росляков не спал ночами, что сказалось на его психике. Отметим, что сама игра появилась в 2012 году на базе соцсети «ВКонтакте». В ней пользователи создают кланы, развивают своих героев и боевых питомцев. По словам приятеля керченского стрелка, глава клана Рослякова вложил в игру более миллиона рублей. Между тем, в самом же приложении числится свыше 8,2 млн игроков."

GAZETA.RU

Секта и алкоголизм: от чего страдал керченский стрелок

Походы в секту, склад оружия на дому, насилие со стороны отца — Владислав Росляков, устроивший взрыв и стрельбу в керченском колледже, жил в постоянном психологиче….

Сергей Евсегнеев ну вообще-то такие игры и правда есть

Ирина Дедюхова Сергей Евсегнеев вообще-то кончайте врать и отказывать самую паскудную уголовка! Вообще-то пора бы и самому башкой варить!

Сергей Евсегнеев Омг. Вот напишешь коммент, а отвечает тебе то Апач, то Дедюхова, то ещё какой копролит жж-шных времён. 🤭
Если вы не знаете о существовании онлайн-игр в которых школота задротит 24/7, а, скажем так, обеспеченные господа и дамы оставляют под миллион рублей и больше, то не надо демонстрировать свою неосведомленность

Наталья В. Иванова Сергей Евсегнеев , наверное, взрослому человеку уже неприлично прикидываться непонимающим.
Посему определитесь: либо юноша был геймером — ночами не спал-кнопки жал, либо приобретал спецназовские навыки (на что тоже немало времени и усилий требуется).
Мало ли какие игры имеются, мало ли чего на свете есть? Какое это имеет отношение к данному конкретному случаю?

Сергей Евсегнеев Наталья В. Иванова какие ещё спецназовские навыки нужны, чтобы из дробовика стрелять? А этих пацанов, которые в американских школах кучу народу поубивали, тренировало ЦРУ или ФБР?

Наталья В. Иванова Сергей Евсегнеев они тренировались год. Их было двое с арсеналом оружия …и они положили МЕНЬШЕ народа.
И не уходите от вопроса. ОН играл в игры или готовился к нападению?
Кстати то, что тех амерских пацанов могло говить ЦРУ — это запросто. Очень характерный год — подходит по времени для начала разработок подобных технологий.

Ирина Дедюхова Сергей Евсегнеев вранье это осточертело с начала 90-х, когда у нас в тире убили трех мужиков и все свалили на недоразвитого школяра. Тогда еще были нормальные спецы по баллистике, которым ясно было, что с одной точки надо хорошие навыки иметь, чтобы с одной точки подвала уложить троих. Потом… пошло вранье и покатилось. Но дело ваше, врите дальше, просто с вами все ясно. И не понимаете основного: все ваши отмазки сдала директриса колледжа. Любой женщине понятно, что она врет, а из колледжа умелась удивительно вовремя (срочно понадобилось в БТИ!), потому что все знала заранее. И вот чтобы это понять, спецназовцем быть не надо. И почему врет — тоже понятно без ваших идиотских ссылок на видеоигры. Кстати, те, кто делает это в реале… отчего-то не могут играть в них вообще. Поинтересуйтесь у психологов. Но как раз геймеры и разрабатывают идиотские сценарии, полностью оторванные от реальности. Сами бы поменьше игрались, больше бы башкой варили.

И вот в этом случае действительно надо понимать, почему у властей, которые не могут ответить на прямые вопросы о случившемся честно и по существу, идут такие нападки на интернет. Давно замечено, что при наличии такой среды врать им становится все труднее. 

А в трагедии в Керченском колледже с уст директрисы не зря сразу сорвалось упоминание о Беслане. Хотя вроде бы внешне выглядело все не так… В Керчи никто не брал детей в заложники, все убивали на месте… Да и захвату заложников не предшествовал взрыв. 

Однако вначале у директора идет пояснение, что она отсутствала на момент нападения по важному делу, а затем упоминается Беслан, будто бы все случилось… прямо как там. А здесь уже все по отработанной схеме, без возни с заложниками.

Давайте вспомним и мы те ужасные события 2004 года.

Третьего сентября 2004 года состоялся штурм здания школы N1 в Беслане, которое было захвачено террористами в День знанийДневник 14-летней школьницы, выжившей в Беслане: "Именно шахидки с ледяным взглядом вселяли ужас"

время публикации: 4 сентября 2012 г., 12:13 | последнее обновление: 6 декабря 2017 г., 14:05

Захват школы в Беслане рассказан словами школьницы — 14-летней Агунды Ватаевой, которая 1 сентября 2004 года оказалась среди 1200 заложников, получила опасные ранения, но выжила и, придя в себя, сразу же записала в дневник все, что произошло в те страшные дни. В том теракте девочка потеряла маму, которая работала в школе учительницей начальных классов. Женщина стала одной из 334 погибших. Отрывки из дневника ее дочери публикует во вторник "Московский комсомолец", хотя сама Агунда (ник agunya) поделилась своими воспоминаниями в "Живом Журнале" еще два года назад.

Террористы загнали в спортзал школы более тысячи заложников, в том числе малолетних детейКак пишет школьница, началось все с выстрелов — человек с густой бородой в камуфляже бежал за тремя мальчиками и стрелял в воздух. Сначала у нее мелькнули мысли о розыгрыше или "очередной проверке", но тут стрельба началась со всех сторон, и людей погнали в сторону котельной.

"Мы сбились в кучу. На асфальте валялись потоптанные букеты, туфли, сумки. Мы сидели у стены котельной. Люди в масках и с автоматами приказали нам молчать и подходить к спортзалу. Мы кинулись к дверям спортзала. В голове вертелось правило, которое нам твердили учителя: "В чрезвычайной ситуации главное — не паниковать". Не паниковать было невозможно. Это чувство охватывало все тело, весь разум, все сознание. Хотелось бежать куда-то в толпу, подальше, где-нибудь спрятаться, скрыться…" — вспоминала она.

Первое убийство заложника и "вселявшие ужас шахидки с ледяным взглядом"

Вскоре последовало и первое убийство. По словам девочки, люди паниковали, многие были в истерике, и боевики потребовали замолчать, пригрозив в противном случае убить поднятого ими мужчину. "Мы старались, но страх и паника не отпускали. Раздался выстрел. Мужчину убили", — пишет бывшая заложница.

После этого "наступила мертвая тишина", только плакали и кричали дети. Террористы приказали выбросить все телефоны и сумки, заявив, что расстреляют 20 человек, если услышат телефонный звонок. Однако многие еще надеялись, что им удастся спрятать мобильники, однако после неоднократно повторенной угрозы и уговоров учителей с телефонами расстались даже самые упрямые.

К тому времени боевики уже разложили взрывчатку, вспоминает Агунда и описывает двух шахидок, которые стояли поблизости. "Они были в парандже, и их лиц не было видно. Только глаза и ноги. Они были в спортивных штанах и кедах. В одной руке у них были пистолеты, а другую они держали на кнопках от поясов. И еще у них ледяной, неживой взгляд… Именно женщины вселяли необъяснимый страх и ужас", — признается она.

Боевик с огромным шрамом на шее

Девочка также описала одного из боевиков, чье лицо показалось ей "очень знакомым". По ее оценке, ему было 35-38 лет, и у него был "огромный шрам на шее".

Отметим, в статье "Новой газеты", опубликованной в ноябре 2008 года под заголовком "Террористы-агенты. Неизвестные подробности бесланской трагедии", говорится:
"Очень многие свидетели из числа бывших заложников во время следствия и на судах по бесланскому теракту говорили о том, что среди мертвых террористов они не опознают тех, кто на самом деле участвовал в захвате школы N1. Среди отсутствующих боевиков чаще всего бывшие заложники упоминают о террористе по имени Али, невысокого роста, с безобразным шрамом от уха до шеи под подбородком".

"Этот Али играл заметную роль среди террористов, в том числе вел переговоры с представителем оперативного штаба, сотрудником осетинского УФСБ Зангионовым. Этот Али не был обнаружен среди мертвых террористов. Потерпевшие предположили, что Али мог уйти из бесланской школы. Судя по запросу следователя прокуратуры И. Ткачева и ответу на этот запрос и.о. начальника УФСБ РСО-А В. Левитского, следствие также не уверено в смерти террориста Али", — сообщало издание.

"НГ" также писала, что в результате оперативно-розыскных мероприятий по установлению личности террориста со шрамом в поле зрения ФСБ попал некий уроженец Чечни Руслан Дирьясов по кличке Дирез, 1976 года рождения, носивший мусульманское имя Сейфула. По возможным местам жительства в Чечне и Ингушетии его так и не обнаружили.

Как написано в дневнике 14-летней Агунды Ватаевой, этот боевик со злостью велел ее подруге "закрыть свой стыд", имея в виду открытые колени. Он кинул ей какой-то пиджак, та сразу накрыла ноги. Агунда пишет: "После этого мне стало чуть легче. "Хоть насиловать не будут", — подумала я".

Опять же, отметим, еще одна бывшая заложница, 12-летняя Дзера Дзестелова, чей рассказ "Известия" публиковали в первые дни после трагедии, называла террориста со шрамом "добрым". "Был еще один добрый. Ему даже женщина одна сказала: "Но вы же добрый". А он как закричит: "Не разговаривайте со мной!" Там же были женщины с грудными детьми, а грудные — они же постоянно плачут, не понимают, есть хотят. Так вот этот боевик подошел к одному ребенку, попытался даже его успокоить. Ну не плачь, говорит, ути-пути. Но ребенок не успокоился. Успокоишься тут, когда такой страшный подошел. Он был без бороды и без усов. А на шее у него был шрам, как будто ему когда-то горло перерезали".

"Самое лучшее воспоминание из ада"

Первый взрыв прогремел 1 сентября часов около пяти, вспоминает 14-летняя бывшая заложница. Спустя несколько минут боевики завели одного раненого мужчину из десяти, которых ранее вывели из зала. Медсестре не разрешили принести лекарства из кабинета, и раненому попытались помочь подручными средствами. Что с ним потом стало, девочка не знает — он долго лежал возле них, а потом "его уже не было".

К концу дня жажда и жара забили чувство голода, пишет школьница в дневнике. Пить хотелось так, что, когда к вечеру пошел дождь, сидевшие у выбитых окон стали хватать ртом дождинки. "Мама накрывала меня и девочек своим пиджаком, а я все время вылезала из-под него — под дождь. Мне было так хорошо! По-моему, самое лучшее воспоминание из этого ада", — рассказывает она.

Предательство директора

К концу первого дня стало известно о требованиях террористов, и у кого-то из взрослых вырвался комментарий: "Отсюда живыми мы не выйдем". При этом террористы "весь день бегали по залу и кричали: "Никто не выходит на связь! Никому вы не нужны, мы все вместе сдохнем!"

"После их слов директор школы Лидия Александровна (Цалиева. — Прим. ред.) сказала: "Тут есть дети Мамсурова (речь о Теймуразе Мамсурове, нынешнем главе Северной Осетии, который в 2004 году возглавлял местный парламент; в заложниках в школе тогда оказались его сын и одна из дочерей. —Прим. ред.) — может, к нему?" — "Кто?" И тут встали Замка и ее брат. Их повели куда-то, видимо, в учительскую. Их сдала Лидия Александровна. Даже мы, дети, поняли: это предательство", — пишет девочка.

Про директора она также рассказывает, что у той были кое-какие лекарства, и сама она то и дело глотала валидол. Но когда матери детей, которым от голода и духоты становилось плохо до обмороков, просили у нее лекарства, "она отвечала: "Больше нет", — и проглатывала очередную таблетку".

Самый длинный день

Второй день, по воспоминаниям Агунды Ватаевой, был самым длинным. Террористы перестали раздавать людям воду, ссылаясь на то, что она отравлена, выборочно пускали в туалет: возле входа туда "образовалась огромная очередь, которую боевики время от времени боевики разгоняли криками и угрозами".

Иногда террористы вели переговоры по мобильнику, то крича в трубку, то шутя. Заложникам говорили, что никто их не спасет и все они сдохнут. У людей без движения затекали ноги и руки, день тянулся крайне медленно, не было никаких новостей. Однако ближе к вечеру отпустили матерей с грудными детьми, после чего атмосфера в зале "стала легче".

Также к вечеру боевики, "в которых проснулось что-то человеческое", предложили пожилым людям и учителям переместиться в тренажерный зал, где было прохладнее. А перед этим, еще днем, террористы отказали в просьбе помочь пожилому мужчине, которому стало плохо, заявив: "Пусть умирает". Сидевшая рядом с ним женщина, вдова, принялась ругаться и кричать, что вывело боевиков из себя. "Кто-то из них приставил дуло автомата к лицу этой женщины. Она продолжала: "Стреляй!" К боевикам подбежала директор школы: "Мальчики, не надо, пожалейте ее, она и так вдова", — рассказывает школьница.

"После всего этого ужаса она (вдова) еще будет лежать в ЦИТО, в Москве, с травмой черепа и височной кости", — добавила Агунда в своем блоге.

"И тут мне первый раз за все эти три дня захотелось заплакать…"

На третий день, по воспоминаниям девочки, "время тянулось очень медленно, жажда убивала, не хотелось даже двигаться". "Дико хотелось спать. Я уже мечтала не столько об освобождении, сколько о смерти, потому что это казалось более вероятным исходом. В третий день все хотели только одного — конца. Любого конца, лишь бы все это кончилось", — делится она.

Боевики при этом грозили расстреливать всех, кто будет терять сознание, и люди держались из последних сил, чтобы не валиться на пол. А около часа дня, как она пишет, раздался телефонный звонок. "Из Чечни выводят войска, — доложили боевики. — Если эта информация подтвердится, мы начнем вас выпускать". И тут мне первый раз за все эти три дня захотелось заплакать, потому что появилась надежда, что мы вырвемся оттуда".

Развязка: "Мне было все равно. Сил радоваться уже не осталось"

"А потом… Я потеряла сознание. Когда очнулась, надо мной горела крыша, все падало, кругом лежали люди. И первое, что я увидела, когда поднялась, — горящий и обожженный труп одного из террористов на стуле, под разорвавшимся снарядом, который заливал водой другой боевик. Они стали кричать, чтобы живые поднимались и выходили из спортзала в коридор. Мы с мамой встали и пошли. Я успела заметить небольшую рану на своей левой руке и успокоилась, что других ран нет. Я пыталась идти осторожно, везде лежали тела, дымящиеся деревянные брусья. У самой двери я увидела тело маленькой девочки. Наверное, тогда ко мне пришло осознание того, что это все реально", — рассказывает Агунда Ватаева.

Боевики вывели заложников из спортзала в столовую и заставили выставить в окна детей, чтобы те махали солдатам тряпками и кричали, что в здании заложники. Но женщины не захотели ставить детей и встали на подоконники сами. "Вскоре раздался новый взрыв, очень сильный по своей мощи. Я смотрела в потолок, и горячая плотная взрывная волна окатила меня с головы до ног. Я подумала: "Вот и конец. На этот раз я точно умерла", — пишет школьница.

"Но я очнулась. Кисть руки уже висела, кровью были залиты мои любимые часы. Посмотрела на ногу. Сквозь рану ниже колена я видела что-то белое, блестящее, похожее на кость. Мне было совершенно не больно, просто тяжело поднимать руку и ногу. Мама лежала рядом. "Нога, — сказала она. — Уходи". Никогда не смогу простить себе то, что послушала ее, развернулась и пошла. Что это было? Откуда это предательство? Я поползла на четвереньках к выбитому окну. Рядом стояли какие-то печки. Добралась до подоконника. На одной из этих печек лежали два трупа раздетых истощенных мальчиков. Они были похожи, как братья. Видимо, этих ребят ставили на окно, чтобы они махали тряпками".

"До улицы мне оставалось одно движение, когда моя нога провалилась в щель. Я уже ногу не чувствовала, не могла ее найти, все тянула ее, тянула, и ничего у меня не получалось. Внизу меня уже ждали. Наши военные кричали мне: "Давай, золотце, давай, солнышко!" А я не могла. От этого чувства бессилия и безнадежности я стала плакать. Но потом собралась и освободила ногу. Меня подхватили, положили на носилки, понесли через какие-то дворы, закинули в "пазик" и повезли куда-то. Моя правая ступня всю дорогу странно качалась. В "пазике" со мной лежала женщина, которая сначала жадно пила воду. А мне было все равно. Сил радоваться уже не осталось…", — рассказывает бывшая заложница о последних минутах кошмара.

"На каждом медицинском документе у меня стоит печать "заложник", — пишет нынешняя 22-летняя Агунда в своем блоге. — Спустя годы я привыкла к своим шрамам, привыкла не замечать их и не стесняться. Они стали частью меня. Без них я не могу себя представить. Но кроме шрамов и рубцов у меня есть и другие "интересные штучки". Например, мой металл! Один в голове, один — в легком, множество других раскидано по телу. Не то чтобы я с ними ужиться не могу, но ощущения крайне дискомфортные, особенно головные боли и неразгибание "свадебного" пальца на правой руке".

"А еще я очень закрыта, — признается она. — Иногда кажется, что легче застрелиться, чем рассказать обо всем этом другому человеку, даже очень близкому. Не потому, что не поймет, а потому, что сложно. Поэтому решила написать дневник. Это своего рода как "эффект попутчика" — рассказала обо всем в никуда, выплюнула это".

Так что, как видите, поведение директора школы, которая нисколько не стеснялась коллег и учеников, помогая террористам завладеть "рычагами воздействия" на властные структуры в виде захваченных детей, показывало… как минимум, сознание того, что она прекрасно отдавала себе отчет, что все, с кем она как бы захвачена вместе, вряд ли останутся в живых. Можно и не стесняться. Может быть, просто не успела уехать перед захватом в БТИ.

Вопросов к ней было очень много. Уклончивыми ответами до сих пор не вполне удовлетворены.

Директор бесланской школы рассказала правду о захвате

ПРОДОЛЖЕНИЕ  В бесланских заложников стреляли танки

Лидия Цалиева в Верховном суде Северной Осетии давала показания по делу террориста Нурпаши Кулаева. Женщина пыталась объяснить, что не виновата в гибели детей, но ей не верили

Ее обвиняли в пособничестве бесланским террористам и ненавидели всем городом. Ее упрекали в том, что она не спасла несчастных школьников от смерти, а сама осталась жива. Ее показаний ждали, надеясь, что они прольют свет на трагедию, разыгравшуюся в сентябре прошлого года в североосетинской школе. А она верила, что ее поймут и простят… Не поняли, до сих пор не верят и не простили. Как вы, наверное, уже догадались, речь идет о директоре бесланской школы №1 Лидии Цалиевой. Вчера в Верховном суде Северной Осетии она давала показания по делу террориста Нурпаши Кулаева.

Допрос Лидии Цалиевой продолжался почти полтора часа. Сначала директор объяснила, почему линейка была перенесена с 10 часов на 9. Оказывается, это было сделано для того, чтобы дети не стояли под палящим солнцем. "25 мая, на последнем звонке, одна девочка упала в обморок, поэтому мы и решили провести линейку на час раньше".

1 сентября в 9 Yтра Цалиева вышла из здания школы. Почти все уже было готово к открытию линейки, как вдруг она увидела боевиков. В считанные минуты им удалось загнать людей в спортзал. Потом их лидер Полковник вызвал ее к себе и предложил посмотреть выпуск новостей, где сообщалось, что заложников 354 человека, пишет газета "Коммерсантъ".

Директор рассказала, что в первый день с заложниками обращались более менее сносно: давали воду и разрешали ходить в туалет. Но на второй день боевиков словно подменили. "Когда в школу пришел Аушев, я обратилась к нему: "Руслан, я вас очень прошу, спасите моих детей!" Я даже на колени хотела встать перед ним, но он не позволил. В ответ он только сказал: "Сейчас я вылетаю в Москву и все доложу Путину".

Затем Цалиева дозвонилась до Таймураза Мамсурова, нынешнего главы Северной Осетии, тогда еще спикера парламента и рассказала, что дети погибают от жажды. На третий день, по ее словам, в спортзале было уже совсем плохо: "Взрыв раздался неожиданно. Меня отбросило в сторону. Я ничего не слышала, я была контужена. Придя в себя, увидела в метрах четырех учительницу Зарему Хуцистову. Она лежала в луже крови. Перевязав отваливающийся с ноги кусок мяса, я поползла к ней". Прокурору женщина рассказала, что в зале было около сорока террористов и в Беслан они пришли, чтобы "победить или умереть".

Напомним, сразу после теракта появилась версия, что летний ремонт в школе проводили наемные рабочие, которые и помогли провезти в здание оружие. Но Цалиева развенчала этот миф. По ее словам, ремонт школа провела своими силами, не привлекая посторонних рабочих. При этом госпожа Цалиева утверждала, что террористы никак не могли завезти оружие и взрывчатку в школу заранее. А полы, в том числе и в спортзале, вскрывали потому, что боялись, что спецназ будет штурмовать через подвал.

Однако все доводы педагога не нашли откликов среди собравшихся в зале родителей погибших детей. Директору упорно не верили и обвиняли чуть ли не в пособничестве террористам. "Если вы так думаете, то глубоко ошибаетесь,– ответила она залу.– У меня самой сестра без глаза осталась". А когда одна из женщин сказала, что с удовольствием расстреляла бы Лидию Цалиеву, директор спокойно ответила: "Я на вас не злюсь, я ни на кого не обижаюсь. У меня у самой на кладбище внук лежит. Я тоже знаю, что значит похоронить ребенка. Я хотела быть вместе с вами, но вы меня ужас во что превратили". Уже в конце заседания Лидия обратилась к Кулаеву: "Пусть вам Бог не простит этого! Нигде вам места не будет. Вы будете гореть в аду".

Как мы видим, здесь идет эмоциональный наезд, призванный закрепить, будто обвиняемый — это один из нападавших, хотя совершенно неясно до сих пор, куда делись шахидки и человек со шрамом, что за работы велись в школе накануне приезжими рабочими.

Так и не раскрытое до конца преступление кровавой тенью ложится и на нынешние "массовые мероприятия" в русле сегодняшней "работы с молодежью"…

14.10.2004 г. Родные заложников обвиняют директора бесланской школы

ПРОДОЛЖЕНИЕОт нас скрывали правду о Беслане

В Беслане ходят слухи, что директор школы №1 Лидия Цалиева ела вместе с боевиками. Ее также обвиняют в том, что она наняла ингушских рабочих, которые спрятали в школе взрывчатку

Если раньше родственники жертв бесланской трагедииобвиняли в своем горе власти, милицию, соседей-ингушей, то теперь, по прошествии 40 дней со времени ужасных событий, определилась личность человека, на которого возложили персональную ответственность за все. Как пишут "Известия", этим человеком оказалась директор бесланской школы №1 Лидия Цалиева — почетный гражданин Беслана, заслуженный работник образования России. Сейчас директор, как и многие другие бывшие заложники, находится в одной из московских больниц.

 

Большинство ругательств на стенах школы обращены к ней: "Лида, тебе нет пощады!", "Лида, ты предала своих детей!", "Лида, ты будешь наказана!", "Лида, ты будешь гореть в аду!", "Лидия, тебе не жить!", "Лида, тебе будут мстить все, в том числе дети!", "Смерть директрисе!". Лидии Цалиевой ставят в вину то, что она периодически выходила из спортзала вместе с боевиками якобы для того, чтобы поесть вместе с ними. Директора школы также обвиняют в том, что именно она наняла рабочих, которые принесли в школу взрывчатку.

Территориальный отдел образования Правобережного района Северной Осетии провел собственное расследование того, как ремонтировалась школа №1. Полы, причем только на втором этаже, меняла бригада муниципального ремонтно-строительного управления. Боевики эти полы не вскрывали и снимали доски только на первом этаже, видимо, в поисках подвала, через который ждали штурма. Цалиева же утверждает, что школу ремонтировали учитель труда, завхоз и их родственники. В отделе образования считают, что в массовом сознании негативно воспринимается то, что директор школы осталась жива в том аду, где у многих погибли дети. Чувство вины испытывают все педагоги, с директора же спрос особый.

Сама Цалиева опровергает все слухи, которые о ней ходят. "В одной московской газете я прочла, что я пила с боевиками чай. Да боже упаси! Да и они не предлагали мне чаю. Такие люди могут предложить только яд", — говорит Цалиева. Коллеги Лидии Цалиевой считают, что в ближайшее время ей небезопасно возвращаться в Беслан из Москвы. Однако сама она готова туда приехать, когда после операции заживет нога. "Я ни в чем не виновата, и опасаться мне нечего, — сказала женщина. — Если бы я погибла, то таких бредовых разговоров бы не было. Я виновата лишь в том, что осталась жива".

Неразбериха со списками пострадавших в Беслане продолжается, пишет "Новая газета". Некоторые из пострадавших есть в списках прокуратуры, но отсутствуют в списках местной администрации. По мнению местных жителей, помощь получают лишь те, кто обивает пороги кабинетов.

8 жертв трагедии в беслане не опознаны. Столько же человек считаются пропавшими без вести.

Оставить комментарий