Видео дня

Ближайшие вебинары
Свежие комментарии
Архивы

Flag Counter

Тень на стене. Часть III

d6e798d7efb2b73d67635baa96fd8ac3 (2)Начиная с преподобного Димы Холодова, а далее Анны Политковской — в наши дни для профессии журналиста стали усиленно, всеми возможными способами создавать  эту «тень на стене», будто нынче наша продажная журналистика действительно имеет хоть какое-то влияние в обществе.

Но, особо не касаясь самих упомянутых персоналий, можно жестко отметить, что люди сунулись выполнять заказы… а затем самим заказчикам понадобились уже в виде «груза 200».

Ведь видно, насколько опустился уровень самой журналистики, как только… все эти журналисты начали выдавать близость к власти, готовность выполнить все ее пожелания — за саму власть.

Власть-то у них все же была над сердцами и душами граждан. А для этого вовремя надо было поставить именно гражданские акценты. Да и упор делать в продвижении тех, на чьем труде и интеллекте держится общество, а не на тех, кто откровенно паразитирует на общем достоянии и спекулирует на проблемах, будучи заведомо неспособным их решить.

Кстати, заказчиков наших журналистов с головой выдают и подаваемые «зарубежные веяния». Не станем поминать западный (невероятно скучный и нечитаемый в России) бестселлер  Стига Ларссона «Миллениум». Там, во-первых, основная героиня — экстремистка, изгой общества. Во-вторых, номинальный герой, журналист, не только теряется на ее фоне, играя роль «обаятельного папочки» для уставших от жизни измотанных баб, но и сам полностью продулся в журналистских играх к началу повествования… такой современной западной сказочки про журналистику.

Микаэль Блумквист, журналист и издатель шведского политического журнала «Миллениум», проиграл судебный иск, поданный против него миллиардером-предпринимателем Хансом Эриком Веннерстрёмом, который обвинил Блумквиста в клевете. Три месяца — столько журналист должен отсидеть в тюрьме.

Тень на стене здесь куда больше от всех его девушек и женщин, поэтому и все вещи трилогии названы соответственно:

Но… представьте себе, за рубежом о наших журналистах снимались фильмы… которые, правда не принесли ни славы, ни денег их создателям. Точнее, снимались фильмы о том, как тяжело приходилось якобы их журналистам у нас. Как жаль, как жаль… мы-то не интересовали ни наших, ни тем более чужих журналистов. И хорошо узнали, что всех без исключения журналистов интересовали только деньги… ни мы, ни Родина… ни собственная честь, а уж профессия… в последнюю очередь. Только деньги.

kinopoisk.ru

kinopoisk.ru

Фильм «Четвертая власть» о журналисте, идущем по следам террористического заговора в Москве и схваченном российской секретной службой.

Приведу один интересный отклик на этот фильм.

Этот немецкий политический триллер, пожалуй, настоящий экстремистский фильм с точки зрения современных российских властей. У квасных патриотов он наверняка вызвал бы лютый баттхерт, а у квасных либералов — восторг. Но в России его на большом экране или по телевизору ни за что не покажут.

Немецкий журналист (Мориц Бляйбтрой) приезжает в Россию вести колонку в гламурном журнале, он быстро погружается в неприветливую российскую действительность с ее контрастами, блеском и нищетой. Однако после публикации некролога на убийство известного журналиста, Пауль Йенсен попадает в водоворот событий, которые приводят его в гущу политической конспирологии и помогают раскрыть тайну гибели отца, тоже журналиста, в России в конце 90-х.

В ленту попало почти всё, что можно вспомнить из политической жизни России: коррупция, бюрократия, взрывы домов в Москве и пр. терракты, чеченцы, митинги оппозиции, разгоняемые омоном, Кровавая Гэбня™, «взбесившийся принтер», политические фигуры, в которых совершенно отчетливо узнаваемы реальные государственные лица — над Россией протянулась паутина скрытого и явного террора.

В определенный момент картина приобретает кафкианский налет беспросветности и абсурда, напоминая о Йозефе К, когда главный герой попадает в тюрьму. Кстати, намеки на Кафку хороши.

Многие детали российской действительности, хоть и утрированы, но весьма схожи с настоящим. Но и стереотипных ляпов тоже предостаточно. Серость окружающего мира удачно подчеркнута операторским решением фильма, с приглушенным холодновато-серым колоритом.

Что раздражает в «Четвертой Власти»: моменты перегибания идеологической палки, любая конспирологическая агитка сверх меры не вызывает у меня радости. Во-вторых, русский язык немецких актеров. Лучше бы они всё время говорили по-немецки. В-третьих, драматургия: не нравится ощущение, будто только случайности все время ведут пассивного героя. И наконец, сам герой кажется чересчур наивным, просто до глупости. Актерские работы в целом незапоминающиеся, хотя красива актриса Касия Смутняк, сыгравшая Катю, любовницу Пауля.

Просто кровавая каша по поводу не пойми чего. Нагнать тоски, тумана, замазать собственные грешки да еще выставить счет за якобы убитого папашу — это, конечно, оставляет на стене не совсем ту тень…

Но, по крайней мере, уже из этого фильма видно, что никакой «четвертой власти» не существует. Что толку переживать о папаше, если сынок может вести только колонку в гламурной мазне на западный манер? Та журналистика, которая действительно была когда-то здесь неподдельной властью — давно закончилась, с враньем перестройки.

А вот, что внимательно отследят все журналисты, особенно в момент развернувшейся подготовки к выборам в думу прошлым летом. Посмотрите, они бесстрастно рассуждают, не слишком ли мало им отщипнули от того, что награбили у нас? И они будут навязывать нам тех, кто будет продолжать грабить… поскольку ни на что более не способен.

Петр Фаворов

Непонятно — это много или мало. BBC собирает в качестве лицензионной платы — то есть прямого налога с населения — 3.4 миллиарда фунтов в год, то есть 328 миллиардов рублей. Страна, надо отметить в три с лишним раза богаче по ВВП на душу населения, но в два с половиной раза меньше по населению.

На поддержку СМИ из бюджета России потратили 61 миллиард рублей за год — Meduza

Из госбюджета на поддержку СМИ в 2016 году выделен почти 61 миллиард рублей, подсчитал Forbes. Таким образом, отмечает издание, государство… meduza.io

Комментарии

Mika Golubovskyвам не кажется, что есть разница уже на уровне процедуры между лицензионной платой и деньгами, которые министерство дает?

Петр Фавороводно прямой налог, другое — косвенные выплаты из бюджета, составляемого из разных налогов. поскольку license fee является практически обязательной — для сравнения порядка цифр мне кажется разницей можно пренебречь, нет?

Mika Golubovskyну, тут же дело не только в том, сколько денег, но и как они получаются. особенно в случае россии, где, как учит нас алексей волин, «дядя будет говорить, что писать, что не писать и как писать о тех или иных вещах». если на некоторые частные сми это не распространяется, то уж на государственные – точно. а в случае лицензионного платежа одного такого дяди вроде бы и нет

Петр ФаворовНо смысл же новости в сумме, а не в механизме распределения денег? Мы ж знаем, что вгтрк и рт — это бюджетные организации?

Mika Golubovskyдумаю, смысл новости не только в сумме, но и в соотношении цена/качество)

Петр ФаворовКак и кто будет измерять качество? Новость конечно в сумме.

Василий Ставчанский«особенно в случае россии, где, как учит нас алексей волин, «дядя будет говорить, что писать, что не писать и как писать о тех или иных вещах»

Так везде — называется это редакционная политика.

Mika Golubovsky   Vasily Stavchansky под дядей он подразумевал владельца, а не редактора, и так совсем не везде

Василий СтавчанскийВсегда именно владелец определяет редакционную политику, не будьте таким наивным.

Mika Golubovsky  Vasily Stavchansky нет, далеко не всегда. это не наивность, а опыт – и не только чужой, но и мой собственный

Василий СтавчанскийДа прекратите, мы же читаем прессу. Никто никуда не выбивается из ряда, все пишут в своём русле. Нет, возможно, всегда есть элементы самоцензуры.. Если вы талантливый журналист и пишите, как надо, то да… вас можно и не учить…

Mika Golubovskyзачем же тогда вообще читать прессу, не очень понимаю

Yegres VoratandarСмотря какие цели поставлены?

А какие «цели» все эти годы ставились? Ну, отвести глаза… А что дальше? Хоть раз у них заговорил стыд за эту «поддержку»? Нет. Они прекрасно понимают, что получают «поддержку» у тех, кто способен только грабить.

rian_02845056.hr_.ru_03.08.2016 На поддержку СМИ из бюджета России потратили 61 миллиард рублей за год

Из госбюджета на поддержку СМИ в 2016 году выделен почти 61 миллиард рублей, подсчитал Forbes. Таким образом, отмечает издание, государство является крупнейшим донором российского медиа-рынка.

Средства из бюджета получают как СМИ с государственным участием, так и частные. Около 60-70 процентов средств дотируемые СМИ получают в виде субсидий. Остальное газеты, журналы и телеканалы выигрывают на тендерах по размещению информационных материалов и получают в качестве грантов.

Больше всего бюджетных средств достается медиагруппе ВГТРК. По подсчетам издания, только субсидия на обеспечение их работы и производство программ в 2016 году составляет 21,8 миллиарда рублей. На втором месте телеканал Russia Today с затратами из бюджета в 17,5 миллиарда рублей, на третьем — медиагруппа «Россия сегодня» с более чем 6 миллиардами рублей.

Также государство финансирует деятельность информагентства ТАСС, «Российской газеты», телеканала «Общественное российское телевидение» и ряда других. Большинство этих СМИ не приносят существенных доходов.

Для оценки объема финансирования СМИ из федерального бюджета мы изучили реестр субсидий по Роспечати (на сумму до 5 миллионов рублей) и топ-1500 всех субсидий. Из них были выбраны компании, являющиеся собственниками СМИ.

В 2015 году, по данным Forbes, из госбюджета на поддержку СМИ было выделено 72 миллиарда рублей.

Уничтожают фермеров, инженеров, врачей, ученых… а этих «поддерживают», по наивности неграмотного быдла так и считая их «четвертой властью»… а им давно, очень никто не просто никто не верит, ни у кого нет времени, чтобы выслушивать их бессмысленное и бесполезное вранье.

au_1Крупнейшим донором и гарантом существования медиарынка в России является государство. По подсчетам Forbes, в 2016 году на поддержку СМИ из бюджета выделили почти 61 млрд рублей, годом ранее — около 72 млрд рублей.

Часть дотируемых СМИ принадлежит государству, некоторые являются частными. Средства из федерального бюджета они получают через субсидии на выполнение госзаданий либо на конкретные цели. По оценке главы АНО «Инфокультура» Ивана Бегтина, в виде субсидий СМИ получают 60–70% всех госденег. Остальное газеты, журналы и телеканалы выигрывают на тендерах по размещению информационных материалов и получают в качестве грантов (от Роспечати, от властей субъектов Федерации, от операторов президентских грантов и т. д.).

Почти все попавшие в выборку СМИ дотирует Роспечать. Агентство в частности распределяет средства среди телеканалов на трансляцию программ в городах и селах с населением меньше 100 000 человек. Именно на эти цели получают деньги из бюджета «Первый канал», «Пятый канал», НТВ и «Матч ТВ», формально являющиеся частными, и московский телеканал «ТВ-Центр», принадлежащий правительству столицы.

Вот как прошлым летом отреагировали на попытку другого журналиста прорваться в думу. К сожалению, далеко не все разделяют эту точку зрения. И до сих пор нет полного осознания, что руководить страной на всех уровнях должны отраслевые инженеры, а не спецслужбы со своими марионетками из «четвертой власти».

13909339_1064334896977385_3809782843416366974_oSly Rider поделился публикацией Влада Писанова.

Влад Писанов добавил 4 новых фото — с Сергеем Крапивиным3 августа 2016 года ·

Журналист Тимофей Баженов стал известен, сделав несколько телесюжетов о выживании в лесу. Но жанр себя, видимо, исчерпал. А работать надо. И так оказался он далеко от родной Москвы, аж в Челябинске. Нет, того дальше – в Коркино. И даже ещё глуше – в посёлке Роза.

И заявил: мол, тут чиновники и депутаты ничего не делают, а я – обличитель мира о гресть. И поведал собравшимся на его пресс-конференцию журналистам, что Коркинский разрез, возле которого расположена эта самая Роза, дымит по ночам! Да, днём его пожары как-то притухают, а вот ночами – мама не горюй!

13923719_1064334800310728_5612255358358255821_oВсе пятеро челябинских журналистов, пришедших на «прессуху» московского гостя, вежливо промолчали, понимая, что пожар – есть пожар, его, как кран не выключишь. Видимо, услышал Тимофей звон, да не знает, где он.

Нет, яму-то ему самую большую в Европе показали, и ветхое жильё, ровесник разреза – тоже показали. «Чего ж вы молчали! Допустили, что такое дупло в земле вырыли? – вещал неразумным Тимофей Баженов. – Зуб – и тот пломбируют, а тут – такое!».

Собравшиеся приуныли. Дело в том, что никто из присутствующих не мог последовать совету столичного журналиста, никого из них в 30-е годы прошлого века ещё на свете не было. Их папы и мамы тогда только-только рождались. Разрез создали их дедушки и бабушки.

13920204_1064334900310718_6133548330475489749_oДа, тут надо заметить, что пресс-центр уважаемой газеты заполнили жители посёлка Роза, видимо, чтобы места не пустовали. Правда, в связи с этим обстоятельством, пресс-конференция превратилась в несанкционированный митинг с плакатами и речами, но на эти мелочи никто не обратил внимания. Будем и мы снисходительны.

Вообще-то Баженов созвал провинциальных коллег, чтобы заявить им о своём решении прекратить предвыборную гонку и сбор подписей для выдвижения в депутаты Государственной Думы. Причину он назвал такую: дескать, сборщиков подписей запугивают, им угрожают, потому он, дабы не «подставлять» людей, снимает свою кандидатуру. Заметил, что собрано было около 6000 подписей, забыв упомянуть, что надо-то для выдвижения – порядка 20 тысяч подписей. Сами присутствующие сборщики сведения своего кандидата о запугиваниях и давлении не подтвердили, посетовав лишь на то, что народ у нас аполитичный, просто посылал их подальше вместе с их подписными листами и заезжими телезвёздами.

13919986_1064335043644037_7922848236219920926_oПодтвердили и то, что никто плакаты баженовские не снимал, клеить их не препятствовал. Ореол «страдальца за народ» поблек. Тем более, что неудавшийся кандидат заявил: жалобу в Центризбирком подам после выборов, сегодня им не до того. А, кому тогда нужна будет эта жалоба? Заведомое лукавство.

Кстати, на вопрос: откуда деньги на предвыборную кампанию? Баженов ответил на чистом глазу: из своего кармана. Тогда: сколько он заплатил за аренду автобуса, привезшего жителей Розы на пресс-конференцию? На этот вопрос он ответить не смог. За него ответили сами розинцы: за автобус 5000 рублей заплатил депутат Госдумы РФ Максим Шингаркин. И – не в первый раз. Он такой отзывчивый депутат, хотя и тюменский!

Сам Шингаркин стоял в сторонке, влюблёнными глазами глядя на Тимофея. Вывод о том, что у них один карман – не оспорил.

Конечно, всё это клоунада. Сам Баженов, возможно, этого не понимает, возможно, его используют вслепую: дают текст, он его учит и выдаёт. Но опытный Шингаркин, конечно, прекрасно знает подоплёку всего этого шапито.

Да, Путин приезжал в Розу и возмутился ветхим жильём, стоящим на борту Коркинского разреза. Да, он дал команду помочь людям, удивившись, что без него местные власти всего этого не видели. Путин – политик, его дело – стратегия.

Решением же тактических вопросов занялось Правительство страны. А чиновники российские – люди многоопытные, в тюрьмах сидеть за растрату госсредств не хотят. Потому привлекли учёных, попросили: дайте точную карту вредного воздействия Коркинского разреза на жилые строения посёлка Роза. Те что-то там измерили, что-то посчитали и выдали решение: 300 метров от борта разреза – опасная зона, здесь дома подверглись техногенному воздействию горного предприятия, а далее – просто старый, обветшалый жилой сектор, который надо ликвидировать обычным порядком, включая в план по сносу ветхоаварийного жилья.

С наукой не поспоришь. Нет, Баженов, конечно, спорит, но пообещал на пресс-конференции, что даст денег для дополнительных научных исследований данного вопроса. Мужик сказал – мужик сделает. Будем ждать новых результатов. Но пока пользуемся тем, что есть.

А есть то, что на переселение из обозначенной зоны было выделено два миллиарда рублей областных денег, да два миллиарда рублей – федеральных. Народ очень сомневается, что все они ушли на их переселение. Причём, дома, построенные для розинцев в Копейске и сейчас ещё, по их же свидетельству, стоят полупустыми. Конечно, тут надо бы пошустрить прокуратуре, проверить: как расходовались народные денежки, но она почему-то заняла позицию той обезьяны, которая бегает между умными и красивыми. То возьмёт на себя функции строительной экспертизы и заявляет, что школа в Розе готова рухнуть, то утверждает, что – никаких таких выводов прокуроры не делали. (Но эта «забавная» тема для иного выступления).

Вообще, не надо быть большим ясновидцем, чтобы предсказать: разбудят эти ребята лихо, которое пока тихо. Вот недавно арестовали мэра Копейска Истомина, активного участника освоения означенных средств. А там, глядишь, до чиновников-строителей доберутся, и, вот скандал-то, могут даже до самого экс-губернатора Юревича дотянуться!

Тот же Баженов сделал хвалебный ТВ-сюжет о Михеевском ГОКе. Однако не упомянул, что это подразделение Русской Медной Компании (с кипрской пропиской) затопило пять деревень в Варненском районе. Последствия этой техногенной катастрофы ликвидировались из бюджета… Челябинской области. Это не одна Роза, которой теперь хотят навялить отходы производства будущего Томинского ГОКа, строительство которого как раз и пропагандирует Максим Шингаркин. Ясно, и Баженов – только «за».

Забавно слышать его рассуждения о том, что разрез надо засыпать. Это он так представляет себе понятие «рекультивации». На самом деле данный термин означает «комплекс мероприятий, направленных на восстановление нарушенных земель, а также на улучшение условий окружающей среды». Именно это понимание культивируется в ЧУКе, ведущим восстановительную работу.

Существует правительственная комиссия, перед которой угольщики отчитываются о проделанной работе. И опять всё идёт под контролем учёных, которые ведут постоянные наблюдения за состоянием опасного объекта, дают заключение: подвижка восточного борта разреза практически остановлена. Это именно тот борт, на краю которого стоял В.В. Путин, и откуда съехали жители крайних домов Розы.

Таким образом, опасность сползания строений в «яму» миновала. А, скажем, западный борт разреза – это сегодня уже не техногенный объект, а настоящая рекреационная зона, пригодная для отдыха. Местные жители уже приноровились ходить в этот лес за ягодами и грибами, в небольшом естественном прудике ловится рыбка. Опасности оползней нет никакой.

Иначе говоря, если восточный борт прошёл этап технической рекультивации, то западный, давно миновав его, уже завершил главный этап рекультивации биологической. Это – конечная точка природовосстановительной деятельности человека. И никакие понукания баженовых и шингаркиных тут не нужны.

Но для чего же баженовым и шингаркиным надуманные ими проблемы?

Ведь они, кроме всего прочего, понимают, что нет у небольшой угольной компании никакого миллиарда на то, чтобы переселить людей. Однако, как «великий слепой» Паниковский продолжают лопотать: «Дай мильярд! Дай мильярд!». Не клоунада ли?

Да, даже, если бы и были у предприятия такие деньги, понятно, что расходовать их как заблагорассудиться невозможно. Налоговая тут же возбудится, и уголовное дело в отношении руководства компании окончится весьма грустно – лишением свободы.

Таков закон. Закон, принятый депутатом Шингаркиным и ему подобными.

Но, вместо того, чтобы искать реальные пути помощи людям, вместо того, чтобы честно и профессионально выполнять свою работу, пришлые «избранники» толкают простой народ на «амбразуру» митинговщины и противостояния с властью.

Ясно, что в такой ситуации никакого диалога не получится. Раздражение – не лучший советник для решения застарелых проблем. Не лучше ли с местными депутатами, которые на самом деле не отмалчиваются, а планомерно работают, отчитываясь перед своими избирателями, создать нормальный совещательный орган, избавившись от одиозных личностей и клоунов, подумать над областной или федеральной целевой программой оздоровления территории посёлка Роза…? Да, это долгий путь по инстанциям, путь согласований и утверждений. Но он – результативен.

Или тут нужны иные результаты, о которых простым людям лучше не знать?

И чем, собственно, кроме провокаций занимаются журналисты в думе? А что они еще умеют?

i23 января 2017 г. Бывший телеведущий Первого канала, а ныне вице-спикер Госдумы РФ Петр Толстой, курирующий блок гражданского общества, взаимодействия со СМИ, интернет и культуру, комментируя собравшую 200 тысяч подписей петицию против передачи Исаакиевского собора в пользование РПЦ, заявил, что споры о передаче и подписывание петиций — напрасный труд, а сам храм «был построен не для того, чтобы там болтался маятник Фуко или чтобы там петербургская интеллигенция водила экскурсии с шампанским на балкон».

«К сожалению, наша фейсбучная публика, не зная ничего, с дикой скоростью обменивается сигналами SOS с одного дивана на другой, считая, что таким образом и будет управлять государством», — сказал депутат, подчеркнув, что власти обязаны исполнять закон, в данном случае — закон «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения», передает «Интерфакс».

Кроме того, Толстой походя допустил антисемитское высказывание, намекнув на то, что нынешние борцы против передачи Исаакиевского собора РПЦ являются потомками евреев, которые в прошлом веке «рушили наши храмы». «Наблюдая за протестами вокруг передачи Исаакия, не могу не заметить удивительный парадокс: люди, являющиеся внуками и правнуками тех, кто рушил наши храмы, выскочив из-за черты оседлости с наганом в семнадцатом году, сегодня их внуки и правнуки, работая в разных других очень уважаемых местах — на радиостанциях, в законодательных собраниях, продолжают дело своих дедушек и прадедушек«, — сказал Петр Толстой.

Подобные заявления журналист сделал на пресс-конференции в ТАСС, посвященной открытию XXV юбилейных Международных Рождественских образовательных чтений «1917-2017: уроки столетия». Вместе с ним в мероприятии участвовали представители РПЦ. 
Подробнее

До этого была дикая выходка другого журналиста… впрочем, с канала, где журналисты любят сорвать диктофончик под нос и невинно осведомляться: «Так вы говорите, что состоите в ДПНИ?..» А следовало бы для начала самим вести себя научиться.

ддд30.09.2016 Вернёмся к нашим баранам…

В Союзе журналистов России осудили ведущего НТВ Андрея Норкина, который выгнал из студии эксперта и обозвал его бараном

Секретарь Союза журналистов России Тимур Шафир осудил выходку ведущего НТВ Андрея Норкина, который во время эфира 28 сентября выгнал из студии украинского политолога Сергея Запорожского и обозвал его бараном. Об этом сообщает «Национальная служба новостей».

По словам Шафира, невзирая на различия в позициях дискутирующих и остроту вопроса, поведение Норкина является неприемлемым и неэтичным. «Остается только сожалеть, что в его карьере случился такой эпизод», — сказал Шафир, отметив, что Запорожский может обратиться в комиссию жалоб союза.

Эфир передачи «Место встречи» на телеканале НТВ 28 сентября был посвящен расследованию гибели малайзийского Boeing на Донбассе. В беседе с одним из гостей Норкин доказывал, что международные следователи игнорируют аргументы России. В какой-то момент он сказал, что с версией о том, что самолет сбил украинский истребитель, выступила не Россия, а американский блогер.

В ответ на это политолог Запорожский, приглашенный в студию в качестве эксперта, возразил Норкину. На слова телеведущего про украинский истребитель Запорожский лаконично сказал: «Нет!». Норкин сорвался: «Слушайте, не надо меня лечить, а?» «Надо, потому что вы обманываете», — ответил ему Запорожский.

После этого Норкин со словами «пойдем, выйдем» вытолкал украинского политолога из студии. «Значит, так… Всякий баран будет меня учить… Я 26 лет в журналистике работаю», — объяснил после инцидента с Запорожским свой поступок Норкин собравшимся в студии. Позже весь инцидент был вырезан из трансляции НТВ и опубликован на видеохостинге YouTube….источник

Ну, пошли-вышли… что тут скажешь? А вот интересная заметка о том, как исчезает «четвертая власть»… между прочим, вместе с властью денег…

СМИ теряют «Власть» и «Деньги»
(№1 [319] 25.01.2017)
Автор: Андрей Мирошниченко

Андрей МирошниченкоЗакрытие газет или журналов перестало быть новостью. Но решение ИД «Коммерсант» прекратить выпуск журналов «Власть» и «Деньги» все-таки отозвалось резонансом не только внутри самой индустрии. Во-первых, речь идет о «Коммерсанте», пионере и локомотиве современной российской журналистики. Во-вторых, «Власть» и «Деньги» сами когда-то были ведущими брендами в своих нишах. В общем, закат эпохи в разгаре, закатные тени уже подбираются к центральным монументам.

Закрытие печатных СМИ происходит по экономическим причинам, но связано, конечно, с интернетом. Это не просто сжатие рекламы из-за бегства рекламодателей в интернет. Процессы несколько более сложные. Интернет дал технический доступ к публикаторству всем – компаниям, институтам, неформальным движениям, простым людям. Количество перешло в качество: возникла среда освобожденного авторства, в которой оказалась подорвана монополия СМИ на формирование повестки дня и сообщение информации, в том числе коммерческой. Выяснилось, что бизнес СМИ строился как раз на этой монополии, а вовсе не на информировании, как казалось раньше.

Теперь дефицита информации нет. Разговоры о низком качестве информации, которую поставляет интернет, конечно, неизбежны. Но эти разговоры, во-первых, подразумевают, будто бы газеты и журналы давали качественную и надежную информацию, что еще 10 лет назад прозвучало бы смешно. А во-вторых, в статистическом масштабе, настройки интернета – алгоритмы соцсетей, коллективный вирусный редактор – великолепно фильтруют информацию для каждого из нас. Просто фильтрация контента теперь происходит не перед публикацией, как в СМИ, а после, в процессе доставки. В сеть попадает все, шлюзы открыты, но доставляется далеко не все. Поэтому ощущение хлама в интернете есть, но в реальности хлам никто не потребляет (если только он не жертва собственных причуд). Каждый потребляет чрезвычайно отфильтрованную и релевантную личным интересам информацию. Старые СМИ просто неспособны к такой кастомизации контента, они работают «по площадям».

Кроме того, в интернете присутствуют все эксперты и свидетели по всем возможным темам. Такой охват экспертов и свидетелей старым СМИ и не снился. А вирусный редактор отбирает лучшие или релевантные свидетельства и экспертизы и доставляет их конкретным людям. Конечно, в этой экосистеме есть свои болезни – фэйки, вбросы, манипуляции, эпидемии экзальтации по каким-то поводам. Но эти болезни и ощущаются как таковые, а значит, в раздражении участников вырабатывается иммунитет. Да и в любом случае, внутренние проблемы соцсетей старым СМИ уже никак не помогут, поезд ушел.

В результате новостная повестка формируется не редакциями СМИ, а алгоритмом выдачи Фэйсбука и вирусным редактором. СМИ еще поставляют новости в эту экосистему, но уже не распространяют их, а значит, не могут зарабатывать на подписке. Мы теперь читаем не газеты и журналы, а отдельные статьи и отдельных авторов.

Освобождение авторства нанесло удар и по рекламной модели традиционных СМИ. Компании, бренды, знаменитости, политики (взять Трампа) могут сами доставлять свои сообщения, не пользуясь услугами посредников – редакций, как это было последние сто лет золотого века газет и журналов. Все те, кто заинтересован в распространении своего контента, тратят теперь бюджеты и усилия не на рекламу в СМИ, а на развитии собственного контентного представительства в сети в том или ином виде.

Поэтому процессы вымирания старых СМИ носят не экономический и не циклический, а «эпохальный» характер – в том смысле, что заканчивается технологическая эпоха. Газеты возникли в портах и столицах для обслуживания коммерческих и военно-политических интересов в определенный период общественного развития, чтобы канализировать нарастающие объемы информации. И период этот заканчивается, и для информации найдено новое вместилище с присущим ему механизмом сортировки и доставки, которое выводит взаимодействие общества с информацией на совершенно новый уровень. Под угрозой не печатные СМИ, а сама модель медийного посредничества по сбору, переработке и доставке общественно-значимого контента и рекламы.

Это не заговор конкретно против СМИ, они интернету безразличны и даже полезны – все еще поставляют в общее пользование первоклассный контент. Но среда массовой информации поглощает средства массовой информации.

Вместе с тем, сказать, что печатные СМИ уже умерли – нельзя. Происходит последняя чистка ниши: вымирающие освобождают немного места остающимся. Сжатие ниши идет примерно в одном темпе со сжатием числа игроков, и этот процесс еще займет несколько лет. Последние печатные СМИ будут собирать остатки былого рынка, а также поддержку спонсоров: общественных – на Западе, и бюджетных или так или иначе связанных с властью – у нас.

У печатных СМИ есть своего рода «срок дожития» — он привязан к последнему газетному поколению, людям, родившимся до 1980 года, тем, кто помнит семейную подписку и подчеркивание телепрограмм в телепрограммке.

Пока этих людей достаточно много, будет жив миф о какой-то особой значимости газет и журналов. И под этот миф еще можно будет собирать спонсорские деньги властей и рекламодателей, а иногда и самих читателей. Но это уже сегодня не плата за контент или рекламу, а именно поддержка мифа, иногда вполне обоснованная, но демографически четко лимитированная.

Основные события на рынке печатных СМИ развернутся в конце 10-х – начале 20-х годов. При этом будет еще длинный инерционный шлейф. Смерть последней газеты я отношу на середину 30-х; скорее всего, это будет районка – в силу демографических причин, цифровой отсталости и «глобалистской предвзятости» интернета – мелкую локальную повестку он не очень хорошо накрывает.

Одновременно продолжаются попытки найти подходящую бизнес-модель для медиа-бизнеса в интернете. Но пока даже успешные рекламные или подписные проекты в сети не создают впечатления, что индустрия СМИ в целом может выжить в новой среде. СМИ там просто теряются в кутерьме других поставщиков контента. А как канал доставки, как платформа, — они проигрывают социальным сетям.

Для работников медиа-индустрии два выхода: добирать остатки на сжимающемся рынке, и конвертировать навыки в новой среде. Спрос на эти навыки есть: все только учатся быть медиа, а журналисты уже умеют. Например, корпорации, сами становясь медиа, конечно, учатся у старых СМИ, и всегда будут поддерживать спрос на людей, способных работать с контентом.

 ©  Андрей Мирошниченко, «TexTerra»

Читать по теме:

b23b6681436ae80362bbd96

Оставить комментарий