Видео дня

Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
СПБ университет

Наследники Магнитского

В день открытия Олимпийский игр в Сочи ленты социальных сетей были наполнены так называемыми «фейками» (типа «шуточными» фальшивками), направленными против Следственного Комитета России. Причем, СК РФ и лично его председателю Александру Бастрыкину приписывались действия, которые входят в компетенцию Прокуратуры.

Ссылки блогерами брались непосредственно с «вброса» РИА Новости, превратившейся «под шумок» общего интереса к Олимпиаде в Сочи — в форменное «ристалище».

Официальный представитель СК сообщил корреспонденту РИА Новости: «Наше внимание привлекло очень часто встречающиеся в тексте выражения типа «экстремум», «экстремальная точка», «экстремум функции». Мы бы еще могли согласиться с тем, что функции с одним-двумя переменными и единственным экстремумом не представляют серьезной общественной опасности. Но мы не можем закрывать глаза на функции, в которых участвует, без предварительного согласования с органами власти, более трех переменных, и которые могут иметь неограниченное число экстремумов в локальной окрестности точки Xo. Вы же понимаете, что окрестности точки Xo — это режимная территория, правила поведения на которой регламентируются не только дифференциальным исчислением, но и специальными инструкциями уполномоченных федеральных служб.

То, как «подчистили» сайт РИА Новости уже сегодня, сам уровень этого весьма тенденциозного «стёба» — свидетельствуют, что против СК РФ вчера начиналась мощная, дорогостоящая кампания. Вроде бы все очень смешно, можно и посмеяться, если не знать, что входит в компетенцию СК РФ, а что… входит в компетенцию Прокуратуры!

И за последние несколько дней с 4 февраля — было несколько попыток устройства травли СК РФ, единственного на сегодня дееспособного органа правоохранительной системы России, «спихнув» ответственность Прокуратуры, давно отошедшей от основ «Закона о прокуратуре» — непосредственно на… Александра Бастрыкина.

Иногда уже хочется заметить всем этим «борцам», отчего-то дружно позабывшим, что на защите прав граждан выступает Прокуратура, а СК РФ лишь собирает и проверяет доказательства позиции Прокуратуры в обвинительной части (поскольку «защита» этого ведомства за последние годы приняла весьма странные формы), — что всегда заметно, что в подобных некорректных наездах стоит «на заднем плане», какая очередная общественная истерия «передового отряда интеллигенции» нынче дружно отмазывается от уголовной ответственности.

Подобные «кампании в защиту» с непременным наездом на следственные органы лишь подчеркивают, что все «правозащитники» в этом случае выступают на стороне людей, у которых… не совсем корректная позиция в отношении правосудия. В результате, правосудия не становится больше. Напротив, подобные «кампании защиты» — весьма негативно влияют на процесс правосудия в целом. Выборочная защита «своих», а так же откровенное неуважение к суду, проявляемое в ходе такой «защиты» — не сделает его лучше, не исправит систему правосудия.

Однако в свете недавних уголовных событий в «среде петербургской интеллигенции» — нападки на СК РФ приобрели откровенно неприличный характер.

Просто хочется предложить — вновь объединить эти два ведомства и поставить во главе Александра Бастрыкина, раз все равно все «стрелки» сводятся на него! С декабря прошлого года прошло несколько крупных кампаний, когда СК РФ обвиняли в «превышении полномочий»… Прокуратуры РФ.

Но вот давайте для начала проведем проверку по фейку об учебнике матанализа. С этой целью зададим вопрос поисковикам «проводится проверка на экстремизм по требованию». И далее я приведу все ссылочки, выскочившие первыми.

Прокуратура Тетюшского района провела проверку соблюдения законодательства о противодействии экстремизму. Проверка проводилась в образовательных учреждениях района.

В мае-июне 2013 года Ефремовской межрайонной прокуратурой проводилась проверка исполнения законодательства о противодействии экстремизму в библиотеках муниципальных общеобразовательных учреждениях средних общеобразовательных школах Ефремовского района. Проверкой было установлено, что должностные лица библиотек ненадлежащим образом исполняют требования федерального законодательства в указанной сфере.

Установлено, что в 22 муниципальных общеобразовательных учреждениях Ефремовского района законодательство о противодействии экстремизму и терроризму исполняется ненадлежащим образом, а именно, имеется разработанное и утвержденное Положение о библиотеке общеобразовательного учреждения, которое является основным локальным актом библиотеки, в котором закреплены ее основные задачи, условия доступности.

Ну, может быть наши «интеллигенты» настолько «рассеяны с улицы Бассейной», что так и не поняли, кто же проводит проверки по экстремизму? Это вряд ли, поскольку наши «интеллигентные» бузотеры уже неоднократно имели возможность убедиться, что в своих «милых шалостях» имеют дело именно с Прокуратурой.

Понятно, что они ведь считали, что будут заниматься провокациями безнаказанно, а все это законодательство принимается, чтобы заткнуть рот провинции, чтобы им трепаться было удобнее. Как говорится, законы писаны не для них! Но зачем так намеренно «переводить стрелки»?

Сложно выяснить, кто проверял общественные организации? А по этим проверкам ведь тоже делались скорбные намеки на ведомство Александра Бастрыкина:

Массовые проверки общественных организаций. Приятель, работающий в международном профсоюзном органе, рассказал, как во время учебы актива в офис нагрянула комплексная проверка прокуратуры, МЧС, санэпидстанции и кого-то еще. По его словам, логика проста: «Не смогут прижать по одному направлению, найдется погрешность на другом». В этот раз едва уговорили не срывать учебу с участием представителей иностранных профсоюзов, чтобы не поднимать на пустом месте скандал.

Как оказалось, это не случайная прогулка проверяющих органов, а составная часть массовой компании (см. ниже). В чем цель? Кроме запугивания всех, кто участвует в той или иной форме общественной работы, не контролируемой государством, причин не вижу. И как сказал мой приятель, такая политика уже дает эффект: в рядах альтернативных профсоюзов ощущается страх, т.к. параллельно идет давление с целью выдавливания и на предприятиях.

Вот уж, простите, не учебник матанализа проверяли, но тоже не сотрудники СК РФ:

Петербургская прокуратура проверяет на экстремизм книгу Йозефа Геббельса, которую начали продавать городские магазины. Представители надзорного ведомства приобрели экземпляр романа «Михаэль», и теперь будет назначено социогуманитарное исследование, передает НТВ.

Если эксперты обнаружат в произведении признаки экстремизма, его продажу в России запретят. Кстати, книгу выпустили в Москве совсем небольшим тиражом — всего 2 тысячи экземпляров. И в основном она распространяется через интернет-сайты.

Роман «Михаэль» считается полуавтобиографическим. Геббельс написал его в форме дневника ветерана, вернувшегося в Германию после Первой мировой войны. Многие называют книгу антисемитской.

Трогательно, правда? И проверка возникла лишь потому, что некоторые сочли это «социогуманитарное исследование» — «антисемитским». А ничего, когда на такое «исследование» проводится в стране, где каждая семья имеет пачку похоронок, кто тех, причем, от косил от армии и всю войну заботился лишь о своей шкуре? Ничего, когда в подобных дебильных циничных «исследованиях» — тратятся наши леса на печать подобной книжонки? Людей не совестно, так хоть бы лес пожалели!

Или субъектам, которые решили провести это «исследование» — уже неясно, чем закончилось это «творчество»? Или изначально было непонятно, какими «опросами на Дожде» продолжатся подобные «исследования»?..

Впрочем, все это эмоции, но заметим, что проверку проводила Прокуратура, она никаких уголовных дел не завела, поэтому и в последующих «опросах на Дожде» — прямое соучастие тех сотрудников, которые по самому факту популяризации «творчества» Геббельса не возбудили уголовные дела.

А из таких пресс-релизов и наиболее отсталым слоям «интеллигенции» должно быть окончательно понятно, кто имеет полномочия проверять учебники по матанализу на «экстремизм».

Прокуратура предупреждает: осторожно, экстремизм!Соблюдение прав граждан в сфере противодействия экстремистской деятельности и терроризму.

Что такое экстремизм. Я хотела бы затронуть один из важнейших аспектов жизни людей – их безопасность, в том числе защищенность от экстремистских и террористических посягательств.
К сожалению, проблема проявлений экстремизма в настоящее время не теряет актуальности для Южного федерального округа.

Все мы знаем, что экстремизм – это многоплановое явление. Деятельность экстремистки настроенных лиц характеризуется большим многообразием методов и каждому направлению должны противостоять определенный орган или группа государственных органов, обладающих соответствующими полномочиями.

И это весьма удобное и непыльное «направление деятельности», освобождающее Прокуратуру Российской Федерации от прямой обязанности защиты прав гражданского населения. Появляется очень много интересных и плодотворных сфер приложения правоохранительной деятельности.

С момента возникновения Федерального списка экстремистской литературы случаи вынесения санкций в отношении сотрудников библиотек стали регулярными. Даже в тех случаях, когда претензии к библиотекарям формально обоснованы антиэкстремистским законодательством, мы часто не считаем их правомерными, так как это законодательство находится в противоречии с законом «О библиотечном деле».

Кроме того, антиэкстремистские санкции в отношении библиотек за отсутствие у них списка экстремистских материалов, на наш взгляд, выглядят имитацией активности, призванной искусственно раздуть соответствующую статистику.

В этом случае как раз и Следственный Комитет РФ совершенно не нужен, чувствуете? Ведь, оказывается, граждане… что? Правильно! Доносят сами на себя, в нарушении известной статьи Конституции.

Но… и при этом случаются всякого рода стычки с известными интеллигентами», весьма странным образом понимающими «задачи современного искусства».

Однако здесь необходимо выделить два аспекта, свидетельствующих, что кампания со ссылками на РИА Новости, приуроченная к открытию Олимпиады, — произошла отнюдь не по «неведению». Все участники скандала, стоявшие за ней, отлично знали, что за ведомство проводит такого рода проверки… потому что они лично сталкивались с ними в реальности.

Москва. 7 декабря. INTERFAX.RU – Прокуратура Петербурга проводит проверки в Эрмитаже в связи с жалобами горожан на признаки экстремизма в выставке братьев Чепмен. «Люди считают, что осквернен христианский крест тем, что на выставке к нему приколочены макдональдский клоун и плюшевый мишка. К нам пришли из прокуратуры и проводят проверку. Может быть, они еще вынесут решение, что мы экстремисты», — рассказал журналистам в пятницу директор музея Михаил Пиотровский.

Он отметил, что уже написал письмо генеральному прокурору России, в котором просит принять меры, «чтобы и нам, и прокуратуре не мешали работать». «Это культурная деградация нашего общества. Это доносное использование общественного мнения. Ничего кощунственного здесь нет, а явное желание испортить настроение в городе есть», — подчеркнул директор Эрмитажа.

Посетители Эрмитажа обратились в надзорные органы с жалобой на представленные в рамках выставки братьев Чепмен фигуры распятого макдональдского клоуна и плюшевого мишки. Прокуратура приступила к проверке экспозиции на предмет экстремизма.

Говоря о хорошо спланированной кампании, а не об отдельной «шутке юмора» с учебником матанализа, где «совершенно случайно» перепутаны СК РФ и Прокуратура (хотя многие помнят недавние проверки этого ведомства, предпринятые в отношении известных литературных произведений) — следует привести и другие сообщения, которые тут же признавались ложными.

МОСКВА, 7 фев — РАПСИ. Писательницу Улицкую в Следственный комитет не вызывали и в органах СК никаких проверок в отношении нее не проводится, сообщили РИА Новости в пятницу в пресс-службе Следственного комитета России.

«Улицкую ни в каком качестве в СК не вызывали. Проверок, о которых она заявляла в своих интервью, в органах СК не проводилось и не проводится», — сказал собеседник агентства. Ранее Улицкая в интервью BBC заявила, что ее вызвали в Следственный комитет. По словам писательницы, она является составителем книг для подростков по культурной антропологии, и якобы одна из книг вызвала бурную реакцию из-за врезки о гомосексуальных семьях.

Пропагандистские приемы никого не напоминают? А я лично теперь понимаю, для чего понадобилось торговать «творчеством» Геббельса в городе, пережившем блокаду!

Смотрите, как интересно! Вроде и не солгали, ведь здесь сразу про СК РФ написали «не вызывал»! Но в этом случае не пора ли Прокуратуре вызвать гражданку Улицкую, разобравшись с ее «жесткими порно», ее подачей видения «секса в нашей жизни» с непременной националистической окраской, а не копаться в неоднократно проверенных в советский период классических произведениях?

Может, у нас гражданка Улицкая внесла в русскую литературу — более существенный вклад, нежели Андрей Платонов или Федор Достоевский? «Чернуха» госпожи Улицкой вызывала неоднократное возмущение читателей (особенно читательниц, причем, по национальному признаку) — но проверяют Достоевского, а не ее. Странно, не правда ли?

Недавно читала новости на сайте «Эхо Санкт-Петербурга» и вот что узнала. В Петропавловске- Камчатском мужчину привлекли к ответственности за слово «идиот», произнесённое в суде. Однако вышеупомянутый гражданин потребовал привлечь к ответственности за подстрекательство и неуважение к суду…Фёдора Михайловича Достоевского, из произведения которого впервые узнал это слово. Слово «идиот» то есть. И что бы вы думали? Была проведена проверка деятельности Фёдора Михайловича, выявившая, что поскольку писатель умер в 1881 году, а находчивый житель Камчатки родился в 1960-м, то Достоевский никоим образом (ни подкупом, ни угрозами, ни как- либо ещё) не мог подстрекать его к оскорблению суда. Да, проверка деятельности Ф.М.Достоевского длилась ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ!!! В возбуждении дела было отказано всвязи со смертью Достоевского…

А может, все же проверить уже других «современных писателей» (особенно питерских, откуда и пошло печатание матерщины с пояснениями от Лурье по поводу «интеллигентности мата») по более «жестким» выражениям? Не пора ли уже всю эту уголовную феню, прикрывающую творческую беспомощность — поставить на место, а не доказывать, будто какой-то Улицкой можно писать на русском что паполо, а ворт Достоевскому придется ответить и после смерти.

Но кто у нас всем этим занимается в рабочее время и за царское содержание? Прокуратура!

А теперь… давайте перейдем к тому интересному эпизоду противостояния «ведущих представителей интеллигенции» с… СК РФ, ради которого вчера и была устроена эта неприличная «дымовая завеса» с «фейками» и переводом стрелок.

Но вначале несколько слов скажем о «деле Магнитского», поскольку в ходе очередных спекуляций на бесправии граждан — у нас уже появляются «Магнитские от искусства».

Чтобы всем было понято — арест Баснер — это Магнитский от искусства. Ее арестовали не за то что-де 5 лет назад устно сказала Васильеву, будто некая картина похожа на настоящую. Ее держат в заключении, потому что своим изобретением она перебежала дорогу мошенникам и уголовникам.

Давайте, расставим все правовые акценты с трагедией Сергея Магнитского правильно! При всем сочувствии к его судьбе, ко всем, кто томится в СИЗО, — надо сказать, что Магнитский — это мошенник и аферист, но в этом деле он был мелкой пешкой.

Обычно в таких делах непосредственного исполнителя склоняют к сотрудничеству, проводят по особому режиму судопроизводства и изолируют от тех, от кого зависел непосредственный «успех предприятия». А здесь… все сделано было для того, чтобы люди, выводившие бюджетные средства явным мошенникам, причем… иностранным (!!!) — ушли от заслуженного уголовного наказания.

Схемы «бюджетного возмещения» разрабатывал еще вечно голодный Борис Березовский. Неудивительно, что именно в Лондоне появились фирмы, решившие воспользоваться его преступными схемами.

И это понятно всем! Поэтому правозащитникам следует учитывать то, что все предприятия проходят проверки оплат по НДС, все знают, как налоговые органы реагирую на каждое возмещение по НДС. А здесь просто контора существует по выводу средств, а непосредственного исполнителя возводят в ранг чуть ли не святого! Все же надо понимать, что подобные оценки деятельности Сергея Магнитского — это уже цинизм за гранью добра и зла! Просто сама его гибель в СИЗО — была на руку тем, кто хотел бы скрыть свое непосредственное участие в этих преступлениях. Это, повторяю, ясно абсолютно всем!

Теперь давайте посмотрим, что же за новый «Магнитский от искусства» подвергся настолько неприличной «защите», что и открытие Олимпийских игр как-то отошло на… задворки. Мол, открыли и открыли, а раз ихнюю гражданочку напротив «закрыли» (выпустив под домашний арест из СИЗО, оставив там множество беззащитных сидельцев, ожидающих решения собственной участи) — то все получили… неприличную истерику о роли СК РФ в современной истории.

Выпустили-то 5 февраля, оказав давление на следственные органы разного рода «петициями». Спрашивается, зачем же всем было праздник портить подробностями, каких замечательных «Магнитских от искусства» штампуют в СПб? Ведь отпустили ее — под чудный абажур, о котором тут же начали рыдать все граждане, свободно уезжающие в «дальние края» из «этой страны».

У Лены Баснер я был в гостях на кухне в последний раз на Новый год. Играла гитара, застольные песни, а знаменитый абажур… или вы не знаете про абажур? Лена просит всех знакомых уезжающих в дальние края привезти что-нибудь для абажура — кто ракушку, кто корешок привезет, а то и черепок попадается неведомо откуда. И все это уютно свисает над столом веревчатой горой.
Интересно, тоже изъято вместе с мобильниками и тапками?

Хочется поинтересоваться у «наследников Магнитского»… они сами считают культурным, когда подобную обывательщину возводят в ранг российского искусства, в ранг чего-то достойного общественной защиты?..

Там им говорят, что уже надоели со своими запечными тараканами, решающими свои личные проблемы с законом, которые должен решать их адвокат и без участия общественности, — которых выставляют в качестве людей, хоть как-то связанных с общественным мнением, с жизнью общества.

Своей деятельностью покойный Серей Магнитский помогал уничтожать российскую экономику, наносил непоправимый ущерб налоговой системе. Это может быть «непонятно» — лишь «известному экономисту,советнику председателя правления ОАО Роснано», но всем давно понятно и что у нас нынче бьет себя в грудь не только под видом «экономистов», но и под видом «советников Роснано».

Во-первых, это люди — без совести, элементарно не анализирующие последствия собственных «советов», нацеленные исключительно на свой карман и ракушечки под абажуром из дальних стран. И уже как-то необходимо защищаться от их наездов по подобным безнравственным случаям, поскольку… это обычная спекуляция на нашем общем бесправии. Только прав от этих спекуляций ни у кого больше не станет.

Что, больше стало прав или пресловутой «свободы слова» — с внезапным освобождением Михаила Ходорковского? Все понимают, что из-за спекуляций наших любителей лепить ракушечки на абажуры, это освобождение необходимо было провести до Олимпиады. Но за всеми петициями в защиту Ходорковского — стояли такого рода спекуляции, что лишь уничтожили веру в справедливость, в торжество правосудия у подавляющей части населения.

Поэтому надо понять, насколько опасны такие общественные спекуляции, наглый шантаж всего общества, когда человеческое сочувствие направляется на… недостойный предмет, спорный в нравственном плане.

В этом случае поражаешься и бесстыдству защитников. Вспомните недавнее «дело Дмитриченко»! Взяли Павла Дмитриченко после двух месяцев непрерывной травли Николая Цискаридзе! Наши защитники «Магнитских от искусства» помалкивают в тряпочку! Павла Дмитриченко допрашивали 19 часов, выставили с явными «внешними воздействиями», заставили оговорить себя на телекамеры, в качестве подарочка всем к 8 марта. И это, заметим, не никому неизвестная гражданка из-под абажура с ракушками, а восходящая звезда мирового балета! Так не то что в газетах, тут же ток-шоу устроили, задолго до суда называя Павла «бандитом». Скоренько всем показали избитого человека, несущего чушь без адвоката, полностью уничтожив его права, втоптав в грязь человеческое достоинство.

И отчего бы после такого не выпустить из СИЗО? Хоть кто-то протестовал или петиции подписывал? Дудки! Еще и адвоката наняли, чтобы лишить любой возможности «соревновательности сторон». А правоохранительные органы тут же премии себе выдали нехилые. И никто даже рта не раскрыл!

Но это… всего лишь какой-то балет. Всем же понятно, что главное у нас творится в искусствоведении. Можно сказать, передний край противостояния с серостью и бескультурьем.

Чтобы всем было понято — арест Баснер — это Магнитский от искусства. Ее арестовали не за то что-де 5 лет назад устно сказала Васильеву, будто некая картина похожа на настоящую. Ее держат в заключении, потому что своим изобретением она перебежала дорогу мошенникам и уголовникам.

Лена предположила, что после Хиросимы в красках должен встречаться новый изотоп, которого раньше не было в природе. С учетом 500 испытаний ядерного оружия и всяких Чернобылей определить подделку сварганенную после 1945 года теперь стало делом 10 минут. Изобрела с физиками метод. Патент. Работающая экспертиза. Дикая угроза рынку фальшивок. Огромному рынку. Криминальному.

Вы поверите тому, что Баснер что-то там сама по себе «предположила», а еще почище того — «изобрела»? В самих сообщения об этом методе было о Баснер сказано вскользь, но, чувствуется, она везде лезла и пропихивалась — на тот манер, как подобные гражданки обычно «двигают искусство».

В Петербурге изобрели новую технологию экспертизы живописи. В ходе поисков нового способа распознать подделку Елена Баснер долго консультировалась с учёными.

В результате обнаружилось, что существует различие между оригиналами, написанными в довоенный период, и фальсификациями, созданными уже после войны: краска последних содержит следы ядерных испытаний — радиоактивные изотопы. До этого единственным способом выяснить возраст картины был радиоуглеродный анализ — метод, позволяющий определить время полураспада атомов углерода. Между тем, эта технология сложна и не всегда эффективна. В частности, её нельзя применить к работам, написанным менее ста лет назад, например произведениям немецкого экспрессионизма или русского авангарда, то есть тем течениям, которые подделываются сегодня чаще всего.

Команда учёных под руководством Елены Баснер уже запатентовала новую технологию и провела первые экспертизы. Так, была доказана подлинность работы К. Горбатого, датированной 1919 г. Однако, спрос на изотопный анализ оказался не столь высок, как того можно было ожидать. По словам Е. Баснер, «Коллекционеры и дилеры не хотят к нам приходить. Они боятся. Рынок будет сопротивляться новым технологиям: слишком много людей, которые заинтересованы в том, чтобы фальшивки оставались в обороте».

Вроде и претензий нельзя предъявить по клевете, хотя все видят, что на трех небольших абзацах Баснер меняет свою роль из человека, просто консультирующегося с учеными, — до их «командира». Что, искусствовед много понимает в физике и изотопах? Нет, она хорошо понимает, как чужое прибрать к рукам и прослыть «международным экспертом». Ей осточертело ракушечки на абажур собирать, она сама решила отправиться не в столь дальние края, но где платят лучше.

Один из ведущих экспертов по живописи, сотрудник именитого аукционного дома в Финляндии, бывший специалист Русского музея Елена Баснер останется под стражей минимум до среды, когда суд выберет для нее меру пресечения. Искусствоведа задержали в пятницу вечером по делу о продаже фальшивой картины художника Бориса Григорьева крупному петербургскому коллекционеру. 5 лет назад Андрей Васильев купил полотно за 250 тысяч долларов. Посредником в сделке была Баснер: она признала картину подлинной.

То есть вначале Баснер пиарилась на русском искусстве, потом вдруг изобразила себя командиром команды ученых, а потом ей деньги понадобились для путешествия в дальние края, где она поехала работать ведущим экспертом торгашей русским искусством. И она устно (предусмотрительно не ставив никаких письменных улик, а чем взахлеб выли ее защитники, перекрикивая аплодисменты открытию Олимпиады) подтвердила своему же знакомому (а дела ихнее, нас, кто Баснер ракушки не клеил — никого не касается), будто одна фальшивка — подлинник.

Экс-сотрудницу «Русского музея» задержали за продажу поддельной картины за 7,5 млн. Полицейские в Санкт-Петербурге задержали известного искусствоведа Елену Баснер, подозреваемую в посредничестве при продаже поддельной картины стоимостью 7,5 миллиона рублей.

Стоимость настоящей картины художника Бориса Григорьева под названием «В ресторане», написанной в 1913 году, колеблется от 7 до 10 миллионов рублей. Мошенники продали коллекционеру Андрею Васильеву копию, выдавая ее за оригинал.

— Ранее Елена Баснер работала экспертом «Русского музея» – как раз на момент совершения преступления, — сообщили в отделе полиции. — В настоящее время она работает в Финляндии, в аукционном доме Bukowskis. Как только Баснер вернулась в Петербург, ее сразу же задержали по месту жительства. Сейчас решается вопрос об избрании меры пресечения.

Инцидент с продажей подделки всплыл еще в 2011 году – спустя два года после совершения сделки. Коллекционер Андрей Васильев год добивался заведения уголовного дела то в ГСУ, то в прокуратуре. Лишь летом 2012 года дело по факту мошенничества было возбуждено.

Почему ее задержали только сейчас? Да потому что она домой приехала из заграницы, решив, будто «все давно утихло». И сейчас, хотя из Русского музея она ушла давно и выгодно, — коллектив музея обвиняют, что те не защищают Баснер, «Магнитского от искусства».

Русский музей открестился от арестованного искусствоведа. Пресс-служба учреждения распространила сегодня информацию о том, что музей не несет никакой ответственности за действия своей экс-сотрудницы Елены Баснер. Это во-первых. Искусствовед покинула учреждение еще в 2003 году и никогда не имела в нем статуса эксперта, тем более международного уровня — цитата из послания музейщиков. А это во-вторых.

Евгения Петрова, заместитель директора Русского музея по научной работе:

«Чем занималась Елена Вениаминовна эти 10 лет, Русский музей не знает и никакого отношения к этой истории не имеет. В Русском музее она вообще никогда не называлась экспертом».

Подлинник скандальной картины «Парижское кафе» — именно так звучит официальное название полотна Бориса Григорьева — действительно хранится в фондах Русского музея, утверждают в Русском. Однако разговоры о том, что подделка или копия могла быть сделана в хранилище, не имеют основания — настаивают в музее.

Евгения Петрова по профессиональному статусу и должностным обязанностям могла бы, пожалуй, написать о себе — «команда ученых под командованием»… если бы у нее было столько же культуры, сколько и у Елены Баснер. Но вот посмотрите на списки каталогов, выпущенных Русским музеем. Здесь сразу видно, кто кем командует, а у кого просто нет достаточной компетенции:

Russian Futurism = Русский футуризм и Давид Бурлюк, «Отец русского футуризма. Каталог Выставки/Гос. Русский музей; Науч. рук. Е.Н.Петрова; Авт. ст. Е.Петрова, Е.Баснер, Мэри Клер Бурлюк Холт. -На англ. яз. -СПб.: Palace Editions, 2000.-240 стр.

Вот как описывает ситуацию сам потерпевший, вы видим, что он обращался и к министру культуры В. Мединскому.


Андрей Васильев, коллекционер: «Понимаете, если бы эта вещь не была бы дубликатом вещи, которая находится в собрании музея, причём в запасниках музея, причём никогда не воспроизводилась и никогда не выставлялась за исключением – там есть такая информация, что она была на выставке в 1987 году, хотя Баснер сказала мне, что она не выставлялась – то я не стал бы поднимать этот скандал, потому что это было бы частное дело и всё».

Коллекционер предполагает, что подделку могли изготовить непосредственно в фондах Русского музея. В хранилище все эти подозрения опровергают. Но, по мнению того же Васильева, в попытках объяснить ситуацию там выдвигают противоречивые версии. С просьбой провести проверку по этому поводу Васильев даже обратился к министру культуры Владимиру Мединскому. Так или иначе, дело, которое не могли завести целый год, наконец возбуждено – по статье «мошенничество».

По большому счету, в этой ситуации нисколько не жалко ни коллекционера, ни его «консультанта». Мы же понимаем, как и о чем между ними происходил неофициальный разговор… что его нельзя было отобразить на бумаге. Конечно, Елена Баснер, пользуясь тем, что просочилась в престижные команды, а после выдала себя в качестве «командующего» — попросту «сливала информацию» коллекционерам.

Здесь ведь есть деталь… дурнопахнущая. Полотно реализовывалось вне аукциона! И слово Баснер здесь было решающим. …История подлинника слишком трагичная, да и сам способ приобретения полотна подозрительный.

Какова личная культура всех этих «деятелей искусств», если всем им было плевать на историю полотна — после всех отвратительных спекуляций на нашей истории? Предыдущим владельцам полотно досталось спорным путем, потом их расстреляли, а после оно попало сферу командирских устремлений «Магнитского от искусства»… Мерзость!

Андрей Васильев: В 2009 году, в июле месяце, я купил картину Бориса Григорьева. Я всю жизнь занимаюсь коллекционированием живописи и, в основном, меня интересуют вещи с определённой историей бытования, происходящие из известных старых коллекций, опубликованные до революции, в основном. И как раз это была такая вещь с безукоризненным провенансом, опубликованная в »Моем журнале для немногих» знаменитого петербургского коллекционера Александра Евгеньевича Бурцева. Эту вещь я приобретал не для каких-то коммерческих целей, а для введения ее в культурный оборот, для публикации, и прочего. Подоспел 2010 год, Год Франции в России, мои знакомые устраивали выставку русских художников, работавших во Франции — »Парижачьи» (это цитата из письма Ильи Зданевича) — и когда мы выставили эту вещи на этой выставке, опубликовали ее в каталоге — о, ужас! — сотрудники Центра имени Грабаря в Москве сказали: »Мы знаем эту вещь, она была у нас. Это фальшивка». Она проходила там экспертизу. Я не поверил сначала. Тем не менее, зародилось сомнение. Начал я потихонечку распутывать эту историю и, действительно, выяснилось, что она была в Центре Грабаря около двух месяцев, где они с помощью всевозможных технологических процедур установили, что это вещь новая. Раз так, то я никому ничего об этом не сказал и привез ее в город Петербург, чтобы такой двойной контроль был, и сдал ее в Русский музей. Это был март месяц 2011 года. Как раз вскоре в Русском музее должна была начинаться выставка Бориса Григорьева, куда со всяких городов из других музеев свозились всевозможные вещи. То есть была возможность не просто провести экспертизу, сличая с эталонами, хранящимися в Русском музее, но более широко взглянуть на этот вопрос. Вышел каталог этой выставки (тем паче, что я был один из участников этой выставки в качестве частных собирателей) и — о, ужас! — в этом каталоге я вижу свою же собственную вещь воспроизведенной. Выясняется, что эта вещь находится в музее фактически с начала 80-х годов, а судьба ее прослеживается с 1949 года. То есть мы имеем дело с клоном: есть вещь эталонная, которая находится в музее, судьбу которой мы можем проследить начиная с 1949 года, потому что она была приобретена после войны очень крупным собирателем Борисом Николаевичем Окуневым, профессором баллистики, хранилась в его доме, в доме перфекционистском, где нельзя было допустить никаких манипуляций и махинаций. А тем более в это время это и не было нужно. Понимаете, цена на Григорьева и его значение общенародное стало чувствоваться в последние 20 лет, и цены на него, соответственно, взлетели до небес. И тут начинаются чистой воды »наперстки». С одной стороны, вещь находится в Русском музее в запасниках, она никогда не выставляется, никогда не публикуется, единственная ее публикация была в »Моем журнале для немногих» Бурцева в 1914 году — маленькая черно-белая фотография. Дальше я начинаю распутывать цепочку, по которой я купил эту вещь. Мне принес ее посредник, абсолютно подставной человек, который ни сном, ни духом не знал, что с этой вещью могут возникнуть какие-то проблемы, а за этим посредником стоит бывший сотрудник Русского музея Елена Вениаминовна Баснер, под редакцией которой в 1986 году вышел каталог коллекции Окунева, в которой была описана эта же вещь. Я встречаюсь с Баснер и говорю: »Как же так? Так где же настоящая? Или этой повтор?». Но это не повтор, потому что Русский музей тоже подтвердил мнение их коллег из Центра Грабаря, что эта вещь — фальшивая. Мне говорят в ответ, что эта вещь настоящая. После этого заявления мне осталось сделать только одно — пойти в полицию, потому что я не хочу быть владельцем фальшивой вещи. Как-то странно: в 1986 году Баснер, описывая эту вещь, как пришедшую с коллекцией Окунева, не высказала соображение, что эта вещь фальшивая, эта вещь была внесена в каталог в 1986 году, а сейчас, в 2011 году, эта вещь из Русского музея опубликована как вещь Григорьева. Как это получается? С этим должно разбираться следствие. Пафос не в том, чтобы просто описать ситуацию (всегда все, что связано с искусством и детективом интересно публике), мне хотелось бы, чтобы было возбуждено уголовное дело, была бы установлена истина по этому делу и, если здесь есть состав преступления, то были бы наказаны виновные и был бы, разумеется, разрешен для меня совершенно непонятный вопрос: где подлинник, где фальшивка?

Картину Григорьева «В ресторане» в числе прочих его работ в 1913 году купил у художника богатый петербуржец Александр Бурцев, который опубликовал картину в своем журнале. До 2010 года это было единственной публикацией картины.

До 1934 года Бурцев жил в Ленинграде. После убийства Кирова его с семьей выслали в Астрахань, где расстреляли с женой как финских шпионов в 1938 году. Коллекция разбрелась по чужим рукам.

После войны профессор баллистики Борис Окунев купил эту картину в ленинградском комиссионном магазине. После его смерти вся коллекция досталась его дочери, которая в 1983 году передала ее по завещанию в Русский музей.

В 1986 году Русский музей издает каталог, где картину не воспроизводит, но описывает. Каталог составляла и писала предисловие искусствовед Елена Баснер.

Вот так у нас и вводятся предметы искусства в «культурный оборот»: хозяев расстреляют всей семьей, чтобы наследников не осталось, историю предмета искусства проследят только до 1949 года, а потом… начинают «культурные обороты».

А… нормально, да? Владельца картины расстреляют как финского шпиона, а потом «Магнитские от искусства» сами наизнанку выворачиваются, чтоб попасть в «финские шпиены»… Такие вот интересные кульбиты происходят в жизни… спекулянтов на чужом искусстве и чужой собственности.

Михаил Пиотровский: «Дело Елены Баснер – плевок во всю интеллигенцию России»

Отметим, что отношение к прессе у судьи доброжелательное, она позволила снять Баснер за решеткой.

Группа поддержки, состоящая из друзей и родственников Елены Баснер, вела себя агрессивно по отношению к снимающим журналистам, требуя убрать камеры и резко выражаясь в адрес некоторых репортеров. Так, у сторонников Баснер возникли претензии к некоторым федеральным каналам, которые, по их мнению, предвзято освещают дело. В ответ журналисты говорили, что если бы не пресса, о деле Баснер мало кому было бы известно.

Теперь понятно, почему нашему знаменитому искусствоведу Ирине Антоновой так и не дали привести в порядок все коллекции, доставшиеся от прежних собирателей искусства, многие из которых были «введены в культурный оборот»… абсолютно некультурным путем. И что характерно, но при нынешних «Магнитских от искусства» это путь коллекционных собраний не становится… культурнее.

Animation

11 комментариев на “Наследники Магнитского”

Оставить комментарий