Видео дня

Ближайшие вебинары
Свежие комментарии
Архивы

Flag Counter

Новости классовой борьбы

248ea3bbda2529a006c20c168b3be6fb(2)Экономическое положение страны ухудшается, докторов экономических наук становится все больше, а вот с классовой борьбой становится все напряженнее… нет у нас классовой борьбы, поскольку в лидеры, желающие жить интересами «класса» суется нынче нечто вроде осетрины второй свежести.

Каждый норовит присмотреть себе хоть какой-нибудь «класс». Надеясь, что если он начнет бурно «выражать его интересы», там, глядишь, и до «классовой борьбы» рукой подать.

Михаил Делягин, например, понял, что от нынешнего «среднего класса» как-то надо бы медленно переползать к прежнему «среднему классу», то есть… инженерам.

Нынешний средний класс — «офисный планктон», чьи «интересы» более  соответствуют креативным выходкам а-ля Алексей Навальный. Но что-то с этой «новой волной» у Делягина не клеится, он таким совершенно неинтересен.

Последующая гибель за снегоуборочной машиной Бориса Немцова, чьим экономическим советником в правительстве когда-то являлся Михаил Делягин, уничтожила возможную базу для консенсуса между этими двумя могучими классовыми вождями.

Вдобавок Навальный не чужд и национализма. Ведь все понимают, что на «гусских опять обидели» можно тоже сегодня неплохой класс подлепить. На этнической основе вносить раскол всегда проще, это спецслужбы усвоили еще с момента развала СССР.

wRLRl4AIUfUИ на этой ниве желающих полно и без Делягина, здесь хорошо пасется Костик Крылов и разные партии олигархов. Уж они с национальных классовых различий и лозунгов «Хватит кормить Кавказ!» выдоили все, вплоть до судимости по ст.282.

Сами кормильцы при этом оказались абсолютно беспомощны перед ответным стихийным движением масс с лозунгом «Хватит кормить Москву!» Само движение было уничтожено настолько быстро, что его толком и возглавить никто не успел. Что, кстати, вызвало массу подозрений к тому, как долго власти возились с националистами, перебегающими из одной национальной диаспоры — к другой.

И в этой нервной суетливой обстановке Михаил Делягин решил присмотреть себе подходящий класс на вырост. А сделал он это в аккурат после того, как в очередной раз не исполнились его многозначительные прогнозы о скором разгоне самого беспомощного и никчемного за всю историю России правительства во главе с самым в худшим в той же истории премьером.

05.11.2013 г. Основой «среднего класса» Советского Союза были инженерно-технические работники (ИТР), работавшие на производстве и во множестве разнообразных НИИ. Они были движущей силой демократической революции и привели к власти либеральных фундаменталистов, которые уничтожили их в социальном смысле ради возможности спекуляций и разграбления общественного достояния. Новая российская государственность, созданная в начале 90-х, во многом сохраняет это направление по сей день.

Понятно, что такая нацеленность государства делает его непримиримым противником всякого развития контролируемой им территории, так как грабеж и развитие несовместимы, делает его несовместимым и с формированием массового среднего класса, причем сразу по двум причинам.

Прежде всего, средний класс обладает достаточно высоким благосостоянием, которое с точки зрения грабежа советского наследия является расточительством и бесхозяйственностью, неэффективным использованием денег, которые можно было бы присвоить и вывезти на Запад, в фешенебельные страны. Именно в этом главная реальная претензия Запада к руководителям типа Каддафи: если бы он воровал деньги своего народа – он неминуемо хранил бы их в «надежных» банках развитых стран, поддерживая тем самым их финансовые системы (как делает, например, российское руководство Резервным фондом и Фондом «национального» благосостояния); попытка же направить деньги своего народа на его собственное развитие (вне зависимости от степени ее успешности) воспринимается Западом как наглый грабеж, так как деньги страны остаются в ней.

Вторая причина несовместимости среднего класса с правящей тусовкой заключается в том, что средний класс характеризуется не просто уровнем жизни и его стабильностью, но и психологическими характеристиками — в частности, высокой добросовестностью. Эти характеристики в принципе противоречат базовой модели российской правящей тусовки, заключающейся, насколько можно судить, в обогащении любой ценой и легализации личных богатств на Западе.

Все смешалось в доме Облонских… Совковые НИИ, Каддафи, добросовестность и благосостояние. Осталось только остатки благосостояния к ногам новоявленного посланника свыше сложить.

Обратим внимание на дату этого потока сознания вслух — ноябрь 2013 года. Как «доктор экономических наук» Делягин должен был в этот момент внести пояснения с ключевой ставкой в 5.5%, введенной с 13.09.2013 года. Ну, чтоб было что предложить бывшему «среднему классу». кроме своего необозримого интеллекта.

Про Резервный фонд и Фонд «национального» благосостояния он ведь говорит, что-то имея против наименования «национальный». Здесь, очевидно, легкий книксен в сторону националистов, никто из которых отчего-то у нас на местечковый манер не делает разницы между понятиями нация и национальность.

Присматриваясь к какому «классу» с намерением выражать его интересы, надо бы хоть что-то предложить и от себя для большей привлекательности такой перспективы. Как мы видим, Делягин не соображает ничего в экономике, он не соображает, что вместо механизма длинных денег, ЦБ РФ вводит механизм супер коротких денег. Но пока по ставке для физических лиц. Так дело светоча такого уровня — предупредить грядущий грабеж всего населения в декабре 2014 года.

maxresdefaultНо, как видим, не это входит в планы Михаила Делягина. Начало 2-15 года ознаменовалось его плотоядными прогнозами о скором падении самого неудачного за всю историю России правительства. Очевидно, он предполагал, что вместе с Кудриным и Грефом и его начнут приглашать на заседания этого правительства в момент его окончательного краха.

Чувствуется, как «классовый предводитель», он всерьез присматривается к выше упомянутым фондам. Губа не дура. Его соратник Валентин Катасонов изнамекался, что, как представитель интересов класса «филологическая соша с ерошей» вполне способен возглавить ЦБ РФ.

Осталось только классовую борьбу раскачать. А деваться ИТР некуда, поскольку по прогнозам Делягина , их существование — несовместимо с нынешней государственностью. Вопрос лишь в том, насколько взгляды самого Делягина совместимы… даже не интересами ИТР, а с той же государственностью. Свой предыдущий вылет из правительства после дефолта 1998 года он все же до конца не проанализировал, считая это «случайностью».

Щетникова - экономика05.11.2013 г. Таким образом, массовый средний класс несовместим с самой нынешней государственностью. По крайней мере, если моя гипотеза верна. Его основой не может стать ничто, потому что его просто не может быть. Иначе он ликвидирует нынешнюю правящую тусовку и оздоровит государственность.

И действительно: уровень потребления среднего класса характеризуется возможностью купить из текущих доходов товары длительного пользования. По данным Левада-центра, доля россиян с этим уровнем жизни выросла с 4% в 2000 году до 19% в 2012. Однако значительную часть этой категории составляют люди, которые, обладая уровнем потребления среднего класса, не являются его частью в силу своих психологических особенностей. Это чиновники, полицейские, преступники, разного рода авантюристы.

Собственно средний класс, обозначаемый нашими социологами обычно как «ядро среднего класса», с середины 90-х и по сей день оценивается различными социологами в 3-8% населения (обычно 5-7%), но при этом удивительно стабилен в рамках каждого исследования.

Это люди, обеспечивающие свое благополучие и сохраняющие свою мораль, в прямом смысле слова «вопреки системе».

Малый и средний бизнес не могут создать массовый средний класс прежде всего потому, что они не могут существовать вне системы государственного управления, не принимая ее «правила игры».

Типичный представитель среднего класса не может регулярно платить взятки, вступать с представителями власти в теневые и, строго говоря, противозаконные взаимоотношения. Он просто в силу своих психологических характеристик не может осуществлять недобросовестные действия в отношении конкурентов, потребителей и деловых партнеров — то есть делать то, что необходимо в российском деловом климате либо для выживания, либо для успеха в конкурентной борьбе.

Ну, какой из Делягина «выразитель интересов» да еще и «класса инженеров», если он не знает, что в российском деловом климате требуется, прежде всего — декриминализация власти и законодательства. Он хоть раз выступил вовремя и аргументировано против «саморегулируемых организаций», «некоммерческих организаций»? Может, он выступил против фирм-однодневок и всего комплекса законодательства о государственных закупок?

Может он объяснил практическую сущность реформы энергетики от своего лучшего соратника Анатолия Чубайса? Хоть раз он обмолвился, что активы советских предприятий вытягивались по фальшивым долгам за отопление, причем, даже с тех предприятий, которые сами поставляли тепло населению? Может он объяснил населению, что счета за отопление и горячую воду при подаче теплоносителя с ТЭЦ — уже оплачиваются при оплате счетов за электроэнергию?

Нет, ни разу он этого не сказал. Он хищнически присматривается к возможностям инженеров, но не работает над собой. Он считает, что ему судьба даст такой же шанс, как и Чубайсу, — провести дебильную «реформу» с подсаживанием оголодавших паразитов вроде себя-любимого.

Но главное, что он не соображает… почему после стольких лет издевательств и откровенного уничтожения отечественной инженерной прослойки, — ему всерьез пришлось присматриваться к нам… на предмет сотрудничества в «классовой борьбе». Ведь «для выживания, либо для успеха в конкурентной борьбе» нам ни разу за это время не пригодился ни сам Делягин, ни его босс Борис Немцов.

Мы выживаем благодаря тому, что остается неуничтожимой отечественная нормативная система. А разве Делягин знает ее основы? Нет. Значит он не знает и выходов из создаваемых ситуаций. И чем меньше подобных посредников, тем проще все восстановить.

Щетникова - инженеры05.11.2013 г. Разговоры о неразвитости в России малого и среднего бизнеса далеки от реальности. Так, категория малого бизнеса в нашей стране носит, прежде всего, налоговый характер: для минимизации льгот государство весьма жестко ограничивает параметры бизнеса, который признается «малым». В результате то, что у нас считается «малым бизнесом», в развитых странах Европы в целом соответствует категории «микробизнеса».

В 2003 году, 10 лет назад, Министерство антимонопольной политики применило к российским реалиям итальянские критерии малого бизнеса – и оказалось, что уровень его развития в нашей стране отстает от уровня Италии, этого мирового лидера по развитию малого бизнеса, лишь на треть. С того времени ситуация значительно улучшилась, и отставание, соответственно, сократилось. Даже по официальным данным доля малого бизнеса в ВВП выросла за 10 лет с 12 до 20-22 в прошлом и 20-25% в этом годах. Доля занятых в нем увеличилась за то же время с 12 до 17 млн. чел., причем еще примерно столько же, по оценкам, занято в «теневом секторе».

Однако вероятная близость к развитым странам количественных показателей развития в России малого бизнеса не должна затемнять принципиальных качественных отличий.

Делягин, очевидно, хочет быть таким посредником между классом и какими-то жалкими «льготами». Он не соображает, что суть профессии инженера — в государственном мышлении и подходе. Вообще-то унизительно выслушивать от человечка, не владеющего анализом по макроэкономическим субъектам — про «теневой сектор» и «микробизнес».

За кого он нас принимает? Ведь уничтожение головного сектора государственной экономики — давно показало, что на свет божий, на общее позорище вылез уголовный «теневой сектор», паскудный тупой люмпен без совести и чести.

05.11.2013 г. Малый и средний бизнес в России действуют в условиях наличия значительного спроса и огромных пустых рыночных ниш, но в условиях жесткого давления со стороны государства и часто сращенной с ним организованной преступности. Враждебный характер делового климата, компенсируемый наличием в стране огромных денег, характеризуется началом этого года, когда из-за резкого и внезапного повышения обязательных социальных платежей официально прекратило коммерческую деятельность, по оценке известного российского предпринимателя Дмитрия Потапенко, около 600 тыс. индивидуальных предпринимателей. Даже если половина числилась таковыми лишь на бумаге, а часть оставшихся «ушла в тень», — это наглядно характеризует отношение государства к малому и среднему бизнесу. При этом премьерМедведев и его окружение длительное время в течение развертывания этого геноцида предпринимателей заявляли, что все в полном порядке и не происходит ничего необычного и неправильного.

Поэтому малое и среднее предпринимательство, как правило, носит не сложный и производственный, а примитивный и спекулятивный (или консультативный) характер. В значительной степени это этнический бизнес, тесно связанный с организованной преступность, объединяющий представителей культур, которые более толерантны к коррупции и менее склонны к соблюдению писаных законов, чем коренные народы России.

В конце концов, пресловутые Черкизовский рынок, Бирюлевская овощебаза, рынок «Садовод» и прочие объекты, являющиеся, с точки зрения обычных граждан, рассадниками убежденной в своей безнаказанности преступности (в том числе этнической и организованной), с классической либеральной точки зрения представляют собой бизнес-инкубаторы, эффективно выращивающие предприятия малого и среднего бизнеса.

Все дело в характере этого бизнеса, делающего его абсолютно неприемлемым для «страны пребывания».

Нестабильность, свойственная положению малого и среднего бизнеса, а также низкая общественная престижность этой деятельности не только способствует выводу капиталов и людей за рубеж, но и затрудняет создание семейных фирм.

Общий итог прост и вполне очевиден: характер нынешнего государства, его мотивация и образ действия не соответствует психологическим и материальным характеристикам среднего класса. Малый и средний бизнес, эффективные в деловом климате, определяемом этим государством, также не соответствуют характеристикам среднего класса и потому не порождают его.

Конечно-конечно! И если бы сам Делягин вовремя подхватил лозунг «Вся тяжесть налоговой нагрузки на тех, кто приватизировал государственную собственность!» — многих вещей удалось бы избежать. Для начала… позорища со Сколково,  вступления в ВТО, полной криминализации налогового законодательства… А как следствие — разорение предпринимателей, итак перебивавшихся с хлеба на квас  после кризиса 2008 года.

Мы сами ходили с этим лозунгом ко всем партиям, всем оппозиционерам… ко всем, ком у можно, причем, с начала февраля 2012 года. И никто не стал реальным и действительным выразителем интересов народа и государства. И главный государственный интерес в том, чтобы не делить общество на классы и м еждусобойчики. А этот государственный подход учитывается только в нормативной системе.

b23b6681436ae80362bbd96

Один комментарий на “Новости классовой борьбы”

  • Сколково — полная одиозность, которая привязана была изначально к комфортному месту проживания «повитухи». И это при наличии мощнейшего, почти уже династического научного центра в Новосибирске. Налоговый «орган» в настоящем виде — вообще апендикс, тупик для развития. А должен был быть нервным центром, как и таможня. Если бы изначально его работа строилась бы, как методического центра, с лицом повернутым к производителю, с предупреждениями, и предписаниями, есть копии писем с предложениями по этому поводу, многого бы избежали, как и в ситуации с идиотской налоговой полицией. Имел однажды дело. Все свелось к шантажу для выполнения моим коллективом отдельной работы для этих госшавок. Когда задал вопрос, кто за работу платить будет — словоблудили и обещали не ходить ко мне в контору года три. Пообещал посоветоваться с их вышестоящими руководителями.Отстали. А вскоре их и не стало. Страна абсурдов!

Добавить комментарий для Евгений