Видео дня:
Календарь вебинаров
Ближайшие вебинары
Посещаемость блога
Flag Counter
Архивы
Принимаем статьи

Принимаем статьи по ак­ту­аль­ным макро­эконо­ми­чес­ким про­бле­мам, воп­ро­сам налого­об­ло­же­ния, дру­гим ак­ту­аль­ным те­мам со­вре­мен­ности.

После рассмотрения и одо­бре­ния ре­дак­цией при­слан­ных ма­те­ри­алов ваша статья бу­дет опу­бли­ко­ва­на на на­шем пор­тале. Ру­копи­си от­кло­няются без по­яс­не­ний, не ре­цен­зи­руют­ся и не воз­вра­щаются.

Статьи при­сы­лай­те в элек­трон­ном фор­ма­те в ви­де вло­же­ния по ад­ре­су

tehnar.blog@yandex.ru

Поддержать проект!
Поддержать материально Поддержать морально Поддержать духовно

Следствие закончено, забудьте!

Это дело — яркий образчик того, какое наследство оставил в виде милиции-полиции бывший министр внутренних дел Рашид Нургалиев.  Ввесной 2010 года, когда все это произошло, в стране намеренно нагнеталась криминальная обстановка. Все помнят, что закончился 2010 год Манежной площадью. А у Ирины Анатольевны, распутывавшей этот клубок, только начинались хождения по мукам. Но с весны 2010 года, она отмечала негативные изменения, нагнетание обстановки, намеренные провокации и прочее. Так ведь и поводом выступлений футбольных фанатов на Манежной площади стало убийство прямо на улице Егора Свиридова, которое правоохранительные органы поначалу отказались расследовать.

То есть все велось к намеренному социальному взрыву, с использованием погромов в детских лагерях, публичным немотивированным убийствам «просто так» и тому подобным методикам нагнетания обстановки, когда у людей просто могли не выдержать нервы.

И в это время произошла «маленькая трагедия» в Самаре, на которую многие не обратили внимания. Шел себе программист домой, был навеселе и в прекрасном расположении духа. А девушка из патрульной милиции, ехавшая на лошади, тоже была в приподнятом настроении. Программисту оставалось дойти до своего дома 50 метров, но амазонка оказалась проворнее. Чем уж ей так досадил этот гражданин — версии расходятся. Но она приковала его наручниками к седлу лошади, а лошадь понесло.

Кто в данном случае виноват — можно было легко определить по фотоснимкам, если осталось хоть немного совести (снимки приводятся ниже). Да и мы все видели, насколько опасными стали «представители власти» просто в обычном общении. Уж точно никому не придет в голову, будто они «защищают наши права». В дурном сне такого не увидишь.

Поэтому против искалеченного программиста даже решили возбудить уголовное дело по двум статьям. Но… не успели. От полученных травм человек скончался.

Почти через полгода решили-таки возбудить дело по такому факту — против сотрудницы правоохранительных органов, которая мужественно решила обезвредить самарского программиста. Дали ей, конечно, условный срок, потому что жизнь «обычных граждан» для таких шикарных «представителей власти» — что грязь подноготная. Присудили ей выплатить матери, потерявшей на старости лет единственного кормильца — 200 тысяч рублей.

Последнее сообщение на эту тему было о том, что осужденная решила эти деньги не платить. Что характерно, со стороны службы исполнения наказаний к ней никаких претензий не оказалось.

Помню, как Ирина Анатольевна мне сказала в июле 2011 года: «Спустя многие годы, мы будем рассказывать о решающем, переломном 2010 годе, опасности прохождения по которому многие и не заметили. Ну, со мной все понятно. Но если бы ты знала, сколько страшных, невидимых трагедий произошло! И только потому, что руководство МВД начало раскачивать лодку, готовить страну к «новому 37-му году»!»

Ниже я привожу документальные свидетельства этого чудовищного случая. И вполне соглашусь, что без «продуманных государственных мер» (с.) подобное перерождение отношения правоохранительных органов к гражданам не происходит. Интересно, когда они почувтвовали всех нас врагами и настолько? Хочу лишь заметить, что, судя по дальнейшей карьере самого Рашида Нургалиева, а также этой «наездницы» — в «господа» им все равно пристроиться не удасться. Придется «слиться с толпой». Вот только отношение наше ко всем, кто раньше «берег наши права» — будет индифирентное.

* * *

Самарского программиста Кутузова, покалеченного милицейской лошадью, хотят объявить виновником вместо жертвы

Следственное управление СКП РФ по Самарской области отказало в возбуждении уголовного дела по факту заявления матери экс-депутата горсовета Георгия Кутузова о том, что он получил травмы, будучи пристегнутым патрулем конной милиции к лошади.

«Указанные доводы изложены в сообщении заявительницы со слов Кутузова. Мать и жена очевидцами происшествия не были. Указанные ими свидетели подтверждают лишь то, что видели, как Кутузова вел конный патруль и не указывают, что его пристегнули к лошади», — цитирует «Интерфакс» пресс-службу следственного управления.

История пострадавшего программиста Кутузова стала известна благодаря записи в блоге депутата Самарской городской думы Михаила Матвеева. «11 марта сего года около 16 часов дня Георгий Петрович, работающий сейчас программистом в компании «Волгателеком», возвращался домой. Буквально в 50 метрах от своего дома по ул. Димитрова (Промышленный р-н) он был остановлен конным патрулем (2 женщины и мужчина, фамилии УВД не обнародоваются). Одна из всадниц (по некоторой информации, стажерка) подъехав к Кутузову, предложила ему пройти с ними на предмет алкогольного освидетельствования. Мужчина отказался. Тогда его пристегнули наручниками к стремени лошади — видимо, чтобы он бежал рядом как пленный раб ментовской амазонки. Все это происходило на глазах десятка свидетелей, в том числе соседей Кутузова, стоявших у подъезда», — пишет депутат, которому эту историю изложила мать пострадавшего Полина Кутузова.


«Мы то ли стояли на проезжей части и мешали проехать, то ли просто кто-то на автомобиле очень сильно посигналил. От резкого звука лошадь испугалась и помчалась. Причем меня опрокинуло на спину. И она несколько раз ударила меня копытами, а потом потащила меня за собой по земле. И тащила до тех пор, пока ремешок, к которому меня пристегнули, не оторвался», — рассказал сам Кутузов. 

«Я очнулся в больнице, в нейрохирургии, я пролежал без сознания с вечера 11 числа до утра 12 числа. На лице — сплошной кровоподтек, на руке, которая была пристегнута наручниками, — лангета», — говорит пострадавший. «Итог ментовских шуток: сломанные руки, пробитый в нескольких местах череп, потеря сознания захваченного в плен в 50 метрах от своего дома человека. Операция в нейрохирургии больницы Семашко. И… вы, наверное, уже догадались: … никто не виноват. Вот уже 20 дней следственный комитет прокуратуры Промышленного р-на не возбуждает уголовное дело (следователь — В.И.Тюленев)», — констатирует депутат.

В больнице Кутузов провел около двух недель. В больнице установили, что у пострадавшего в нескольких местах был пробит череп, сломаны руки и начало слабеть зрение.

Однако заключение врачей тоже сильно удивило мать пострадавшего. В выписке было указан «ушиб головного мозга в легкой степени» — при пробитом в нескольких местах черепе и множестве швов. «Меня это смутило, потому что у него много швов на голове, он долго был без сознания. Сейчас у него проблемы со зрением, а он же компьютерщик высшей категории, ему это очень важно», — рассказала Полина Кутузова.

Между тем, по версии следствия, сам депутат был не трезв, оскорблял представителей конного патруля и стащил одну из сотрудниц с лошади. «Со слов очевидцев, лошадь испугалась и упала, поскользнувшись на льду. Она повалила сотрудницу конного патруля и Кутузова. Затем он зацепился за элемент седла и поволочился за лошадью, получив травмы», — говорится в сообщении.

9 апреля следственный отдел по Промышленному району Самары СУ СКП РФ по Самарской области принял решение о возбуждении двух уголовных дел в отношении Кутузова. Действия экс-депутата квалифицированы по ч.1 ст.318 (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителей власти) и ст.319 УК РФ (публичное оскорбление представителя власти при исполнении им должностных обязанностей).



Лидия Котова оказалась единственной обвиняемой в деле о гибели самарского программиста

По результатам доследственной проверки так и не были предъявлены обвинения  участковому Сергею Ушакову, а также медикам больницы, в которую был доставлен Георгий Кутузов.

Еще одним итогом расследования уголовного дела самарской кавалеристки, по мнению адвоката ,могло бы стать положительное решение по обращению руководителя следственного комитета РФ Александра Бастрыкина к главе МВД Рашиду Нургалиеву с требованием четкой регламентации процедуры конвоирования задержанных. Однако решение по представлению Александра Бастрыкина пока не принято. «Я сомневаюсь, что по этому представлению будет принято положительное решение, поскольку это будет означать, что кавалеристки все же нарушили закон, а это идет вразрез с позицией руководства ГУ МВД по Самарской области, которое на протяжении всего времени всеми правдами и неправдами пыталось «отмазать» своих подчиненных», — резюмировал господин Соколов.

Подробнее: Коммерсантъ(Самара), №133 (4671), 22.07.2011

Самара, 2 апреля — АиФ-Самара. Три года назад программиста Георгия Кутузова пристегнули к лошади две сотрудницы милиции, в итоге он получил тяжёлые травмы и через пару месяцев умер от кровоизлияния в мозг. Адвокат Андрей Соколов все еще пытается «выбить» компенсацию за моральные страдания для близких погибшего. Юрист рассказал, каково бороться с системой и в чем ее национальные особенности.

«АиФ-Самара»: — Вы вызвались представлять интересы потерпевших, да еще и бесплатно, потому что остальные адвокаты не откликнулись?

А.С: — За это дело никто из юристов браться не хотел. Меня и следователи отговаривали, дескать, ерундой не занимайся, мы тебе интереснее дело подкинем. Для карьеры адвоката это дело бесперспективное. Но я считаю, что каждый юрист, независимо от профессионального уровня, положения или занятости, должен найти время для помощи малоимущим.

«АиФ-Самара»: — Мать Георгия Кутузова так и не получила компенсацию ни с Лидии Котовой, ни с УВД города. Почему, если удалось доказать, что пристегивать людей к лошади — неправомерно?

А.С: — Потому что полиция не хочет платить за проделки своих подчиненных, они теперь говорят, что во всем виновата только Котова. До приговора она обещала помогать, а потом стала отнекиваться, и служба судебных приставов тоже находит повод бездействовать. Цинизм ситуации заключается в том, что Полину Кутузову вынудили выбивать каждую копейку буквально ценой собственной жизни, — она ведь очень пожилой человек, инвалид второй группы. То есть системой изначально была создана ситуация, когда деньги за страдания получить очень сложно, а объясняется все просто: если суды допустят полноценную материальную компенсацию нарушенных прав каждого гражданина, как это предусмотрено законом, то государство просто разорится.

Тут некоторые вопросы возникают и к губернатору Николаю Меркушкину, ведь городское УВД живет за счет бюджета, в т.ч. и Самарской области, значит, по закону, казна несет материальную ответственность и за преступления его сотрудников. Полина Кутузова ходила на прием, правда, лично с Меркушкиным не встречалась, только с его помощниками. И вот на днях мы узнали, что к пожилой женщине отнеслись формально, — бумаги просто переслали в суд. Но если компенсация будет, это и станет ярким свидетельством того, что какие-то положительные перемены происходят.

«АиФ-Самара»: — А что скажете по поводу активно разворачивающейся в Самаре антикоррупционной кампании? Может, это и есть начало перемен?

А.С: — Якобы антикоррупционная, потому что лишь напоминает борьбу с коррупцией. Я думаю, идет обновление вертикали власти в связи с приходом нового губернатора. При Артякове самарское заменялось московским, а теперь — мордовским: цветы, конфеты, цемент, куры, яйца, региональные управленцы.

Лично я не могу объяснить, почему Игорь Сапрыкин, взятый с поличным, оказался на свободе. Не вижу состава в деле Евгения Реймера: как можно доказать взятку, полученную несколько месяцев назад и найденную в чужом портфеле, если даже свежие задокументированные взятки с трудом выливаются в уголовные дела? Явно подделанные бланки, оформленные в департаменте имущества (дело Вадима Кужилина), были приняты в Регпалате и по ним зарегистрировали сделки с муниципальной недвижимостью. Почему же тогда к ответственности не привлекаются чиновники этого федерального органа? Получается явная необъективность, под пресс попадают только муниципальные служащие. Отсюда вывод: борьба с коррупцией в Самаре и Тольятти, где по совпадению самые большие бюджеты, не ведется, а идет смена чиновников, передел власти. В общем, пока мало что изменилось, а развитие ситуации выглядит повторением прошлых сценариев.

b23b6681436ae80362bbd96

Оставить комментарий