Николай Иванович Вавилов

Вавилов Николай Иванович

Вавилов Николай Иванович

Николай Иванович Вавилов (1887 — 1943) — беспартийный. Биолог, растениевод, генетик, академик АН СССР (1929), академик ВАСХНИЛ (1929). С 1917 профессор Саратовского университета. В 1921 директор Ботанического института. С 1924 г. возглавил Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, преобразованный в 1930 г. во Всесоюзный институт растениеводства. Одновременно с 1930 г. был директором генетической лаборатории, преобразованной в 1933 г. в Институт генетики АН СССР. С 1929 г. — действительный член АН СССР, а также АН УССР, в 1929-1935 гг. — президент, а в 1935-1940 гг. — вице-президент ВАСХНИЛ. С 1931 г. — президент Всесоюзного географического общества. Состоял членом и почетным членом многих зарубежных академий: Аргентинской, Всеиндийской, Шотландской, членом Лондонского королевского общества, членом-корр. Чехословацкой академии сельскохозяйственных наук и Академии наук в Галле, почетным членом Американского ботанического общества, Линнеевского общества в Лондоне и др. В 1940 году был арестован, а в 1943 умер в Саратовской тюрьме.

Борис Михайлович Кустодиев. Купец. Из серии "Русь. Русские типы"

Борис Михайлович Кустодиев. Купец. Из серии «Русь. Русские типы»

Родился 25 ноября 1887 года в Москве в семье коммерсанта. Отец Иван Ильич Вавилов (1863—1928) — купец второй гильдии. Все его дети стали известными специалистами, каждый в своей области деятельности. Но наиболее знаменитыми оказались два брата, Николай и Сергей, которые стали президентами двух Академий. В 1906 году Вавилов окончил Московское коммерческое училище, получив достаточные знания по естественным наукам для поступления в университет, при этом вполне сносно овладел английским, немецким и французским языками. Затем Николай поступил в сельскохозяйственный институт. Здесь Вавилов сформировался не только как агроном, но и как исследователь. Сам он писал потом, что от Коммерческого училища у него «мало осталось добрых воспоминаний», а вот что судьба забросила его в Петровку, это, «по-видимому, счастливая случайность».

Первое свое самостоятельное исследование он провел на кафедре зоологии и энтомологии — о голых слизнях, улитках, повреждающих озимые посевы и огородные растения. Работа была опубликована Московским губернским земством и удостоена премии Политехнического музея, а при окончании института зачтена Вавилову как дипломная. Уже со студенческих лет Николай Вавилов проводил ежегодные научные экспедиции. В те годы он с рюкзаком исходил Северный Кавказ и Закавказье. Ближайшим учителем Вавилова был знаменитый биолог Дмитрий Николаевич Прянишников. По его инициативе Вавилов занялся изучением селекции растений, а после окончания Академии переехал в Петербург, где начал работать в Бюро прикладной ботаники.

Владимир Федорович Кадулин. Типы студентов начала ХХ века. Объяснение

Владимир Федорович Кадулин. Типы студентов начала ХХ века. Объяснение

В 1912 году Вавилов женился на Екатерине Николаевне Сахаровой. В 1911 окончил Московский с.-х. институт (ныне Московская с.-х. академия им. К. А. Тимирязева), в котором был оставлен на кафедре частного земледелия, возглавлявшейся Д. Н. Прянишниковым, для подготовки к научной и педагогической деятельности. В 1917 избран профессором Саратовского университета.

В 1913 году Вавилов отправляется в Англию и проводит несколько месяцев в лаборатории знаменитого биолога У. Бетсона. С ним вместе за рубеж отправилась и жена. Вавилов провел в Англии около года. Николай Иванович занимался в Англии не только своей специальностью — иммунологией. Как всегда и всюду, он и тут интересовался многим. Следил за всем, что происходит в биологии, особенно в генетике, вызывавшей горячие споры; не обходил вниманием сельскохозяйственную науку, новинки агротехники. Немало времени провел он в Линнеевском обществе, участвовал в научных заседаниях, изучал коллекции. Из Лондона чета Вавиловых отправилась в Париж. Последним пунктом заграничной командировки была Германия, Иена, лаборатория известного биолога-эволюциониста Эрнста Геккеля, пропагандировавшего идеи Дарвина.

Однако вскоре им пришлось прервать научную командировку и вернуться на родину, поскольку в Европе началась Первая мировая война. Николая Ивановича призывная комиссия от службы в армии временно освободила. Еще в школьные годы он повредил себе глаз.

Русский плакат Первой мировой войны. На этом плакате как раз отражено официальное название "Вторая Отечественная война", которое, как известно, было забыто впоследствии

Русский плакат Первой мировой войны. На этом плакате как раз отражено официальное название «Вторая Отечественная война», которое, как известно, было забыто впоследствии

В 1916 году Вавилов посетил Северный Иран, Фергану и Памир. В этих путешествиях молодой ученый собрал интереснейший научный материал, который позволил ему сделать еще два крупных открытия — установить законы гомологических рядов и центры распространения культурных растений.

Вскоре Россию всколыхнули революционные события. С 1917 года Вавилов постоянно живет в Саратове, где преподает в университете. Вскоре выходит фундаментальная работа Вавилова «Иммунитет растений к инфекционным заболеваниям». Работая в Саратове, Вавилов объездил Среднее и Нижнее Поволжье и там тоже собрал ценные научные материалы. О своем открытии Вавилов впервые рассказал на съезде селекционеров в 1920 году. Саратовский съезд вошел в историю науки как одна из ярких ее страниц.

Спустя год после Саратовского съезда Вавилов выступил с изложением Закона гомологических рядов на Международном конгрессе по сельскому хозяйству, проходившем в США. За океаном открытие советского профессора произвело сильнейшее впечатление. Портреты Вавилова печатались на первых страницах газет. После съезда Вавилову удалось поработать в лаборатории крупнейшего генетика Генри Моргана, знаменитого своей теорией наследственности.

Позднее Вавилов обнародовал получившую также широкую известность работу о центрах происхождения культурных растений.

Применение нового закона позволило Вавилову поставить вопрос и о том, что все культурные растения Земли произошли из нескольких генетических центров. В начале 1921 года Вавилова вместе с группой сотрудников приглашают в Петроград, где в Царском Селе он организует Всесоюзный институт растениеводства. Жена предпочла остаться в Саратове, найдя себе работу по агрономической части. Основания для такого решения у нее были. Она знала, либо догадывалась, что Николай Иванович увлечен другой женщиной. Елена Ивановна Барулина, студентка, а потом аспирантка Николая Ивановича, разделявшая его чувства, долго не решалась переехать в Петроград, несмотря на призывы Вавилова.

1917 Владимиров Иван Алексеевич (1869-1947) «Сожжение орлов и царских портретов 5 марта 1917»

1917. Владимиров Иван Алексеевич (1869-1947) «Сожжение орлов и царских портретов 5 марта 1917»

Лишь в середине двадцатых годов она прибыла в Ленинград и формально вступила в брак с Вавиловым. А в 1928 году у четы Вавиловых родился сын Юрий. Вавилов был внимателен к обоим сыновьям. Со старшим, Олегом, переписывался, даже находясь в путешествиях. После гибели отца Олега и Юрия опекал их дядя Сергей Иванович. Оба получили университетское образование, оба стали физиками.

"Выступление В.И. Ленина на II Всероссийском съезде Советов" (1955). В.А. Серов

«Выступление В.И. Ленина на II Всероссийском съезде Советов» (1955). В.А. Серов

С 1921 заведовал Отделом прикладной ботаники и селекции (Петроград), который в 1924 был реорганизован во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а в 1930 — во Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), руководителем которого В. оставался до августа 1940. С 1930 Вавилов — директор генетической лаборатории, преобразованной затем в Институт генетики АН СССР.

В 1919—20 В. исследовал Ю.-В. Европейской части СССР и в книге «Полевые культуры Юго-Востока» (1922) дал сводку о всех культурных растениях Поволжья и Заволжья. В 1925 совершил экспедицию в Хивинский оазис (Средняя Азия).

С 1920 по 1940 руководил многочисленными ботанико-агрономическими экспедициями.180 ботанико-агрономических экспедиций по всему миру, принёсших «мировой науке результаты первостепенной значимости, а их автору — заслуженную славу одного из наиболее выдающихся путешественников современности».

Ты помогаешь ликвидировать неграмотность Автор: неизвестен Год: 1920. Текст на плакате: Заветы Ильича — к X-летию Октябрьской революции не должно быть ни одного неграмотного — все в общество „Долой неграмотность“

Ты помогаешь ликвидировать неграмотность
Автор: неизвестен
Год: 1920. Текст на плакате: Заветы Ильича — к X-летию Октябрьской революции не должно быть ни одного неграмотного — все в общество
„Долой неграмотность“

Под его руководством с 1920 года, сравнительно небольшое научное учреждение — Бюро по прикладной ботанике — было превращено в 1924 году во Всесоюзный институт прикладной ботаники и новых культур, а в 1930 году в большой научный центр — Всесоюзный институт растениеводства (ВИР), насчитывавший тринадцать крупных отделений и опытных станций в разных пунктах СССР. ВИР, которым Вавилов руководил до августа 1940 года, был научным центром по разработке теории селекции растений мирового значения.

По инициативе Вавилова, как первого президента ВАСХНИЛ (с 1929 по 1935, а затем вице-президентом вплоть до ареста), был организован целый ряд научно-исследовательских учреждений: Институт зернового хозяйства Юго-Востока Европейской части СССР, институты плодоводства, овощеводства, субтропических культур, кукурузы, картофеля, хлопководства, льна, масличных культур и другие. На основе генетической лаборатории, которой он руководил с 1930 года, Вавилов организовал Институт генетики АН СССР и являлся его директором до 1940 года.

Николай Вавилов с 1926 по 1935 год был членом ЦИК СССР и ВЦИК (Всероссийский исполнительный комитет). Он принимал активное участие в организации Всесоюзных сельскохозяйственных выставок 1923 и 1939 годов. С 1931 по 1940 (до ареста) Вавилов — президент Всесоюзного географического общества.

Шпонько Григорий Андреевич (1926-2005) «Первый трактор» 1970-е

Шпонько Григорий Андреевич (1926-2005) «Первый трактор» 1970-е

Николай Вавилов избирался вице-президентом VI-го Международного генетического конгресса в США в 1932 году и почетным президентом VII-го Международного генетического конгресса в Великобритании в 1939 году.

В 1936 и 1939 годах происходили дискуссии по вопросам генетики и селекции. В начале 1930-х годов, будучи уже академиком и крупным научным руководителем, Вавилов поддержал работы молодого агронома Т. Д. Лысенко (в то время сотрудника Всесоюзного селекционно-генетического института в Одессе) по яровизации — превращению озимых культур в яровые путём предпосевного воздействия низких положительных температур на семена.

В 1931 году на совещании в Наркомземе Вавилов выступил с докладом «Новые пути исследовательской работы по растениеводству», в котором был затронут вопрос об исследовании вегетационного периода растений и возможного сокращения этого периода. В этом докладе были упомянуты работы Х. А. Алларда и В. В. Гарнера, Г. С. Зайцева и других учёных. В том числе были приведены работы Лысенко.

Как считает доктор исторических наук научный сотрудник Центра по изучению отечественной культуры Института российской истории РАН В. Д. Есаков, Вавилов начал интересоваться работами Лысенко только после того, как содействие этим работам было возложено на президиум ВАСХНИЛ наркомом земледелия Я. А. Яковлевым, который, более того, поручил Вавилову взять на себя заботу о Лысенко. По словам Есакова, распоряжения непосредственных руководителей, а тем более оформленные в виде приказа, были всегда значимы для Вавилова.

Иван Владимиров. Трактор в деревне. 1925 г.

Иван Владимиров. Трактор в деревне. 1925 г.  ..

За научно-исследовательские работы в области иммунитета, происхождения культурных растений и открытие закона гомологических рядов Вавилову присуждена премия им. В. И. Ленина (1926), за исследования в Афганистане — золотая медаль им. Н. М. Пржевальского; за работы в области селекции и семеноводства — Большая золотая медаль ВСХВ (1940).

В 1940 году Николай Вавилов был назначен начальником Комплексной (агроботанической) экспедиции Наркомзема СССР в западные районы Украинской и Белорусской ССР. 6 августа 1940 года Вавилов был арестован в предгорьях Карпат, вблизи г. Черновцы.

ДЕЛО ВАВИЛОВА

Николай Иванович Вавилов за пять послереволюционных лет проделал стремительную научно-административную карьеру: от скромного магистранта — преподавателя Саратовских сельскохозяйственных курсов (сентябрь 1917 г.)230 до директора Отдела прикладной ботаники (1920 г.) и директора Государственного института опытной агрономии (сентябрь 1922 г.), созданного на основе Сельскохозяйственного учёного комитета — фактически, руководителя всей аграрной науки Советской России.

Плакаты СССР о труде - Сельское хозяйство - 1928 г. Шульпин И. Бедняк и середняк, увеличивай посев, вводи технические культуры, укрепляй свое хозяйство!

Плакаты СССР о труде — Сельское хозяйство — 1928 г. Шульпин И. Бедняк и середняк, увеличивай посев, вводи технические культуры, укрепляй свое хозяйство!

До своего назначения главой ГИОА и ОПБ Н. Вавилов не занимался ключевыми проблемами сельскохозяйственной науки — практической селекцией, семеноводством, сортоиспытаниями. В круг его тогдашних интересов входили вопросы иммунитета растений, систематики злаковых и, несколько позже, географической ботаники. После назначения Вавилова директором ГИОА и ОПБ под его началом оказались старшие и более опытные специалисты, занимавшиеся селекцией сельскохозяйственных культур и организацией сортоиспытаний ещё в царской России — В.Е. Писарев (1882 — 1972 гг.), В.В. Таланов (1871 -1936 гг.) и другие.

Стремительная карьера Н. Вавилова в управлении сельскохозяйственной наукой Советской России 1920-х гг. вписывалась в происходившие тогда революционные преобразования всех сторон жизни российского общества. Новой власти, установившейся в стране после октября 1917 года, требовалось много новых управленцев, в самых разных областях — от культуры и науки до промышленности и армии. Н. Вавилов имел основания рассчитывать на благожелательное внимание со стороны новых властей: он получил хорошую подготовку по специальности (в 1911 г. закончил МСХА); прошёл стажировку в ведущих генетико-селекционных лабораториях Западной Европы (в 191314 гг.; у Бэтсона и Пеннета в Англии, у Геккеля в Германии); обладал широким кругозором; зарекомендовал себя человеком прогрессивных и демократических убеждений. Дополнительный авторитет ему принесла зарубежная командировка 1921- 22 гг., во время которой он посетил ведущие генетические и селекционные центры, а также был представлен ряду влиятельных учёных и политиков США и Западной Европы.

Плакаты СССР о труде - Сельское хозяйство - 1931 г. Сварог В. Батраки и комсомольцы, на трактор!..

Плакаты СССР о труде — Сельское хозяйство — 1931 г. Сварог В. Батраки и комсомольцы, на трактор!..

Основную поддержку продвижению Н. Вавилова на высшие административные посты сельскохозяйственной науки Советской России 1920-х гг. оказывал видный представитель «ленинской гвардии», управляющий делами Совнаркома Н.П. Горбунов.

Среди партийно-политической верхушки Советской России 1920 — начала 30-х гг. поддержку Вавилову, помимо Горбунова, оказывали также Я. А. Яковлев (Эпштейн), член РСДРП (б) с 1913 г., в 1923- 29 гг. редактор «Крестьянской газеты», в 1929- 34 гг. нарком земледелия; Г.Н. Каминский, член РСДРП (б) с 1913 г., во время НЭПа один из руководителей сельхозкоопера-ции, председатель правления «Хлебоцентра», в 1934- 37 гг. нарком здравоохранения, и некоторые другие.

После октябрьской революции 1917 года ключевые посты в управлении сельским хозяйством России и Украины оказались в руках троцкистов. Так, в Советской России среди организаторов сельхозкооперации, руководителей наркомата земледелия были А. Муралов6, Я. Яковлев (Эпштейн), Г. Каминский, А. Гайстер234 и т.д. Аналогичным образом, когда в послереволюционной Украине возглавил правительство (1919- 23 гг.) Х. Раковский, ближайший соратник Троцкого, то наркомпродом, потом наркомземом стал А. Шлихтер (1868 — 1940 гг.); должность зав. сельхозотделом, а с 1926 г. ещё и председателя президиума Сельскохозяйственного учёного комитета, занял М. Вольф и т.д.

Плакаты СССР о труде - Сельское хозяйство - 1932 г. Клуцис Г. Ударники полей, в бой за социалистическую реконструкцию...

Плакаты СССР о труде — Сельское хозяйство — 1932 г. Клуцис Г. Ударники полей, в бой за социалистическую реконструкцию…

В 1920-х гг. в партийной верхушке большевиков дебатировались разные проекты реорганизации сельского хозяйства Советской России. «Левые» (преимущественно, троцкисты) настаивали на быстром военно- административном объединении крестьянских хозяйств в крупные полумилитаризованные предприятия; «правые» (в терминах 1930-х гг. правотроцкисты) делали упор на экономических методах организации крупнотоварного производства, «врастании кулака в социализм» и т.д. Сталинская группировка, как известно, взяла курс «левых» на принудительное объединение крестьян в коллективные хозяйства, с одной важной поправкой — результаты их труда пошли не на «мировую революцию», а на развитие страны.

В начале июня 1921 года Н. Вавилов и его старший коллега фитопатолог А.А. Ячевский получили приглашения выступить на международной конференции по болезням хлебных злаков, проведение которой планировалось 19-21 июля в Северной Дакоте (США)235. Командировка Вавилова и Ячевского была одобрена Совнаркомом, и на их расходы, в которые включались закупки семян, специальной литературы и т.д., была выделена значительная сумма в валюте, около 210 тыс. рублей золотом. Случилось так, что, из-за отсутствия дипломатических отношений между Советской Россией и Соединёнными Штатами, виза на въезд для Вавилова и Ячевского была получена уже после окончания конференции, на которую они были приглашены. Тем не менее, их поездка состоялась. 25 июля Вавилов и Ячевский отплыли в Канаду, оттуда в США….

На обратном пути своей затянувшейся командировки (семь месяцев вместо планировавшихся четырёх) Н. Вавилов посетил Бэтсона (в Англии), де Фриза (в Голландии), побывал во Франции и Германии.

Плакаты СССР о труде - Сельское хозяйство - 1933 г. Говорков В. Колхозники и единоличники! Сдадим хлеб государству.

Плакаты СССР о труде — Сельское хозяйство — 1933 г. Говорков В. Колхозники и единоличники! Сдадим хлеб государству.

Период 1924- 34 гг. в развитии сельскохозяйственной науки Советской России может быть назван «вави-ловским десятилетием». В это время Н. Вавилов руководил центральными научно-практическими сельскохозяйственными учреждениями, Институтом прикладной ботаники и новых культур (с 1930 г. Всесоюзный институт растениеводства) и академией сельхознаук (ВАСХ-НИЛ), определял направления их деятельности и темы исследовательских работ. Одна за другой следовали организовавшиеся и нередко лично им возглавлявшиеся экспедиции ИПБиНК/ ВИРа по сбору семян в СССР и за рубежом, в самые разные регионы, от Китая до Латинской Америки. В результате этих экспедиций был создан уникальный, не имевший тогда аналогов в мире по объёму и разнообразию, банк семян. Многочисленный коллектив ВИРа (около 1200 человек; самый крупный институт в СССР и один из крупнейших в мире) занимался морфологическим изучением этой коллекции и поддержанием её в жизнеспособном состоянии (пересевами). ВИР предоставлял семена советским селекционерам10, обменивался образцами со специалистами-растениеводами других стран. Н. Вавилов также в те годы написал ряд теоретических работ: по вопросам географической изменчивости культурных растений, центрам их происхождения и т.д. В 1927- 33 гг. он неоднократно выступал с докладами о результатах своих исследований и работ коллег237 на международных конференциях по селекции, семеноводству и другим сельскохозяйственным, а также генетическим вопросам. В 1930 году, после неожиданной смерти Ю. Филипченко, основателя лаборатории генетики (первоначально лаборатории евгеники) он принял руководство и над ней тоже, а в 1933 году добился придания ей статуса института при Академии наук.

В 1920-х гг. научная и организационная деятельность Н. Вавилова встречала благожелательное отношение ряда представителей партийно- политической верхушки СССР. Открытие Института прикладной ботаники и новых культур (июнь 1925 г.) произошло в торжественной обстановке в Кремле, на нём присутствовали члены правительства. В 1923 г. Вавилов стал членом-корреспондентом Академии наук; в 1929 г. — академиком. В 1926 году он получил премию им. Ленина. В 192634 гг. Вавилов являлся членом ЦИК. Он имел, выражаясь современным языком, «хорошую прессу» — о его научных работах, выступлениях на международных конгрессах, зарубежных экспедициях и т.д. регулярно писали центральные газеты. …

Советский плакат

Советский плакат

Деятельность Н. Вавилова получала признание и со стороны мирового сообщества: он избирался в иностранные научные учреждения; неоднократно приглашался на международные конференции. В 1932 году Вавилов являлся вице-президентом VI генетического конгресса (Нью-Йорк). Создание, усилиями Вавилова и его сотрудников, банка семян рассматривалось как глобальный проект общемирового значения. Сосредоточение Вавиловым в своих руках руководства и сельскохозяйственными и генетическими исследованиями в СССР было уникальным и весьма ценным для мирового сообщества явлением; всю значимость которого можно по достоинству оценить лишь в наши дни.

Критика.

Наряду с признанием и поддержкой со стороны мирового научного сообщества, деятельность Н. Вавилова, с начала 1930-х гг., стала подвергаться критике, постепенно становившейся всё более острой, со стороны ряда российских специалистов по растениеводству. Критики указывали, прежде всего, на низкую эффективность вави-ловских экспедиций для решения тогдашних неотложных проблем сельского хозяйства СССР; на расточительность использования усилий квалифицированных научных кадров ВИРа для изучения теоретических проблем ботаники; на абсурдность вложения значительных сил и средств, в полуголодной стране, в создание мирового банка семян -подобную задачу не ставили тогда перед собой куда более богатые и экономически развитые страны Западной Европы и США.

Ударную уборку — большевистскому урожаю Автор: М. Ворон Год: 1934 Источник: 600 плакатов / Снопков А. Е., Снопков П. А., Шклярук А. Ф. — М. : Контакт-Культура, 2004.

Ударную уборку — большевистскому урожаю
Автор: М. Ворон
Год: 1934
Источник: 600 плакатов / Снопков А. Е., Снопков П. А., Шклярук А. Ф. — М. : Контакт-Культура, 2004.

Оппоненты Вавилова неоднократно отмечали, что первоочередной целью зарубежных экспедиций ВИРа, особенно с учётом тяжёлого положения в тогдашнем сельском хозяйстве СССР, должен был бы быть не сбор семян в диких районах, наподобие гор Абиссинии и Афганистана, а поиск и ускоренная интродукция в Советском Союзе лучших сортов культурных растений, уже отселектированных в высокоразвитых в сельскохозяйственном отношении странах. Именно так действовали в конце XIX — начале XX вв. растениеводы Департамента земледелия США, и добились замечательных успехов, обустроили свою страну….

Одним из первых критиков экспедиций ВИРа и деятельности Вавилова стал А.К. Коль, зав. отделом интродукции (с 1924 г.) ИПБиНК/ ВИР. В статье, опубликованной 25 января 1931 года в «Экономической газете», он писал, что институт, вместо быстрого внедрения новых образцов сельскохозяйственных культур, занимается изучением вопросов о центрах происхождения растений. Коль и позже неоднократно давал критические оценки направлениям научно- практических работ Вавилова и его руководству ВИРом. К нему присоединился Г. Шлыков и ряд других растениеводов.

В начале 1930-х гг. политическая поддержка Н. Вавилова в верхушке партийной элиты СССР существенно уменьшилась. В декабре 1930 года, вместе с предсовнаркома А. И. Рыковым, покинул ключевую должность управделами СНК Н. Горбунов. Он перешёл на работу в научные структуры и, хотя его отношение к Н. Вавилову продолжало оставаться дружеским, уже не имел возможности оказывать своему протеже такой активной поддержки, как ранее. Впрочем, всё возраставшие требования со стороны руководства страны практической отдачи от вложений в научные работы, вынудили, в конце концов, как Н. Горбунова, так и других лиц, поддерживавших Вавилова, выступить с критикой его деятельности.

«Женщины в колхозах — большая сила». И. Сталин Автор: В. С. Сварог Год: 1935 Источник: 600 плакатов / Снопков А. Е., Снопков П. А., Шклярук А. Ф. — М. : Контакт-Культура, 2004.

«Женщины в колхозах — большая сила». И. Сталин
Автор: В. С. Сварог
Год: 1935
Источник: 600 плакатов / Снопков А. Е., Снопков П. А., Шклярук А. Ф. — М. : Контакт-Культура, 2004.  ..

Осенью 1932 года, когда Вавилов находился в очередной длительной загранкомандировке, сначала в США, а потом по ряду стран Латинской Америки, для проверки деятельности ВИРа была создана комиссия ЦКК-РКИ. В своих выводах по итогам обследования института она пришла к заключениям, фактически повторявшим критические замечания А. Коля: работа многочисленного коллектива направлена не на интродукцию в СССР лучших образцов зарубежных сортов, а на сбор коллекции семян, включавшей дикие и малокультурные формы растений, на их систематику и изучение морфологии.

Вскоре после своего возвращения из Латинской Америки в феврале 1933 года, Н. Вавилов имел, по словам его близких сотрудников, «неприятный разговор в ЦК». О том, что «наверх» представлены неблагоприятные для Вавилова материалы, его сотрудницу (Л. Бреславец) предупредил Г. Ломов.

Примерно в то же время, когда деятельность Н. Вавилова как директора ВИРа начала подвергаться публичной критике в центральной прессе, против него дал показания ряд арестованных по обвинению в «контрреволюционной деятельности» агрономов и экономистов- сельскохозяйственников, а также несколько близких сотрудников Вавилова (В.В. Таланов, В.Е. Писарев и другие). Вавилову инкриминировалось участие в «антисоветской контрреволюционной организации» и «работа по подрыву и запутыванию семенного и селекционного дела в СССР». Эти показания, число которых с каждым годом возрастало, стали особенно опасными для Вавилова во второй половине 1930-х гг., после падения его политических покровителей -Горбунова и Яковлева.

Позиция Сталина.

И.В. Сталин оценивал деятельность руководителей организаций и ведомств по итогам выполнения взятых ими или порученных им заданий.

«Сталин обычно не руководствовался личными симпатиями и антипатиями, а исходил из интересов дела»(И.А. Бенедиктов)

Герасимов. Сталин и делегаты Второго Всесоюзного съезда колхозников-ударников труда. 1935 год

Герасимов. Сталин и делегаты Второго Всесоюзного съезда колхозников-ударников труда. 1935 год

Впрочем, и научный авторитет Вавилова был для Сталина небесспорным. В то время как Вавилову расточала комплименты зарубежная печать, а иностранные научные общества, одно за другим, выбирали его своим почётным членом, в закрытых сводках НКВД Сталину направлялась следующая информация: «Широкая известность Вавилова как учёного в значительной мере создана англо-американскими кругами. Его научное «имя» весьма сомнительной ценности. Вавилов характеризуется как авантюрист, ставящий свои личные интересы выше государственных, создающий себе славу за счёт трудов других. Основным двигающим мотивом деятельности и поступков Вавилова лежат не интересы дела, ведение которого ему доверено, а сознательный авантюризм, авантюризм как принцип работы…»

Вождь, учитель и друг (И. В. Сталин в Президиуме II съезда колхозников-ударников в феврале 1935 года) - Григорий Шегаль (1937 год)

Вождь, учитель и друг (И. В. Сталин в Президиуме II съезда колхозников-ударников в феврале 1935 года) — Григорий Шегаль (1937 год)

Сталин и в политическом отношении не доверял Вавилову — сделавшему стремительную карьеру в начале 1920-х гг., когда троцкисты массово внедряли своих людей во все сферы общественной жизни — от культуры и науки до армии. Тем более, что в сводках НКВД о Вавилове сообщалось следующее: «Группировкой (Вавилова) совершенно усвоена марксистская фразеология,. слабые и сильные стороны советского аппарата и партийного руководства, способ и методы определения политических убеждений и настроений отдельных лиц. В узком кругу. обычными являются беседы. о «кучке негодяев», об «изменении политического курса». По адресу т. Сталина Вавилов иначе как в контрреволюционном клеветническом тоне не говорит.»

Начиная с 1933 года Сталин и Молотов неоднократно демонстрировали отчуждённо- холодное, а иногда и прямо пренебрежительное отношение к Вавилову. Зарубежные экспедиции ВИРа практически прекратились. Ходатайства Вавилова об откомандировании его на очередные международные конгрессы отклонялись или оставались без ответа. Во второй половине 1934 года было отменено санкционированное ранее Я. Яковлевым празднование 10-летия ВИРа (ИПБиНК) и 25-летия научной деятельности Вавилова. В феврале 1935 года, на VII Съезде Советов, Вавилов не был переизбран членом ЦИК. В июне 1935 года он был снят с поста президента ВАСХНИЛ и переведён в вице- президенты. В декабре 1935 года на встрече В.М. Молотова с учёными, когда Н. Вавилов докладывал о планах научно- исследовательских работ биологического отделения Академии наук, среди которых была и такая экзотическая тема, как «Исследование одомашнивания лисицы», председатель правительства прервал его возгласом: «Что за фантазия одомашнивать лису? И когда Вы, академик Вавилов, перестанете заниматься пустяками??». Осенью 1936 года согласие правительства СССР на проведение в Москве очередного международного генетического конгресса, о котором долго хлопотал Вавилов, было фактически отозвано. В 1937- 39 гг. на страницах центральной печати неоднократно появлялись критические статьи о деятельности Вавилова и ВИРа.

Советский плакат: Вырастим больше прошлогоднего!

Советский плакат: Вырастим больше прошлогоднего!

С другой стороны, в тех же 1930-х гг., откликаясь на «социальный заказ», стало появляться всё больше специалистов, включавшихся в решение конкретных проблем страны. Среди сельскохозяйственников широкую известность и поддержку на государственном уровне получил Т.Д. Лысенко, предложивший ряд агротехнических приёмов повышения урожайности и подчёркивавший, в своих выступлениях, необходимость быстрого внедрения достижений науки в производство. «Лысенко поставил вопрос о необходимости связывать науку с практикой… Это правильно. Именно поэтому <подчёркнуто мной — Н.О> И. В. Сталин на съезде колхозников- ударников в 1935 году во время его выступления сказал: «Браво, Лысенко!»» (Дубинин)19.

Переориентация политики Советского Союза при Сталине с «разжигания мировой революции» на решение внутренних проблем страны и с реализации интернациональных глобальных проектов на приоритетное развитие отечественной науки и культуры коснулась всех сторон жизни тогдашнего советского общества. В том же 1934 году, когда были прекращены зарубежные экспедиции Вавилова и отменено празднование юбилея ВИРа, вся страна торжественно отметила столетие со дня рождения выдающегося русского учёного Менделеева.

По решению Политбюро (Сталина) был образован Всесоюзный Пушкинский комитет. Была проведена, после 17-летнего перерыва, персональная выставка выдающегося русского художника Нестерова, показ работ которого в 1920-х гг. был фактически запрещён троцкистами. Страна чествовала Циолковского и Мичурина, Демченко и Стаханова, летчиков- рекордсменов и первых Героев Советского Союза. Возрождалась народная культура, народные песни, палехское и другие виды народных искусств.

Да здравствует сталинское племя героев стахановцев! (1936 год)

Да здравствует сталинское племя героев стахановцев! (1936 год)

В 1936- 38 гг. состоялись показательные «московские процессы» над бывшими лидерами партии, соратниками Ленина. Им были предъявлены обвинения в заговоре с целью восстановления капитализма, расчленения страны и превращения её в сырьевой придаток Запада.В те же годы, по обвинениям в связях с Троцким, вредительстве, терроризме или шпионаже было арестовано большинство членов ЦК, секретарей обкомов и крайкомов, наркомов, а также множество номенклатурных работников рангом поменьше246.

На митингах и собраниях трудящиеся Советского Союза принимали решения и резолюции, призывавшие руководство страны до конца расследовать деятельность заговорщиков и воздать им по делам их.

Советский плакат. Всесоюзная сельскохозяйственнай выставка 1 августа 1939 года

Советский плакат. Всесоюзная сельскохозяйственная выставка 1 августа 1939 года. 

Хотя большинство таких митингов было, разумеется, организовано властями, однако принимавшиеся на них резолюции, в целом, отражали мнение русского народа. Мало кого огорчали сообщения об отправке кристально честных коммунистов в созданные ими лагеря ГУЛАГа, или известия о расстреле как врагов народа бывших партийных боссов типа Шеболдаева, который в своё время на Дону и на Кубани выселял на север целые станицы поголовно. Эпитеты, которыми прокурор А.Я. Вышинский давал ленинским соратникам — Бухарину, Пятакову, Радеку — на московских процессах — «проклятая помесь лисицы со свиньёй», «отбросы общества», «цепные псы империализма» и т. д. — соответствовали оценкам…

Вавилов относился к событиям тридцать седьмого года внешне лояльно — в январе 1937 года, во время процесса «параллельного троцкистского центра» он, вместе с восемью другими академиками и десятью профессорами, подписал открытое письмо, требовавшее сурового наказания обвиняемых.

Во второй половине 1930-х гг. публичная критика Н. Вавилова как директора ВИРа усилилась. Вновь и вновь отмечалось отставание института от решения срочных сельскохозяйственных проблем; чрезмерная академичность работ многих его ведущих сотрудников. А.К. Коль в 1936 году, в статье «Реконструкция растениеводства СССР», повторил свои утверждения, что в ВИРе «был допущен крен на прикладную ботанику, т.е. на академическую морфологическую систематику сельскохозяйственных культур, не давшую, в конце концов, нашему строительству ничего реального. Всем известное отставание Всесоюзного института растениеводства от задач социалистического строительства в сельском хозяйстве своими корнями уходит именно в этот неправильно допущенный крен».

И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и Л. М. Каганович на Красной площади (1939 год)

И. В. Сталин, К. Е. Ворошилов и Л. М. Каганович на Красной площади (1939 год)

Сменивший А.К. Коля в должности зав. отделом интродукции института Г.Н. Шлыков тоже неоднократно выступал с критическими оценками деятельности Вавилова и его руководства ВИРом. «За истекшее десятилетие Институт Растениеводства не мог выделить ни одного сорта из растений хлебных злаков, который, пройдя конкурсное государственное сортоиспытание, оказался бы действительным шедевром и тем самым доказал бы непосредственное практическое значение для нашего земледелия вавиловских «центров»».

Критика Вавилова звучала на страницах газет, в стенах Академии наук, ВАСХНИЛ. 4 октября 1937 года в «Правде» появилась статья «На старых позициях», в которой отмечалось, что громадные средства на экспедиции не оправдали себя; что институт, вместо сортов, дал сотни монографий и ботанических описаний. Несколько критических замечаний в адрес Н. Вавилова счёл необходимым высказать даже Н. Горбунов, его старый покровитель. На общем собрании АН (20-21 мая 1937 г.) Горбунов, перечислив ряд положительных, по его мнению, работ Института генетики, отметил, что имеет место «отрыв его от практики», и что «в плане института превалируют незначительные темы». В 1937 году было урезано финансирование ВИРа. В Учёный совет ВИРа был введён, независимо от Вавилова и вопреки его желанию, ряд новых членов. В мае 1939 года президиум ВАСХНИЛ, после обсуждения отчёта ВИРа, признал его работу неудовлетворительной.

В те же годы, к публичной критике Вавилова начали добавляться письма в парторганы и НКВД с требованием расследования его деятельности. Так, 27 марта 1935 года, в письме на имя Сталина вице-президент ВАСХНИЛ Бондаренко и парторг академии Климов, утверждали, что «в качестве Президента он (Вавилов) фактически представляет в настоящее время отрицательную величину, фигурируя, как таковой, лишь в торжественных случаях…

Совесткий плакат

Советский плакат

В 1937 гг. были репрессированы многие высокопоставленные партийные деятели, дружески относившиеся к Вавилову: Я. Яковлев, Г. Каминский, К. Бауман. Был также арестован ряд троцкистов в системе наркомзема: А.И. Муралов, с 1933 года зам. наркомзема, с июня 1935 года (после Вавилова) президент ВАСХНИЛ; вице-президент ВАСХНИЛ А. Гайстер и другие. В феврале 1938 года очередь дошла до Н. Горбунова. (Бывший управделами СНК был осуждён, формально, за шпионаж).

В деле Вавилова продолжали накапливаться показания, которые давали против него на допросах в 1937- 38 гг. бывшие руководители сельского хозяйства и аграрной науки СССР, включая А. Муралова, Н. Тулайкова, Г. Мейстера и других.

6 августа 1940 года Н. Вавилов, находившийся в командировке в Западной Украине, был арестован. Ему были предъявлены обвинения во вредительстве – «подрыве и запутывании семенного и селекционного дела», «установках заниматься отвлечёнными, научно-теоретическими вопросами, заниматься изучением культур, не могущих быть применяемыми даже в ближайшее время в хозяйстве СССР», в организации «антисоветской группы», а также в шпионаже.

Всесоюзная сельскохозяйственная выставка 1940 года. Сталин на плакатах и картинах советских художников 30-х годов

Всесоюзная сельскохозяйственная выставка 1940 года. Сталин на плакатах и картинах советских художников 30-х годов

В течение двух недель после ареста Вавилов отрицал предъявленные ему обвинения. Положение изменилось, когда следователь зачитал Вавилову ряд показаний его друзей и коллег, подтверждавших версию следствия. После этого Вавилов на нескольких допросах дал показания, что его деятельность могла быть интерпретирована как вредительство – сознательное нанесение ущерба экономике страны. Он также дал показания о якобы вредительской деятельности некоторых своих друзей и коллег по ВИРу (в том числе Г.Д. Карпеченко и Л.И. Говорова), которые вскоре после этого были арестованы и репрессированы. Версию следствия о шпионаже Вавилов не признал.

После почти годичного следствия, дело Вавилова было передано в суд. 9 июля 1941 года Военная коллегия Верховного суда СССР признала Вавилова виновным во всех предъявленных ему обвинениях. Ходатайство осуждённого о помиловании было отклонено, но приговор в действие не приведён. Через некоторое время, по распоряжению Берии, он был заменён на двадцатилетнее тюремное заключение.

Решением Президиума Верховного Совета СССР 23 июня 1942 расстрел в порядке помилования заменен 20-ю годами заключения в исправительно-трудовых лагерях.

26 июля Николай Ивановнич переведен в Бутырскую тюрьму для приведения приговора в исполнение. Утром 15 октября его посетил сотрудник Берии и пообещал, что Вавилова оставят жить и предоставят ему работу по специальности. В связи с наступлением немцев на Москву этапирован в Саратов 16-29 октября, помещен в 3-й корпус тюрьмы № 1 города Саратова, где находился год и 3 месяца.

В Саратовской тюрьме Вавилов находился в одной камере с философом-марксистом Лупполом, чья стремительная карьера в 1920-х — начале 30-х гг., равно как и судьба в последующее время, были до некоторой степени сходными с его собственными.

Рапорт А. Хвата Л. Влодзимерскому

В связи с необходимостью создания экспертной комиссии для документации вредительской работы арестованного б. директора Всесоюзного института Растениеводства, академика ВАВИЛОВА Н. И., прошу Вашей санкции на согласование с Наркомом земледелия СССР т. БЕНЕДИКТОВЫМ и Президентом Всесоюзной Сельско-Хозяйственной Академии тов. ЛЫСЕНКО следующих кандидатур в состав экспертной комиссии:

1. МОСОЛОВ В.П. — Вице-президент Всесоюзной Сельскохозяйственной Академии имени ЛЕНИНА, член ВКП(б).
2. ЧУЕНКОВ — Зам. Наркома земледелия СССР. Ведает сельскохозяйственными научными учреждениями, член ВКП(б).
3. ЯКУШКИН И.В. — Академик Академии Наук СССР и Всесоюзной Сельско-хоз. Академии имени ЛЕНИНА.
4. ВОДКОВ А.П. — Зам. нач. Главсортупра Наркомзема СССР, член ВКП(б).
5. ЗУБАРЕВ А.И. — учёный секретарь секции Растениеводства Всесоюзной Сельско-хоз. Академии им. ЛЕНИНА, член ВКП(б).

ПОМ. НАЧ. 1 ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ А. Хват
5 мая 1941 г.
«Согласен. Л.Е. Влодзимирский». 5.V.41.» (Резолюция Влодзимирского)

Письмо Б. Кобулова Т.Д. Лысенко

В связи с необходимостью создания экспертной комиссии для документации вредительской работы арестованного бывшего директора Всесоюзного Института Растениеводства, академика ВАВИЛОВА Н. И., прошу Вашего согласия на включение в состав экспертной комиссии следующих кандидатур:

1. МОСОЛОВА В.П. — Вице-президента Всесоюзной Сельскохозяйственной Академии им. Ленина.
2. ЧУЕНКОВА С. В. — Зам. Наркома Земледелия Союза ССР.
3. ЯКУШКИНА И. В. — Академика Академии Наук СССР и Всесоюзной Сельско-Хозяйственной Академии имени Ленина.
4. ВОДКОВА А. П. — Зам. начальника Главсортупра Наркомзема СССР.
5. ЗУБАРЕВА А. К. — Учёного секретаря секции Растениеводства Всесоюзной Сельско-Хозяйственной Академии имени Ленина.

Заместитель Народного Комиссара Государственной Безопасности Союза СССР Кобулов

«С кандидатами согласен. Т. Лысенко. 1941 г. 9/V» (Резолюция Лысенко).

ОБВИНИТЕЛЬНОЕ заключение

По следственному делу № 1500 по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58-1 «а», 58-7, 58 п. 9 и 58-11 УК РСФСР.

В 1940 году в НКВД СССР были получены материалы о том, что быв. директор Всесоюзного института растениеводства, академик ВАВИЛОВ Николай Иванович, являясь одним из руководителей контрреволюционной организации, на протяжении ряда лет проводит вредительскую работу по подрыву оборонной и хозяйственной мощи СССР и ведет шпионскую работу в пользу иностранных разведок.

На основании этих данных 7 августа 1940 года ВАВИЛОВ Н. И. был арестован.

В процессе следствия установлено, что ВАВИЛОВ, будучи враждебно настроен к существующему строю, с 1925 года являлся одним из руководителей контрреволюционной организации «Трудовая Крестьянская партия» и проводил вредительскую работу направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР.

(т. 2 л. д. 43, 44, 45, 46; т. 3 л. д. 50, 54, 60, 61, 118, 119, 210, 219, 227, 230, 249, 302, 346).

В 1925-1926 г.г. при организации Всесоюзного института прикладной ботаники, на руководящие посты в институте выдвинул своих единомышленников, —активных участников «Трудовой Крестьянской Партии».

В 1926-1929 г.г. выполняя антисоветские установки «ТКП», опытно-полеводческое дело поставил на службу интересам кулацкого хозяйства.

Совместно с активными участниками «ТКП» — ТАЛАНОВЫМ (умер) и ПИСАРЕВЫМ (осужден), создал из крестьян-кулаков сеть опытников, которых снабжали улучшенными семенами и обеспечивали необходимой агротехнической помощью.

(т. 2 л. д. 46, 47; т. 3 л. д. 60, 61, 141, 240, 360).

В 1930 году через быв. Наркома Земледелия ЯКОВЛЕВА установил связь с антисоветской организацией правых и, пользуясь своим служебным положением Президента Всесоюзной Сельскохозяйственной Академии, а затем директора двух институтов Растениеводства и Генетики, продолжал вести вредительскую работу в сельском хозяйстве.

(т. 1 л. д. 95, 110, 121, 122, 214; т. 2 л. д. 50, 53).

В 1930-31 г.г. из числа контрреволюционно настроенных специалистов сельского хозяйства ВАВИЛОВ создал во Всесоюзном институте растениеводства антисоветскую группу и во вредительских целях в руководимом им институте растениеводства проводил линию на отрыв научно-исследовательской работы от практических задач по развитию социалистического хозяйства, что выразилось:

а) в срыве обеспечения сети селекционных опытных станций Союза ценным сортовым материалом;

б) во вредительском районировании сельско-хозяйственных культур;

в) в задержке размножения и уничтожении ценного сортового семенного материала, приобретенного в Европе и Америке;

г) игнорировании дела внедрения в колхозы и совхозы местных, отечественных сортов сельско-хозяйственных культур.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА во вредительских целях было создано ряд нежизненных узкоспециализированных научно-исследовательских институтов в Москве (институт сои, цикория и др.), и около 30 так называемых институтов социалистической реконструкции сельского хозяйства на периферии, оторванных от практической работы по оказанию непосредственной помощи социалистическому сельскому хозяйству В результате произошло распыление научных кадров и непроизводительно были израсходованы государственные средства.

При непосредственном участии ВАВИЛОВА была ликвидирована областная сеть вполне оправдавших себя опытных полеводческих станций.

(т. 1 л. д. 214—219; т. 2 л. д. 53, 54, 55, 57, 59, 64; т. 3 л. д. 3, 38- 40, 63, 156, 168, 179, 180, 197, 345, 346, 365, 366, 368, 384, 388).

Большую вредительскую работу ВАВИЛОВ провел в руководимом им Всесоюзном Институте растениеводства:

1. Значительное количество семенных материалов разных сортов и культур, приобретенные в странах Западной Европы и Америке, было доведено до потери всхожести.

В результате задержки репродукции погибли сотни ценных образцов семян, приобретенных за границей на золотую валюту и был нарушен правильный сортообмен соответствующих культур.

2. Большой сортовой материал по кормовым травам, собранный в СССР и за границей, своевременно размножен не был и вследствие вредительского отношения к этому делу в значительной мере потерял всхожесть.

3. Ценный новый сортовой материал по хлопчатнику был смешан, а также была смешана и загублена часть сортов семенных плодовых деревьев, вывозимых из Западной Европы. Разбазарен сортовой материал по цветочным культурам, приобретенным в Европе и Америке.

4. Будучи директором ВИР’а ВАВИЛОВ игнорировал практически ценные местные советские сорта по ряду культур, которые, как правило, до 1938 года не включались в конкурсные сортовые испытания, несмотря на их большую практическую ценность.

5. ВАВИЛОВЫМ в массовом масштабе в нечерноземную полосу Европейской части СССР продвигалась яровая пшеница, сорт «Цезиум III», несмотря на ее большую поражаемость пыльной головней.

6. Умышленно задерживал культивирование хлопчатника в районах Украины и Северного Кавказа и продвижение ценных сортов Милетского хлопчатника в Азербайджан и южные районы Средней Азии.

(т. 1 л. д. 220-223; т. 2 л. д. 65—69; т. 3 л. д. 30,103, 104,105, 160, 162, 163; 180, 181, 182, 187, 188).

Кроме того, ВАВИЛОВ проводил шпионскую работу в пользу иностранных разведок, будучи связан с заграничными белоэмигрантскими кругами и поддерживая неофициальные связи с представителями иностранных консульств и иностранцами, проживавшими на территории СССР.

По указанию БУХАРИНА, ВАВИЛОВ осуществлял непосредственную антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами, используя для этой цели свои выезды за границу в научные командировки.

(т. З л. д. 50, 51, 52, 53, 54, 57, 119, 120, 191, 263-268, 378, 379).

ВАВИЛОВ Н. И. признал себя виновным в связях с 1925 г. с участниками к. р. организации «Трудовая Крестьянская Партия», а также в принадлежности с 1930 г. к антисоветской организации правых и проведении вредительской работы в сельском хозяйстве СССР.

В шпионаже виновным не признал.

Во вражеской работе ВАВИЛОВ изобличается показаниями: МУРАЛОВА А. И., ДОМРАЧЕВА Д. В., МАРГОЛИИА Л. С., ЧАЯНОВА С. К., ВАРЕЙКИСА И. М., МЕЙСТЕР Г. К., ТУЛАЙКОВА Н. М., ГАЙСТЕРА А. И., АБДУЛОВА Н. П., ЗАМОТАЕВА И. И., САВИЧ В. М., СИЗОВА П. В., БОРДАКОВА Л. П., ДАВИД Р. Э., СОЛЯКОВА П. А., БАЙДИНАА. И., КУЛЕШОВА Н. Н., ПИСАРЕВА В. Е., ТРИФОНОВА В. А., АЛЕКСАНДРОВА А. Б., ПЕРЕВЕРЗЕВА Н. С., АРТЕМОВА П. К., ЛАПИНА А. К., КЛЕЙМЕНОВА П. Д., ТАЛАНОВА В. В., ГАНДЕЛЬСМАНА Ф. Е., ТЮНТИНА К. А., ТЕЙТЕЛЬ А. В., НАУМОВА Н. Г., МУРАВИНА Б. Е., КОЛЬ А. К., УШАКОВОЙ А. П., КОТЛЯРЕВСКОГО С. А., КУЗНЕЦОВА И. В., ГОРЕЦКОГО Г. И. (осуждены), показаниями ПАНШИНА Б. А., БОНДАРЕНКО А. С., ГОВОРОВА Л. И., КАРПЕЧЕНКО Г. Д., ЗАПОРОЖЕЦА. К., очными ставками с 5-ю последними. Показаниями свидетелей: СИДОРОВА Ф. Ф., ЗИХЕРМАН X. Я, ИОРДАНОВОЙ И. К., БЕЛИЛОВОЙ X. З.-ІІІ. Материалами НКГБ и документами, (т. 3).

На основании вышеизложенного:

ВАВИЛОВ Николай Иванович, 1887 года рождения, урож. гор. Москвы, русский, гр-н СССР, сын быв. крупного московского купца, беспартийный, до ареста —директор Всесоюзного института Растениеводства, вице-президент сель. хоз. Академии Наук им. Ленина и член Академии Наук СССР, —

Обвиняется в том, что:

1. С 1925 г. являлся одним из руководителей к. р. организации «Трудовая Крестьянская партия», а с 1930 г. — активным участником антисоветской организации правых в системе Наркомзема СССР.

2. Занимался шпионажем в пользу иностранных разведок и имел антисоветскую связь с заграничными белоэмигрантскими кругами.

3. Проводил диверсионно-вредительскую работу направленную на подрыв колхозного строя и ослабление социалистического земледелия в СССР, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст. Ст. 58-1 «а» 58-7, 58 п. 9 и 59-11 УК РСФСР.

Следствие по делу № 1500, по обвинению ВАВИЛОВА Николая Ивановича закончено и подлежит направлению в Прокуратуру Союза ССР, для передачи по подсудности.

ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ А. Хват.

СОГЛАСНЫ: ЗАМ. НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР

МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ Л. Шварцман.

НАЧ. СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР МАЙОР ГОСБЕЗОПАСНОСТИЛ. Е. Влодзимирский.

Справка: Обвин. ВАВИЛОВ Николай Иванович арестован 7 августа 1940 г., содержится во Внутренней тюрьме НКГБ СССР. Вещественных доказательств по делу нет.

ПОМ. НАЧ. I ОТДЕЛА СЛЕДЧАСТИ НКГБ СССР СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ А. Хват.

Письмо Вавилова Н.И. народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берия. 8 августа 1941 г.

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР
ЛАВРЕНТИЮ ПАВЛОВИЧУ БЕРИЯ
осужденного бывшего академика д-ра биологических и агрономических наук Вавилова Николая Ивановича

Заявление

В связи с возбужденным Вами ходатайством о моем помиловании и отмене приговора Военной коллегии, а также учитывая огромные требования, пред’являемые всем гражданам Советского Союза в связи с военными событиями, позволяю себе ходатайствовать о предоставлении мне возможности сосредоточить работу на задачах, наиболее актуальных для данного времени по моей специальности —растениеводству.

1) Я бы мог закончить в течение полугода составление «Практического руководства для выведения сортов культурных растений, устойчивых к главнейшим заболеваниям».

2) В течение 6-8 месяцев я мог бы закончить при напряженной работе составление «Практического руководства по селекции хлебных злаков применительно к условиям различных районов СССР».

Мне также близка область субтропического растениеводства, включая культуры оборонного значения, как тунговое дерево, хинное дерево и др., а также растения, богатые витаминами.

Весь свой опыт в области растениеводства, все свои знания и силы я бы хотел отдать полностью Советской власти и моей родине, там, где я бы мог быть максимально полезен.

Николай Вавилов 8/VІІІ-1941 г. Бутырская тюрьма, к. 49.

***

Письмо Вавилова Н.И. народному комиссару внутренних дел СССР Л. П. Берия. 25 апреля 1942 г.
ЗАМПРЕДСОВНАРКОМА СССР — тов. Л. П. БЕРИЯ

Бывшего члена Академии Наук СССР, вице-президента с-х академии им. В. И. Ленина, директора Всесоюзного Института растениеводства и ин-та Генетики — Николая Ивановича ВАВИЛОВА.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Глубокоуважаемый Лаврентий Павлович!

6 августа 1940 года я был арестован и направлен во Внутреннюю тюрьму НКВД в Москву 9 июля 1941 г. решением Военной Коллегии верховного Суда СССР я приговорен по ст. 58 к высшей мере наказания.

Как при подписании протокола следствия за день до суда, когда мне были представлены впервые материалы показаний по обвинению меня в измене родине и шпионаже (показания Н. М. ТУЛАЙКОВА, проф. САВИЧА, Н. П. АБДУЛОВА, Л. П. БОРДАКОВА), так и на суде, продолжавшемся несколько минут, в условиях военной обстановки, мною было заявлено категорически о том, что это обвинение построено на небылицах, лживых фактах и клевете, ни в какой мере не подтвержденных следствием.

На самом следствии, продолжавшемся 11 месяцев (около 400 Допросов в течение 1700 часов; следователь А. Г. ХВАТ), я смог лишь принять на себя вину, как руководящего научного работника, а отрыве моей научной работы от прямых задач социалистического производства и в выполнении мною в бытность мою президентом с-х академией (1930—1935 г.г.) вредительских директив по руководству с-х наукой бывшего Наркома Земледелия СССР Я. А. ЯКОВЛЕВА, кому непосредственно была подчинена с-х академия (таковы: игнорирование областного опытного дела, узкая специализация институтов, обоснование завышенных планов с-х).

Перед лицом смерти как гр-н СССР и как научный работник считаю своим долгом перед родиной заявить, как уже писал Вам в августе 1940 г. вскоре после ареста, что я никогда не изменял своей родине и ни в помыслах, ни делом, непричастен к каким-либо формам шпионской работы в пользу других государств. Я никогда не занимался контр-революционной деятельностью, посвятив себя всецело научной работе.

1-го августа 1941 г., т. е. три недели после приговора, мне было об’явлено в Бутырской тюрьме Вашим уполномоченным от Вашего имени, что Вами возбуждено ходатайство перед Президиумом Верховного Совета СССР об отмене приговора по моему делу и что мне будет дарована жизнь.

4-го октября 1941 г. по Вашему распоряжению я был переведен из Бутырской тюрьмы во Внутреннюю тюрьму НКВД и 5-го и 15-го октября я имел беседу с Вашим уполномоченным о моем отношении к войне, к фашизму и об использовании меня как научного работника, имеющего большой опыт. Мне было заявлено 15-го октября, что мне будет предоставлена полная возможность научной работы как академику и что это будет выяснено окончательно в течение2-3дней.

В тот же день, 15-го октября 1941 г., через 3 часа после беседы, в связи с эвакуацией я был этапом направлен в Саратов в тюрьму № 1, где за отсутствием в сопроводительных бумагах документов об отмене приговора и о возбуждении Вами ходатайства об его отмене, я снова был заключен в камеру смертников, где и нахожусь по сей день.

Тяжелые условия заключения смертника (отсутствие прогулки, ларька, передач, мыла, большую часть времени лишение чтения книг и т. д.), несмотря на большую выносливость привели уже к заболеванию цингой. Как мне заявлено начальником Саратовской тюрьмы, моя судьба и положение зависят всецело от центра.

Настоящим обращением позволяю просить Вас, Лаврентий Павлович, лично уделить внимание моему делу моей судьбе.

Все мои помыслы — продолжить, завершить достойным для советского ученого образом большие недоконченные работы на пользу советскому народу моей родине. Во время пребывания во Внутренней тюрьме НКВД, во время следствия, когда я имел возможность получать бумагу и карандаш, мною написана большая книга: «История развития мирового земледелия» (мировые ресурсы земледелия и их использование), где главное внимание уделено СССР. Перед арестом я заканчивал большой многолетний труд: «Борьба с болезнями растений путем внедрения устойчивых сортов» (на Сталинскую премию) незакончены остались «полевые культуры СССР», «Мировые ресурсы сортов зерновых культур и их использование в Советской селекции», растеневодство Кавказа (его прошлое, настоящее и будущее), большая книга «Очаги земледелия 5-ти континентов» (результаты моих путешествий по Азии, Европе, Африке и С и Ю. Америке за 25 лет).

Мне 54 года, имея большой опыт и знания, в особенности в области растениеводства, владея свободно главнейшими европейскими языками, я был бы счастлив отдать их полностью моей родине, умереть за полезной работой для моей страны. Будучи физически и морально достаточно крепким, я был бы рад в трудную годину для моей родины быть использованным для обороны страны по моей специальности, как растениевода в деле увеличения производства Растительного продовольственного и технического сырья, о чем уже писал Вам из Бутырской тюрьмы.

Прошу и умоляю Вас о смягчении моей участи, о выяснении моей дальнейшей судьбы, о предоставлении работы по моей специальности, хотя бы в скромнейшем виде, (как научного работника растениевода и педагога) и о разрешении общения в той или иной форме с моей семьей (жена, два сына — один комсомолец, вероятно на военной службе, и брат — академик-физик), о которых я не имею сведений более полутора лет.

Убедительнейше прошу ускорить решение по моему делу. Н. ВАВИЛОВ. гор. Саратов. тюрьма № 1 25. ІV-42 г.

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ ВОЕННОЙ КОЛЛЕГИИ ВЕРХСУДА Союза ССР — Армвоенюристу тов. УЛЬРИХ.

13 июня 42 № 52/8996

8 июля 1941 года Военной Коллегией Верхсуда Союза ССР осужден к ВМН за преступления, предусмотренные статьями 58 п.п. 10,11 и 17-58 п. 6 УК РСФСР бывший академик ЛУППОЛ Иван Капитонович. 1896 года рождения, уроженец гор. Ростова на Дону.

9 июля 1941 года Военной Коллегией Верхсуда Союза ССР осужден к ВМН за преступления, предусмотренные статьями 58 п. 1 «а» и 58 п.п. 7, 9,11 УК РСФСР бывший вицепрезидент Сельско-Хозяйственной академии им. Ленина ВАВИЛОВ Николай Иванович, 1887 года рождения, уроженец гор. Москвы.

Ввиду того, что указанные осужденные могут быть использованы на работах, имеющих серьезное оборонное значение, НКВД СССР ходатайствует о замене им высшей меры наказания заключением в исправительно-трудовые лагери НКВД сроком на 20 лет каждого.

Ваше решение прошу сообщить. ЗАМЕСТИТЕЛЬ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР: [Меркулов].
Исполнитель. Нач. 1 спецотдела НКВД СССР [Герцовский].

***
Выписка из протокола № 137

1943 года января 25-го дня, комиссия врачей больницы НКЗ при Саратовском изоляторе с/п в составе: председателя начальника тюрьмы ст. лейтенанта тов. ИРАШИНА и членов врачей — ст. санинспектора Т. О. ТУРЕЦКОГО, начальника санчасти ТВЕРИТИНА и врача ТАЛЯНКЕРА

Освидетельствовали: ВАВИЛОВА Николая Ивановича, 1887 года рождения

Жалобы свидетельствуемого: Жалоба на общую слабость
Объективные данные: Истощение, кожные покровы бледные, отечность на ногах. Находится в больнице
Диагноз: Дистрофия, отечная болезнь.
Постановление комиссии: Подходит под перечень болезней пункт № 1.

***

НАЧАЛЬНИКУ САНЧАСТИ

Рапорт

Довожу до Вашего сведения в 11 палате з/к Вавилов Николай Иванович 1887 год рожд., осужденный по ст. 58 на 20 лет, 26/І-43 г. в 7 утра умер.

26/І-43.

П. Сыченко.

АКТ

о смерти заключенного

Мною врачом (лекпомом) Степановой Н. Л.

Фельдшерицей Скрипиной М. Н. осмотрен труп заключенного Вавилова Николая Ивановича рожд.1887 следственный ст. осужденный ст. 58 на 20 лет умершего в больнице (камере) тюрьмы № 1 г. Саратова 26 января месяца 194 3 г. в 7 час. Причем оказалось следующее: телосложение правильное, упитанность резко понижена, кожные покровы бледные, костномышечная система без изменений.

Поданным истории болезни заключенный Вавилов Николай Иванович находился в больнице тюрьмы на излечении с 24 января 1943 г. по поводу крупозного воспаления легких.

Смерть наступила вследствие упадка сердечной деятельности.

Дежурный врач (лекпом): Степанова Дежурная медсестра: Скрипина. С подлинным верно: Золотарева

Реабилитация

20 августа 1955 года Военная коллегия Верховного суда СССР, та самая инстанция, которая четырнадцать лет назад вынесла Н. Вавилову обвинительный приговор, реабилитировала его. По представлению Главного Военного прокурора было принято постановление: «приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 9 июля 1941 г. в отношении Вавилова Николая Ивановича отменить по вновь открывшимся обстоятельствам и дело о нём производством прекратить за отсутствием состава преступления».

Реабилитация Н. Вавилова имела и политическое измерение, никоим образом не связанное с вопросами правосудия. Для либерально- космополитической группировки, наследников прежних троцкистов, она была как восстановлением в правах одного из «своих», так и элементом разжигавшейся ими антисталинской кампании. Об этом говорит хотя бы следующий выразительный факт: Трудовая Крестьянская партия, участие в которой инкриминировалось Вавилову, была официально признана «выдуманной фальсификаторами ОГПУ». Однако осуждённые по делу этой «партии» выдающиеся и подлинно всемирно известные русские учёные- сельскохозяйственники – Н.Д. Кондратьев и другие – были реабилитированы лишь в 1987 году; через тридцать два года после реабилитации Вавилова!…

vavilov56

Н. И. ВАВИЛОВ ВО ВРЕМЯ УЧЕБЫ В МОСКВЕ. 1910-е гг.

vavilov-01242009192207Fbv

Вавилов Николай Иванович

vavilov51

Н. И. ВАВИЛОВ. ИТАКА. 1932 г.

e5sgfl0mplwt2r86_550x474

Вавилов Николай Иванович

vavilov_michurin

Вавилов и Мичурин

Лит.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000
А. Т. Павлов. Русская философия. Энциклопедия. Изд. второе, доработанное и дополненное. Под общей редакцией М.А. Маслина. Сост. П.П. Апрышко, А.П. Поляков. – М., 2014, с. 84.
Ф. Х. Бахтеев.Н.И. Вавилов. Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия 1969—1978
Н.В. Овчинников. Академик Трофим Денисович Лысенко., под редакцией доктора сельскохозяйственных наук, лауреата Государственной премии России, заслуженного деятеля науки профессора П. Ф. Кононкова // http://stalinism.ru/elektronnaya-biblioteka/akademik-trofim-denisovich-lyisenko.html?showall=1

  • Вебинары ноября
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.10.2018 at 11:43 дп

    В последний месяц осени, на склоне Суровой жизни, Исполненный печали, я вошел В безлиственный и безымянный лес. Он был по край омыт молочно-белым Стеклом тумана. По седым ветвям Стекали слезы чистые, какими Одни деревья плачут накануне Всеобесцвечивающей зимы. И тут случилось чудо: на закате Забрезжила из тучи синева, И яркий луч пробился, как в июне, […]

  • Вебинары октября
    Posted by Ирина Дедюхова on 24.09.2018 at 2:48 дп

    Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо […]

  • Вебинары сентября
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.08.2018 at 8:18 дп

    Небывалая осень построила купол высокий, Был приказ облакам этот купол собой не темнить. И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки, А куда провалились студеные, влажные дни?.. Изумрудною стала вода замутненных каналов, И крапива запахла, как розы, но только сильней, Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых, Их запомнили все мы до конца наших дней. Было […]

  • Жилищные мошенники
    Posted by Анна Черненко on 13.11.2018 at 1:58 дп

    Как утверждают источники и злые языки, на реновацию в Москве выделено три триллиона рублей. При этом под реновацию по предложениям московской мэрии они хотели бы подвести полтора миллиона человек. То есть на улучшение жизни каждого москвича планируется потратить по два миллиона бюджетных денег. Рассмотрим с другой стороны. Прибыль строительной организации, возводящей дом, составляет не более […]

  • ТОРы в России. Часть II
    Posted by Dir on 12.11.2018 at 1:18 дп

    Итак, значит, пришел однажды наш славный Дмитрий Анатольич на работу, как он называет свои апартаменты с массажистами, нянями, стриптизерами и жонглерами. И, приняв у бара парочку освежающих коктейлей, неожиданно почувствовал себя очень хорошо, практически в добром расположении духа… И хотя с утра у него были планы принять закон, чтоб все ездили только велорикшах и собачьих […]

  • Детские игры со спичками. Часть III
    Posted by Леонид Козарез on 11.11.2018 at 1:15 дп

    То, в каких общественных провокациях сегодня используют молодых людей, показывает "законотворчество" ГД РФ в виде своеобразного "договорного матча" с так называемой "оппозицией" по предоплате.  Рассмотренное ранее "Новое величие" — это уж совершенно дебильная разработка, намеренно аляповатая, чтобы привлечь побольше внимания. Но вполне аналогичная каким-то идиотским "массовым протестам" вроде "Он нам не Димон" или "Он нам […]