Дмитрий Николаевич Прянишников

Дмитрий Николаевич Прянишников

Дмитрий Николаевич Прянишников

Дмитрий Николаевич Прянишников (1865—1948) — агрохимик, биохимик и физиолог растений, академик АН СССР (1929; член-корреспондент 1913), академик ВАСХНИЛ (1935), Герой Социалистического Труда (1945). В 1920—1925 годах Д. Н. Прянишников был членом Госплана СССР, а в 1925—1929 годах работал в Комитете по химизации народного хозяйства. Часто выезжал за границу с научными и ознакомительными целями (в общей сложности, более 25 раз), член-корреспондент Французской академии наук, основатель и директор Научного института по удобрениям (с 1948 года ВНИИ удобрений и агропочвоведения им. Д. Н. Прянишникова). Ему присуждены Ленинская (1926) и Государственная (1941) премии, премия им. К. А. Тимирязева (1946).

Родился в г. Кяхте Иркутской губернии (ныне Бурятия) 6 ноября 1865 г. Окончил Московский университет (1887) и Петровскую земледельческую и лесную академию (1889; ныне — Московская с.-х. академия им. К. А. Тимирязева). Ученик и преемник Тимирязева.

Добровольский Николай (1837-1900). Переправа через Ангару в Иркутске. 1886. Холст, масло, 70х1

Добровольский Николай (1837-1900). Переправа через Ангару в Иркутске. 1886. Холст, масло, 70х1

В 1892 году командирован на два года за границу, где ознакомился с работой учебных и научных учреждений Германии, Франции и Швейцарии. Он работал у А. Коха (Геттинген), Р. Дюкло (Париж), а затем у Э. Шульца (Цюрих), где начал исследования по обмену азотистых соединений в растениях. Они явились основой для смелого открытия общебиологического значения, устанавливающего единство растительного и животного организмов в области распада белковых веществ.

Дальнейшие регулярные поездки за рубеж сыграли большую роль в формировании научной эрудиции и мировоззрения Прянишникова. В Западной Европе он побывал 25 раз (до 1936 года), участвуя в качестве представителя русской науки в конгрессах, знакомясь с работой высших школ и опытных учреждений. Это позволило ему хорошо изучить сельское хозяйство и туковую промышленность Германии, Дании, Голландии, Италии, Швейцарии, Франции. Ученый пользовался большим авторитетом у коллег за границей. Его монографии «Учение об удобрении» и «Частное земледелие» были переведены и изданы за рубежом.

Старое здание Московского университета. 1829 акварель А.Я. Афанасьева

Старое здание Московского университета. 1829, акварель А.Я. Афанасьева

С 1895 и до конца жизни заведующий кафедрой агрохимии Московской с.-х. академии. Прянишников читал лекции в Московском университете (1891—1931), на Голицынских высших женских с.-х. курсах (в 1909—17 директор курсов), в Московском с.-х. институте (в 1916—17 ректор) и работал в ряде научных институтов, организованных при его участии, — в институте по удобрениям (1919—1948), позднее реорганизованном в Научный институт по удобрениям и инсектофунгисидам, во Всесоюзном институте по удобрениям, агротехнике и агропочвоведению (1931—48; ныне Всесоюзный научно-исследовательский институт удобрений и агропочвоведения им. Д. Н. Прянишникова) и др.

Основные труды в области питания растений и применения удобрений. В 1916 Прянишников сформулировал теорию азотного питания растений, ставшую классической; дал схему превращения азотсодержащих веществ в растениях, разъяснил роль аспарагина в растительном организме. Разработал научные основы фосфоритования почв. Им дана физиологическая характеристика отечественных калийных солей, апробированы различные виды азотных и фосфорных удобрений в основных земледельческих районах СССР. Работал над вопросами известкования кислых почв, гипсования солонцов, применения органических удобрений. Усовершенствовал методы изучения питания растений, анализа растений и почв, вегетационного опыта.

Климентов Михаил Иванович (1889-1969). Набережная Яузы. 20-е гг. Акварель

Климентов Михаил Иванович (1889-1969). Набережная Яузы. 20-е гг. Акварель

16 ноября 1937 г. в газете «Правда» (№ 315) было опубликовано резкое письмо, в котором критиковалось выступление академика Д.Н.Прянишникова на пленуме секций агрохимии и химизации земледелия ВАСХНИЛ. В связи с этим ученому пришлось написать покаянное письмо, в котором он признал, что «ошибался, когда прервал одного товарища, цитировавшего важнейшую для нас цитату из речи тов. Сталина, что допустил политическую ошибку, обрывая товарищей, говоривших о гнусной работе врагов народа…»

(Во второй половине 30-х годов были арестованы коллеги Дмитрия Николаевича Прянишникова академик Н.М. Тулайков , доктор химических наук Ш.Р. Цинцадзе (а еще ранее профессор А.Г.Дояренко ), когда в начале 1937 года были арестованы 12 человек в созданном Прянишниковым ВИУА (Всесоюзном институте удобрений и агропочвоведения).

Советский плакат

Советский плакат

В марте 1937 года новый директор ВИУА И.И.Усачев выступил на заседании актива ВАСХНИЛ, обвинив еще одну группу учеников Прянишникова в троцкизме. Отчет об этом активе был напечатан в «Бюллетене ВАСХНИЛ». В эти дни были арестованы заместитель директора института Сергей Семенович Сигаркин и профессор Дикусар . Они были близки с Дмитрием Николаевичем, и все, естественно, понимали, что скоро может дойти очередь и до него. Не без намека писал об этом в статье, посвященной ошибкам института Прянишникова, в газете «Соцземледелие» А. Нуринов : «преступные действия врагов народа Запорожца , Устянцева , Станчинского , Ходорова и др. известны всем»(http://www.famhist.ru/famhist/lisenko/0017696c.htm)).

В 1920-1930-е годы ученый принял активное участие в подготовке кадров отечественных агрохимиков. Более 50 докторов наук и профессоров подготовлено под руководством Д.Н. Прянишникова, среди них — В.С. Буткевич, Г.Г. Петров, А.И. Смирнов, А.Г. Дояренко, Н.М. Тулайков, В.М. Клечковский, И.С. Шулов, А.А. Шмук, И.В. Якушкин, Ф.В. Чириков, И.Г. Дикусар, А.Ф. Тюлин, А.В. Петербургский, З.И. Журбицкий, А.В. Соколов, Ф.В. Турчин и др.

С началом Великой Отечественной войны был эвакуирован в Среднюю Азию, где руководил обследованием земель для расширения сельскохозяйственных угодий. Под его руководством было выявлено и использовано под посевы зерновых и технических культур свыше 13 миллионов гектаров ранее необратывавшихся земель, что сыграло большую роль в обеспечении Красной Армии.

Советский плакат

Советский плакат

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 июня 1945 года «за выдающиеся заслуги в развитии советской сельскохозяйственной науки» Дмитрию Николаевичу Прянишникову присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Прянишников Д.Н.- противник Т.Д. Лысенко

Критиковал Д. Н. Прянишников и практические нововведения Лысенко (яровизацию, поздние посадки картофеля, посевы клевера без покрова осенью, т. н. вегетативную гибридизацию).

(В личном фонде академика Д.Н.Прянишникова (Архив РАН, ф. 632) сохранились его письма Председателю ЦИК СССР М.И.Калинину по поводу ареста его ученика С.С.Геркена, в Президиум ВАСХНИЛ в защиту Н.И.Вавилова и народному комиссару земледелия А.А.Андрееву с характеристикой деятельности Т.Д.Лысенко как президента этой академии.

Советские плакаты по технике безопасности

Советские плакаты по технике безопасности

Народному комиссару земледелия т. Андрееву А.А.

Глубокоуважаемый Андрей Андреевич!

Позвольте мне в дополнение к той личной беседе о делах ВАСХНИЛ и ее руководителя, которая имела место несколько месяцев тому назад, сообщить Вам содержание моей записки, поданной в Президиум Академии наук относительно состояния вопроса по генетике, а здесь добавить несколько слов о деятельности Т.Д.Лысенко как президента Ленинской Академии.

Собственно говоря. Академии не существует, а есть некоторый «департамент препон» щедринское выражение), который тормозит движение вперед по всем с.-х. наукам; с.-х. опытное дело пошло назад, особенно резкая деградация замечается в методике полевого опыта (чему подает пример сам Т.Д.Лысенко). Во главе этого «департамента препон» стоит командир, типа ротного командира «доброго» старого времени, не терпящий расхождения с им во мнении по всем наукам.

Советский агитационный послевоенный плакат. Поднимем еще выше общественное животноводство!

Советский агитационный послевоенный плакат. Поднимем еще выше общественное животноводство!

При невероятном отсутствии образования в области основного естествознания сам он совершенно не сознает этого и вместо того, чтобы учиться, он наклонен только поучать других, воображая, что президент должен сам руководить работами по всем наукам. Всякая инициатива подавлена, и даже из вице-президентов ни один имеющий самостоятельное мнение по своей специальности не мог с ним ужиться.

Поэтому я считаю всякий разговор с ним напрасной тратой сил. Единственный выход — смена руководства путем введения выборного начала. Но, конечно, было бы неправильно, если бы теперешний ограниченный состав (не говоря уже о качественном уровне некоторых академиков, назначенных Черновым и Яковлевым) стал бы выбирать из своей среды президента на 3 года. Я думаю, что этот состав мог бы выбрать только временного и.о. президента (или первого вице-президента) на один год, с тем чтобы этот последний, во-первых, дал возможность академикам высказаться и работать, как они находят нужным, а во-вторых, провел бы дополнительные выборы академиков, и только после этого Академия произвела бы выборы президента на 3 года. Также и директора Института должны вбираться на твердый срок (2 или 3 года).

Я очень извиняюсь, что в качестве «восьмидесятилетника» (восьмидесятилетником я являюсь вдвойне, во-первых, как студент 80-х годов, а во-вторых, по возрасту) я должен беречь свои силы и не тратить их на борьбу с ветряными мельницами, почему я и позволил себе не отрываться от работы, ради которой сел на 2 недели в «Узкое».

С искренним уважением академик Д.Прянишников. Узкое – Москва, 5.I-1945

*Это объясняется тем, что Т.Д.Лысенко не прошел нормального курса высшей школы, он сдавал экзамены в качестве заочника в конце 20-х годов, когда допускались всякие поблажки (см. его биографию в с.-х. энциклопедии). Поэтому ему следовало бы прежде всего пройти физику, химию и ботанику, хотя бы в объеме, отвечающем первому курсу СХА. (Примеч. Д.Н.Прянишникова). (http://ihst.ru/projects/sohist/papers/sol95f3.htm))

Советский плакат. Худ. Говорков В. 1948 г.

Советский плакат. Худ. Говорков В. 1948 г.

(Д. Н. Прянишников постоянно до мельчайших подробностей интересовался замыслами своего ученика Н.И. Вавилова, горячо поддерживал и всемерно помогал осуществлению его начинаний. Со временем роли переменились: Н. И. Вавилов стал президентом Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина, а глава школы Д. Н. Прянишников занял более скромный пост председателя сектора агрохимических исследований. Но это деление «сфер влияния» было весьма условным.(https://coollib.com/b/246074/read))

Несколько лет пытался вызволить из заключения генетика Н. И. Вавилова, для этого добивался личного приёма у Л. П. Берия и его заместителя Кобулова, написал несколько писем И. В. Сталину, а также представил сидевшего в тюрьме Вавилова к присуждению Сталинской премии и выдвигал его кандидатуру на выборы в Верховный Совет СССР.

(Отношения Д. Н. Прянишникова и Н. И. Вавилова предстают в совершенно новом свете, когда мы знакомимся с документами, свидетельствующими о действиях, предпринятых Д. Н. Прянишниковым после ареста Вавилова 6. VIII 1940 г. Именно Прянишников наиболее активно добивался освобождения Вавилова: хлопотал за него в Академии наук, в правительстве, а в 1942 г. совершил по тем временам беспрецедентно смелый шаг — представил арестованного Н. И. Вавилова к Сталинской премии. Однако до сих пор не было известно, что Прянишников уже в феврале 1941 г. сумел добиться приема у всемогущего наркома внутренних дел Л. П. Берии. М. А. Поповский, автор книги «Дело Вавилова», пишет о встрече Прянишникова и Берии в конце 1943 г., не упоминая о первой, имевшей место в феврале сорок первого. Возможно, Прянишникову удалось этого добиться благодаря жене Берии — Н. Гегечкори, работавшей на его кафедре в Тимирязевской академии. Какие доводы приводил Прянишников в защиту Вавилова, по-видимому, останется навсегда неизвестным. Вернувшись от Берии, Прянишников узнал об аресте ближайших сотрудников Н. И. Вавилова — Г. Д. Карпеченко и Л. И. Говорова ( В.И. Вавилов дал показания о якобы вредительской деятельности некоторых своих друзей и коллег по ВИРу (в том числе Г.Д. Карпеченко и Л.И. Говорова — ред. см. дело Вавилова)). Это известие заставило Прянишникова написать письмо Берии. Оригинал письма, по свидетельству М. А. Поповского, имеется в «деле Вавилова», («дело 1500»), хранящемся в архиве КГБ.(К. О. Россиянов ИЗ ИСТОРИИ БОРЬБЫ АКАДЕМИКА Д. Н. ПРЯНИШНИКОВА ЗА ГЕНЕТИКУ)).

Советский плакат

Советский плакат

В сентябре 1944 г. он направил в Бюро Отделения биологических наук АН СССР записку, в которой вновь высказал свое отношение к теоретическим положениям и практическим рекомендациям Т. Д. Лысенко.

Ему не пришлось стать свидетелем «разгромной» августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 года — Дмитрий Николаевич Прянишников скончался 30 апреля 1943 г. на 83-м году жизни от осложнения после воспаления легких. Похоронен на Ваганьковском кладбище Москвы.

И.А. Бенедиктов о борьбе вавиловского и лысенковского направлений.

Здесь бытует немало спекуляций, искажающих истинную картину происходившего. Во-первых, эта борьба шла с переменным успехом: бывали, и не раз, моменты, когда Лысенко оказывался в меньшинстве. В решениях, например, Февральского пленума ЦК 1947 г. говорилось об ошибочности ряда направлений его деятельности. Хорошо помню резкую критику Лысенко заведующим Отделом науки Центрального Комитета партии Юрием Ждановым, который, правда, позднее, в ходе разгоревшейся дискуссии изменил свою точку зрения.

Советский плакат

Советский плакат

Далее. Как бы ни драматизировались гонения на генетиков, фактом остается то, что многие ученые этого направления, подвергнутые резкой критике на известной сессии ВАСХНИЛ в 1948 г., где сторонники Лысенко взяли верх, продолжали, хотя и в ухудшившихся условиях, свою работу. Немчинов, Дубинин, Раппопорт, Жебрак, называю лишь тех, кого помню, — все они оставались в науке, несмотря на довольно резкое осуждение Лысенко и его сторонников, и, что весьма характерно, отказывались от «покаяний». Что касается репрессий, то их применяли отнюдь не за те или иные взгляды, а за конкретные вредительские действия, хотя и здесь, видимо, имелись случаи произвола и беззакония, кстати, и по отношению к ученым, находившимся от генетиков по другую сторону научных баррикад. Один такой судебный процесс, если мне не изменяет память, был проведен незадолго до войны.

И еще на одно обстоятельство хочу обратить ваше внимание. После развенчания Лысенко и его сторонников все ключевые участки в биологической науке, воспользовавшись благоприятным моментом, заняли его научные противники. Уже одно это говорит о том, что «поголовное уничтожение генетиков» — злобная выдумка, подхваченная, к сожалению, несведущими журналистами и литераторами.

… Когда арестовали Вавилова, его ближайшие сторонники и «друзья», выгораживая себя, один за другим стали подтверждать «вредительскую» версию следователя. Лысенко же, к тому времени разошедшийся с Вавиловым в научных позициях, наотрез отказался сделать это и подтвердил свой отказ письменно. А ведь за пособничество «врагам народа» в тот период могли пострадать люди куда с более высоким положением, чем Лысенко, что он, конечно же, прекрасно знал …

Советский плакат

Советский плакат

Не хочу сказать, что Трофим Денисович всегда был таким. Иногда верх брали упрямство, предвзятость, склонность к трескучей политической фразе. Но людей без недостатков, увы, не бывает. Важно, чтобы достоинства перевешивали…

В научной полемике … Лысенко и его сторонники продемонстрировали куда больше бойцовских качеств, твердости, настойчивости, принципиальности. Вавилов же, как признавали даже его единомышленники, лавировал, сдавал одну позицию за другой, старался сохранить хорошие отношения и с «вашими и с нашими», что у меня, например, всегда вызывало раздражение и недоверие — значит, не уверен в своей позиции, боится ответственности…

Определенное малодушие и слабость проявил Вавилов и, находясь под следствием, когда, не выдержав психологического давления следователей, оговорил не только себя, но и других, признав наличие вредительской группы в Институте растениеводства, что, естественно, обернулось мучениями и страданиями совершенно невинных людей…

Лысенко же даже под угрозой четвертования не оговорил бы ни себя, ни тем более других. У него была железная воля и стойкие моральные принципы, сбить с которых этого человека представлялось просто невозможным. Другое дело, что иногда он впадал в необъяснимое упрямство и раздражение, начинал подводить под свои эмоции «теоретическую» базу.

Советский плакат

Советский плакат

Полагаю, что не случайно к Трофиму Денисовичу так тянулась научная молодежь, которой подчас не хватает опыта, но которая весьма чутка к истинному и фальшивому. Мне доводилось не раз бывать на встречах Лысенко со студентами, аспирантами, молодыми учеными и могу сказать вполне определенно: он умел «зажигать» аудиторию, вести ее за собой, внушать молодежи страстное желание к творческому поиску, к достижению неординарных результатов. А вот ученые старой, дореволюционной закваски, и я это хорошо помню по учебе в Сельскохозяйственной академии в 20-х гг., симпатии у нас, рабочей молодежи, рвавшейся осваивать большую науку, не вызывали. Многие из них приняли революцию с большим запозданием, да и то, как говорится, «держа камень за пазухой», проявляли открытую неприязнь к «кухаркиным детям», осмелившимся начать продвижение к научному Олимпу. Для выходцев из рабоче-крестьянской среды Лысенко был своим, до мозга костей преданным идеалам революции, наглядным примером того, сколь многого может достигнуть простой человек, одержимый жаждой истины, страстным желанием превратить науку в мощный рычаг улучшения жизни людей. Все это, конечно же, сказывалось на отношении Сталина, стремившегося активней вовлечь в науку рабоче-крестьянскую молодежь, к Лысенко».

Небезынтересно отношение Сталина к невыполненным лысенковским обещаниям поднять урожайность пшеницы в 4-5 раз320. «Товарищ Лысенко, по-видимому, поставил малореальную задачу, — сказал как-то он. — Но даже если удастся повысить урожайность в полтора-два раза, это будет большой успех. Да и не стоит отбивать у учёных охоту к постановке нереальных, с точки зрения практиков, задач. То, что сегодня кажется нереальным, завтра может стать очевидным фактом. К тому же в нашей науке немало учёных «пескарей», предпочитающих спокойную жизнь, без нереальных задач. Накажем Лысенко — таких «пескарей» станет еще больше.

Советский плакат

Советский плакат

Кстати, уже не в связи с Лысенко. Сталин неоднократно поддерживал «внегрупповых» учёных, изобретателей-одиночек, ставивших, по мнению общепризнанных специалистов и государственных институтов, «нереальные» задачи, настаивая на оказании им необходимой поддержки, выделении средств и так далее. Как и другим наркомам, мне тоже часто доставалось «на орехи» за отказ поддержать того или иного чудака с очередным проектом «вечного двигателя». В большинстве случаев, естественно, «вечный двигатель» не заводился, о чем и сообщалось Сталину, хотя бывали и исключения. Многочисленные неудачи «кустарей-одиночек», однако, не обескураживали его, и он снова и снова просил наркомов внимательно разобраться с очередным «новаторским» проектом. Тогда сталинские действия казались мне ошибочными, отвлекавшими от более важных дел, губящими массу времени и нервов. Теперь же я смотрю на вопрос иначе….

Да, ошибки делались, просчёты допускались, в любом деле без них не обойтись. Но правда в том, что в 30-е гг. таких ошибок делалось несравненно меньше, чем сегодня, да и сам климат в науке был более здоровым, творческим и, если хотите, нравственным. По крайней мере, тогда погоду делали истинные учёные, сегодня — посредственности и бездари, создавшие такую обстановку, в которой истинные учёные просто задыхаются. Сужу, конечно, по сельскохозяйственной науке, но ситуация примерно везде одинаковая.( И.А. Бенедиктов «О Сталине и Хрущеве» // «Молодая гвардия», 1989 г., №4.)

Мировой известностью пользуется классическое руководство Прянишникова «Агрохимия» (Государственная премия СССР, 1941). Премия им. В. И. Ленина (1926). Награжден 2 орденами Ленина, 3 др. орденами.

i_004

Д. Н. Прянишников во время поступления в университет. 1883 г.

i_007

Д. Н. Прянишников во время окончания Петровской сельскохозяйственной академии. 1889 г.

i_013

Д. Н. Прянишников у вегетационного домика. 1910 г.

i_016

Д. Н. Прянишников показывает свои опыты иностранным ученым. 1930 г.

Pryanishnikov_DN

Дмитрий Николаевич Прянишников

i_018

Д. Н. Прянишников читает лекцию в аудитории Тимирязевской сельскохозяйственной академии. 1939 г.

i_020

Д. Н. Прянишников в лаборатории. 1941 г. 

i_001 (1)

В 1934 г. (Фото: https://coollib.com/b/246074/read)

 

Лит.: Прянишников Дмитрий Николаевич. Большая советская энциклопедия
Г.П. Гамзиков. Прянишников Дмитрий Николаевич. Универсальная энциклопедия Кирилла и Мефодия
Прянишников Д.Н.- принципиальный противник Т.Д. Лысенко http://www.famhist.ru/famhist/lisenko/0017696c.htm
Ю. И. Соловьев. МУЖЕСТВЕННАЯ ПОЗИЦИЯ АКАДЕМИКА Д.Н.ПРЯНИШНИКОВА // http://ihst.ru/projects/sohist/papers/sol95f3.htm
К. О. Россиянов ИЗ ИСТОРИИ БОРЬБЫ АКАДЕМИКА Д. Н. ПРЯНИШНИКОВА ЗА ГЕНЕТИКУ // http://www.ihst.ru/projects/sohist/books/os/528-533.pdf
И.А. Бенедиктов «О Сталине и Хрущеве» // «Молодая гвардия», 1989 г., №4.

  • Вебинары сентября
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.08.2018 at 8:18 дп

    Небывалая осень построила купол высокий, Был приказ облакам этот купол собой не темнить. И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки, А куда провалились студеные, влажные дни?.. Изумрудною стала вода замутненных каналов, И крапива запахла, как розы, но только сильней, Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых, Их запомнили все мы до конца наших дней. Было […]

  • Галина Щетникова «Пекинская опера»
    Posted by Ирина Дедюхова on 26.06.2018 at 6:22 пп

    О дальних странах, в которых не всем доведется побывать, узнать побольше хотелось с давешних детских времен. Нынче вроде кто уж там только не побывал… а в самых райских местах наше ворье из «элит», которым лишь нынче начали по всякого рода санкции прикрывать мир, устроило самые зловонные финансовые помойки… офшоры. В марте 2015 года, ровно за […]

  • Ирина Дедюхова «Безбрежные воды Стикса». Часть II
    Posted by Ирина Дедюхова on 22.05.2018 at 5:18 пп

    Книга II Упованья входящих — Кого я вижу! – радостно пропел Ферапонтов, чечеткой двигаясь навстречу к Леночке, влетевшей вслед за дежурным. – А вот раз, а вот два, отвалилась голова! — Прекрати ломать комедию, Ферапонтов! – прошипела Леночка, косясь на дежурного, хлопками подбадривавшего пьяный танец капитана. – А ты свали в дежурную часть! Не на […]

  • «Зимняя вишня» — кто виноват?.. Часть IV
    Posted by Diana on 16.09.2018 at 1:19 дп

    Уже в последовавших за "Зимней вишней" пожарах стало очевидным, что все непосредственные виновники сложившейся жуткой ситуации у нас в очередной раз сделают вид, будто они ничем таким предосудительным в госуправлении не занимались, ни к чему такому паскудному не имеют и малейшего отношения, а зато виноватых вокруг найдут на ать-два. Выводов, конечно, они не сделают, никаких […]

  • Чисто ВЭБовский триллер
    Posted by bardak_obamov on 15.09.2018 at 1:03 дп

    Есть у нас такой "средней руки банчок", где обретается весь отстой, который оказался даже слишком одионым для нашего никчемного правительства. Ну, если такое ни в Сбербанк, ни в ВТВ рылом не пройдет. Такое, значит, сразу на международную арену бабло по офшорам грузовиками развозить. Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)». Штаб-квартира — в Москве на проспекте Академика Сахарова. […]

  • Пять «почему» Дмитрия Рогозина. Часть I
    Posted by Леонид Козарез on 14.09.2018 at 1:21 дп

    Есть у нас такой выдающий гражданин современности как Дмитрий Рогозин. Хотя в ходе всенародных выборов президента России группа товарищей, крышующая вбросы от училок и сбои в подсчете голосования решила все оставить, как есть, да еще процентик подкрутить нашему самовыдвиженцу, на счет Дмитрия Рогозина все сильно сомневались. Вроде и в правительстве решили продолжить нескончаемый день сурка, […]