Иван Алексеевич Акулов

Иван Алексеевич Акулов. Фото: Свободная энциклопедия Урала

Иван Алексеевич Акулов. Фото: Свободная энциклопедия Урала

Иван Алексеевич Акулов (1888 — 1937) — член партии с 1907 г., член ЦК в 1927—1930 гг. (член ЦКК в 1923 — 1925 гг. и 1930 — 1934 гг., член КПК с 1934 г.), член Оргбюро ЦК 13.07.30—02.10.32 гг. Родился в Петербурге. Русский. В 1905 г. окончил торгово-промышленную школу. В декабре 1917 г.— январе 1918 г. секретарь Екатеринбургского комитета партии. В январе — мае 1918 г. секретарь Уральского обкома партии. С мая по август 1918 г. в Красной Армии. В сентябре 1918— январе 1919 гг. председатель Вятского, в феврале 1919 — августе 1920 гг. — Оренбургского губкомов партии. С августа 1920 г. по январь 1921 г. секретарь Киргизского, в 1921 г. Крымского обкомов партии. В 1922—1929 гг. на профсоюзной работе на Украине: с 1927 г. председатель Всеукраинского совета профсоюзов. В 1929—1930 гг. секретарь и член Президиума ВЦСПС. С 1929 г. зам. наркома РКИ и член Президиума ЦКК. С 1931 г. первый зам. предс. ОГПУ. С 1932 г. член Политбюро и Оргбюро ЦК КП(б)У, секретарь ЦК КП(б) Украины по Донбассу. С 1933 г. Прокурор СССР. В 1935— 1937 гг. секретарь и член Президиума ЦИК СССР (освобожден по болезни). Член ВЦИК и ЦИК СССР, арестован в 1937 г., военной коллегией Верховного суда СССР 29 октября 1937 г. приговорен к расстрелу, расстрелян 30 октября этого же года.

А. Осмеркин. Красная Гвардия в Зимнем дворце. 1927

А. Осмеркин. Красная Гвардия в Зимнем дворце. 1927

Сын мелкого торговца. Образование получил в Петербургской торгово-промышленной школе (1905). В 1907 вступил в РСДРП, большевик. Работал канцеляристом в редакции «Торгово-промышленной газеты». Затем — на профсоюзной работе. В 1913 член исполнительной комиссии Петербургского комитета РСДРП. В окт. 1917 участвовал в вооруженном восстании в Петрограде. В дек. 1917 — янв. 1918 секретарь Екатеринбургского комитета, в янв. — мае 1918 — Уральского обкома РКП(б). В мае — авг. 1918 комиссар снабжения Челябинско-Златоустовского фронта. С сент. 1918 по янв. 1919 пред. Вятского губкома и губисполкома. С февр. 1919 пред. Оренбургского губкома партии, один из организаторов обороны города в 1919. С авг. по дек. 1920 секретарь Киргизского бюро РКП(б). В 1921-22 секретарь Крымского ревкома и обкома РКП(б). С 1922 на профсоюзной работе: член Президиума ЦК Союза горняков, пред. Донецкого Союза чернорабочих, пред. Всеукраинского Союза горняков, пред. Всеукраинского совета профсоюзов. В 1923-25 член ЦКК, в 1930-34 член ее Президиума. В 1927-30 член ЦК ВКП(б). С 1927 пред. Всеукраинского совета профсоюзов, в 1929 секретарь ВЦСПС. В 1930-31 зам. наркома Рабоче-крестьянской инспекции СССР. В 13.7.1930 — 3.10.1932 член Оргбюро ЦК ВКП(б). В 1931 назначен на место Г.Г. Ягоды 1-м зам. пред. ОГПУ СССР В 1932-33 секретарь ЦК КП(б) Украины по Донбассу. С 1933 прокурор СССР. Один из создателей системы советского правосудия, основанного не на законодательных нормах, а на «революционной» необходимости. С 1935 секретарь ЦИК СССР. В февр. 1937 назначен пред. комиссии по организации похорон Г.К. Орджоникидзе. 23.7.1937 арестован. 29.10.1937 приговорен к смертной казни по обвинению в участии в контрреволюционном военном заговоре в РККА. Расстрелян. В 1954 реабилитирован, а в мае 1955 восстановлен в партии.

Дятлов Борис Григорьевич (Россия, 1924-1990) «Красная армия на Красной площади» 1960-е

Дятлов Борис Григорьевич (Россия, 1924-1990) «Красная армия на Красной площади» 1960-е

Артузов о Акулове

В январе 1937 года на имя наркома внутренних дел СССР Н. Ежова, только что получившего специальное звание генерального комиссара государственной безопасности, что приравнивалось к воинскому званию маршала Советского Союза, поступило письмо Артузова, в котором он, оперируя имевшимися в архиве НКВД сведениями закордонных агентов о «вредительской деятельности Тухачевского», высказывал свое мнение о существовании в Красной Армии троцкистской организации.

Коновалов Виктор Яковлевич (Россия, 1909-1995) «Рабочие революции» 1940-е

Коновалов Виктор Яковлевич (Россия, 1909-1995) «Рабочие революции» 1940-е

Спустя два месяца после направления Ежову своего донесения, в марте 1937 года Артузов наносит еще один внезапный удар, на этот раз по своему преемнику на должности начальника Иностранного отдела НКВД комиссару госбезопасности второго ранга Абраму Ароновичу Слуцкому, в прошлом секретарю парткома центрального аппарата НКВД.

Вот как передает речь Артузова на собрании руководящих работников в клубе ОГПУ 18 марта 1937 г. Вальтер Кривицкий. «Артузов знал, что поставлено на карту. Старый чекист заговорил с актерским пылом:
– Товарищи, в труднейшие дни для революции Ленин поставил Феликса Эдмундовича Дзержинского во главе ВЧК. В еще более сложное время Сталин поставил своего лучшего ученика Николая Ивановича Ежова во главе НКВД. Товарищи! Мы, большевики, научились быть безжалостными не только к врагам, но и к самим себе. Да, Ягода действительно хотел играть роль Фуше. Он действительно хотел противопоставить ОГПУ нашей партии. Из-за нашей слепоты мы невольно участвовали в этом разговоре.

Голос Артузова креп, становился все более уверенным:

Сотрудники ГУГБ НКВД и авиационных частей НКВД (1936 год) - Худ. Андрей Каращук

Сотрудники ГУГБ НКВД и авиационных частей НКВД (1936 год) — Худ. Андрей Каращук

– В 1930 году, товарищи, когда партия впервые почувствовала эту тенденцию и, желая положить ей конец, назначила в ОГПУ старого большевика Акулова, что сделали мы, чтобы помочь Акулову? Мы встретили его в штыки! Ягода всячески старался помешать его работе. А мы, товарищи, не только поддержали саботаж Ягоды, но пошли еще дальше. Я должен честно признаться, вся партийная организация ОГПУ была занята саботажем Акулова. Артузов беспокойно искал взглядом хотя бы малейшего намека на одобрение на скуластом личике Ежова. Он чувствовал: наступил нужный момент для решающего удара, чтобы отвести подозрение от себя.
– Спрашивается, кто был в это время руководителем партийной организации ОГПУ?

Он набрал воздух в легкие и выдохнул:
– Слуцкий! Бросив своего товарища на растерзание, Артузов с триумфом сошел с трибуны».

Иван Алексеевич Акулов, большевик с 1907 года, после августовского решения Политбюро ЦК РКП(б) о кадровой чистке высшего эшелона ОГПУ в 1931 году был назначен первым заместителем председателя ОГПУ, но пробыл в этой должности только до 1932 года, после чего стал Прокурором СССР. Его пребывание в ОГПУ, как, впрочем, и быстрое увольнение от должности явилось следствием подковерной борьбы партийной верхушки за влияние на ОГПУ, борьбы за монополию на тайную информацию о внутриполитических процессах в стране. Акулов также впоследствии был расстрелян в 1938 году, почти одновременно с Ягодой.

Советский плакат.

Советский плакат.

Первая реабилитация. Из истории борьбы за власть в Советском Союзе (1937-1940 гг.)

Для того, чтобы понять суть произошедшего в 1937-1938 годах, необходимо коснуться предыстории «Большого террора». Сложная, можно даже сказать критическая, ситуация сложилась в органах госбезопасности еще в 1920-е годы. Ф.Э. Дзержинский, «чекист номер один», под конец своей жизни сосредоточился на работе в Высшем совете народного хозяйства (ВСНХ) и упустил из рук важные рычаги руководства политическим сыском. В результате внутри ОГПУ сложилось как бы параллельное руководство, которое осуществлял заместитель «железного Феликса» Г.Г. Ягода, родственник некогда могущественного председателя ВЦИК Я. М. Свердлова. Он сколотил внутриаппаратную группу (К.В. Паукер, М.И. Гай и др.), стоявшую на позициях «ведомственного сепаратизма». Если Дзержинский не замыкался на ВЧК-ГПУ, позиционируя себя как общепартийного и общегосударственного деятеля, то группа Ягоды представляла собой этакую «полицейскую мафию».

Брусенцов Геннадий Яковлевич (1927-2006) «Ноябрьский Севастополь» 1973 - 1974

Брусенцов Геннадий Яковлевич (1927-2006) «Ноябрьский Севастополь» 1973 — 1974

В 1926 году Дзержинский умер, после чего Сталин сумел поставить во главе ОГПУ своего человека – В. Р. Менжинского. Тем самым он планировал поставить органы под жесткий партийно-государственный контроль. Однако, эффект от этого кадрового маневра был невелик – Менжинский болел, поэтому группа Ягоды сумела сохранить и даже укрепить свои позиции.

Между тем, в конце 1920-х годов у Ягоды появился серьезный конкурент – Е.Г. Евдокимов, который сделал головокружительную карьеру на борьбе с северокавказским бандитизмом и на пресловутом «Шахтинском деле» (инженеров-«вредителей»). В 1929 году он возглавил Секретно-политическое управление (СПУ) ОГПУ, заполучив рычаги управления всей оперативной работой. При этом он заполнил аппарат политической полиции различными представителями своего, «северокавказского» клана.

Любопытно заметить, что Евдокимов, принимавший участие в революционном движении еще в 1905 года, стал большевиком лишь после Октября 1917 года. До этого он примыкал к анархистам. И к ним же, до Октября, примыкал и Ягода, который попросту подделал свою биографию, приписав себе 10 лет партийного стажа. Вообще, многие видные функционеры ВЧК вышли из анархистов, а также из других небольшевистских движений. Так, известный авантюрист Яков Блюмкин был левым эсером, а Менжинский – меньшевиком, жестко критикующим большевиков и их вождя: «Ленин – политический иезуит, обращающийся с марксизмом по своему усмотрению и применяющий его к своим мимолетным целям…»

Дунаевский Евгений Исаакович (1932-2000) «На страже родного города» 1977

Дунаевский Евгений Исаакович (1932-2000) «На страже родного города» 1977

Согласно подсчетам историков Н.В. Петрова и К.В. Скоркина («Кто руководил НКВД в 1934-1941») 34 % функционеров руководящего аппарата ОГПУ участвовали в деятельности антибольшевистских организаций.

Возникает в опрос — как же могла сложиться такая ситуация? Казалось бы, партийно-государственное руководство должно было уделять пристальное внимание борьбе за идейно-политическую чистоту внутри «вооруженного отряда партии». И вдруг такой аномальный процент «бывших». Очевидно, уже на ранних порах функционирования ЧК-ГПУ многие «небольшевики» поняли, что безопаснее всего (и выгоднее всего — в плане карьеры) им находиться в системе тайной полиции, которая, в силу своей специфики, может находиться и вне настоящего контроля со стороны коммунистической партии.

С приходом на чекистский «Олимп» Евдокимова позиции группы Ягоды были ослаблены. К участникам его группировки предъявляются обвинения «этического» характера (пьянство и т. д.). На самом же деле, мотивы здесь были сугубо политическими – до Сталина дошла информация о том, что Ягода связан с оппозиционной, «правоуклонистской» группой Н.И. Бухарина.

Заседание сельячейки. 1924. Чепцов Ефим Михайлович. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Заседание сельячейки. 1924. Чепцов Ефим Михайлович. Государственная Третьяковская галерея, Москва

Таким образом, в конце 1920-х годов в ОГПУ сложилось даже не двое-, а троевластие. И к напряжению между Кремлем и Лубянкой добавилось еще и напряжение внутри Лубянки. А такое положение дел грозило «разорвать» органы и вызвать жутчайший кризис всей государственно-политической системы. (Кроме этих двух группировок, были еще и другие, менее влиятельные кланы – «туркестанский», «кавказский» и т. д.)

Политбюро. Художник Ф. Модоров

Политбюро. Художник Ф. Модоров

Сталин отлично осознавал эту опасность, и в 1931 году им была предпринята еще одна попытка поставить органы под контроль партии. Тогда Ягоду переместили на должность второго заместителя председателя ОГПУ, а первым заместителем сделали И.А. Акулова – старого большевика и видного функционера наркомата рабоче-крестьянской инспекции. (Этот контрольный орган был любимым детищем Сталина.) Одновременно с должности начальника СПУ был снят Евдокимов, которого перебросили в Среднюю Азию – бороться с басмачами.

2. Наполеон из ЧК и бароны с мест

Б.Иогансон, «Рабфак идет», 1928, Киевский музей русского искусства

Б.Иогансон, «Рабфак идет», 1928, Киевский музей русского искусства

Борьбу кланов удалось смягчить, но полноценный контроль так и не был установлен. Даже будучи всего лишь вторым заместителем Менжинского, Ягода крепко держал в своих руках нити управления ОГПУ. При этом он постоянно конфликтовал с Акуловым, который пытался навести в органах порядок. Вот, к примеру, описание одного из таких конфликтов, которое дал бывший чекист М. Шрейдер: «Характерной для различия позиций, занимаемых Ягодой и Акуловым, была оценка вскрытого мною летом 1932 года дела о массовом хищении спирта на Казанском пороховом заводе (я был тогда начальником экономического отдела ГПУ Татарии). По делу проходило 39 работников ГПУ Татарии. Акулов, поддерживаемый Менжинским, настаивал, чтобы всех участников хищений и взяточников, состоявших на службе в органах, судили по всей строгости на общих основаниях. Ягода же считал, что это будет позором для органов, а потому всех этих преступников надо тихо, без шума снять с работы и отправить служить куда-нибудь на периферию, в частности, в лагеря…» (Е.А. Прудникова «Творцы террора»)

Шегаль Григорий Михайлович (Россия, 1889 - 1956) «Вождь, учитель и друг (И.В. Сталин в Президиуме II съезда колхозников - ударников в феврале 1935 года)» 1937

Шегаль Григорий Михайлович (Россия, 1889 — 1956) «Вождь, учитель и друг (И.В. Сталин
в Президиуме II съезда колхозников — ударников в феврале 1935 года)» 1937

Несмотря на все старания Сталина и его сторонников, Ягода сумел остаться хозяином Лубянки. А после смерти Менжинского он даже стал наркомом внутренних дел СССР (в состав этой структуры входили органы госбезопасности, милиция, пожарная охрана, пограничные войска, а также знаменитый ГУЛаг). Здесь Ягода еще раз, и весьма наглядно, продемонстрировал ведомственный сепаратизм. Так, в августе 1934 года он создает особые суды НКВД в лагерях, что вызвало шок в Кремле. А в 1935 году Ягода демонстративно отказался использовать труд заключенных ГУЛага на строительстве Московского северного городского канала (хотя на строительстве Беломоро-Балтийского канала он сделал грандиозный пиар). Дело дошло до того, что ЦК создал особую комиссию в составе Акулова, Л.М. Кагановича и В.В. Куйбышева, которая выявила серьезные нарушения в работе и органов. Но и после этого Ягода продолжал возглавлять НКВД.

При этом главный чекист играл в опасные политические игры.

Во время перестройки были опубликованы тайные дневники академика В.И. Вернадского, в которых упоминается «случайная неудача овладения властью людьми ГПУ – Ягоды».

(Заслуживает особого внимания странная позиция руководства НКВД в отношении троцкистов — бывших и действующих, а также участников других антисталинских оппозиций. На протяжении многих лет ОГПУ-НКВД так и не смогло внедрить людей в окружении Л.Д. Троцкого, хотя после смещения Ягоды это удалось сделать почти сразу же.

 Дмитрий Налбандян "Выступление С.М.Кирова на XVII съезде партии" (1935)

Дмитрий Налбандян «Выступление С.М.Кирова на XVII съезде партии» (1935)

Судя по всему, Ягода готовился осуществить государственный переворот, что, как можно предположить, и стало причиной его смещения с поста наркомвнудела в сентябре 1936 года. Новым хозяином Лубянки стал Н.И. Ежов – секретарь ЦК и председатель Комитета партийного контроля. Историки привычно считают его человеком Сталина, однако, есть факты, которые заставляют усомниться в этом. Интерес Сталина явно был в том, чтобы укрепить контроль над органами и насытить их партийно-государственными функционерами.

Сотрудники Главного Управления лагерей НКВД (1936 год) - Худ. Андрей Каращук

Сотрудники Главного Управления лагерей НКВД (1936 год) — Худ. Андрей Каращук

Однако, «анализ первых назначений показывает, что на руководящую работу в НКВД с Ежовым в действительности пришло всего несколько человек (В.Е. Цесарский, М.И. Литвин, С.Б. Жуковский, И.И. Шапиро)… Важно отметить также, что все они не имели опыта чекистской работы и были назначены на неоперативные должности. В этом смысле Ежов был одинок». (Л.А. Наумов «Борьба в руководстве НКВД в 1936-1938 гг.»)

А вот руководящие позиции при Ежове заняли представители «северокавказского» клана, который был детищем Евдокимова. Последний в указанное время делал уже партийную карьеру – и довольно успешно Бывший чекист был первым секретарем обширного Азовско-Черноморского крайкома ВКП (б), входя в обойму влиятельнейших региональных баронов, среди которых особенно выделялись такие фигуры, как С.В. Косиор (первый секретарь ЦК Компартии Украины), Р.Э. Эйхе (Западно-Сибирский крайком), И.В. Варейкис (Дальневосточный крайком), М.М. Хатаевич (Средне-Волжский крайком) и др. Персеки крайкомов, обкомов и рескомов были главными носителями «феодальной анархии». Они упорно не желали поступаться своими местническими интересами, позиционируя себя как региональных вождей, равных Сталину. Их именами называли разные объекты, их бюсты и портреты распространялись в массовом порядке. Попытка Сталина укрепить партийно-государственный центр встретила их ожесточенное сопротивление. Регионалы даже попытались сместить Сталина с должности генсека на XVII съезде ВКП (б) в 1934 году.

Александр Герасимов «Заседание Наркомтяжпрома», 1937 год Холст, масло. 300Х515. Собрание музея искусств Челябинской области

Александр Герасимов «Заседание Наркомтяжпрома», 1937 год
Собрание музея искусств Челябинской области

А в 1936 году вождь СССР и его сторонники выдвинули проект проведения выборов в Верховный совет СССР на альтернативной основе (в архиве сохранился даже опытный проект бюллетеня, в который внесены три кандидатуры, из которых нужно было выбрать лишь одну). Одновременно планировалось провести тайные перевыборы в партийные органы всех уровней (ранее эта процедура была тайной). Регионалы испугались вполне вероятного провала на выборах – и громко завопили о том, что везде окопались «враги».

Сотрудники Главного Управления лагерей НКВД (1936 год) - Андрей Каращук

Сотрудники Главного Управления лагерей НКВД (1936 год) — Андрей Каращук

Им было нужно любой ценой сорвать свободные выборы, задействовав в качестве «альтернативы» — массовые репрессии. Об этом свидетельствуют выступление персеков на декабрьском (1936 год) и февральско-мартовском (1937 год) пленумах ЦК ВКП (б). Они были полны алармизма и разоблачительского пафоса, в то время как выступление сталинцев были намного более умеренными. Показательно, что с инициативой создания печально известных карательных троек (в составе персека, прокурора и главы местного НКВД) выступил не кто иной, как «регионал» Эйхе.

В конце концов, «регионалы» сумели навязать террор, после чего Сталину оставалось только включиться в процесс – с тем, чтобы направить его в нужное русло (уничтожение чужих и спасение своих). (Подробнее см. Ю.Н. Жуков «Иной Сталин»)

Ежов, как человек регионала Евдокимова (изрядно старавшегося на ниве террора), был ставленником регионалов – он выполнял их заказ, направленный на срыв народно-демократических преобразований. По мнению Е.А. Прудниковой, Сталин обманывался насчет Ежова, считая его своим выдвиженцем – В то время, как сам Ежов был перехвачен «регионалами». («Творцы террора»). Думается, что Сталин был не так прост, чтобы не понимать – куда клонит Ежов. Неслучайно осенью 1936 года, во время обсуждения кандидатур на должность нового наркомвнудела, всерьез рассматривалась кандидатура Берии, который являлся представителем периферийного «кавказского» клана. Сталину был более выгоден именно такой представитель, не связанный с могущественными чекистскими группировками. В конце концов, Берия и возглавил НКВД.

akulov-evgenij-alekseevich-1713

Лит.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000.
Александр Елисеев. Первая реабилитация. Из истории борьбы за власть в Советском Союзе (1937-1940 гг.). //Столетие. ру. ИНФОРМАЦИОННО — АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

  • Вебинары ноября
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.10.2018 at 11:43 дп

    В последний месяц осени, на склоне Суровой жизни, Исполненный печали, я вошел В безлиственный и безымянный лес. Он был по край омыт молочно-белым Стеклом тумана. По седым ветвям Стекали слезы чистые, какими Одни деревья плачут накануне Всеобесцвечивающей зимы. И тут случилось чудо: на закате Забрезжила из тучи синева, И яркий луч пробился, как в июне, […]

  • Вебинары октября
    Posted by Ирина Дедюхова on 24.09.2018 at 2:48 дп

    Пусть пасмурный октябрь осенней дышит стужей, Пусть сеет мелкий дождь или порою град В окошки звякает, рябит и пенит лужи, Пусть сосны черные, качаяся, шумят, И даже без борьбы, покорно, незаметно, Сдает угрюмый день, больной и бесприветный, Природу грустную ночной холодной мгле,— Я одиночества не знаю на земле. Забившись на диван, сижу; воспоминанья Встают передо […]

  • Вебинары сентября
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.08.2018 at 8:18 дп

    Небывалая осень построила купол высокий, Был приказ облакам этот купол собой не темнить. И дивилися люди: проходят сентябрьские сроки, А куда провалились студеные, влажные дни?.. Изумрудною стала вода замутненных каналов, И крапива запахла, как розы, но только сильней, Было душно от зорь, нестерпимых, бесовских и алых, Их запомнили все мы до конца наших дней. Было […]

  • Жилищные мошенники
    Posted by Анна Черненко on 13.11.2018 at 1:58 дп

    Как утверждают источники и злые языки, на реновацию в Москве выделено три триллиона рублей. При этом под реновацию по предложениям московской мэрии они хотели бы подвести полтора миллиона человек. То есть на улучшение жизни каждого москвича планируется потратить по два миллиона бюджетных денег. Рассмотрим с другой стороны. Прибыль строительной организации, возводящей дом, составляет не более […]

  • ТОРы в России. Часть II
    Posted by Dir on 12.11.2018 at 1:18 дп

    Итак, значит, пришел однажды наш славный Дмитрий Анатольич на работу, как он называет свои апартаменты с массажистами, нянями, стриптизерами и жонглерами. И, приняв у бара парочку освежающих коктейлей, неожиданно почувствовал себя очень хорошо, практически в добром расположении духа… И хотя с утра у него были планы принять закон, чтоб все ездили только велорикшах и собачьих […]

  • Детские игры со спичками. Часть III
    Posted by Леонид Козарез on 11.11.2018 at 1:15 дп

    То, в каких общественных провокациях сегодня используют молодых людей, показывает "законотворчество" ГД РФ в виде своеобразного "договорного матча" с так называемой "оппозицией" по предоплате.  Рассмотренное ранее "Новое величие" — это уж совершенно дебильная разработка, намеренно аляповатая, чтобы привлечь побольше внимания. Но вполне аналогичная каким-то идиотским "массовым протестам" вроде "Он нам не Димон" или "Он нам […]