Анна Иоанновна

Ведекинд Иоганн Генрих. Портрет императрицы Анны Иоановны. XVIII в.

Анна Иоанновна (28.1.1693, Москва, — 17.10.1740, Петербург), российская императрица с 25 января 1730. Дочь Ивана V Алексеевича, племянница Петра I. В 1710 выдана замуж за герцога курляндского. Вскоре овдовев, жила в Курляндии. На престол была приглашена «верховниками», т.е. членами Верховного тайного совета.

Десятилетнее ее царствование с внешней стороны представлялось современникам как бы продолжением царствования Петра Великого, как по внешней, так и по внутренней политике. Действительно, среди западноевропейских держав Россия в ее царствование не только удержала положение, занятое ею при первом Императоре, но еще более закрепила его. Решающее участие в судьбах Польши, укрепление своего положения на Балтийском море, победы над Турцией — все это такие явления, которые в глазах европейских держав тридцатых годов XVIII в. ставили Россию на подобающую ей высоту и заставляли признавать ее силу. Во внутренних делах также развивалась правительственная деятельность, по-видимому, по преобразовательной программе Петра Великого. Правительство Анны Иоанновны восстановляло его учреждения и регламенты, поколебленные при Екатерине І и Петре II, настаивало на исполнении их указов и стремилось развивать их дальнейшими распоряжениями в духе Петровской реформы.

Верховный тайный совет, высшее государственное учреждение России в 1726—30. Верховный тайный совет создан указом Екатерины I от 8 февраля 1726 в итоге борьбы за власть между отдельными группами дворянства. Вначале состоял из 7 членов, из которых А. Д. Меншиков, Ф. М. Апраксин, Г. И. Головкин, А. И. Остерман, П. А. Толстой выдвинулись при Петре I. Результатом компромисса с родовой знатью было включение в Верховный тайный совет князя Д. М. Голицына, представлявшего интересы родовой знати. Для нейтрализации влияния Меншикова в совете был введён зять Екатерины I герцог Карл Голштинский.

Формально Верховный тайный совет имел совещательный характер, но фактически решал все важнейшие государственные дела. Коллегии находились под его контролем. Роль Сената ограничивалась, он лишился названия «правительствующий» и стал называться «высоким».

Сначала Верховный тайный совет  в целом продолжал политику Петра I, но затем стал всё более и более отходить от неё. Уступкой знати была ломка петровского административного аппарата, перенесение столицы в Москву.

После смерти Петра II (18 января 1730) члены Верховного тайного совета — верховники, сделали попытку ограничить самодержавие в интересах аристократии. На престол была приглашена Анна Ивановна, подписавшая условия («кондиции»), ограничившие её власть.  Условия «Кондиций» вводили серьезные ограничения самодержавия в пользу феодальной аристократии.

Однако политика Верховного тайного совета не нашла поддержки широких слоев дворянства. 25 февраля 1730 Анна Ивановна разорвала «кондиции». Манифестом 4 марта 1730 Верховный тайный совет был упразднён. Название манифеста звучит так  «Об уничтожении Верховного Тайного Совета и Высокого Сената, и о восстановлении по прежнему Правительствующего Сената».

Таким образом, опираясь на дворянство и гвардейских офицеров, 25 февраля 1730 Анна отказалась от выполнения «Кондиций». Верховный тайный совет был ликвидирован. Дворянство получило значительные льготы (исключительное право владения населёнными имениями, ограничение срока гражданской и военной службы 25 годами, отмена закона о единонаследии и др.) Главной опорой Анны Иоанновны были прибалтийские дворяне-немцы, занявшие во главе с фаворитом Э. И. Бироном господствующее положение в правительстве.

Самодержавное правление

Анна Иоанновна, приняв челобитную о восстановлении ее самодержавия, поспешила исполнить желания, заявленные не только в этой челобитной, но и во многих шляхетских проектах. Еще до коронации, 4-го марта 1730 г., был уничтожен Верховный Тайный Совет и восстановлен Правительствующий Сенат, а несколько лет спустя возобновлена и должность генерал-прокурора. Сенат, по плану Миниха, был разделен на 5 департаментов: 1) дел, касающихся духовенства, 2) военных, 3) финансов, 4) юстиции, 5) промышленности и торговли. В том же 1730 году последовал манифест, обращавший внимание Синода на исполнение им главнейшей его обязанности: наблюдения за чистотой православной христианской веры и искоренения ересей, расколов и суеверий. В том же году предписано снова приступить к сочинению «Нового Уложения», но вместо разъехавшихся депутатов из комиссии, собранной для этой цели при Петре II, велено не выбирать вновь, а определить из шляхетства по назначению. Но эта новая комиссия ничего не сделала, а потому ограничились лишь переизданием старого Уложения царя Алексея Михайловича. Затем после коронации Императрицы, отпразднованной в Москве с большой торжественностью 28-го апреля 1730 года, возник целый ряд мероприятий относительно улучшения армии и флота и дарования разных льгот дворянству.

Анна Иоанновна разрывает кондиции. Старинная гравюра

В 1730 г. сформированы два новых гвардейских полка — Измайловский и Конный и начала свои работы учрежденная при Петре II комиссия под председательством Миниха для упорядочения армии, артиллерии и военно-инженерного дела, а вслед за тем организована другая комиссия, под председательством Остермана, для исследования состояния и улучшения флота.

1730—1731 годы ознаменованы весьма важными имущественными льготами в пользу дворянства. 25-го октября 1730 года последовало два указа: 1) запрещалось покупать населенные имения боярским людям и монастырским слугам и дозволялось покупать их только дворянству; 2) уничтожался закон 1714 г. о единонаследии. Указом 17-го марта 1731 г. совершенно сглажено различие между вотчинами и поместьями, а указом 18-го ноября того же года учреждена особая книга для записывания грамот на пожалованные вотчины. Хотя льготами дворянству само собой прибавлялись тягости крестьянам, которые отдавались в большую их зависимость (так, напр., дворяне получили право переселять своих крестьян из одного имения в другое, но, вместе с тем, обязаны были вносить за них подушную подать) и на крестьян правительство Анны Иоанновны смотрело исключительно с фискальной точки зрения, как на главный податной контингент, — тем не менее, в 1730 г. правительство гласно заявило указом о том, чтобы крестьянству излишних тягостей в поборах, сверх подушных, не было, о чем также ходатайствовало шляхетство в своих проектах. Одно из самых главных желаний шляхетства о сокращении срока военной службы было исполнено лишь во вторую половину царствования, а именно 31-го декабря 1736 года вышел указ о назначении для желающих дворян 25-летнего срока службы в войсках; но так как охотников воспользоваться этим указом явилось очень много, то в августе 1740 года последовала отмена этой льготы.

В конце 1731 года Императрица переехала из Москвы в Петербург, и с этого-то времени и начался собственно иноземный склад ее правительства. В этом правительстве не было строго выдержанной системы, хотя с внешней стороны, как выше указано, немцы-правители и шли по стопам Петра Великого. В делах внутреннего центрального управления был нарушен коллегиальный принцип, столь определенно выраженный и логически проведенный во всех учреждениях Петра Великого. Этот принцип постепенно вытесняется принципом бюрократического и единоличного управления, зиждителем и проводником которого был Остерман. Так, по его мысли, в 1731 г. учрежден Кабинет министров, который сосредоточил в себе все внутреннее управление и поставлен выше Сената. Кабинет был разделен на экспедиции лишь в 1739 г., а в течение восьми лет он не имел никакой организации, и беспорядочное ведение в нем дел побудило Императрицу Елизавету к немедленному его уничтожению по ее восшествии на престол. Параллельно коллегиям возник целый ряд отдельных канцелярий, контор и экспедиций и возобновлены приказы; во главе всех таких учреждений ставились начальники и директоры, а не президенты, как в коллегиях. Главнейшими из канцелярии являлись: Дворцовая, Строительная, Конюшенная, Конфискации (заведовавшая отписанными на государыню имениями опальных лиц), Тайная розыскных дел с конторою в Москве, Монетная, Оберберг-директориум, заменивший Берг-коллегию. В 1730 г. учреждены в Москве два приказа для окончания нерешенных дел: Судный — по делам гражданским и Розыскной — по делам уголовным. В том же году возник Сибирский приказ, а в 1733 году расширена деятельность Доимочного приказа, первоначально учрежденного еще Верховным Тайным Советом в 1727 году.

В управлении областном, сравнительно с двумя предыдущими царствованиями Екатерины І и Петра II, заметно вообще более строгости, в особенности возвышение власти губернаторов, которые могли штрафовать провинциальных воевод за нерадивое исполнение ими должностей, а затем получили даже право определять таких воевод своею властью, чтобы не было задержки в делах (1737 г.). Губернии не изменялись в своем составе за исключением восточной окраины России. Здесь в Приуралье, в башкирских улусах, входивших до того времени в пределы Казанской губернии, был основан город Оренбург, ставший центром особого областного управления, под именем Оренбургской экспедиции, вверенной начальству известного деятеля эпохи B. H Татищева. В областях, управлявшихся на основании особых местных прав — Малороссии и Балтийских провинциях (Лифляндии и Эстляндии) — отмечены следующие распоряжения: по смерти малороссийского гетмана Даниила Апостола в 1734 г., не была возобновлена Петровская малороссийская коллегия, а был назначен особый главный правитель; Лифляндия и Эстляндия получили подтверждение прежних своих привилегий, но с некоторыми ограничениями: местные дворянские сеймы и съезды не дозволялись без разрешения Сената. В 1737 году Э. И. Бирон сделался герцогом курляндским, что наголову способствовало к упрочению впоследствии влияния русского правительства в Курляндии и постепенно привело к присоединению этого герцогства к Российской империи.

original (5)

Автор неизвестен Портрет императрицы Анны Иоанновны.

Отдельные отрасли придворного управления, организованные согласно с личными вкусами Анны Иоанновны, считались самыми высокими учреждениями в государстве (например, придворная конюшенная контора, контора егермейстерская, заведовавшая придворною охотою, и т. п.). Придворные должности значительно умножились сравнительно со временем Петра Великого, Екатерины І и Петра II и становились самими почетными в государстве, между тем как при «первом Императоре» и его преемнице они были совершенно незаметны, получив только некоторое значение при малолетнем Петре II. Роскошь Двора вызывала подражание в высших и даже средних общественных слоях обеих столиц и мало-помалу переходила оттуда к провинциальному дворянству, разоряя и его, и вельмож. Придворное ведомство поглощало весьма значительные для того времени суммы государственного казначейства, что ясно видно из сравнения с другими статьями государственных расходов. Вот, например, цифры за 1734 год. Весь бюджет государственных расходов за этот год состоял почти из 8 миллионов рублей (мы берем круглые цифры). Из этого количества на армию и флот шло до 6 с половиной миллионов, а остальная сумма в 1285000 руб. распределялась на все другие государственные потребности следующим образом: содержание Двора 260000; строения 256000; центральное управление 180000; коллегия иностранных дел 102000; придворное конюшенное ведомство 100000; жалованье высшим государственным сановникам 96000; пенсии родственникам Анны Иоанновны и содержание мекленбургского корпуса 61000; областное управление 51000; содержание двух академий (наук и морской) 47000; жалованье учителям средних школ вместе с геодезистами 4500.

808253_600

А. Ф. Зубов. Зимний дворец в Петербурге при Петре I. 1711. Гравюра на меди

Государственный бюджет к концу царствования был тех же размеров, как и приведенный выше за 1734 год. При всем своем, сравнительно, скромном размере, он, тем не менее, был весьма отяготителен для населения. Припомним, что тогдашняя Европейская Россия была почти на целую треть меньше теперешней. Финляндия, Курляндия, Царство Польское, весь Западный край, Новороссия и Кавказ не входили еще в ее состав; население ее в то время едва достигало 12-ти миллионов душ обоего пола.

При таком положении дел, весьма естественно, недоимки по поступлениям в государственное казначейство увеличивались с каждым годом и падали своею тяжестью, главным образом, на беднейшие классы — крестьян и мещан. К 1732 году недоимок было 15500000 pуб., — сумма, равняющаяся почти двухгодичному государственному доходу. В течение всего царствования Анны Иоанновны встречаем целый ряд сенатских указов о тщательном взыскании недоимок; но это не поправляло дела и недоимки все возрастали. Доимочный приказ имел много работы. О том, с какой жестокостью взыскивались недоимки и текущие подати, говорит свидетель подобных взысканий, историк второй половины ХVIII в. И. Н. Болтин. По его словам, военные команды, посылаемые из доимочного приказа, держали воевод и их товарищей скованными до тех пор, пока не взыскивалась полностью вся недоимка; той же участи подвергались помещики, их старосты и дворецкие и управляющие монастырскими и архиерейскими вотчинами. С мещан и крестьян вымогали платежи посредством «правежа».

Впрочем, правительство Анны Иоанновны, далеко не безучастно относилось к этим явлениям. Оно стремилось постоянно к улучшению государственных финансов и производительности страны, но стремления эти выражались в односторонних и притом нередко паллиативных мерах.

Василий Суриков. Галерея живописи. Императрица Анна Иоанновна в петергофском Тампле стреляет оленей. 1900.

Василий Суриков. Галерея живописи. Императрица Анна Иоанновна в петергофском Тампле стреляет оленей.
1900.

По государственным финансам прежде всего заботились об упорядочении монетного обращения, что составляло дело, уже начатое при Петре II Верховным Тайным Советом; на эти улучшения положил наголову трудов президент монетной конторы, граф М. Г. Головкин. Изменены размер и стоимость золотой монеты: указом 30-го декабря 1730 г. повелевалось чеканить червонцы, равные голландским, ценою в 2 руб. 20 коп., а рядом указов 1731 и 1732 г. изъяты из обращения мелкие серебряные копейки и пятикопеечники, алтыны и гривенники и велено чеканить серебряную монету рублевую и полтинную более низкой пробы, чем прежде (77-й пробы); это дело отдавалось частным лицам «компанейщикам» из купцов; а затем последовали меры об улучшении медной разменной монеты, имевшей наибольшее распространение среди низших классов населения. Велено чеканить нового образца денежки и полушки, а прежде дозволено переплавлять на изделия. Медные пятикопеечники вывозились за границу, как металл; в 1736 и 1737 гг. этот вывоз запрещен. Для облегчения кредита, главным образом, дворянству, в 1733 г. из монетной конторы разрешено выдавать ссуды под залог золота и серебра, сроком на 3 года, из 8% годовых.

Относительно развития промышленности и торговли последовал также целый ряд правительственных мероприятий. Во главе этих отраслей государственного управления с 1730 по 1740 г. хотя и не имели возможности действовать совершенно самостоятельно, были следующие лица: опальный вельможа царствования Петра II, Александр Львович Нарышкин (1731—1733 г.), знаменитый дипломат и делец эпохи Петра Великого, барон Петр Павлович Шафиров (1733—1736 г.), кабинет-министр А. П. Волынской и один из его главнейших «конфидентов», граф Платон Иванович Мусин-Пушкин (1736—1740). На первом плане стояло покровительство крупным заводчикам, фабрикантам и купцам. Заводчики и фабриканты получали крепостное право над обучавшимися у них, а также и над не помнящими родства бродягами, которых велено было прописывать на жительство к фабрикам и заводам. Купцы, пользуясь сословным самоуправлением, были, однако, связаны мелочными, но невыгодными для них, правилами, регламентировавшими торговлю. Так, напр., они могли вести розничную торговлю исключительно в гостиных дворах своих городов, а в других городах им дозволялось производить только оптовую торговлю. Иноземцы могли торговать везде только оптом; тому же ограничению подвергались евреи в Малороссии и в Смоленске, в остальных же городах России торговля была им запрещена. Правительство, как и при Петре Великом, имело свои казенные заводы и фабрики, старалось поддерживать те из частных, которые производили самые необходимые для него продукты, и монополизировало в своих руках целые отрасли промышленности.

Поэтому горное дело, благодаря заботам специалиста-голландца генерала де Генина и ученика Петра Великого — Татищева, было поставлено на прочную почву, несмотря на злоупотребления частных заводчиков. В 1739 г. обнародовав новый горный устав; а горнозаводские рабочие получили многие льготы и привилегии. Главнейшими из правительственных монополий были: торговля ревенем, закуп пеньки, продажа вина, рыбный промысел (главным образом, Беломорский и Каспийский) и производства селитряное и поташное; эти три производства отдавались на откуп торговым компаниям.

Анна Иоанновна в окружении придворных и фавориток93093_600

Императрица Анна Иоанновна в окружении придворных и фавориток. Гравюра М. Энгельбрехта. 1730-е гг.

Производства кожевенное, шерстяное и шелковое субсидировались правительством, в виде привилегий на поставку в казну для армии и двора кожевенных изделий и сукон, выдаваемых также «компаниям» и отдельным фабрикантам, причем те и другие пользовались очень значительными льготами (таковы возникшие при Императрице Анне Иоанновне компания Новоманерной кожевенной фабрики и шерстяные, суконные и шелковые фабрики Полуярославцева и Евреинова). Обращено внимание на лучшее производство сукон, столь необходимых для обмундирования армии; из Венеции вызывались фабриканты шерстяных и шелковых тканей для устройства фабрик в Петербурге и Москве. Основная отрасль русской промышленности — земледелие мало обращало внимания правительства. Преобладающая масса русского народа — крестьяне-земледельцы коснели в невежестве и отдавались на эксплуатацию помещиков русских и иноземцев (дворян, монахов, заводчиков и купцов).

Правительство даже было убеждено в том, что простой народ незачем учить грамоте, потому что это отвлекает его от черных работ (указ 12-го декабря 1735 г.). Правительство было лишь озабочено торговыми оборотами с земледельческими продуктами, главным образом, рожью в зерне и в муке. Торговля хлебом была то стесняема, то расширяема, смотря по урожаям. В 1734 г. постиг Россию голод: тогда у всех хлеботорговцев велено было отбирать товар и продавать без взыскания казенных пошлин; помещикам дозволено продавать только лишний хлеб, остаток от продовольствия их самих, крестьян и дворовых людей; из провинций, пострадавших от неурожая, запрещалось ввозить хлеб в столицы для продажи, а Петербург должен был снабжаться хлебом из мест, не потерпевших от неурожая. В 1737 г., после страшных пожаров, опустошавших разные русские провинции, вздорожали строительные материалы, а вслед за ними поднялись цены на другие жизненные потребности и, разумеется, прежде всего на хлеб: был издан указ, запрещавший дальнейшее повышение цен. Сохранение лесов наголову озабочивало тогдашнее правительство. Леса сильно истреблялись после смерти Петра Великого, когда перестали действовать суровые его взыскания. В 1730 г. составлена была опись всем заповедным лесам в государстве для казенных надобностей, а затем было сделано расписание даже заповедных лесных пород, к числу которых относились: дуб, ясень, клен, вяз, ильма, лиственница и сосна, последняя в отрубе не менее 12 вершков; за их рубку положены были строгие наказания: денежные штрафы и даже битье кнутом и ссылка в Сибирь; учреждены вновь вальдмейстеры и лесные надсмотрщики; в безлесных, степных местах предписывалось лесонасаждение и засев лесными семенами.

Из мероприятий по внутренней торговле следует отметить открытие в 1731 г. судоходства по Ладожскому каналу, что составило полнейший триумф для его строителя, графа Х.А. Миниха, — и торговые и промышленные привилегии для вновь строившегося гор. Оренбурга (1734—1735 гг.). Во внешней торговле, ввозной и вывозной, правительство стояло на почве протекционизма, зорко следя за теми товарами, которые были необходимы для государственных надобностей. В конце 1730 г. запрещен, под страхом конфискации имущества и смертной казни, вывоз за границу пороха и свинца и продажа того и другого приезжавшим в Россию иностранным купцам; в 1735 г. то же наказание определено для русских торговцев за частную продажу ревеня, в 1738 г. запрещен вывоз табаку из Польши. Принимались меры и для упорядочения внешней торговли, которая производилась, главным образом, торговыми компаниями, субсидируемыми правительством.

И. Пшеничный. В. Беринг и А. Чириков в Петропавловске

Главнейшими из таких компаний были: испанская, английская, голландская, армянская, китайская (основана в Сибири в 1739 г.), индейская (в Астрахани); уставами этих компаний регламентировались и улучшались торговые распорядки, в особенности по торговле с Китаем (указ 1731 г.), Средней Азией (ук. 1739 г.) и Персией. Персидские купцы, закупавшие товары для шаха, освобождены от таможенных пошлин (указ 1739 г.). Заключены торговые договоры вновь и подтверждены прежние, с западноевропейскими и восточными государствами: с Испанией (1732 г.), с Англией (1734 г.), с Швецией (1735 г.), с Китаем (1732 г.), с Персией (1732 г.). Улучшены средства передвижения торговых судов и караванов (в 1732 г. устроена купеческая гавань в Кронштадте и прорыт близ нее морской канал); регулирована караванная торговля с Китаем в 1731 г. и с Средней Азией в 1739 г.; изданы регламенты и «положения» для морской торговли и таможенных сборов (1731, 1732 и 1737 гг.). Но все это не уничтожило контрабанды и правительство было вынуждено принимать против контрабандистов строгие меры. Так, с 1737 г. «доказчики» контрабанды стали получать в награду половину всех обнаруженных ими запрещенных товаров.

i_599

Б. Чориков. Императрица Анна Ивановна принимает китайских посланников

Кроме забот относительно промышленности и торговли при Анне Иоанновне. правительство приняло ряд мер по внешнему народному благосостоянию вообще. Главнейшие из них следующие: 1) Учреждение правильной почтовой гоньбы между Москвой и Тобольском (1733 г.) и более удобного почтового сообщения между Петербургом и Кронштадтом через Ораниенбаум (1735 г.); в 1740 г. велено учредить правильные почтовые сообщения между губернскими, провинциальными и уездными городами; 2) в 1733 г. организована в этих городах полиция, при Петре Великом бывшая только в двух столицах; 3) в 1736 г. запрещено публичное нищенство; 4) заселение степных пространств, преимущественно на юго-востоке и юге; в первой местности выдается в этом отношении деятельность В. Н. Татищева и Кириллова, в основании Оренбурга и в целом ряде колонизационных мер в так называемой «Оренбургской экспедиции»; во второй — генерал-майора Тараканова, заведовавшего поселениями ландмилицких полков на Украинской и Царицынской линиях.

92617_600

Анна Иоанновна с Волынским и Бироном на охоте в петергофском зверинце. А. Рябушкин. 1900-е гг.

Что касается до духовной жизни русского народа, его религиозного, нравственного и умственного развития, то в этом отношении правительственные мероприятия в царствование Анны Иоанновны незначительны. Они распадаются на две категории: а) по вопросам религиозным и б) по учреждению училищ. К первой категории относятся: преследование суеверий и расколов, охранение православной религии и распространение ее среди восточных и преимущественно поволжских инородцев. По всем этим рубрикам замечательны следующие распоряжения: строгое преследование колдунов и предание их смертной казни посредством сжигания (1731 г.); переселение малороссийских порубежных раскольников в дальние внутренние провинции и подчинение их монастырей надзору; относительно раскола старообрядства принимались еще следующие меры: во-первых, полемические сочинения против них; во-вторых, увещания духовными лицами, учениками известного «собеседника» со старообрядцами петровского времени нижегородского епископа Питирима (Авраамий у польской границы и Андроник в Костроме); в-третьих, «ревизии» и иногда просто разорение их скитов: в 1735 г. был разорен известный Ветковский скит на севере России, а в 1736 г. подверглись «ревизии» порубежные к Польше Стародубские слободы. Все эти меры, конечно, вели к совершенно противоположным результатам: раскол старообрядства усиливался и распространялся все более и более. Кроме раскола в царствование Анны Иоанновны укоренилась одна из известнейших в России религиозно-мистических сект — так называемой хлыстовщины или «людей Божиих», являющаяся как бы родоначальницей последующих таковых же лжеучений — скопцов, духоборцев и молокан. Среди высших слоев тогдашнего петербургского общества стала развиваться пропаганда лютеранская и римско-католическая, вследствие чего указом 1735 г. всем инославным христианам представлялась полная свобода исповедания, с непременным, однако, условием не распространять этих исповеданий среди православных. В 1730 году был подтвержден закон о принятии православия в известный срок татарскими мурзами в Казанской губ. и закон этот распространен на персиян, проживающих в пределах Русского государства; тех из них, которые не приняли православия, велено высылать из пределов России. Впрочем, запрещено, как персиян, так и пленных турок, обращать силой в православие (указы 1734 и 1739 гг.). Измена православию сурово наказывалась: в 1738 г. назначена смертная казнь за богохульство, и в том же году казнен смертью флота капитан-лейтенант Возницын за переход в иудейство.

Выше приведены были меры для образования шляхетства и солдатских детей; но это образование было исключительно профессиональным. Религиозно-нравственное образование (и то на бумаге, а не на деле) предполагалось только для духовенства. По инициативе Феофана Прокоповича и благодаря заботам епархиальных архиереев из южноруссов, в царствование Анны Иоанновны, в добавление к школам основанным при Петре Великом при архиерейских домах, заведены славяно-латинские школы, по типу южнорусских духовных школ, названных семинариями. Но в них учителя преподавали плохо, а учеников было мало, да и тех приходилось насильно загонять в школы. Вот перечень 16 городов, в которых открыты духовные семинарии в царствование Анны Иоанновны, с обозначением годов, в которые они были открыты: 1730 — Холмогоры; 1731 — Воронеж, Коломна; 1732 — Невский монастырь в С.-Петербурге; 1735 — Казань, Псков; 1735 — Вятка; 1738 — Нижний Новгород, Рязань, Тобольск, Устюг; 1739 — Вязьма, Тверь, Ростов; 1740 — Суздаль, Новгород. В Казанской губернии было открыто 4 школы для обучения русскому языку и православному вероучению поволжских инородцев.

От школ для духовенства естествен переход к материальному и нравственному положению самого духовенства в царствование Анны Иоанновны. Монахи, в особенности в глухих провинциальных монастырях, заподозривались в суеверии и ересях и строго за это преследовались. Монастырские и архиерейские вотчины терпели взыскания по недоимкам в государственных податях и сборах и были почти совершенно разорены. Положение белого духовенства было еще плачевнее. Священно — и церковнослужители преследовались за «небытие у присяги» при воцарении Анны Иоанновны, или за позднее ее принесение: их привлекали в Тайную канцелярию, били плетьми, брали в рекруты; а всех церковников (т. е. детей священно- и церковнослужителей, не имевших духовного сана), кроме обучавшихся в духовных школах, записывали в подушный оклад. От этого ряды белого духовенства редели: к 1740 г. оказалось 600 церквей без причтов.

А. П. Волынский на заседании кабинета министров91932_600

Волынский на заседании Кабинета Министров. Валерий Якоби (1834-1902)

Тайная розыскных дел канцелярия

Возобновленная в 1731 году Тайная розыскных дел канцелярия вверена была А. И. Ушакову. Отделение этой канцелярии под именем конторы было открыто в Москве, под главным начальством родственника Императрицы, С. А. Салтыкова. В Тайной канцелярии и ее конторе были сосредоточены политические процессы, имевшие в то время весьма растяжимое определение. Под «государево слово и дело» подводились не только в действительности неосторожно сказанные слова, но и вымышленные доносчиками и не только про личность Императрицы и особ царской фамилии, но и против близких ко Двору лиц. В Тайную канцелярию и ее контору привлекались в громадном числе не только лица высокопоставленные, как князья Долгорукие и Голицыны, Волынской с товарищами и множество архиереев, но масса монахов, белого духовенства, раскольников, офицеров, чиновников, солдат, мещан, крестьян.

Опала постигла прежде всего князей Долгоруких, сторонников ограничения самодержавной власти Анны Иоанновны и игравших наиболее влиятельную роль при Петре II; его воспитателя князя Алексея Григорьевича, отца невесты юного Императора Петра II княжон Екатерины, и фаворита его, князя Ивана Алексеевича. В апреле 1730 г. князь Алексей Григорьевич Долгорукой со всей своей многочисленной семьей сослан в Березов. Его братья — князья Сергей и Иван Григорьевичи Долгорукие и сестра Александра Григорьевна Салтыкова пострадали также. Князь Сергей со всей семьей был сослан в свою Касимовскую вотчину; князь Иван — также в отдаленную свою деревню, а сестра их заключена в Нижегородский Рождественский женский монастырь. Князь Василий Лукич Долгорукой, ездивший к Анне Иоанновне в Митаву, в числе трех «депутатов», с «кондициями» Верховного Tайного Совета, был сослан сначала в одну из дальних своих деревень, а затем заключен в Соловецкий монастырь. Через девять лет большинство из названных князей Долгоруких трагически окончили свою жизнь. Когда сделалось известным составление многими из них подложного духовного завещания от имени умиравшего Петра II о назначении ему преемницей его невесты княжны Екатерины, то все участники в составлении этой духовной подверглись лютой каре: в исходе 1739 г. казнены смертью в Новгороде князья Долгорукие: Иван Алексеевич, Сергей и Иван Григорьевичи и Василий Лукич; (отец фаворита, князь Алексей Григорьевич, умер в Березове вскоре после ссылки туда). Фельдмаршала князя Василия Владимировича Долгорукого и его брата Михаила Владимировича опала коснулась несколько позже. Михаил Владимирович в 1730 г. был назначен губернатором в Астрахань, но не успел он еще отправиться к месту назначения, как был сослан на житье в свою Боровскую деревню. Старшего его брата, фельдмаршала, как человека очень популярного среди войска, боялись тронуть и лишь в исходе 1731 г. придрались к некоторым неосторожным его разговорам, которые он вел в интимном кружке об Императрице и начинавшем входить в силу ее немецком правительстве. Он был заключен в Шлиссельбургскую крепость, а через 6 лет переведен в Иваньгород (близ Нарвы); в 1739 г. при казни князей Долгоруких в Новгороде, он подвергся более тяжкому заключению в Соловецком монастыре, где пробыл до воцарения Императрицы Елизаветы Петровны.

Князья Голицыны в течение царствования Петра II не выдвигались вперед, как князья Долгорукие, и хотя старший из них, князь Дмитрий Михайлович Голицын и был инициатором ограничения власти Анны Иоанновны, но он играл слишком видную роль среди тогдашней московской знати, чтобы люди, окружавшие Императрицу, решились скоро наложить на него руку. Удобный предлог для этого подвернулся только в 1736 г. в виде гражданского процесса зятя князя Дмитрия Михайловича Голицына — князя К.Д. Кантемира. Князь Д. М. Голицын был замешан в этот процесс, обвинен не только в служебных злоупотреблениях, но и в намерении «ниспровергнуть» государственный и божеский «закон», и заключен в 1737 г. в Шлиссельбургскую крепость, где через несколько месяцев умер. По этому делу пострадали также: его брат, князь Михаил Михайлович меньшой Голицын, один из трех депутатов, посланных в Анне Иоанновне в Митаву с «кондициями» Bерховного Tайного Совета, — сын князя Д. M. Голицына, князь Алексей Дмитриевич, и племянник князь Петр Михайлович Голицын. Первый из них определен на службу прапорщиком в Кизлярский гарнизон, второй — сослан в Тавров, к строению судов, а последний назначен «управителем» в отдаленный сибирский городок Нарым.

Но самым крупным из политических процессов царствования Анны -Иоанновны был процесс обер-егермейстера и кабинет-министра А. П. Волынского, казненного в 1740 г., за несколько месяцев до кончины Императрицы, вместе с двумя своими «конфидентами» — Еропкиным и Хрущовым. Два других сторонника Волынского — Соймонов и граф П. И. Мусин-Пушкин, были наказаны телесно и сосланы в Сибирь и в Соловецкий монастырь. Волынской и лица его кружка не были виновны в стремлении ограничить власть Анны Иоанновны при ее воцарении, а осуждены за систематическое «охуление» ее иноземного правительства, за резкие отзывы о самой Императрице и за составление политических проектов, направленных к изменению государственного управления в России. Процесс Волынского наделал много шуму и среди современников, и в потомстве, во-первых, потому что жертвами его были образованные и высокопоставленные русские люди; во-вторых, потому, что казнь этих русских людей произошла почти неожиданно, на глазах у всех, в Петербурге, а не была подготовлена предварительной их ссылкой, как князей Долгоруких, казненных вдали от столицы.

За русскими сановниками подвергся опале целый ряд архиереев, состоявших в недружелюбных отношениях с Феофаном Прокоповичем. Официальными обвинениями их являлись: непризнание самодержавия Анны Иоанновны, симпатии к верховникам, цесаревне Елизавете Петровне, ее племяннику голштинскому принцу Петру-Ульриху, к первой супруге Петра Великого Евдокии Лопухиной, еще находившейся в живых в 1730 г., в полемике против протестантов, наконец, просто в ереси. Так, с 1730 по 1736 год были привлечены к розыску, расстрижены и сосланы в заточение следующие архиерей: воронежский — Лев Юрлов, ростовский — Георгий Дашков, коломенский — Игнатий Смола, киевский — Варлаам Вонатович, казанский — Сильвестр Холмский, тверской — Феофилакт Лопатинский. После 1736 г. потеряли кафедры еще трое архиереев: Досифей — курский, Илларион — черниговский, Варлаам — псковский.

77467456757567676567

Вид Зимнего дворца Анны Иоанновны со стороны Невы. Гравюра Г.А.Качалова с рисунка М.И.Махаева. 1750-е.

В 1734 г. Тайная канцелярия рассматривала дело смоленского губернатора, князя Черкасского, симпатизировавшего голштинскому принцу Петру-Ульриху, которого он считал законным наследником русского престола, и желавшего передать Смоленскую губернию под его протекторат. Князь Черкасский был сослан в Сибирь. В 1738 г. правительство Анны Иоанновны было очень встревожено явлением, перешедшим в новую Русь с XVII в. и волновавшим русскую землю в течение всего ХVІII в. Мы разумеем самозванство. В 1738 г. проявился в Малороссии самозванец, некто Иван Миницкий, выдававший себя за царевича Алексея Петровича. Ему оказывали царские почести в деревнях несколько казаков, мещан и солдат, а в особенности священник Гаврила Могило. Миницкий и Могило были посажены на кол.

Сочувствие к дому Петра Великого выражалось не только в единичных симпатиях к его внуку, голштинскому принцу, и к памяти о его сыне, царевиче Алексее, но и в широкой популярности, которой пользовалась среди духовенства, низших классов и солдат — дочь Петра Великого, цесаревна Елизавета Петровна, жившая вдали от Двора и любившая весело проводить время в кругу близких ей людей, в особенности в своем подмосковном селе Покровском. Преследовать официально Елизавету Петровну было опасно, а потому над ней был учрежден тайный, но очень деятельный надзор.

Автор неизвестен Анна Иоанновна и Анна Леопольдовна на прогулке.93318_600

Автор неизвестен Анна Иоанновна и Анна Леопольдовна на прогулке.

Внешняя политика

Внешняя политика Императрицы Анны Иоанновны, обусловливаясь союзом Петербургского кабинета с немецким императором Карлом VI (по трактату 1726 г.), выдвинула, главным образом, четыре вопроса, из которых два были существенно важны в общем историческом развитии России, а другие два — в настоящее время не имеющие никакого значения, — в то время, особенно с точки зрения правителей-немцев, быть может представлялись им гораздо важнее двух первых. Первые два вопроса — это польский и восточный; вторые два — голштинский и курляндский.

Франция со времени еще Петра Великого недружелюбно относилась к России по причинам, указанным выше. «Для союза с Россией, — говорит Вандаль, один из современных французских историков, — нам предстало отречься от наших старейших традиций. Существуют предания дипломатические, как и предания военные, которые бывают одинаково непригодны; союз Франции в течение почти всего ХVIII в. с Турциею, Швециею и Польшей может по справедливости считаться в числе таких дипломатических преданий. Территориальный рост России естественно мог совершаться только в ущерб территории этих трех государств, и только отречением от покровительства им, допущением их мало-помалу снизойти до вассальных отношений к Царю, — могла Франция надеяться приобрести симпатии России, заслужить ее благодарность, создать между нею и нами традиции сближения, противопоставить в наших союзных комбинациях юную, но мощную монархию, старым европейским государствам». Но такой точки зрения не могли понять ни в первую, ни во вторую половину ХVIII в. ни французские Бурбоны, ни тогдашние русские дипломаты.

1-го февраля 1733 г. умер польский король Август II, и в «галяхетской республике» наступало официальное междуцарствие, для избрания ему преемника. Как и прежде, с самого начала в Польше королевско-избирательного режима, сильные континентальные государства, наиболее заинтересованные в вопросе о том, кому занять престол Пяста, стали предъявлять сейму своих кандидатов в короли; таких государств было три: Россия, Немецкая империя и Франция; кроме того, образовалась и национальная партия, с Теодором Потоцким во главе, вотировавшая за короля из поляков. Россия, соединившись с Венским Двором, стояла за общего им кандидата, сына умершего короля, курфюрста саксонского Августа, Франция — за Станислава Лещинского, которого поддерживал и примас королевства Польского. Лещинский прибыл сам в Варшаву и был избран в короли польские огромным большинством сейма 9-го сентября 1733 г. Саксония и русские войска вытеснили Лещинского в Данциг и под их защитой Август Саксонский был избран в короли польские 5-го октября и короновался, приняв имя Августа III. Данциг был осажден и бомбардирован русскими войсками сперва под начальством Ласси, затем Миниха, и, несмотря на мужественную четырехмесячную защиту, должен был отворить ворота победителю (30-го июня 1734 г.). Французский отряд, присланный Людовиком XV в помощь тестю, был взят в плен, город Данциг заплатил нам контрибуцию в один миллион червонцев и должен был отправить к Анне Иоанновне депутацию, для исходатайствования прощения в «мятеже». К ней же отправлены были пленные французские офицеры, которым она великодушно возвратила свободу, а Станиславу Лещинскому удалось бежать из Данцига, во время его осады, переодевшись в крестьянское платье. Неудачи Станислава Лещинского втянули немецкого императора в войну с Людовиком XV, вступившимся за своего тестя. Война эта, продолжавшаяся с 11-го октября 1733 по июль 1735 г., дорого стоила Карлу VI, войска которого всюду разбивались французами и их союзниками, несмотря на то, что главнокомандующим имперскими войсками был известный в ХVIII веке полководец принц Евгений Савойский. Императрица Анна Иоанновна отправила Карлу VI вспомогательный корпус под главным начальством генерала Ласси (в июне 1735 г.), но помощь эта пришла слишком поздно. Русские войска достигли Рейна в то время, когда Версальский двор изъявил желание примириться. Людовик XV признал Августа III польским королем, а Карл VI уступил Станиславу Лещинскому Лотарингию в пожизненное владение, с тем, чтобы область эта после его смерти была присоединена к Франции. Окончательный мир между Немецкой империей и французами был заключен в Вене в 1738 г.

Курляндский вопрос, столь близкий сердцу Анны Иоанновны по ее судьбе до воцарения, находился в непосредственной связи с разрешением вопроса польского. Саксонский курфюрст Станислав Август, с целью более расположить к себе Российскую императрицу, «секретным артикулом» 30-го сентября 1733 г. обязался по прекращении Кетлеровой династии в Курляндии, герцогскую курляндскую корону вручить обер-камергеру Э. И. Бирону. В 1737 г. умер последний Кетлер, курляндский герцог Фердинанд; Бирон, при помощи русских войск, был избран герцогом Курляндским и Семигальским и признан в этом достоинстве королем польским и императором немецким.

Голштинский вопрос был окончен еще раньше. Решившись утвердить на русском императорском престоле потомство своей племянницы, Анны Леопольдовны, принцессы Мекленбургской, Анна Иоанновна поторопилась принять меры, для отстранения от престолонаследия внука Петра Великого, принца Петра Ульриха Голштинского (впоследствии занявшего русский императорский престол с именем Петра III). В 1732 г., 26-го мая, при посредничестве немецкого императора Карла VI, была заключена конвенция с Данией, по которой эта держава обязывалась уплатить герцогу Голштинскому за отнятую у него Данией часть владений еще в Северную войну — миллион рейхсталеров, с тем, что если в течение двух лет он не примет этой суммы, считать спорное дело за Шлезвиг конченным в пользу Дании; вместе с тем, с датским королем Анна Иоанновна и Карл VI заключили оборонительный договор, которым обеспечивали целость и неприкосновенность датских владений.

Восточный вопрос был при Анне Иоанновне разрешен весьма неудачно. Он в обусловливался в то время нашими отношениями к укреплению русской власти над двумя южными морями: Каспийским и Черным, причем естественно мы сталкивались с двумя сильными тогдашними восточными державами — Персией и Турцией. Потерпев неудачи относительно Черного моря, в начале своего царствования, в походах Азовских, и в Прутском походе 1711 г., Петр Великий под конец царствования устремил все свое внимание на море Каспийское, и в исходе 1723 г., хотя и с большими затруднениями, занял персидские провинции на южном и западном Каспийском побережье. Сохранять в этих провинциях русскую власть после Петра Великого было очень убыточно: потери большого числа людей и денег удручали правительства Екатерины І и Верховного Тайного Совета при Петре II. Правительство Анны Иоанновны не имело силы бороться с грозным Надиром, ставшим первым полководцем слабого шаха Тамасина. С Персией был заключен в 1732 г. в Ряще мир, по которому Россия отказалась от всех завоеваний Петра Великого.

Неприязненные отношения к Турции начались в 1735 г. неудачной осенней экспедицией генерала Леонтьева в Крым, вследствие набегов крымцев на южную русскую окраину. Недостаток провианта и развившиеся оттого болезни в армии заставили его отступить в Малороссию на зимние квартиры. В 1736 г. открылись было военные действия против Турции. В июне 1736 г. две русские армии, под начальством графа Миниха и Ласси, направились к Черноморью. Первый взял Перекоп, проник в Крым и опустошил западную его часть до самой столицы ханской — Бахчисарая; второй овладел Азовом; генералу Леонтьеву сдался Кинбурн; но русские войска не могли зазимовать в занятых ими местностях, за отсутствием продовольствия для войск, и принуждены были возвратиться в пределы России. Между тем, крымский хан оправился от нанесенных ему поражений, а султан турецкий успел заключить мир с Персиею, с которой Турция воевала с 1730 г. Летние походы Миниха и Ласси в следующем 1737 г. совершились при помощи имперских войск. Действия русских были по-прежнему удачны. Ласси, проникнув в Крым, опустошил восточную его половину, а Миних взял приступом Очаков. Генералы Карла VI, наоборот, терпели поражение от турок в Сербии, Боснии и Валахии; турки осадили Белград, принадлежавший в то время немецкому императору. По инициативе Карла VI открылись мирные переговоры с турками при участии и русских уполномоченных в Немирове, но не привели ни к каким положительным результатам; в 1738 г. Карл VI снова просил мира, обратившись к посредничеству своего недавнего врага — французского короля Людовика XV, несмотря на новые победы русских: 17-го августа 1739 г. Миних одержал блестящую победу над турецким визирем при Ставучанах, близ Хотина, который без выстрела был занят русскими войсками. Визирь бежал к Дунаю, а Молдавия признала над собою русскую власть. Мирный договор в Белграде был подписан через несколько дней после Ставучанской победы — 1-го сентября 1739 г. Немецкий император отдал Турции принадлежавшие ему части Валахии и Сербии, с Белградом и Орсовой; Россия возвратила Турции Очаков и Хотин, обязалась не угрожать крымскому хану, получила право отправлять свои товары в Константинополь, но не иначе, как на турецких судах; султан уступил России степь между Бугом и Донцом и обязался срыть укрепления Азова, признанного не принадлежащим ни России, ни Турции. Так была вознаграждена Россия за войну, стоившую ей 100000 солдат и миллионы денег, что не помешало, однако, Анне Иоанновне отпраздновать белградский мир в Петербурге 14-го февраля 1740 г. целым рядом торжеств и служебных наград Миниху, Ласси и другим генералам и «гг. министрам».

Со времени мирных переговоров с Турцией, при посредничестве Франции, стали улучшаться и к последней отношения России. Вслед за белградским миром назначен был французский посланник при Петербургском Дворе. То был маркиз де ла Шетарди, принявший в скором времени столь деятельное участие в воцарении Елизаветы Петровны; к Версальскому Двору отправился русский посланник, известный сатирик князь Антиох Кантемир.

17-го октября 1740 г. Анна Иоанновна скончалась, оставив русский императорский престол двухмесячному младенцу Иоанну Антоновичу, под регентством курляндского герцога Э. И. Бирона.

original (6)

Автор неизвестен Императрица Анна Иоанновна (хромолитография) 1853 г.

Императрица Анна Иоанновна в день коронации (1730). По гравюре, отпечатанной в Москве.

И. Шарлемань. Императрица Анна Иоанновна разрывает «кондиции» в 1730 г. в Москве

В. Латынцев. Пакетбот «Святой Павел» у берегов Аляски. Холст, масло. Великий Устюг : краеведческий альманах. – Вологда, 2009.

С. Пен. Пакетботы «Святой Павел» и «Святой Петр» у берегов Камчатки

В. Якоби «Ледяной дом»

original (3)

Валерий Якоби Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны. 1872 г.

Лит.: История СССР. С древнейших времен до наших дней, т.3, М., 1967, с. 259—69.Трехсотлетие дома Романовых. 1613-1913. Репринтное воспроизведение юбилейного издания 1913 года., М., «Современник», 1990.
Анна Иоанновна // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Д. Корсаков. Анна Иоанновна // Большая биографическая энциклопедия
Анисимов Е. В. Россия без Петра. 1725—1740 гг. — Л.: Лениздат, 1994. — 496 с. — Серия «Историческая библиотека».
Анисимов Е. В. Анна Иоанновна. — М.: Молодая гвардия, 2002. — 362 с. — Серия «Жизнь замечательных людей».
Безвременье и временщики. Воспоминания об эпохе дворцовых переворотов (1720—1760 гг.) / Под ред. Е. В. Анисимова. — Л.: Худож. лит-ра, 1991. — 368 с. (Мемуары Б. Х. Миниха, И. Э. Миниха, Н. Б. Долгорукой и др.).

  • Вебинары августа
    Posted by Ирина Дедюхова on 29.07.2017 at 7:25 дп

    Как ясен август, нежный и спокойный, Сознавший мимолетность красоты. Позолотив древесные листы, Он чувства заключил в порядок стройный. В нем кажется ошибкой полдень знойный, С ним больше сродны грустные мечты, Прохлада, прелесть тихой простоты И отдыха от жизни беспокойной. В последний раз, пред острием серпа, Красуются колосья наливные, Взамен цветов везде плоды земные. Отраден вид […]

  • Анна Черненко «По приколу». Книга II
    Posted by Ирина Дедюхова on 14.07.2017 at 11:03 дп

    С момента написания первой книги, раскрывающей механизмы использования женских тушек в нынешней «политике», прошло достаточно много времени. И тем не менее, приходится возвращаться к этой теме, поскольку… противоположная сторона не унимается. Это стало отработанным уголовным шаблоном, от которого не может отойти ни один субъект с нетипичными (уголовными) мотивациями. Конечно, это все раскрывает в своих работах […]

  • Леонид Козарез «Игра в поддавки»
    Posted by Ирина Дедюхова on 14.07.2017 at 8:20 дп

    Иной раз интересно наблюдать, как на общественной сцене из ниоткуда появляется какой-то человек, делающий заявления «от всех нас» с заведомо проигрышных позиций… Такое впечатление, что наша правящая элита, будучи необразованной, аморальной и развращенной, выбирает игроков себе под стать. При этом и в «оппозиции» намеренно выставляются люди ограниченные, недалекие, которым «надо дать время». И с самого […]

  • Догнать Америку! Часть I
    Posted by Diana on 25.07.2017 at 7:10 дп

    Вообще с момента ощущения себя посреди Американских горок лучше не стало, вираж за виражом… Что лишь доказывает, а не опровергает. Ясно, что в гонках на американских президентских горках наша разложившаяся элита поучаствовала разными способами, вплоть до тотализатора. Уж тотализатор у них там точно был, ведь они только и думают, как бы им еще где игровой бизнес […]

  • Судебная власть. Часть II
    Posted by bardak_obamov on 24.07.2017 at 6:49 дп

    Надо отметить, что полное разложение правоохранительной и правозащитной системы с перестройкой ее под защиту прав отдельных избранных, причем, в позиции, озвучиваемой некими самоизбранными "правозащитниками", — происходит при массированном давлении на общество со стороны СМИ и при беспрецедентных способах манипуляций общественным сознанием со стороны спецслужб.  Но интересно, что работают формулировки Дедюховой, а законы перестают работать вообще, становятся […]

  • Сельхозпросвет. Часть II
    Posted by Сергей Ткачев on 23.07.2017 at 6:51 дп

    Нынче настоящий сельхозпросвет все с растущим удивлением проходят в продуктовых магазинах. Удивляемся даже не ценникам, а тому жлобству, непорядочности и бесстыдству, с которым некоторые не только лезут во власть, но после еще и захватывают крупные торговые сети. С позиций вполне фашистского отношения к согражданам, которое у нас не стыдятся демонстрировать на всех уровнях власти, выглядят […]