Антиох Дмитриевич Кантемир

Кантемир Антиох03_600

Князь Антиох Дмитриевич Кантемир . Неизвестный художник

Антиох Дмитриевич Кантемир (1708—1744) — князь, поэт, переводчик, дипломат, тайный советник (1741). Сын господаря (правителя) Молдавии Д. К. Кантемира. Изучал историю, древнегреческий, латинский, итальянский, старославянский, русский языки. Некоторое время Кантемир учился в Славяно-греко-латинской академии.

Отец его, князь Дмитрий Константинович, господарь Молдавии, был союзником Петра I в турецком походе 1711 г. После неудачи на берегах р. Прут, лишившись владений, он нашел убежище в России, и за потерю престола царь вознаградил Кантемира обширными поместьями. Поселившись вначале в Харькове, он скоро переехал в Петербург и занял видное место при дворе Петра, который ценил его выдающиеся познания в языках, истории Востока, философии и математике. Отправляясь в поход против Персии, Петр взял Кантемира с собой; молодой Антиох, будущий писатель, сопровождал отца; но старый князь заболел в дороге, вернулся с разрешения царя в свое поместье Дмитровку и там вскоре умер. Семейство Дмитрия Кантемира состояло из его жены — княгини Кассандры (урожденной Кантакузен), дочерей Марии и Смарагды и четырех сыновей: Матвея, Константина, Сергея и Антиоха. Дети господаря росли в благоприятных для умственного развития условиях, однако только младший из них, Антиох, в полной мере воспользовался предоставленными возможностями. Сестра Антиоха Мария была любовницей царя Петра и одно время даже ходили слухи о его намерении жениться на ней.

Через три года после смерти отца Антиох, в то время уже прапорщик Преображенского полка, слушал в только что открывшейся Российской академии наук лекции Бернулли, Байера и Гросса. К этому же времени (1726) относится и начало литературной деятельности А. Кантемира. Он составил «Симфонию на Псалтырь» — систематизацию изречений, взятых из Псалтыри, облегчавшую пользование ими для практических целей. Рукопись своего труда вместе с посвящением автор поднес императрице Екатерине I, и в следующем году книга была напечатана в 1250 экземплярах.Горячо сочувствуя делам Петра I, Кантемир сознательно примкнул к небольшому кружку лиц, хранивших петровские предания, во главе которого стоял Феофан Прокопович. Настроения кружка нашли выражение в I и II сатирах Кантемира, которые в 1729 г. распространились в рукописях по Москве и Петербургу.

Кантемир принимал участие в событиях, приведших к воцарению императрицы Анны Иоанновны. Когда сделались известны олигархические претензии членов Верховного совета, он решительно примкнул к их противникам; он собирал подписи офицеров в Преображенском полку, сопровождал A.M. Черкасского и Н.Ю. Трубецкого во дворец новой государыни, его перу принадлежит адрес, поданный затем дворянством. Признательность нового правительства вскоре отразилась на его материальном положении и карьере.

В конце 1731 г. 23-летний Кантемир был назначен дипломатическим резидентом в Лондоне, где вел переговоры о признании английским правительством императорского титула за Анной Ивановной и назначении английского посла в Санкт-Петербург. В 1733, во время борьбы за «польское наследство», Кантемир вел переговоры о союзе России и Великобритании против Франции, поддерживавшей кандидатуру Станислава Лещинского. Кантемир добивался от английского правительства отправки эскадры к Данцигу, чтобы парализовать действия французского флота, убеждал англичан в готовности русской эскадры выступить из Кронштадта. Английское правительство не спешило с ответом, но в невмешательстве Великобритании после взятия русскими войсками Данцига и избрании королем Августа III, поддерживаемого Россией, была значительная заслуга Кантемира. Одновременно Кантемир выполнял в Лондоне поручения Санкт-Петербургской Академии наук (покупка книг, математических и астрономических приборов, привлечение к работе в академии европейских ученых и др.) и частных лиц. По требованию русского правительства Кантемир провел расследование о появлении в 1735 в Лондоне оскорбительных для России «московских писем» итальянца Локателли, ранее выдворенного из России. Кантемир продолжал свои занятия литературой и наукой, завязал широкие культурные связи. Вел переговоры с французским послом в Лондоне о возобновлении дружеских отношений между Россией и Францией.

766794_600

Книжные лавочки на Спасском мосту в XVII веке. А. Васнецов

В сентябре 1738 г. в связи с изменениями в российской внешней политике Кантемира переводят в Париж. Приехав во Францию, Кантемир вынужден был некоторое время жить инкогнито, пока вопрос о его полномочиях не выяснился окончательно. Наконец в декабре 1738 г. состоялись аккредитация и прием у французского короля. Положение Кантемира при французском дворе осложнялось интригами кардинала Флери (в мае 1739 Кантемир просил графа А.И. Остермана об отставке, но получил отказ). В Париже Кантемир познакомился с Монтескье, Вольтером, поддерживал тесные связи с многими учеными. Кантемир добровольно взял на себя организацию контактов между российской и французской Академиями наук. При участии Кантемира в 1739 в Гааге издана трагедия П. Морана «Меншиков». В Париже Кантемир интенсивно занимался литературной работой: написал VI-IX сатиры, перевел на русский язык произведения Горация (СПб, 1744), Анакреона, подготовил к печати свои произведения, снабдив их комментариями (сочинения Кантемира изданы в 1762 с предисловием И.С. Баркова). По своим политическим убеждениям Кантемир был защитником господства дворянства, «просвещенного абсолютизма», воплощением своих идеалов считал правление императора Петра I. По своим философским воззрениям являлся сторонником естественного права, разделял идеалы просветителей. Отстаивал идею равенства людей перед законом и судом.

Здоровье Кантемира было слабым с детства. Пребывание на посту русского посланника во Франции в период, весьма сложный для русско-французских отношений, и прогрессирующее заболевание глаз — следствие перенесенной в детстве оспы подорвали его окончательно. Кантемир заболел чахоткой и 31 марта 1744 г. скончался.

220px-Антиох_Кантемир

Антиох Кантемир. Н.Х.

Обличительная литература

Литературная деятельность Кантемира началась очень рано. Уже в 1726 г. появилась его «Симфония на Псалтирь», составленная в подражание такому же труду Ильинского: «На четвероевангелие». В том же году Кантемир переводит с французского «Некое итальянское письмо, содержащее утешное критическое описание Парижа и французов» — книжечку, в которой осмеиваются французские нравы, уже тогда постепенно проникавшие к нам. В 1729 г. Кантемир переводит философский разговор: «Таблица Кевика — философа», в котором выражены взгляды на жизнь, вполне соответствующие этическим воззрениям самого Кантемира. В том же году появляется и первая его сатира, столь восторженно встреченная Феофаном Прокоповичем и сразу установившая между ними самый тесный союз. Все дальнейшие сатиры (их всего 9) составляют только более подробное развитие мыслей, изложенных в первой. Первое место в них занимает народ, с его суевериями, невежеством и пьянством, как основными причинами всех постигающих его бедствий. Подают ли высшие сословия хороший пример народу? Духовенство мало чем отличается от самого народа. Купечество думает только о том, как бы обмануть народ. Дворянство к практическому делу совершенно неспособно и не меньше народа склонно к обжорству и пьянству, а между тем признает себя лучше других сословий удивляется, что ему не хотят предоставить власть и влияние. Администрация по большей части продажна. Кантемир бичует не одних только представителей низшей администрации: вчера еще «Макар всем болваном казался», а сегодня он временщик, и картина сразу изменяется. Сатирик наш обращается со словом горькой правды и к представителям власти. «Мало-ж пользует тебя звать хоть сыном царским, буде в нравах с гнусным ты же равнишься псарским». Он с большим мужеством и с необычайной для его времени силой стиха провозглашает, что «чист быть должен, кто туда, не побледнев, всходит, куда зоркие глаза весь народ наводит». Он считает себя и других вправе смело провозглашать такие мысли, потому что чувствует себя «гражданином» (это великое слово им впервые введено в нашу литературу) и глубоко сознает «гражданский» долг. Кантемира следует признать родоначальником нашей обличительной литературы. Он перевел книгу Фонтенеля: «Разговоры о множестве миров», снабдив ее подробными комментариями. Перевод этой книги составил своего рода литературное событие, потому что выводы ее коренным образом противоречили космографии русского общества. При Елизавете Петровне она была запрещена, как «противная вере и нравственности». Он переводил и современных ему писателей (например «Персидские письма» Монтескье), составил руководство к алгебре и рассуждение о просодии. Многие из этих трудов не сохранились.

md-2008-100lei-a-cantemir-b-300x300

Серебряная монета Молдовы, 2008 г.

Лит.: Западов А. В. Поэты XVIII века: (А. Кантемир, А. Сумароков, В. Майков, М. Херасков): Литературные очерки / А. В. Западов; Рецензенты: канд. филол. наук М. И. Алексеева, член Союза писателей СССР А. В. Кикнадзе. — М.: Изд-во МГУ, 1984. — 240 с. — 23 900 экз. (в пер.)
Сементковский Р. И. Кантемир, Антиох Дмитриевич // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Шалыгин А. Кантемир, Антиох Дмитриевич // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Орлов А.С., Георгиева Н.Г., Георгиев В.А. Исторический словарь. 2-е изд. М., 2012, с. 214.
Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005

  • Вебинары мая
    Posted by Ирина Дедюхова on 24.04.2017 at 7:46 пп

    Вечер спал, а Ночь на сене Уж расчесывала кудри. Одуванчики, все в пудре, Помышляли об измене. Шел я к Ночи,— Ночь навстречу. Повстречалися без речи. — Поцелуй…— Я не перечу… И — опять до новой встречи. Шел я дальше. Незнакомка Улыбнулася с поляны, Руки гнулись, как лианы, И она смеялась громко. Вместо глаз синели воды […]

  • Вебинары апреля
    Posted by Ирина Дедюхова on 26.03.2017 at 4:28 дп

    В просинь вод загляделися ивы, Словно в зеркальцо девка-краса. Убегают дороги извивы, Перелесков, лесов пояса. На деревне грачиные граи, Бродит сон, волокнится дымок; У плотины, где мшистые сваи, Нижет скатную зернь солнопёк - Водянице стожарную кику: Самоцвет, зарянец, камень-зель. Стародавнему верен навыку, Прихожу на поречную мель. Кличу девушку с русой косою, С зыбким голосом, с […]

  • Ирина Дедюхова «Кухаркины дети»
    Posted by Ирина Дедюхова on 14.03.2017 at 9:58 пп

    Приятно вспомнить пребывание на кухне в детстве… да и в юности. Собирались на кухне вовсе не для того, чтобы вести занудные политические дебаты, как это подается нынче самопровозглашенной «интеллигенцией» без твердых представлений «что такое хорошо, а что такое плохо». Кухня для нормального человека была местом семейного единения. С конца июня и  до середины осень шли […]

  • О срастании криминала с властью. Часть I
    Posted by Валерий Ким on 28.04.2017 at 2:00 дп

    Хотелось бы напомнить о том, кто и каким образом делает у нас нынче карьеры. С Натальей Поклонской, как всегда, абсолютно права оказалась только Ирина Анатольевна. А ведь каким слаженным хором выступило местечковое быдло в навязывании дешевой куртизанки и неграмотной выскочки… прокурором Крыма. Какими неожиданными ее знатоками и почитателями оказались, как нагло и с каким размахом […]

  • Продукт эпохи. Часть II
    Posted by Валерий Ким on 27.04.2017 at 2:00 дп

    С чем носился Навальный сразу после Манежки? С "ЕР — партия жуликов и воров", предлагая голосовать за любую другую партию. В тот момент, когда всем известно, что "в кучку только гэ хорошо слипается", что сегодня нам навязана обязанность кормить четыре партии вместо одной. То есть вся его прошлая кампания не вскрывала главного — все партии […]

  • Банкрот банкроту рознь
    Posted by Леонид Козарез on 26.04.2017 at 2:00 дп

    Pieter Brueghel II (Brussels 1564-1637 Antwerp). The Payment of Tithes. Oil on panel. 55 x 87 cm — Питер Брейгель Младший ( Брюссель   1564-1637 Антверпен). Выплата десятины. Дерево, масло. 55 х 87 см Сегодня, когда уже приблизительно ясно, куда и как повернет офшорный скандал, вернемся на год назад, чтобы рассмотреть такую подборочку статей о… банкротстве. Понятно, что […]