Сергей Иванович Зарудный

982040_600

С. И. Зарудный. Гравюра Ивана Ивановича Матюшина. Русские деятели в портретах, журнал «Русская старина». Третье собрание. — Санкт-Петербург: Типография В.С. Балашева, 1889.

Сергей Иванович Зарудный ( 1821 — 1887 ) — специалист по гражданскому праву, с 1857 в должности помощника статс-секретаря принимал участие в работах по крестьянской реформе и по подготовке новых основ судебной организации в России, с 1861 по 1864 один из главных составителей «Судебных Уставов Императора Александра II». Известен как автор специальных монографий и многочисленных статей по вопросам судоустройства и судопроизводства, занимал ряд важных должностей в Государственном совете, с 1869 сенатор.

Происходил из старого, обедневшего украинского дворянского рода. С 14 лет предоставленный самому себе, Зарудный почти без учителей приготовился к университету, терпя порою сильную материальную нужду. В то же время он живо интересовался русскою и иностранною литературою (он с детства хорошо знал французский и итальянский языки, несколько хуже английский) и общественными вопросами. В 1842 году Зарудный окончил курс в Харьковском унив. со степенью кандидата математических наук. Приехав в Петербург, он предполагал поступить на Пулковскую обсерваторию, но вместо того попал на службу в министерство юстиции. Первая бумага, которая была скреплена Зарудным, касалась судебной реформы: это был циркуляр, разосланный по судебному ведомству с предложением доставить замечания о недостатках действующего гражданского судопроизводства ввиду предположенного его преобразования. Скоро стали поступать в министерство замечания судебных практиков. Начальство, не прочитывая их, пересылало во II отделение Собств. канц., но Зарудный живо ими заинтересовался.

e98yaqr2wn-300x248

Цесаревич Александр Николаевич во время поездки по России в крестьянской избе. Литография. История царствования императора Александра II в картинах

Юрист-самоучка был поражен новыми явлениями, впервые открывавшимися перед ним. Важнейшие из замечаний он списывал для себя и много думал над ними. Это была первая юридическая школа для Зарудного, более плодотворная, нежели тогдашнее преподавание юридических наук в унив. Зарудный стал знакомиться с иностранною юридической литературою и законодательствами, а во время частых поездок за границу — и с судебною практикою. В 1849 г. он был назначен юрисконсультом, потом старшим юрисконсультом консультации Министерства юстиции и скоро выдвинулся своеобразным отношением к делу. Он обращался к историческому методу для уяснения смысла законов; отдельные казусы старался свести к общим принципам; стремился к возможному смягчению устарелых законов, напр. по вопросу о наследовании женщин; в противоречивую практику консультации стал вводить единство и последовательность и создал вокруг себя целую школу практической юриспруденции. Доклады Зарудного как по силе и стройности аргументации, так и по изяществу формы так бросались в глаза, что по поводу одного из них (о землях гор. Смоленска, 1852 г.) у министра юстиции гр. В. Н. Панина, человека необыкновенно сухого, вырвалось невольное замечание: «если бы я раз в жизни написал такой доклад, то считал бы, что жизнь моя прожита не напрасно».

В 1852 при II отделении министерства был образован комитет для составления проекта гражданского судопроизводства; его делопроизводителем был назначен Зарудный, но он мог внести в проект лишь самые несущественные технические улучшения, не смея по тому времени и думать не только о гласности, но даже об устности процесса. В 1856 Зарудный был назначен делопроизводителем комиссии князя В. П. Васильчикова, учрежденной для раскрытия злоупотреблений в интендантстве Южной и Крымской армий во время Крымской войны. Посетив с этой целью Николаев, Одессу, Симферополь, Севастополь, Ялту, Херсон и другие города, Зарудный мог убедиться, в каком ужасном виде находились повсеместно управление и суд благодаря неограниченному произволу администрации и безгласности общества.

0_86469_d45f0b7f_XL-220x300

Миропомазание Его Величества Александра Николаевича. История царствования императора Александра II в картинах

Пробыв по возвращении в Санкт-Петербург с полгода за обер-прокурорским столом, Зарудный в 1857 был назначен по предложению государственного секретаря В. П. Буткова помощником статс-секретаря Государственного совета. Бутков, обновляя своё ведомство свежими силами, остановился на Зарудном, как на знатоке гражданского судопроизводства, проект которого, составленный при его участии комитетом 1852, уже поступил на обсуждение Государственного совета.

В высших сферах того времени необходимость радикальной переделки этого проекта была сознана не сразу. Ещё 16 ноября 1857 было объявлено высочайшее повеление, которым Государственному совету запрещалось касаться вопросов о гласности и адвокатуре (также как и о суде присяжных). Решимость приступить к отмене крепостного права должна была, однако, отразиться и на всех других отраслях преобразовательной работы. Статс-секретарь князь Д. Оболенский, стоявший близко к великому князю Константину Николаевичу, выпустил литографированную брошюру, в которой резко нападал на проект Блудова как не соответствующий духу времени и предлагал просто перевести устный гражданский судебник, действовавший в Польше.

Против этой брошюры выступил Зарудный, благодаря которому среди членов Государственного совета стала крепнуть мысль о более широкой постановке вопроса судебной реформы. По мысли Зарудного было решено прежде всего выработать главные начала гражданского судопроизводства и для этого разослать предварительные заключения совета судебным практикам и специалистам, для представления замечаний. В поступивших замечаниях было много полезных указаний.

1651224_original

Государь у здания суда в Санкт-Петербурге. Литография. История царствования императора Александра II в картинах

Зарудный предложил составить свод всех замечаний и в печатных экземплярах разослать членам Государственного совета. Благодаря этому многое, о чём прежде не позволялось и говорить, перестало казаться страшным и запретным. В проектах установлений уголовного суда и судоустройства, внесенных в 1860 Блудовым в Государственный совет, появились и гласность, и отделение судебной власти от административной. В 1858 Зарудный был направлен в заграничную командировку для ознакомления с местным судебным строем и написал 13 специальных статей по вопросам процесса, частично напечатанных в журналах (см. т. IX «Дела о преобразовании судебной части в России»), и монографии «Охранительные законы гражданского права» и «Законы об отделении исполнительной власти от судебной» (т. XV «Дела»).

NBBE9CAB425A4463AA93429B8BBA3DBC7-300x239

«Чтение Манифеста 19 февраля 1861 года в деревне». (Царствование Александра II). Литография.

В этих работах Зарудный выступает против рабского копирования с французских образцов и полемизирует с мнительными рутинерами, считавшими несвоевременным введение в России судов по западноевропейскому типу. «Трудно думать, — говорит он, — чтобы люди где-либо и когда-либо были приготовлены для дурного и незрелы для хорошего. Правильный закон никогда не сделает зла; может быть, по каким-либо обстоятельствам, и даже по самому свойству закона нового он не будет некоторое время исполняем согласно с точным оного разумом, но гораздо вероятнее, что он тотчас пустит глубоко свои корни и составит могущественную опору спокойствия и благоденствия народа».

Как член учрежденной при министерстве внутренних дел комиссии, работавшей над организацией крестьянских мировых учреждений, Зарудный стоял за сохранение самоуправления крестьянской общины. 25 сентября 1860 он был назначен в помощь В. П. Буткову при рассмотрении в Главном комитете положений о крестьянах. 7 января 1861 Зарудный был назначен исполняющим должность статс-секретаря департамента законов, где докладывал вышеупомянутые положения. Бутков, извещая Зарудного о последовавшей высочайшей благодарности за труды по составлению положений 19 февраля добавлял, что ему «особенно приятно передать Высочайшую резолюцию Зарудному, как одному из деятельнейших участников в работе». Полученную им в то время золотую «крестьянскую» медаль Зарудный ценил выше всех других наград.

Тем не менее необходимо признать, что участие Зарудного в крестьянской реформе было незначительно; он приложил к ней свою руку только тогда, когда основания реформы в существенных чертах были уже выработаны, и приложил ее скорее как защитник выработанных другими начал, чем как человек, самостоятельно их вырабатывающий. Но он дорожил крестьянскою реформою не только ради нее самой; дорожил ею вследствие той связи, которая существует между нею и реформою судебною, которую он сделал делом своей жизни. Тем с большею энергией вернулся он к своим трудам по подготовлению судебной реформы, как только была осуществлена реформа крестьянская. И действительно, только после этого дело судебной реформы было поставлено на рельсы.

0_86474_74d3da86_XL-300x220

Памятник тысячетелетия России в Новгороде, открытый в 1862 году, Литография № 41. История царствования императора Александра II в картинах

С 1861 Зарудный получил, наконец, возможность осуществить свой давно лелеемый план полного судебного преобразования, построенного на рациональных основах. Он не раз говорил впоследствии, что если бы 19 февраля 1861 не состоялось освобождение крестьян с землёй, то не были бы и утверждены судебные уставы 20 ноября 1864. Ловкий царедворец, обладавший необыкновенно тонким чутьем, В. П. Бутков был в это время в апогее своих либеральных увлечений. Его большим весом в высших сферах воспользовался Зарудный, чтобы подготовить почву для новой постановки вопроса о судебном преобразовании. В октябре 1861 он составил для Буткова всеподданнейший доклад с указанием на затруднения, возникающие в Государственном совете при рассмотрении внесенных в разное время, не согласованных между собой проектов Блудова.

Согласно этому докладу 23 октября 1861 последовало высочайшее повеление об образовании при государственной канцелярии комиссии для извлечения «главных основных начал» из проектов Блудова. Благодаря этой мере достигались три важные цели: 1) проекты из актов, находившихся накануне утверждения, превращались в простой законодательный материал, 2) становилось необходимым составление новых проектов и 3) отстранялся от руководства делом граф Блудов, хотя и склонный к уступкам, но по преклонному возрасту (ему было тогда 76 лет) неспособный направлять дело в его новом виде.

0_86475_71bbe8de_XL-300x220

Государь Александр Николаевич с Императрицею в Нижнем Новгороде на ярмарке в 1863 году. Литография № 42.

Комиссия к концу 1861 закончила извлечение «основных начал», недостаточность которых именно благодаря этой работе стала совершенно очевидной. Князь П. П. Гагарин, заместивший Блудова в должности председательствующего в Государственном совете, в январе 1862 получил высочайшее повеление, которым предписывалось «изложить в общих чертах соображения Государственной канцелярии и прикомандированных к ней юристов о тех главных началах, несомненное достоинство коих признано в настоящее время наукой и опытом европейских государств и по коим должны быть преобразованы судебные части в России».

Этим актом снимался запрет, до этого наложенный на суд присяжных и другие институты европейского судебного права, и открывалась возможность составить цельный, рациональный план полного судебного преобразования. Против суда присяжных шли в это время нападения двоякого рода. С одной стороны, говорили, что у русского народа нет живого чувства и сознания права, что он смешивает закон с приказанием начальства, преступника с несчастным, и поэтому оказывается не доросшим и совершенно неподготовленным для суда присяжных. С другой стороны доказывали, что суд присяжных не соответствует и противоречит самодержавному строю Российской Империи, являясь вмешательством общества в дело власти. Зарудный вел энергичную борьбу как с теми, так и другими противниками присяжных; возражая против вторых, он развивал теорию, в силу которой существует резкая грань между деспотией, где над всем царит воля, изрекаемая ad hoc, и монархией, которая управляется хотя и верховной волей, но на основании правильно и постоянно действующих законов. Исходя из этого своего убеждения и идя гораздо дальше своих товарищей по работе, Зарудный отстаивал суд присяжных также для политических и литературных дел, что, однако, не было принято комиссией.

28

«Заседание земской управы». (Царствование императора Александра II). Литография.

Комиссия, душой которой был Зарудный, в полгода исполнила возложенную на неё задачу, представив строго согласованные, превосходные по богатству разработанного отечественного и иностранного материала «Соображения и основные положения о гражданском и уголовном судопроизводстве и о судоустройстве». В числе этих начал были: полное отделение власти судебной от законодательной и исполнительной, несменяемость судей, самостоятельность адвокатуры, решение уголовных дел судом присяжных, не исключая и дел политических и литературных.

Предложение члена комиссии Д. А. Ровинского заменить бессловесных сословных заседателей присяжными для решения по совести вопроса о виновности было особенно поддержано Н. А. Буцковским и Зарудным, представившим подробный исторический очерк суда присяжных и разбор мнений за и против (см. т. XVIII «Дела о преобразовании судебной части в России»; «Материалы» № 13 и 14). «Основные Положения», рассмотренные в Государственном совете, были высочайше утверждены 29 сентября 1862.

24-го сентября 1862 г. они удостоились Высочайшего утверждения.Зная, какую громадную пользу оказала крестьянской реформе сила общественного мнения, Зарудный настоял на том, чтобы названные положения не только были разосланы практикам для представления замечаний, но и опубликованы для всеобщего сведения и произвели очень сильное впечатление как в России, так и за границей. Благодаря этому, работа над судебными уставами из тайников канцелярий, в которых обыкновенно производилась в России законодательная работа, была перенесена в общество и печать, вызвав усиленную работу общественной мысли. Вслед за тем 27 сентября 1862 г., по Высочайшему повелению, была образована при Государственной Канцелярии особая комиссия для составления проектов законоположений о преобразовании судебной части в России. Председателем ее был назначен государственный секретарь В. П. Бутков, но истинным двигателем, ее душою был именно Зарудный, который официально был только председателем отделения гражданского судопроизводства (председателем отделения уголовного судопроизводства был Будковский, а судоустройства — Плавский); но Зарудный не ограничивался работой в своем отделении: он принимал деятельное участие и в других отделениях, а также в пленарных заседаниях комиссии. Просиживая ночи за корректурами, Зарудный выбивался из сил, чтобы его любимое детище появилось на свет как можно скорее и как можно совершеннее.

img9

Заседание нового суда по уголовному делу. А. Шпилер. Апрель 1866 г.

В 11 месяцев были составлены проекты судебных уставов, снабженные обширными объяснительными записками (около 1800 печатных страниц in-folio).Судебные уставы были проведены через Государственный Совет, где докладчиком вновь был Зарудный, и, наконец, 20 ноября 1864 г. утверждены императором Александром II. Ближайший свидетель трудов Зарудного, В. П. Бутков, передавая ему 22 ноября 1864 первый экземпляр только что напечатанных судебных уставов, в надписи на нём указывал, что «первый экземпляр по праву должен принадлежать Сергею Ивановичу, как лицу, которому новая судебная реформа в России более других обязана своим существованием».

Кроме упомянутых работ, в разных томах «Дела о преобразовании судебной части в России» имеются следующие работы Зарудного: 1) «Извлечение из доклада сардинского министра юстиции о преобразованиях гражданского судопроизводства», 2) «Правила об обязательной явке тяжущихся, в связи с монополией поверенных»; 3) «О реформах судопроизводства в Италии в 1862.»; 4) «Судебно-статистические данные о Харьковской губернии»; 5) «Законы о доказательствах по французскому гражданскому уставу»; 6) «Материалы для разработки вопроса об охранительном порядке производства»; 7-9) Переводы уставов гражданского суда Пиемонта 1854, Венгрии 1852 и законов судоустройства Пиемонта 1859.

Заканчивая работы по судебной реформе, Зарудный привёл в порядок обширный материал «Дела о преобразовании судебной части в России», разделив его на 74 тома (см. Опись этого дела, напечатанную в виде приложения к книге Джаншиева «Основы судебной реформы»), и передал несколько комплектов «Дела» в петербургские книгохранилища в архивы. Кроме того, он оказал большую услугу русской науке и судебной практике, напечатав в 1866 «Судебные уставы, с рассуждениями, на коих они основаны».

ssud1_default

Заседание нового суда с присяжными заседателями

Это драгоценное издание стало настольной книгой для российских судебных деятелей. Об успехе его можно судить хотя бы по тому, что меньше чем за год разошлось его первое издание в количестве шести тысяч экземпляров. Когда после замен в личном составе министерства юстиции (см. Замятнин) изменилось и его отношение к судебной реформе, Зарудный противодействовал, насколько мог, новому течению, противопоставляя министерским проектам в качестве статс-секретаря департамента законов не предусмотренные законом, но вошедшие с 1862 в обычай «соображения государственной канцелярии».

1 января 1869 Зарудный в самом расцвете сил был назначен сенатором в один из старых департаментов. Удаление Зарудного из Государственного совета вызвало сожаление среди многих членов совета; князь П. П. Гагарин сказал ему при прощанье: «вы более других работали над уничтожением старого Сената — и попали в его развалины!». До самого конца жизни главный автор судебных уставов не был переведён в кассационные департаменты, в создании которых он играл такую выдающуюся роль.

По-прежнему горячо любя новые суды, Зарудный был выбран в почетные мировые судьи Купянского округа (Харьковской губернии), по месту нахождения своего родового имения, и в летнее время аккуратно посещал заседания купянского мирового съезда. С исполнением обязанностей этого звания связано воспоминание о последнем из огорчений, которыми богат конец жизни Зарудного. Сенат разослал 6 июня 1886 циркуляр мировым съездам, в котором, ссылаясь на единичные случаи нерадения со стороны мировых судей (неназначение ни одного заседания в течение года и т. п.), предписывал съездам требовать от судей ежемесячных отчетов и пересылать их в Сенат.

1025607-photo34

В Зале Заседаний Суда. Ист.изображения: 1 марта 1881 года. Казнь императора Александра II — Кельнер Виктор Ефимович — страница 91

Этот циркуляр унижал достоинство мирового института и не соответствовал закону; но из шести тысяч мировых судей протестовал только один Зарудный. Он вошёл в купянский мировой съезд с предложением приостановить приведением в исполнение указа и донести Сенату о его неудобствах согласно ст. 76 Основных Законов. Купянский мировой съезд принял предложение Зарудного. Однако Сенат (по соединённому присутствию 1-го и кассационного департамента), не рассматривая вопроса по существу, сделал купянскому съезду замечание, всю горечь которого должен был испытать незадолго до своей смерти Зарудный.

В 1869 Зарудный издал сравнительно-юридическое исследование «Гражданское Уложение Италианского королевства и Русские гражданские законы», в 1870 — «Торговое Уложение Италианского королевства и Русские Торговые законы».

В 1873 он составил для первого съезда русских юристов реферат «О необходимости полного издания гражданских законов 1857 и согласования их со всеми последующими узаконениями», что было выполнено только в 1888.

tumblr_o9p4tgfgd21sstv8do1_1280

Николай Касаткин. В приемной районного суда. 1897 г.

В 1879 он издал перевод книги Беккариа «О преступлениях и наказаниях», с интересными примечаниями. В последние годы жизни Зарудный работал над переводом «Ада» Данте, но успел окончить только первую ее часть «Ад», которая и вышла в свет в Петрограде в 1887 г. Перевод снабжен обстоятельным предисловием и толкованиями. Зарудный обнаруживает в этой книге весьма солидное знакомство и с Данте, и с итальянской литературой вообще, и со средневековой и новой историей. Громадная работа видна в каждой строчке перевода и примечаний; для человека, серьезно изучающего Данте, этот перевод и особенно толкования могут быть весьма полезными; но некоторые странности перевода ослабляют его значение. «Существенная мысль перевода», говорит в предисловии сам Зарудный, «и, нужно сказать, мысль довольно смелая, состоит в том, чтобы включить в самую поэму важнейшие исторические и философские ее толкования. Многие могут сказать, что переводчик захотел дополнить Данте, — ответ на это один: он не дополняет, а только разъясняет мысль поэта. Без этих разъяснений нынче самая поэма останется непонятною, трудною и скучною для чтения, потому утрачивает свое практическое значение». По мнению переводчика, Данте является прежде всего богословом, историком, моралистом, правоведом, мудрецом, — а потом уже поэтом. З.арудный идет дальше этого, он без всяких оговорок повторяет высказанную кем-то мысль, что Данте был пророком, и сам от себя прибавляет к этому, что он почти «предсказал открытие Америки, … мог предчувствовать в своем гениальном вдохновении Гарибальди, Кавура, Виктора Эммануила, объединивших в наше время Италию». Заходя так далеко в своем поклонении Данте, Зарудный вставляет в текст перевода мысли, которые решительно не могут быть приписаны Данте: иногда он поясняет слова Данте указаниями на события, совершившиеся гораздо позднее; так, к указанию поэта на находящихся в аду знаменитых на земле вельмож, властителей царств, «которые здесь (в аду) валяются, как свиньи в грязи, оставив после себя на земле только отвратительное презрение», делает примечание: «например, Наполеон III», и т. д. Первый знаменитый стих дантовского «Ада» Nel mezzo del cammin di nostra vita Зарудный переводит таким образом: «В минуту жизни трудную, на повороте наших лет», а в примечаниях настаивает на том, что именно здесь он «придерживался только буквального смысла» слов Данте, хотя все же соглашается, что «читателю может показаться странным и даже невероятным, чтобы комедия ХІX века начиналась двумя стихами двух русских поэтов XIX столетия». Такие странности в значительной степени ослабляют значение этого во всяком случае выдающегося труда и заставляют читателя пользоваться им лишь с крайней осторожностью, скорее как пособием при изучении «Божественной Комедии» в подлиннике, чем как действительным переводом.

В 1886 Зарудный был выбран Московским юридическим обществом в число своих почетных членов. Умер он 18 декабря 1887, на пути в Ниццу, где и был похоронен.

5b2c3848bf84e4f696182b674ca09d892e591b80

Зарудный Сергей Иванович. История России в XIX веке. — СПб., 1907-1911. Т. 3 : Ч. 2. Эпоха реформ. [1840-1866]. Отд. 1. — 1908.

38b0df802405c760609df43969e56cd801492871

Зарудный Сергей Иванович. Судебная реформа. — М., 1915. [Т. 1]. — 1915.

Водовозов В. В. Зарудный, Сергей Иванович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
Джаншиев Г. А. Зарудный, Сергей Иванович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
Джанишиев Г.А. С. И. Зарудный и судебная реформа. М., 1889.
Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.

  • Сказка о двух воинах-джедаях
    Posted by Администратор on 13.12.2017 at 9:47 пп

    Опять возникают разночтения в авторском прочтении этого слова… ну да ладно! Предлагаем вашему вниманию не просто аудиокнигу, но полноценный звуковой мультфильм.  Эта работа выполнена по всем известному произведению, у каждого вполне сформировались свои визуальные представления о героях этого  футуристического эпоса Ваське Корейкине и Льве Михайловиче Рудирштерне. На масштабное полотно блокбастера мы пока замахнуться не имеем […]

  • Вебинары декабря
    Posted by Ирина Дедюхова on 29.11.2017 at 7:41 пп

    О, сребро-голубые кружева Уснувшей снежной улицы — аллеи! Какие подыскать для вас слова, Чтоб в них изобразить мне вас милее? В декабрьской летаргии, чуть жива, Природа спит. Сон — ландыша белее. Безмужняя зима, ты — как вдова. Я прохожу в лазури среброкружев, Во всём симптомы спячки обнаружив. Игорь Северянин «Нона» Программа вебинаров 1 декабря  Сирийский гамбит. Часть […]

  • Сергей Ткачев «Как я провел лето»
    Posted by Ирина Дедюхова on 09.11.2017 at 12:57 дп

    от автора: Сразу предупреждаю, что воспоминания мои касаются прошедших летних сезонов, начиная с лета 2014 года. И хорошо, что записочки такие оставлял, потому что уже ни черта не помню из лета 2015 года, склероз сделал свое печальное дело. А как раз с лета 2016 года приспособился подъедаться у дам из «Литературного обозрения» на постоянной основе. […]

  • Такая работа
    Posted by Валерий Ким on 14.12.2017 at 1:16 дп

    На фоне рекордного за последние годы объема вывоза капиталов, в России совершенно озверели коллекторы. Мало того, что у нас самые высокие процентные ставки в мире, мало того, Центробанк имеет две учетные ставки для "своих" и "чужих", производя операции в супер-коротких деньгах, что свидетельствует даже не о спекуляциях, а вообще о криминальном характере подобных "ивестиций". Но […]

  • Образовательная реновация
    Posted by Diana on 13.12.2017 at 1:34 дп

    Время от времени речь заходит об образовании. Потому что с  воспитанием подрастающего поколения за родителей, давно лишенных и гражданских и, по сути, родительских прав, дело зашло в тупик. А детки растут, о собственном будущем задумываются. И тут выясняется, что образование, много лет реформируемое у нас в пользу наиболее тупого быдла, не способного освоить физику за […]

  • Киношные подставы
    Posted by Сергей Ткачев on 12.12.2017 at 12:46 дп

    С ноября 2016 года к киношной теме внимание не просто "привлекалось", оно распиналось и прибивалось гвоздями. Что поделать, процесс киношного производства кино у нас… да в точности такой же, как и производства всего остального. То есть на этапе производства кладут с прибором на интересы даже не зрителя, а обычного потребителя средней руки руки. К слову, […]