Пётр Владимирович Долгоруков

915612_600

кн. П. В. Долгоруков. неизв. худ. первой половины 19 в. — Репродукция портрета взята из биографического словаря «Русские писатели»

Пётр Владимирович Долгоруков (1816 — 1868) — князь, публицист, деятель Вольной русской печати. Занимался генеалогией, выпустил в 1840-1841 годы «Российский родословный сборник», в 1854-1857 годы «Российскую родословную книгу» (ч. 1-4). После выхода книги «Правда о России» и отказа вернуться из эмиграции Долгоруков был лишен всех прав состояния и признан изгнанным из России навсегда. Долгоруков сотрудничал в «Колоколе», хотя в идейном отношении точки соприкосновения с А. И. Герценом были весьма ограниченными. Долгоруков был либералом, сторонником монархической конституции, противником социализма. Основное направление публицистики Долгорукова заключалось в скандальном обличении правящих верхов, русской аристократии.

Петр Владимирович Долгоруков, принадлежавший к одной из знатнейших фамилий России, родился в Москве 27 декабря 1816 г. в семье князя Владимира Петровича Долгорукова. Мать мальчика скончалась во время родов, отец умер год спустя. Стараниями влиятельных родственников круглый сирота был определен в самое престижное учебное заведение страны — Пажеский корпус. Его выпускников, как правило, ожидала блестящая придворная карьера, но рано проявившиеся гомосексуальные наклонности Долгорукова поставили на перспективах жирный крест — его исключили из корпуса с «волчьим билетом». Крах надежд во многом сформировал характер князя — злопамятный, мстительный, скрытный. Болезненно переживал он и свое физическое увечье — хромоту.

pic2358

ПАЖ и КАМЕР-ПАЖ Пажеского корпуса, 1802-1807. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. [Висковатов].

Несмотря на то что к государственной службе Долгорукова не допустили, его происхождение открыло ему дорогу в светские гостиные столицы, где у него было прозвище Bancal — «хромоножка». Постепенно беседы с представителями русской аристократии пробудили в Долгорукове интерес к генеалогии, и в 1840 г. по итогам работы в архивах Департамента герольдии он выпустил свой первый научный труд — «Сказание о роде князей Долгоруковых», за которым в 1841–1844 гг. последовал четырехтомный «Российский родословный сборник». Эти работы сразу же сделали Долгорукова одним из ведущих русских генеалогов тех лет.

pic2359

ШТАБ-ОФИЦЕР Пажеского корпуса, 1802-1804. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. [Висковатов].

В своих книгах князь Петр Владимирович предложил очень удобную систему описания каждого знатного рода. Каждый представитель фамилии получал в росписи порядковый номер. Скажем, основатель рода — № 1, его сыновья — № 2, 3, 4 и 5, внуки — № 6, 7, 8 и т. п., при этом собственный номер представителя рода размещался на левом поле страницы, а номер его отца — на правом. Это позволяло легко проследить историю той или иной ветви на протяжении нескольких веков. Изобретенная Долгоруковым схема используется генеалогами всего мира до сих пор, а его исследования знатнейших русских фамилий до сих пор не потеряли своего значения. В сущности, Долгоруков стал одним из «отцов» русской генеалогии как науки.

В процессе работы над «Российским родословным сборником» Долгоруков, помимо официальных данных о знатнейших фамилиях России, собрал множество неофициальных. Это были семейные сплетни, слухи, легенды, утаиваемые данные о внебрачных детях и т. п. И вот тут-то князь решил отомстить всем тем, кто высокомерно оттолкнул его в начале жизни, не допустив к высотам придворной карьеры. В 1842 г. под псевдонимом граф Альмагро он опубликовал в Париже книжечку «Заметки о главных фамилиях России», где обнародовал самые скандальные факты из своей коллекции.

60_2

Великосветский салон. Неизвестный художник. 1830-е годы

Книга вызвала настоящую бурю при русском дворе. Николай I лично повелел разыскать автора брошюры и доставить его в Россию. Отдельный корпус жандармов оказался на высоте — графа Альмагро быстро нашли, привезли на Родину и сослали в Вятку. Впрочем, в ссылке князь вел себя в высшей степени примерно, в поступке раскаялся, к тому же за него заступились другие Долгоруковы. В 1844-м Петру Владимировичу разрешили вернуться в Москву. В день своего отъезда он угостил вятского губернатора и местных дворян котлетами из своей собаки, шкуру которой показал участникам прощального обеда в его финале…

В 1854–1857 гг. увидела свет четырехтомная «Российская родословная книга», очередной масштабный генеалогический труд Долгорукова. Но карьеры кабинетного ученого ему явно было мало — в 1855-м, после воцарения Александра II, князь начал буквально засыпать его всевозможными реформаторскими прожектами. Впрочем, делать одиозно известного князя одним из лидеров тогдашней «перестройки» император явно не спешил, и бывший крайне высокого мнения о своей персоне Долгоруков страшно оскорбился. 13 мая 1859 г. он тайно покинул Россию, как вскоре выяснилось — навсегда.

depo

Визит императора Николая I в Публичной библиотеке. 1853. C. Деладвез.

За рубежом Петр Владимирович пришелся ко двору — бойкие перья, готовые работать против России, там всегда ценились высоко, а Долгоруков был просто бездонным кладезем разных неаппетитных подробностей из жизни придворного мира. В сентябре 1860 г. он впервые проявил себя как журналист, выпустив во Франции первый номер газеты «Будущность», по направлению напоминавшей герценовский «Колокол». Однако деятельность Долгорукова-газетчика оказалась недолгой: русское посольство нажало на его французских компаньонов, и в декабре 1861-го на 25-м номере «Будущность» прекратила существование.

fullsize

М. Зичи. Спектакль в московском Большом театре по случаю священного коронования императора Александра II

В дальнейшем Долгоруков пробовал издавать газеты «Правдивый», «Правдолюбивый», «Листок». Их век тоже был недолог, но роль в истории русской зарубежной печати они сыграли достаточно яркую. Разоблачений Долгорукова в России боялись даже больше, чем памфлетов Герцена, — ведь Долгоруков был, что называется, «своим», хорошо знал подноготную придворных кругов и не стеснялся выставлять на всеобщее обозрение самые неудобоваримые мелочи, вплоть до особенностей утреннего туалета Александра II. Двухтомник «Правда о России» (1860) прогремел на всю Европу. В ответ на требование вернуться в Петербург Долгоруков отправил в Россию свою фотографию с припиской: «Можете фотографию эту сослать в Вятку или Нерчинск, по вашему выбору, а сам я — уж извините — в руки вашей полиции не попадусь и ей меня не поймать». Неудивительно, что 5 июля 1861 г. Сенат лишил Долгорукова княжеского титула, всех прав состояния и приговорил к вечному изгнанию из России…

В 1863 издал «Записки» генерала А. С. Ермолова и поэта-партизана Д. В. Давыдова. Долгоруков сотрудничал в «Колоколе», хотя в идейном отношении во многом расходился с А. И. Герценом, ценившим главным образом изобличительную деятельность Долгорукова, «… который подобно неутомимому тореадору, не переставая дразнил быка русского правительства и заставлял трепетать камарилью Зимнего Дворца…» (Собрание соч., т. 20, книга 1, 1960, с. 378). В Женеве в 1867 Долгоруков выпустил 1-й том «Мемуаров» о событиях 1-й половины 18 в. После смерти Долгорукова его архив был приобретён через подставное лицо царским правительством, незначительная часть документов 2-й половины 18 в. была издана в Женеве‒Базеле за счёт «Третьего отделения» под видом 2-го тома «Мемуаров» Долгорукова (1871). Несмотря на анекдотический характер многих сведений Долгорукова, его очерки и мемуары являются историческим источником.

Впрочем, эмигрантская судьба Долгорукова оказалась недолгой. 6 августа 1868 г. главный скандалист русской аристократии после тяжелой болезни скончался в швейцарском Берне. Ему не было и 52 лет, но шума за свою жизнь Хромоножка успел наделать все же немало.

0_2c7eb9_e5642736_xxxl

Василий Семенович Садовников. Развод караула

В своих сочинениях, опубликованных за границей и дышащих неприязнью к России петровского и последующего времени, и в особенности к холуйству царедворцев XVIII века, Долгоруков впервые осветил запретные страницы истории русского самодержавия. При перечислении внебрачных связей российских монархов, сведения о которых дошли до него в салонных пересудах, он нередко впадал в преувеличения:

«По Долгорукову, среди царствующих, да и нецарствующих Романовых были сплошь незаконнорожденные, или плоды адюльтеров: и сам Петр I, и его дочери от Екатерины I, и дочери соправителя Петра I, Иоанна V, и Петр III. А уж Павел I, предполагаемый сын Екатерины II и С. В. Салтыкова, вообще чухонский младенец.»

Историк Эйдельман (1930-1989) о Долгорукове:

«Упрямый, странный, сердитый князь Пётр Владимирович не дает потомкам забыть о себе. От него видимые и незримые нити тянутся к тайнам двенадцати царей, пяти государственных переворотов, к сотне ссыльных декабристов, десяткам номеров эмигрантской прессы, многим страницам Герцена…
Никогда ещё в решительной оппозиции и эмиграции не оказывался человек, одновременно столь знатный и столь осведомлённый. Герцен и Огарёв никогда не были так близки к верхам, чтобы лично знать едва ли не всех своих противников. Другое дело — Долгоруков, сам вышедший из того мира, который теперь сделал мишенью».

Долгоруков и Герцен

Отношения между Долгоруковым и Герценом совсем не были такими уж безоблачными; хотя Долгоруков сотрудничал с “Колоколом” он в 1861 году написал: «Мы не разделяем политических мнений гг. Герцена и Огарёва: они принадлежат к партии социалистов, а мы принадлежим к партии приверженцев монархии конституционной, но мы душевно любим и глубоко уважаем Александра Ивановича и Николая Павловича за их благородный характер, за их отменную благонамеренность, за их высокое бескорыстие, столь редкое в наш корыстолюбивый век».

Начало разрыва с Герценом

Герцена часто настраивали против Долгорукова, и когда в 1866 году князь резко выступил против нигилистов и Д.В. Каракозова, совершившего покушение на Александра II, Герцен не принял его приглашение на обед: «До того времени, почт[еннейший] кн[язь] П[ётр] Вл[адимирович], в которое Вы иначе взглянете на дело, позвольте мне замолчать и совершенно устраниться. Вы оцените сами, что при этих обстоятельствах мы не можем завтра у Вас обедать – искренне благодаря за приглашение и искренне сожалея о том…»

Герцен в “Былом и думах” так писал о князе Долгорукове:

«Князь Долгоруков принадлежал к аристократическим повесам в дурном роде, которые уж редко встречаются в наше время. Он делал всякие проказы в Петербурге, проказы в Москве, проказы в Париже. На это тратилась его жизнь. Это был избалованный, дерзкий, отвратительный забавник, барин и шут вместе».Но такие едкие слова Герцен написал уже после окончательного разрыва с князем.

tcarsohot4

К. Лебедев. «Встреча императора Александра II с крестьянами»

Лит.: Долгоруков Петр Владимирович // Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия. 1969—1978.
Ш. М. Левин. Долгоруков Петр Владимирович. Ленинград. Советская историческая энциклопедия. В 16 томах. — М.: Советская энциклопедия. 1973—1982. Том 5. ДВИНСК — ИНДОНЕЗИЯ. 1964.
А. И. Герцен. Собрание сочинений. Том 19. Изд-во Академии наук СССР, 1960. Стр. 220.
Н. Я. Эйдельман. Грань веков: Секретная династия. Вагриус, 2008. Стр. 725—735.

  • Вебинары апреля
    Posted by Ирина Дедюхова on 26.03.2019 at 10:00 пп

    Всё подсохло. И почки уж есть. Зацветут скоро ландыши, кашки. Вот плывут облачка, как барашки. Громче, громче весенняя весть. Я встревожен назойливым писком: Подоткнувшись, ворчливая Фекла, Нависая над улицей с риском, Протирает оконные стекла. Тут известку счищают ножом… Тут стаканчики с ядом… Тут вата… Грудь апрельским восторгом объята. Ветер пылью крутит за окном. Окна настежь […]

  • Вебинары марта
    Posted by Ирина Дедюхова on 25.02.2019 at 2:58 дп

    Дух пряный марта был в лунном круге, Под талым снегом хрустел песок. Мой город истаял в мокрой вьюге, Рыдал, влюблённый, у чьих-то ног. Ты прижималась всё суеверней, И мне казалось — сквозь храп коня - Венгерский танец в небесной черни Звенит и плачет, дразня меня. А шалый ветер, носясь над далью,- Хотел он выжечь душу […]

  • Ирина Дедюхова «Безбрежные воды Стикса». Часть III
    Posted by Ирина Дедюхова on 21.02.2019 at 1:50 пп

    Это совсем еще не конец, нас, очевидно, ждет следующая книга о захватывающих приключениях представителей правоохранительных структур города Ижевска с терроризмом и экстремизмом… пока еще не совсем ясно, кого именно, хотя детали понемногу уточняются. Но экшн попёр! Это уже не подготовительная методическая работа, вводящая нас в тонкости бытия «Ижевска фантастического» (а с ним и нашего мистического […]

  • ЖЗЛ: Евгений Пригожин. Часть VIII
    Posted by Diana on 21.04.2019 at 1:25 дп

    Чтобы скрыть (приглушить?) общественный интерес к отравлению детей в детских садиках (а потом и в школах!) столицы пафосным комбинатом деткого питания нашего неприятного во всех отношениях героя, наши осмелевшие журналисты начали весь январь ставить Евгению Пригожину "прямые вопросы" по поводу незаконных бандформирований, называемых нынче "частными военными компаниями" типа ВЧК Вагнера. Хотя нашим славным журналистам стоило […]

  • У обочины. Часть IV
    Posted by Игорь Гнатюк on 20.04.2019 at 1:39 дп

    Надо отметить все же еще раз, а если понадобится, то еще и еще, что этот цикл возникает не на ровном месте, а после ряда совершенно диких, аморальных и откровенно экстремистских выходок гламурных дамочек во власти. Причем нельзя это не связывать с массированным наездом на все общество, с новым витком уничтожения прав граждан, с разрушением их […]

  • Падение сенатора
    Posted by Валерий Ким on 19.04.2019 at 1:25 дп

    Вот живет человечек, просто сыром в масле катается, веселый такой. И море ему по колено, и такое искреннее восприятие окружающих полными лохами… Будто все, кто тут жил до него, работали и поднимали страну, надеясь на то, что не придется паршивой пенсии от жлобов дожидаться, а все же удастся за свой труд стать нормальными зажиточными гражданами, […]